Полное каре

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава 2

 

Они прошли за крайний столик, уже заказанный Бибилаури для их встречи. Возникшего тут же официанта Дронго попросил принести зеленый чай. Бибилаури предпочел джин с тоником. После этого Дронго осторожно уточнил:

– Надеюсь, что господин Чеботарь остановился не в этом отеле?

– Нет, – улыбнулся Бибилаури, – вы мыслите почти одинаково. Он тоже спросил меня об этом. Для него заказан «Ле Меридиан». Он находится несколько в стороне от центра. Там ему будет спокойнее. Его могут узнать, ведь он принимал участие в прошлой игре. Однако основного игрока, который играл против него, в этот раз не будет, я уже узнавал. Видимо, будет кто-то другой.

– Давайте договоримся сразу – никаких секретов друг от друга. Мне нужно знать всех основных действующих лиц. И не только основных.

– Понимаю, – кивнул Бибилаури. – Что именно вас интересует?

– Фамилия игрока, которому вы проиграли полтора миллиона долларов. Ведь вы хотите отыграться именно у него?

– Да, – недовольно согласился Бибилаури. – Это Айдар Досынбеков, он из Казахстана. Может, вы слышали о нем. Был депутатом парламента, членом правительства, вице-премьером. Потом его сняли, возбудили уголовное дело, хотели арестовать, но он вовремя уехал. Каким-то образом он сумел очень быстро получить гражданство Италии. Говорят, что он вернул в казну пятьдесят миллионов долларов, после чего был амнистирован. Хотя у него были государственные награды. Формально и они могли стать основанием для амнистии. Уголовное дело закрыли, а он остался в Европе, имея состояние, которое оценивается в сто восемьдесят миллионов долларов. Или больше того.

– Солидный бизнесмен, – пошутил Дронго.

– Какой он бизнесмен, – разозлился Бибилаури, – грабил собственный народ, будучи чиновником, воровал государственную собственность. Бизнесмен – это человек который налаживает собственное дело. А те, кто получает деньги благодаря своей должности и государственному бюджету, – обычные государственные воры. Я, когда начинал свое дело, имел только пятьдесят тысяч рублей, полученных после продажи отцовского дома. Сегодня я стою примерно сорок миллионов евро. Но каждый миллион я зарабатывал очень тяжелым трудом. Очень.

– Не сомневаюсь. Давайте дальше. За столом будет Айдар Досынбеков – ваш первый оппонент. Кто играл с вами в тот раз, когда вы проиграли полтора миллиона?

– В прошлый раз с нами играл Ионас Кублинскис. Якобы бизнесмен из Литвы. Я потом наводил справки, никто такого крупного бизнесмена в Вильнюсе не знает, даже не слышали. Он тогда очень подыграл Айдару и фактически заставил меня пойти на необоснованный риск. Уверен, что все это было подстроено.

– В прошлом году он тоже был за столом?

– Да. И именно его в первую очередь подозревает Чеботарь. Но в этом году его точно не будет, мы уже все проверили.

– Тогда давайте по порядку. Кто там будет еще, кроме вас двоих?

– Еще шесть других игроков. Приехал Омар Халид, он глава государства на Ближнем Востоке. Их премьер-министр. Очень амбициозный и безумно богатый человек. Будет Константин Романишин. Вы, наверно, слышали о его отце – Георгии Романишине, одном из самых богатых людей нынешней России. Этакий новый тип продвинутого олигарха. Социально-ответственного, как сейчас говорят, – усмехнулся Бибилаури, – в общем, он очень близок к нынешним правителям России. А его сын – известный плейбой с английским гражданством. Проматывает миллионы отца. И это у него получается очень неплохо.

– Уже четверо. Кто остальные?

– Азербайджанец из Баку. Ниязи Кафаров. Кажется, он какой-то крупный государственный чиновник. Какой именно, он не сообщает, но прилетает в Монако на игру один раз в три-четыре месяца. Ровно на два дня. И сразу улетает. Судя по всему, человек очень богатый. Говорят, что пять лет назад он проиграл сразу четыре миллиона долларов. А на следующий год выиграл почти полмиллиона в рулетку.

– И уехал с деньгами?

– Кто может уехать с деньгами из Монако, – улыбнулся Бибилаури, – конечно, нет. Рассказывают, что он изменил себе и прилетел в Монако уже через неделю. Спустил выигранные полмиллиона и еще двести тысяч сверху. Но, возможно, это только слухи.

– Пятеро. Кто следующий?

– Генрих Херцберг, – газетный магнат из Канады. Я его давно знаю.

– Пока непонятно, кого мы можем подозревать. Один – премьер с Ближнего Востока, другой – сын известного российского олигарха, третий – крупный чиновник из Баку и четвертый – известный газетный магнат. Судя по вашим словам, среди них вряд ли окажется карточный шулер, который будет подыгрывать Айдару Досынбекову.

– Я тоже так считаю. Поэтому назвал первыми нас шестерых. Всех тех, кого я сейчас назвал, знают и в Монако. Они здесь частые гости, и их биографии не вызывают сомнений. Остаются еще двое новых игроков. Вот один из них наверняка будет заменять Ионаса Кублинскиса, чтобы помочь Айдару снова победить.

– Моисей Шульман из Израиля и Тарас Маланчук с Украины. Оба впервые примут участие в нашей игре. У обоих рекомендации кого-то из членов нашего клуба, но кто именно их рекомендует – остается тайной. Я никогда не слышал о Шульмане. Самое удивительное, что я никогда не слышал и о Тарасе Маланчуке, который считается солидным украинским бизнесменом. А я знаю там всех крупных предпринимателей. Значит, ваша задача упрощается: нужно следить за этими двумя и попытаться определить, кто именно из них может быть «помощником» Айдара.

– Остальных вы исключаете как возможных подозреваемых?

– Почти на девяносто девять процентов. Они слишком известные и обеспеченные люди, чтобы быть еще и карточными шулерами. Только эти двое, я почти убежден.

– Когда начнется игра?

– Сегодня в девять вечера. Сначала будет торжественный прием, который начнется в семь вечера в ресторана отеля «Де Пари». Все игроки, заявленные на «Большую игру», проживают в этом отеле.

– На ужине будут только игроки или вы можете пригласить кого угодно?

– Конечно, кого угодно. По правилам, любой игрок может прийти с двумя помощниками или друзьями. Я приду с вами и Чеботарем, который ждет моего звонка в своем отеле. Вам нужно постараться определиться с возможным подыгрывающим в течении двух часов.

– А если не получится?

– Игра продолжается три дня, пока в воскресенье вечером не будет определен окончательный победитель. Если у вас ничего не получится в первый день, то я сегодня не буду рисковать, а подожду до завтра. Тогда у вас будет в запасе еще один день. Я смогу продержаться до воскресенья, но это окончательный срок.

– Мне не совсем понятны общие правила игры. Ведь в казино Монте-Карло существует очень строгий отбор игроков. Там проверяют паспорта, сверяются по компьютерной базе данных всех известных казино, и обычный шулер просто не имеет шансов попасть в помещение, где проводится «Большая игра», – сказал Дронго.

– Все верно. Но не совсем так, как вы говорите. Любой паспорт можно подделать, можно изменить свою внешность, получить документы другой страны. И потом – там будет не обычный карточный шулер, который достает из рукава колоду тузов. Там будет профессиональный «счетчик», который может легко просчитать все карты, определив, у кого и какая карта. Затем он подает своему человеку условный сигнал, о котором мы ничего не знаем, и просто выходит из игры. Трудно уличить в чем-либо человека, который сдает карты и выходит из игры, проигрывая большую сумму денег. Но, выходя из игры, он раскладывает своему основному напарнику карты всех сидящих за столом игроков. Тому остается только поднимать ставки и либо блефовать, либо выигрывать. Вот почему мне так нужна ваша помощь, господин Дронго. Я дам вам пригласительный билет на сегодняшний ужин. Насколько я слышал, вы один из самых известных аналитиков в мире и, возможно, сумеете вычислить этого подставного «счетчика».

– Вы решили подстраховаться и позвать нас вместе с Чеботарем?

– Да. Я ведь металлург по образованию. Знаете, у нас на производстве есть такой термин «структурное упрочнение». Это когда резко повышается качество термически обработанного сплава. В результате он становится гораздо прочнее, чем обычные сплавы. Вот и я решил таким необычным способом усилить свои позиции, пригласив двух лучших экспертов в мире. Один из них – профессиональный игрок, «счетчик», а второй – самый известный в мире эксперт по вопросам преступности. И значит, мошенника вычислить вам будет гораздо легче, чем всем остальным.

Дронго согласно кивнул головой. Бибилаури не просто пригласил двух экспертов. Он решил сделать все, чтобы взять своеобразный реванш.

– Давайте еще раз пройдемся по игрокам, – предложил Дронго. – Кого из первой шестерки названных вами лиц вы встречали раньше? Вы первый игрок. О себе можете пока ничего не говорить. Айдар Досынбеков – ваш основной противник. С ним тоже все понятно. Остальные четверо. Кого вы раньше точно видели?

– Всех четверых. Это настоящие игроки. И они очень известные люди.

– Тогда Шульман или Маланчук?

– Их я не знаю. И никогда не видел.

– Понятно. Насколько я понимаю, Чеботарь должен знать многих известных шулеров, или «счетчиков», в лицо.

– Почти всех. Если даже один из них спрячется под чужой фамилией, Чеботарь его все равно узнает.

– Хорошо. Тогда встретимся вечером в ресторане. Старайтесь не подходить ко мне, пока я сам не подойду к вам. Надеюсь, что все игроки владеют английским языком.

– Кроме Херцберга и Омара Халида, все остальные еще владеют и русским. Они представляют республики бывшего Союза – казах, получивший итальянское гражданство, русский, ставший гражданином Великобритании, азербайджанец из Баку и ваш покорный слуга. Хотя я и получил право на жительство в Германии, мой основный язык, конечно, русский, а уже потом – немецкий, английский, даже украинский.

– Отец не жил с вами? – понял Дронго.

– С чего вы взяли?

– Вы не назвали грузинский язык первым. Для грузина это почти невозможно. Значит, отец с вами не жил.

– Верно. Они разошлись, когда мне было шесть лет, он оставил меня с братом, уехав куда-то в Сибирь. Мать была гордой женщиной и даже отказалась от алиментов. Тогда, в конце пятидесятых, она работала директором техникума. Спустя двадцать лет мы увиделись с отцом. Это был абсолютно чужой для меня человек. А вы – молодец, обращаете внимание на такие мелочи.

– Это моя работа. Ничего не удалось узнать о Шульмане и Маланчуке?

– Ничего. Их кто-то, безусловно, рекомендовал, иначе они бы не попали к нам на «Большую игру».

– Судя по всему, отбор игроков на такие игры бывает весьма строгим?

– Очень строгим. Это самая большая тайна любого казино. Ну, если не считать подставных лиц, которые наполняют зал, магнитные установки под рулетками, которые позволяют шарику попасть в нужную лузу, соответствующие программы игровых аппаратов, не позволяющие игрокам выигрывать слишком большие суммы. Все полностью под контролем в любом игровом зале. Казино – против игрока, и всегда выигрывает казино. Везде, кроме случаев, когда игроки играют друг против друга. Здесь казино не имеет никакой выгоды, кроме своего процента. Но «Большая игра» – это не только престиж заведения, это еще и возможность приглашать к себе самых известных в мире людей. В такую игру играют президенты многих государств, премьеры, члены правительств, сенаторы, депутаты, олигархи, магнаты, известные деятели культуры и шоу-бизнеса, актеры и режисеры из Голливуда, продюсеры, поп-исполнители. Эта игра для избранных, где часто не спрашивают даже имен игроков, хотя все знают, кто именно сидит перед вами. Это игра для избранных, игра без дураков. Поэтому бывает обидно, когда кто-то пытается обмануть тебя даже в такой игре. Вы можете мне не поверить, но однажды в Лас-Вегасе я играл против президентов двух государств, одной очень известной актрисы, одной супруги премьера и самого известного режисера Голливуда. Все вежливо улыбались, делая вид, что не узнают друг друга.

– И кто победил? – спросил Дронго.

– Один из президентов. Он очень умело блефовал. Имея две пары, заставил уйти в пас даже супругу премьера, у которой были три девятки. Так иногда бывает. Потом я узнал, что у себя на родине он был известен как один из самых жестоких правителей в истории своей страны.

– Вы сказали о нем в прошедшем времени. Что-нибудь случилось?

– Его убили во время военного переворота. Говорят, что он пытался держаться до последнего, расчитывая на свою гвардию, которую вызвал в город. Но гвардия отказалась выполнять его приказы, и восставшие солдаты просто выбросили его из президентского дворца. Кстати, у него потом нашли недвижимость по всему миру на общую сумму больше четверти миллиарда. Он неплохо грабил собственный народ.

– Судя по всему, в вашей «Большой игре» попадаются не только карточные мошенники, но и птицы рангом куда ниже.

– Наверняка. Иначе откуда у них столько денег? По большому счету, это не мое дело, но я думаю, что только Омар Халид, Генрих Херцберг и я могли бы отчитаться перед налоговыми службами. Омар Халид принадлежит в богатейшему роду, который в его стране владеет почти всеми отелями. Херцберг создавал свою империю почти тридцать лет. Остальным будет трудно объяснить источник своих денег. Бывший казахский вице-премьер, азербайджанский крупный чиновник, сын российского олигарха – компания вполне пестрая. Но во время «Большой игры» никого не интересует источник получения ваших доходов. Главное, чтобы у вас были деньги и рекомендации двух членов клуба. Тогда вы получаете доступ к этой игре и можете принять в ней участие, рискуя своими миллионами.

– У вас будет какой-то лимит на игру?

– Пять миллионов евро, – сообщил Бибилаури. И, немного помолчав, добавил: – С каждого.

– Сорок миллионов евро на восемь человек. Максимальная сумма. Я не ослышался?

– Нет. В конечном итоге на кону может оказаться именно такая сумма. Победитель получает все. Ставки растут каждый год. Необязательно вступать сразу и всеми деньгами. Мы начинаем обычно с пяти или десяти тысяч. Затем ставки стремительно растут.

– Сорок миллионов, – угрюмо повторил Дронго, – а в мире каждую секунду умирают несколько человек от голода.

– Это как раз не ко мне. Я свои деньги заработал тяжелым трудом, – напомнил Бибилаури, – я ведь бизнесмен, а не бывший чиновник.

– Лучше расскажите об этом остальным, – посоветовал Дронго, – уверен, что они только посмеются над вашими словами. Когда у человека появляется неправедный миллион, он уже не помнит о своей душе. Она бывает погребена под этими деньгами. В наше время почти нельзя стать успешным, не будучи порочным.

– Интересная мысль, – поморщился Бибилаури, – хотя, наверно, с вами можно поспорить.

– И вы будете убеждены, что отстаиваете истину?

– Я не рискнул бы настаивать на этом, – чуть подумав, ответил Бибилаури. – Наверно, и мне пришлось ловчить, иногда обманывать, иногда притворяться, иногда сознательно лгать, иногда просто прибегать к различным уловкам, чтобы получить большую прибыль, заработать больше денег. Все, что связано с деньгами, почти всегда имеет оборотную сторону. К большому сожалению. Это как крупные бриллианты, на которых всегда много крови.

– А вы философ, господин Бибилаури.

– Нет. Я реалист. Пытаюсь играть по правилам этого мира. Поэтому и принимаю участие в «Большой игре». Здесь у каждого должны быть равные шансы. И мне бывает не просто неприятно, когда меня обманывают. Считайте, что я бываю в бешенстве, ведь вся прелесть «Большой игры» в том, что здесь вас не должны обманывать.

– У меня к вам последний вопрос. Вы убеждены, что два года назад именно подставной игрок помог выиграть Айдару Досынбекову?

– Абсолютно. Именно поэтому я не приехал сюда в прошлом году, а прислал вместо себя Петра Чеботаря. Он тоже не особенно усердно играл, ведь его манера игры могла его выдать. Он обычно уходил в пас и следил за игроками. И опять выиграл Айдар, которому подыграл Ионас Кублинскис, как и годом раньше. Чеботарь вернулся и все рассказал мне. Целый год я обдумывал план мести. И вот теперь я готов к игре. Но сначала я уберу из нашей игры возможного помощника Айдара. И сделать это поможете мне вы, господин Дронго, и наш профессионал – господин Чеботарь.

Дронго подумал, что за сорок миллионов евро Айдар Досынбеков не отдаст просто так своего «счетчика». Слишком большая сумма будет стоять на кону. Он еще даже не предполагал, к каким кровавым событиям приведет эта «Большая игра», которая должна была начаться в Монте-Карло сегодня в девять часов вечера.