Полное каре

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава 18

 

Дронго стоял спиной к улице, даже не оборачиваясь, чтобы посмотреть, кто именно стрелял и что происходит за его спиной. Ошеломленный швейцар смотрел на этого невероятного человека, не веря своим глазам. Он видел, как на улице появился неизвестный, который выхватил пистолет. Видел, как этот неизвестный прицелился в Дронго, и хотел закричать, чтобы предупредить гостя, заставить его обернуться или хотя бы упасть, но от ужаса у него сдавило горло, и он мог только прохрипеть что-то нечленораздельное. Однако Дронго не дрогнул, когда за его спиной прозвучал первый выстрел. И даже не обернулся, когда через секунду-другую прозвучали еще два выстрела.

Он просто стоял, подставив свою спину неизвестному убийце, и не двигался, словно окаменев. Когда вокруг начали раздаваться крики и отовсюду выбежали переодетые сотрудники полиции, он наконец повернулся. Метрах в пятнадцати от него на асфальте лежал какой-то молодой человек, сжимая в руках пистолет. Ему было лет тридцать, не больше. Рядом стоял другой мужчина, гораздо старше. Ему было лет пятьдесят. В руках у него был дымящийся пистолет. Дронго сделал несколько шагов по направлению к этому человеку. Тот поднял голову. Это был Эдгар Вейдеманис.

Именно ему вчера перезвонил Дронго, попросив срочно приехать. Именно для Эдгара он оставил свой ключ в конверте, и для него положил на стол пистолет с кобурой. Он знал, что может положиться на своего друга. Понимая, что время не терпит, он сознательно пошел на провокацию, подставляя себя под пули убийцы. Именно поэтому он обошел игроков, рассказывая каждому из них о вчерашней находке. Среди игроков должен быть сообщник убийцы, стрелявший в Чеботаря, в этом он был убежден. Убийца ждал его перед входом в отель. Откуда было знать этому незадачливому молодому человеку, что прилетевший сегодня утром Эдгар Вейдеманис следовал за Дронго по пятам, прикрывая его со спины. Оставалось только ждать появления убийцы. Как только тот оказался за спиной Дронго и поднял свой пистолет, намереваясь выстрелить, он сразу получил пулю в руку, первым в него выстрелил Эдгар Вейдеманис. Но убийца тоже был профессионалом. Ему было тридцать два года, он успел послужить в Иностранном легионе, и он умел стрелять с обеих рук. Перехватив пистолет в левую руку, он снова попытался выстрелить. И тогда Эдгар сделал еще два выстрела, попав убийце прямо в грудь. Ударная сила была столь велика, что убийца отлетел на несколько метров, но не выпустил из рук свой пистолет. Когда подбежали сотрудники полиции, он был уже мертв.

– Зачем ты стрелял в него три раза? – недовольно спросил Дронго. – Я же тебе объяснил, что его нужно было взять живым. Обязательно живым.

– Тогда он застрелил бы тебя, – убежденно сказал Вейдеманис, – посмотри. Я прострелил ему правую руку, но он не выпустил оружия, а переложил его в левую. И снова попытался выстрелить. У меня просто не было другого выхода. Поэтому я выстрелил еще два раза. Ты предпочел бы быть сейчас на его месте?

– Извини, – тихо произнес Дронго, —я глупо сорвался. Нужно было все сразу понять. Извини меня, мой друг.

– Я представляю, как ты себя чувствовал, – великодушно заметил Эдгар, – целый день ходить в качестве живой куропатки для охотника. Для этого нужно иметь твои нервы.

К ним подбежал один из сотрудников полиции.

– Сдайте оружие, – потребовал он, обращаясь к Вейдеманису. Тот охотно отдал пистолет и кобуру. Полицейский надел на него наручники.

– Я тоже был с ним, – сообщил Дронго.

Офицер достал вторую пару наручников. Вокруг уже начинали собираться люди. Подъехала машина, из которой буквально выпрыгнули Клодт и Шиброль.

– Вы сошли с ума? – возмущенно спросил Клодт. – Устроили стрельбу в центре нашего княжества. Перепутали нас с Москвой или Техасом? Что вы себе позволяете, разве я для этого дал вам оружие? Кто этот человек? – спросил он, показывая на Эдгара.

– Мой друг, – пояснил Дронго, – и мой напарник, который только что спас мне жизнь. Уже в который раз, господин комиссар. Позвольте вам представить – бывший полковник советского КГБ и мой нынешний напарник Эдгар Вейдеманис.

– Только не говорите никому, что он раньше работал в КГБ, – попросил Клодт. – Снимите с них наручники, – приказал он своему офицеру. Тот сразу выполнил его приказ.

– Теперь поедем в полицейское управление, и вы мне все расскажете, – предложил Клодт, – только сначала поясните, кто это такой. Почему он хотел вас убить и почему ваш напарник его застрелил?

– Этот человек – убийца Петра Чеботаря, – уверенно заявил Дронго, – вы можете идентифицировать пистолет. Он стрелял в Чеботаря из него. Я убежден в этом. Экспертиза подтвердит...

– Это мы еще проверим, – мрачно пообещал комиссар.

– Пистолет, – показал следователь Шиброль, – вы видите, что у него за пистолет? Это «макурин» ППК, то самое оружие, из которого убили Чеботаря в отеле «Ле Меридиан».

– Срочно вызывайте группу экспертов, – приказал Клодт, – пусть проверят оружие и этого типа. Сразу дактилоскопируйте его, может, мы знаем, кто он и откуда. Поехали со мной. А где наше оружие?

– Его отобрали ваши офицеры, – пояснил Дронго, – именно из вашего оружия господин Вейдеманис и застрелил моего потенциального убийцу.

– Расскажете все в полиции, – решил Клодт. – Нам лучше уехать отсюда. Посмотрите, сколько людей уже собралось.

Через пятнадцать минут они были в кабинете комиссара. Тот уселся в свое кресло, Шиброль устроился рядом. Дронго устало сел на стул, чувствуя, как от напряжения гудят ноги. Вейдеманис устроился рядом.

– Вчера вы мне сами сказали, что у нас только сутки, – начал Дронго, – и я понимал, что мы можем упустить убийцу, который застрелил Чеботаря, и тем более упустить другого убийцу, который пытался отравить меня. Поэтому я решил устроить своебразную провокацию. Я думал над этим почти всю ночь, а рано утром позвонил моему напарнику в Москву, чтобы он срочно прилетел в Монако, благо сейчас есть рейсы из Москвы в Ниццу. Потом я начал действовать. Я обошел почти всех игроков, рассказывая им о том, что вчера была найдена стеклянная емкость, в которой хранили яд. Чтобы убедить моих собеседников, я даже придумал, что на ней остались отпечатки пальцев возможного убийцы, что служит прямым доказательством его вины. Но чтобы не срывать игру, я не скажу об этом никому, пока не закончится их игра, ведь я успел увидеть того, кто прятал в карман покойного. Вот и все. Я был уверен, что один из них начнет срочно принимать меры. Конечно, он во второй раз не попытается меня отравить, но наверняка вызовет своего убийцу, который застрелил Чеботаря. Так примерно и вышло. Убийца поджидал меня у отеля, чтобы выстрелить в спину. Так, наверно, он действовал и с Чеботарем, но тот успел повернуться и встретил свою смерть, глядя убийце в глаза. У меня было гораздо проще. Убийца не мог даже предположить, что это он был моей мишенью, а не я его. Убийца выхватил оружие, собираясь в меня выстрелить, когда Эдгар нейтрализовал ему правую руку. Если бы убийца успокоился, то мы смогли бы взять его живым и допросить. Но он упрямо хотел довести свое задание до конца. Он перехватил пистолет левой рукой и снова попытался выстрелить. Поняв, что его уже невозможно остановить, Эдгар дважды выстрелил ему в грудь и убил наповал.

– Это было непродуманное решение, – выдохнул Клодт, – теперь мы никогда не узнаем, кто именно его нанял и почему они хотели убрать вас и Чеботаря.

– Наоборот, – торжествующе возразил Дронго, – теперь-то как раз все и узнаем.

– Каким образом? Он же погиб, – нахмурился Клодт. – Опять какие-то ваши фокусы?

– Никаких фокусов. Нужно только проверить его мобильный телефон, все входящие и исходящие звонки. Уверен, что один из игроков не выдержал и сразу позвонил ему после моего ухода, приказав убить меня как можно быстрее. Я сознательно спровоцировал убийцу, и он попался на мою уловку. Вернее, попался даже не он, а его непосредственный шеф, который и находится среди игроков.

– Кому вы рассказали об этом пузырьке? – нетерпеливо спросил Клодт.

– Нескольким игрокам. До Омара Халида добраться я не смог. Тарджуманян уехал в Антиб, и с ним я тоже не смог переговорить. Кафарова я тоже исключаю, его не было вчера в игровой комнате, когда мне подложили яд. Остаются пятеро – Айдар Досынбеков, Константин Романишин, Тарас Маланчук, Генрих Херцберг и Тенгиз Бибилаури. Но Бибилаури я исключаю по собственной инциативе. Тогда остаются четверо, один из которых и позвонил нашему убийце. Надо проверить его телефон и номера их телефонов. Тогда все станет ясно.

– Телефоны мы сейчас проверим, – согласился Клодт, – но стрельба в центре Монако, это уже просто не лезет ни в какие ворота, даже если вы защищали свою жизнь. Зачем нужно было так нерасчетливо рисковать? Вы могли предупредить полицию, и мы бы сами взяли этого убийцу живым и невредимым.

– Это было невозможно, – глухо возразил Дронго, – судя по тому что он умеет стрелять с двух рук, он явно профессионал. А я не хотел доверять свою охрану вашим офицерам. Извините меня, комиссар Клодт, но свою жизнь я мог доверить только своему напарнику, в которого верю, как в себя. Именно поэтому я оставил ему ключ от номера, а в своем номере оружие, которое вы мне дали. Сети были расставлены, оставалось ждать, когда в них попадется наша жертва. Единственное, что меня огорчает, что не удалось взять его живым. Но, очевидно, это было невозможно, иначе Эдгар не стал бы стрелять ему в грудь.

– Можете проверить по своей картотеке, – предложил Вейдеманис, – но я уверен, что этот парень профессионал. Стрелять с двух рук обычно учат в спецподразделениях, например в Иностранном легионе. Можете сделать запрос.

– Мы все проверим, – уверил их Клодт. – Значит, можно считать, что первого убийцу мы нашли.

– Только исполнителя, – возразил Дронго, – мы пока не знаем, кто именно заказал этому исполнителю Петра Чеботаря и почему заказчик решил отравить меня, рискуя быть обнаруженным. Давайте проверять его мобильный...

– На это уйдет некоторое время, – сообщил Шиброль, – мы же не можем просто звонить и спрашивать, чьи это номера. Нужно проверить все номера, которые будут в его записной книжке.

– Нет, – возразил Дронго, – для начала проверьте все номера, с которых ему звонили в последние два часа. Один из этих номеров обязательно должен совпасть с номером телефона кого-то из игроков. Есть только четверо подозреваемых, одного из них мы и должны вычислить.

Шиброль быстро вышел из комнаты. Клодт взглянул на Дронго, перевел взгляд на Вейдеманиса и неожиданно широко улыбнулся.

– Вы самые невероятные люди, с которыми я когда либо встречался в своей жизни, – признался комиссар.

– Встречался... – задумчиво повторил Дронго, – встречался... вы впервые встречаете таких людей. Вы встречаете... Он его встретил... Господин комиссар, у вас есть фотография Паскаля Жордана, с которым встретился за несколько секунд до своей смерти Петр Чеботарь?

– Конечно, есть. Я прикажу сейчас принести, – удивленно сказал комиссар.

Через минуту фотографию принесли. Это был мужчина со смешными пышными усами. Дронго долго смотрел на фотографию.

– Вызовите ваших специалистов, – попросил он, – пусть сделают фоторобот. Кто из восьмерых игроков мог обладать такими усами? Пусть даже давно, год, два, десять лет назад. Приставьте эти усы, и пусть ваши специалисты вспомнят, у кого были такие усы.

– Сегодня воскресенье, – напомнил Клодт. – Хорошо, я позвоню нашим коллегам в Ниццу. И даже в Марсель, если понадобится.

– Это очень важно. Ведь сегодня вечером финальная игра, – напомнил Дронго.

Клодт вышел из кабинета. Они остались вдвоем с Вейдеманисом.

– Между прочим, я умираю с голода, – заявил Эдгар, – целый день ничего не ел и не пил. Как только ты пошел к отелю «Де Пари», я последовал за тобой. Нужно было внимательно следить за всеми, кто оказывался у тебя за спиной. Ты же предупредил меня, чтобы я был готов к любым неожиданностям. Поэтому я ничего не ел и не пил, все время охраняя твою спину. И сразу увидел этого мерзавца, он явно выслеживал тебя. А потом он выхватил пистолет. Интересно, что он готов был выстрелить в спину. Подлец, который даже не имеет понятия об офицерской чести.

– Что ты хочешь от него? Наемный убийца. Жаль только, что ему удалось застрелить Чеботаря, тот был очень интересный и колоритный человек.

– Теперь он больше никого не убьет, – ответил Эдгар, – я думаю, что поступил правильно, пристрелив его как собаку. Из тюрьмы еще можно сбежать, а с того света никто не возвращался. Во всяком случае, лично я не помню.

Вернулся Клодт. Настроение у него было явно мрачное.

– Пока ничего не получается, – сообщил он, – мы проверили мобильные телефоны всех тех, кого ты назвал. Романишин, Досынбеков, Маланчук и Херцберг. Даже Бибилаури проверили. У каждого по два или три телефона, нужно узнавать их номера, но коды не совпадают, это уже ясно. Ему звонил кто-то из местных, в этом нет сомнений.

– Значит, мы где-то ошиблись, – нахмурился Дронго, – но в любом случае именно этот человек застрелил Петра Чеботаря и пытался сегодня убить меня. Здесь мы точно не ошиблись.

– Да, – согласился комиссар, – он стрелял в Чеботаря из этого пистолета. Самое интересное, что и в вас он пытался стрелять из пистолета с глушителем. Никто ничего даже бы не понял. А он бы легко успел скрыться...

– Нет, – убежденно возразил Дронго, – он бы все равно не скрылся. Я бросил бы все свои дела, чтобы найти его. И отыскал бы этого убийцу, даже на другом конце света. Он бы от меня все равно не ушел.