Поиски боевого мага (СИ)

Бадей Сергей

Сергей Бадей

Лукоморье. Поиски боевого мага

 

 

Глава 1

Солнце багровым шаром висело над горизонтом, окрашивая окрестности всеми оттенками красного, розового и малинового цвета. Наверно, был вечер, а может быть, и утро, кто его знает. Меня сейчас это не интересовало. Меня занимал другой вопрос: а туда ли мы попали?

Я осмотрелся по сторонам. Мы с моим спутником стояли на скалистом выступе, круто обрывающемся вниз. Далеко внизу сплошным ковром расстилался лес, а по бокам и сзади нас в небо упирались скалы. Я не альпинист, поэтому не могу судить об их проходимости, но на вид они казались совершенно неприступными.

— Где мы? — озвучил я свой вопрос.

Мой спутник подошел поближе. Его янтарные глаза светились насмешкой. Та же насмешка играла и на губах.

— Тебе лучше знать, — с улыбкой сказал он. — Ведь ты же давал координаты. Может быть, ты ошибся?

— Ничего себе — ошибся, — с обидой сказал я. — Да меня столько раз заставляли их повторять, что я даже, разбуди меня кто ночью (если, конечно, найдется такой самоубийца), сразу же их скажу на память.

— Одно обнадеживает — что здесь есть пригодные для жизни условия, — отозвался мой спутник. — Это уже немаловажно! И почему ты решил, что мы сразу же окажемся на месте? Тебе что, это обещали?

А ведь он прав! Я почесал затылок. Действительно, не обещали мне этого. И что делать дальше? Где искать этих драконов?

Мой спутник прикрыл глаза, и, казалось, совсем выпал из реальности. Ну вот! Этого мне не хватало! И что теперь с этой статуей делать? По некоторому опыту я знал, что он может пребывать в таком состоянии часами.

Впрочем, надо сказать, что он не только мой спутник, но и наставник, а также преподаватель — тан Тюрон. Сюда мы прибыли в поисках драконов. А вот где их дальше искать — это уже вопрос. Я нетерпеливо смотрел на тана Тюрона. Ну что за привычка — вместо ответа впадать в нирвану?

К счастью, на этот раз нирвана длилась недолго. Наставник открыл глаза и недоуменно взглянул на меня.

— Колин, иногда ты меня удивляешь, — расстроенно сказал он. — И чему тебя учит Алим? Ты разве не понимаешь, что можно почувствовать в состоянии транса, есть тут кто-то или нет?

Так вот оно что! А ведь тан Тюрон прав! Я как-то сразу и не сообразил. Виновато кивнув, я расслабился и начал погружаться в транс. Сразу нахлынуло множество ощущений, которые словами-то и не описать. Но вот одно из них меня заинтересовало сразу. Какое-то теплое и щемяще родное. Оно охватывало меня целиком, принося успокоение и уверенность, что ничего плохого не может здесь произойти. Я, распахнув глаза, посмотрел на тана Тюрона.

— Э-э-э? — озвучил я родившийся вопрос.

— Угу! — дал исчерпывающий ответ наставник.

Я с новым интересом осмотрел окружающее пространство.

— И где?

Тюрон пожал плечами:

— Это-то нам и предстоит выяснить. Ты не находишь?

Я не стал объяснять, что я нахожу. Да, впрочем, этого и не понадобилось. Тан Тюрон вдруг весь подобрался и впился глазами в какое-то место над моей головой. Я резко обернулся, уже понимая, что сейчас увижу.

Предчувствие меня не обмануло.

Откуда это? Что-то помнится, но что — хоть убей, не могу вспомнить. Впрочем, это не важно.

Из-за ярко-малинового, окрашенного местным солнцем ледника величественно выплыл силуэт великолепного дракона. За ним еще и еще! Замерев, я наблюдал это впечатляющее зрелище.

Изумительно красивые разноцветные легендарные существа плыли в потоках воздуха, почти не шевеля огромными крыльями. У меня даже дух захватило, настолько завораживающей была картина.

— Они! — выдохнул тан Тюрон, неосознанно двигаясь в направлении драконов. Его внезапно начало окутывать алое сияние. Я-то знал, что это такое!

Алая вспышка — и, пронзительно взревев, от поверхности отрывается алый дракон, устремляя свой полет к сородичам.

А я чего жду? Меня же это тоже напрямую касается!

— Эй! Подождите! Я же здесь. Я сейчас! — завопил я, торопливо преобразовываясь.

Я уже окутался желтым облаком, когда в мою голову ворвался голос:

— Мы рады видеть тебя! Конечно же, мы подождем, мы ведь столько ждали раньше, что несколько мгновений не играют никакой роли.

В этом голосе я сразу же признал Хораста, спасшего меня от демона. Ура! Вон он, во главе клина. Я оторвался от поверхности, когда в голове как будто прорвало плотину. Множество голосов зазвучало в ней. Я-то думал, что они летят молча!

— …Хризмон! Сынок! Лети ко мне! Я здесь…

— …А я тебе говорю, что этот вираж не может быть рискованным…

— …Смотри, серебряный — симпатичный мальчик. Интересно, как…

— …О! Первый дракон! Я полетела на прогулку, а дома Сатур некормленый. Он же меня саму съест…

— …Сейчас за отрогом поворачиваем домой!

Мама родная! Да это что такое? И это мудрые драконы? Я-то думал, что у них только мудрые мысли в голове! Об устройстве мира и вселенной. Как их спасать… И вся эта каша рвется мне в голову! Поди разберись в ней!

Постепенно все же голоса отодвинулись, слились в фон. Нет, конечно, если прислушиваться, то можно различить отдельные фразы, но они уже не лезли так навязчиво.

Я ускорил работу крыльями и нагнал серебряного Хораста.

— Привет, малыш! — услышал я в своей голове.

— Привет! Вы что специально вылетели нас встречать?

— Почему? — удивленно прозвучало в ответ. — Мы просто каждый вечер вылетаем на прогулку. А то, что по пути нам попались вы, так это просто совпадение.

— Вот так, толпой, каждый вечер и летаете? — удивленно спросил я.

— Ну да. — Мне показалось, что Хораст мысленно пожал плечами. — Так получилось. Сначала я летал один. Для разминки. Это было даже забавно. Я любил пугнуть этих глупых ящеров, которые стадами бродили по поверхности. Даже самые крупные и зубастые сломя голову бросались удирать при моем приближении. Потом ко мне присоединились друзья. А когда Хаос начал поднимать голову, то эти полеты стали еще и патрулированием. Постепенно набиралось все больше и больше желающих. Вот так это и стало традицией. Размять крылья, что может быть полезнее? Да, кстати: то, что творилось с тобой, я почувствовал во время такого полета.

— А куда мы сейчас летим? — поинтересовался я.

— Домой. Ты наслаждайся! Разве тебе часто приходилось вот так просто лететь и никуда не спешить?

Я вынужден был признать, что мне вообще не приходилось так летать. Да и самих полетов на моем счету было раз-два и обчелся. Я с удовольствием посмотрел по сторонам. А ведь действительно, так прекрасно парить в вышине и смотреть на окружающие виды! На отроги гор с белыми шапками вечных снегов, между которыми мы скользили. На узкие расщелины скал и удивительно зеленые долины внизу. На бурные речки и водопады, на стада животных, бросающихся под прикрытие ветвей деревьев, при нашем приближении. Изумительно!

А что это вон там? Прямо посреди огромной горы виднелась громадная пещера с выступом перед ней, и из нее прямо в глаза острыми лучами отраженного света било заходящее солнце.

Да там же здания! А лучи отражаются от множества камней вделанных в крыши. У меня в голове зазвучал довольный смех Хораста.

— Что, не ожидал такого?

— Ты что, мысли читаешь? — испуганно спросил я.

— Нет, но эмоции твои я чувствую. А сейчас изумление прямо так и изливается от тебя, — довольно пояснил Хораст. — Идем на посадку!

Для посадки была предназначена довольно большая площадь, расположенная на выступе и окруженная с трех сторон домами. Я заметил еще две площадки, гораздо более скромных размеров, на которых сидели драконы, внимательно вглядывающиеся в окружающие дали.

А среди домов я с изумлением рассмотрел фигурки… людей! Они спокойно ходили по улочкам, занимались своими делами, не обращая внимания на наш прилет.

— Люди? — выдохнул я, опускаясь на поверхность.

— Где? — Хораст завертел головой на длинной шее, осматриваясь по сторонам.

— Да вон же! — я мотнул головой в сторону фигурок.

— А с чего ты взял, что это люди? — спросил Хораст.

Он на мгновение окутался ярко-желтым сиянием и преобразовался. Пришлось и мне сменить облик.

— Все-таки в этой ипостаси здесь находиться более удобно, — доверительно сообщил мне Хораст. — Только ты об этом на стороне не говори. Пусть считают, что мы постоянно пребываем в драконьем обличии, а вторую ипостась используем только в исключительных случаях.

Я оглянулся и увидел, что опустившиеся вслед за нами драконы один за другим окутывались разноцветным сиянием и выходили из его уже в человеческом виде.

Ко мне приблизился тан Тюрон в сопровождении миловидной женщины лет… Да откуда же мне знать, сколько ей лет? На вид, по людским меркам, лет двадцать пять — двадцать семь.

— Колин, познакомься! Это моя мать — Рассия Тюрон тор Пертана…

— И на этом остановимся! — поднял руку Хораст. — Просто, дарра Рассия. Дарра — это уважительное обращение к женщинам нашего рода. Так же, как драк — уважительное обращение к мужчинам.

Представляю себе обращение к ним во множественном числе! Уважаемые дарры и драки!

— Очень приятно! — вежливо поклонился я. — А меня зовут Колин.

— Драк Колин, — тихо поправила меня Рассия.

— Ну что вы! Я же еще ничего не значу! — вырвалось у меня.

— С твоим приходом у нас появилась надежда. В боях с Хаосом мы теряем своих. А возрождения нет. Пока нет.

— Не будем о грустном! — поднял руку Хораст. — Сегодня у нас праздник! Я собираюсь объявить о радостном событии нашему народу.

Сыто отдуваясь, я с превеликим трудом выполз из-за стола. Трапеза, последовавшая за торжественным представлением, превысила даже самые смелые мои ожидания. Да! Умеют кушать мои сородичи! И готовить они умеют! Такого разнообразия наивкуснейших блюд я, пожалуй, еще никогда и нигде не встречал. И все хотелось попробовать! Понятно неодобрение всегда умеренных в еде вегетарианцев-эльфов. Тут были мясные и рыбные салаты, жаркое и многое-многое другое. Достойное завершение торжественной церемонии представления.

Ах да! Церемония. Не могу сказать, что она пришлась мне по вкусу. Я вообще противник всяких там официальных мероприятий. Особенно, если эти мероприятия напрямую касаются меня. А тут — касались. И именно меня. Так что деваться было некуда.

Перед этим меня облачили… Хотя какой там облачили! Ладно, расскажу, но это только между нами! Чур, не смеяться!

В каком-то сарае, носящем гордое название "церемониальное помещение", меня снова заставили принять облик дракона. Впрочем, "сарай" — это я погорячился. Нет тут сараев. И вот в драконьем-то облике меня и начали облачать! На все части моего тела приладили какие-то пластины, пластинки и щитки. Да не простые, а изукрашенные драгоценными камнями. Я шипел и плевался. Но на мое шипение не обращали внимания, а от плевков очень ловко уворачивались — ведь они были обжигающими в прямом смысле, поскольку плевался я огнем. Короче, разукрасили меня, как новогоднюю елку. И в таком виде поволокли в зал торжественных церемоний, который примыкал к церемониальному помещению, как кулисы к сцене.

Народу набилось! И все в нормальном виде (ну, по-моему, в нормальном), а я один в таком экзотическом. Все на меня пялятся, а Хораст толкает пламенную речь:

— Народ драконов! Возрадуйтесь! Сегодня у нас великий день! К нам пришел новый серебряный дракон. Не за горами тот день, когда мы снова начнем увеличивать….

Да ну его! Я даже не буду повторять то, что было сказано! Если бы я был в человеческом виде, то не раз и не два, покраснел бы и побледнел. И еще, я бы обливался потом. Может, я и обливался, но этого не было видно.

— …А теперь драк Колин скажет несколько слов.

Хораст отступил в сторону и выжидательно взглянул на меня.

— Спасибо папе и маме, что родили меня, вот такого! — с чувством рявкнул я.

 

Глава 2

Весь следующий день ушел у меня и тана Тюрона на ознакомление с городом. Да-да! Именно с городом. Он абсолютно не походил на все города, которые мне доводилось видеть, но это был город. Аккуратные здания, в основном, двухэтажные. Возле каждого — лужайка. Крыши домов сплошь изукрашены замысловатыми узорами, в которые вкраплены драгоценные камни! Под лучами солнца город искрился и переливался разноцветными лучами, создающими необыкновенное сияние вокруг. Вход в каждый дом был через второй этаж, куда вел пандус. Именно на втором этаже находились гостиные и общие комнаты. На первом располагались исключительно спальные помещения. В одном из них я и ночевал.

Когда меня ввели в эту комнату, я остановился в ошеломлении. Почти всю ее занимала огромная кровать на толстенных ножках. Вид этого гигантского ложа был настолько поразителен, что у меня невольно вырвался то ли писк, то ли хрип.

— Что-то не так? — озаботился Хораст, хозяин дома.

Я только указал на огромное лежбище рукой.

— И что тебя смущает?

— А зачем такая величина? Или спать надо в ипостаси дракона? — спросил я.

— Ах, это! — выдохнул Хораст. — Нет. Спать ты можешь в том виде, к которому привык и в котором тебе удобно. Мы обычно спим в ипостаси человека. Но бывает, что нам снятся сны. Хорошо, если это светлые, добрые сны. Но случается, что нам снятся кошмары. В такие моменты мы рефлекторно оборачиваемся в другую ипостась. Согласись, что в ипостаси дракона мы менее уязвимы. И представь, что мы в этот момент спим на тех кроватях, к которым ты привык, будучи человеком. Что от них останется в этом случае? А тут такие неприятности исключены. В каком бы виде ты ни проснулся, все будет в порядке.

— А огнем, когда приснится кошмар, вы случайно не плюетесь? — с опаской спросил я.

— Пока такого не случалось, — суховато ответил Хораст. — Надеюсь, что с твоим прибытием традиция не нарушится! Я этим домом, знаешь ли, дорожу.

Вот по такому городу и среди таких домов мы шли следующим утром с таном Тюроном. Интересно, как теперь мне к нему обращаться? Да он старше меня. И к тому же преподаватель. Но по меркам драконов, разница в нашем возрасте ничтожна. И я, и он были для всех тут детьми, только-только вышедшими из младенческого возраста. Этот вопрос я и озвучил. Тюрон остановился в раздумье.

— Знаешь что, Колин, — наконец изрек он. — Давай сделаем так: в Школе я для тебя тан Тюрон, и это не подлежит обсуждению. В таких вот случаях, как сейчас, ко мне можно обращаться на "ты" и называть меня Хризмоном. Но только в таких случаях. Устроит тебя такое решение?

Конечно, устроит! Признаться, я даже и не рассчитывал на что-то иное. Просто у окружающих нас драконов глаза становились совсем уж круглые, когда они слышали мое вежливое обращение к Тюрону.

Мы подошли к зданию, по фасаду которого струилась вязь совершенно незнакомых мне рун. К тому же оно сильно отличалось от жилых домов драконов. Здание имело круглую форму и было выше остальных.

— О! А это что? — удивленно спросил я.

— Я в этих рунах не очень хорошо разбираюсь, — признался Хризмон, всматриваясь в надпись. — Это древний язык нашего народа. А я не имел возможности его выучить. Горий сам им не владел. Я, кстати, хочу этот пробел ликвидировать. Да и тебе советую.

— Значит, надо спросить какого-нибудь местного жителя, — отозвался я, осматриваясь по сторонам в поисках здешних обитателей.

— Вот что значит стереотип человеческого мышления! — усмехнулся Хризмон. — Сосредоточиться на определенном объекте и установить с ним мысленную связь ты не догадался?

— Что поделать? — невинно улыбнулся я в ответ. — Большую часть сознательной жизни я был человеком.

— Учись! — наставительно изрек Хризмон.

Он сосредоточился, прикрыв глаза. Несколько мгновений постоял, потом кивнул головой и с интересом снова посмотрел на здание.

— А вот сюда нам стоит зайти! — решительно сказал он.

— Да? — я неуверенно посмотрел на высокие ступени крыльца.

— Здесь хранится история нашего народа. Народ только тогда чего-то стоит, когда он имеет глубокие корни и помнит их. А чтобы помнить, надо знать. Заходи!

То, что открылось мне в историческом здании, меня поразило. Много рассказывать не могу. Есть вещи, которые другим знать не следует. Скажу только, что наш народ пришел в эти миры еще в незапамятные времена. Мы были призваны противостоять Хаосу, стремящемуся поглотить нарождающиеся миры. И наша вторая ипостась тогда была совсем иной. Мы не имели человеческого вида. Нет, функционально все было так же, но облик другой. Потом постепенно драконы пришли к человеческой ипостаси.

Как уже упоминалось ранее, облик дракона лучше приспособлен для боевых действий, а вторая ипостась — для магии и созидания.

С незапамятных времен мы посещали многие миры, храня их от тьмы. Перед нашими глазами проплывала вся история их зарождения, развития, появления разумных рас, которые и были основной целью мироздания. Да, им выпало пройти через труднейшие испытания. Да, им еще предстояло немало пройти. Но все это служило единой цели. Какой? А вот это уже из тех вопросов, на которые я отвечать не вправе. Но, поверьте, цель очень достойная!

Я проходил по огромным залам, посвященным разным эпохам и разным мирам. Я впитывал в себя их историю, порой разительно отличающуюся от истории нашего мира. Рядом со мной шел Хризмон. Его лицо стало необыкновенно серьезным и задумчивым. Не сомневаюсь, что его посетили те же мысли и чувства, которые владели и мной.

Немало времени прошло с того момента, как мы вошли в это здание. И вот мы снова стоим на его крыльце.

— Впечатляет? — произнес Хораст, материализуясь рядом с нами.

— Не то слово! — очнулся я. — Это было что-то! Я не ожидал.

— На нас возложена величайшая миссия. И она еще далеко не исчерпана, — вздохнул серебряный. — Ты нужен нам, Колин!

— Но я же пока еще никто! — растерянно вырвалось у меня.

— Опять человеческие мерки! — усмехнулся Хризмон.

— Тебя никто не заставляет становиться в ряды прямо сейчас, — заулыбался Хораст. — Продолжай учебу, развивайся. Лет через сто ты, я думаю, будешь готов.

— Кхррр! — выдал я прогнозируемый ответ.

— Ну, может, лет через сто пятьдесят, — благосклонно согласился Хораст.

— Значит, мне можно вернуться в Магир и продолжить учебу? — быстро спросил я.

— Я бы даже сказал, что это необходимо, — задумчиво произнес Хораст. — Я слышал, что эльфы предлагали тебе пройти курс обучения магии леса у тамошних магов?

Я кивнул.

— Ты имеешь способности? Магия леса основана совсем на иных принципах, нежели наша.

— Они считают, что имею, — пожал плечами я.

— Было бы неразумно упустить такую возможность, — заметил Хораст. — Хризмон, проследи за этим! Именно из-за того, что мы не могли понять друг друга, и возникли все недоразумения.

— Это значит, что и мне надо будет вернуться? — спросил мой наставник.

— Разумеется! Или ты хочешь остаться здесь?

По лицу Тюрона было видно, что внутри его происходит борьба между желанием вернуться к привычной жизни и возможностью быть рядом со своим народом и родной матерью.

— Хризмон, надо! — раздался женский голос. К нам приблизилась дарра Рассия. — Мне самой не хочется, чтобы ты покидал нас, но есть вещи, которые выше наших желаний.

— Сарасет, этот вопрос не очень сложен, — улыбнулся в ответ Хораст. — Я научу ребят, как открывать телепорт сюда. Они смогут им воспользоваться в любой момент.

— Сарасет? — удивленно поднял брови я. — Мне помнится, что при представлении, тан Тюрон назвал несколько иное имя.

— Тан Тюрон? — весело хмыкнул Хораст.

— Я там являюсь преподавателем этих охламонов, — пояснил Тюрон. — У нас принято вежливое обращение студиозов к своим преподавателям. Впрочем, я уже разрешил Колину в неформальной обстановке обращаться ко мне иначе. А Сарасет — в переводе означает "красивая".

— Это уже на уровне рефлексов, — смущенно пробормотал я.

— Значит, так. Несколько дней на изучение портала и его характеристик, — подвел итог Хораст. — Потом вы можете возвращаться на Магир. Но знайте, мы всегда будем рады вас здесь видеть. Помните, что отныне здесь ваш дом и ваш народ.

Мы с Хризмоном переглянулись и радостно заулыбались.

— Да. Я еще слышал, что ты неравнодушен к девушке из племени вампиров? — хитро прищурился Хораст.

Я почувствовал, как загорелись мои щеки и уши, опустил взгляд и смущенно кивнул. Но если он сейчас начнет меня отговаривать, я ему выскажу все, что думаю по этому поводу. Слова у меня найдутся!

— Так вот. Пусть то обстоятельство, что она вампир, тебя не смущает, — добродушно посоветовал Хораст. — Наша кровь всегда была сильнее. Я имею в виду, кровь серебряных драконов. Но спешить с этим не стоит! У вас еще очень много времени впереди. Поверь мне! Впрочем, это скорее совет, чем распоряжение. Ох, уж эта современная молодежь!

Мы еще долго бродили по улицам, рассматривая интересную архитектуру столицы драконов. Названия она, как оказалось, не имела и вообще была единственным городом на этой планете. И называлась просто и без особых изысков — Город. Но с большой буквы. В дальнем конце Города, практически уже под сводами пещеры мы обнаружили широкий туннель, уходящий вглубь горы. Он был отлично освещен разноцветными фонарями, укрепленными в, казалось бы, самых неожиданных местах. Даже на полу! Заинтригованные, мы прошли по нему. И вышли к прекрасной долине, окруженной неприступными горами. Вся она была покрыта лесом, и только посредине синело чудесное озеро в обрамлении белоснежного прибрежного песка. От наших ног разбегались вглубь леса многочисленные дорожки, аккуратно посыпанные желтым песочком. На некоторых из них я увидел неспешно прогуливающихся жителей Города. Одного только не хватало этой пасторальной картине. Я даже не сразу понял, чего. Но потом меня осенило. Не было непременного атрибута таких мест — детского смеха и криков.

Хризмона, видимо, посетили те же мысли.

— Теперь ты понимаешь, зачем ты нужен? — тихо спросил он.

Я повернул к нему голову.

— Оживить эту землю детством, — ответил на мой невысказанный вопрос наставник.

Я почувствовал, что снова неудержимо краснею.

— О! — рассмеялся он. — Не сейчас, и даже не завтра. Но сделать это надо!

— Давай пока не будем говорить на эту тему! — взмолился я. — Мне еще много предстоит сделать, прежде чем пристуить к такому ответственному заданию. Я еще слишком молод, чтобы окружать себя детьми и внуками. И потом, я лично не уверен, что Аранта согласится перейти в разряд действующих мамаш, не совершив для приличия хотя бы пару-тройку подвигов в качестве боевого мага.

— О да! — серьезно кивнул Тюрон. — Мнение Аранты мы, конечно же, должны учитывать. Но история нас учит, что именно из таких девушек и получаются великолепные матери.

— Кхм! — поперхнулся я. — Можно пока не продолжать разговор на эту тему? Он меня несколько напрягает.

— А? — повернулся ко мне наставник, но, увидев мое лицо, поспешно закивал головой:

— Ну да, ну да! Это не к спеху.

Мы еще побродили по дорожкам лесопарка, наслаждаясь великолепным чистым воздухом, повалялись на пляже, подставляя солнцу бледноватые тела, и даже искупались в озере, вода в котором была совершенно ледяной.

Хотя отдыхавшие там же (вот как мне их назвать?) и обращали на нас внимание, но навязывать свое общество никто не собирался.

Приятно утомленный, я добрался до своего логова, промаршировал в дальний угол необъятного лежбища и, рухнув на покрывало, проспал без задних ног (или лап) до самого утра.

 

Глава 3

Когда мы с таном Тюроном (снова — таном Тюроном) появились на поляне, нас никто и не заметил, поскольку возвращение произошло без каких-либо шумовых и визуальных эффектов. Я услышал, как тан Горий сообщил ребятам радостное известие:

— Боюсь, что учебу вам придется заканчивать ввосьмером…

— Размечтались! — не выдержал я.

Все обернулись на голос. Я весело помахал им рукой. Мгновение, и на моей шее повисла Аранта.

— Больше не уходи! Прошу тебя, не уходи! — твердила она, прижавшись к моей груди.

— Не уйду! — тихо и твердо пообещал ей я.

— Вернулись! — взревел Тартак.

Он отплясывал на поляне какой-то свой непонятный троллий танец, размахивая палицей.

— Конечно! — подтвердил я. — Ведь завтра занятия.

Тан Тюрон прошел к Горию:

— Мы вернулись ненадолго, — улыбнулся он, наблюдая за постепенно вытягивающимся лицом тана Гория. — Лет на сто, не больше.

Тан Горий шумно выдохнул и облегченно ответил:

— У тебя всегда было своеобразное чувство юмора, Хризмон.

Я же упивался обществом друзей. Как же я по ним соскучился! А ведь не было меня всего несколько дней.

Веселой шумной толпой мы повалили к своим домикам. Преподы откололись от нас еще на подходе к студенческому городку.

Перед крыльцом задумчиво маячил Лешка. Он обернулся на шум и вычленил мою персону среди других.

— Где это вы с утра шатаетесь? — хмуро поинтересовался он. — Я тут стучу-стучу, думаю, что вы еще дрыхнете как сурки, а вы, оказывается, уже куда-то рванули.

— Леха, рванули мы, оказывается, еще несколько дней назад, — доверительно сообщил я. — А сейчас вот возвращаемся.

— Опять без меня? — укоризненно сказал брат.

— Алекс, не сердись! — посоветовал Тимон. — Этот тип никого с собой не взял.

— Это потому, что вам там делать было бы нечего, — пояснил я, вспоминая уступы площадки, на которой мы оказались. — Там летать надо было. Не левитировать, а именно летать.

— Эка невидаль! — пробасил Тартак. — Ты бы обернулся в дракона, а мы бы все сели на тебя.

— Ты когда последний раз взвешивался? — свирепо обернулся я к Тартаку. — Смерти моей хочешь?

— Не надо нервничать, — ехидно вмешался Жерест. — Тартак твоей смерти не хочет, поэтому он бы на тана Тюрона взгромоздился. А остальные легкие. Мы у тебя на шее все поместимся.

— Вот и нашлось ярмо на мою шею, — печально сообщил я брату.

— А что такое ярмо? — с интересом спросил Фулос.

Харос так же заинтересованно уставился на меня.

— Вот когда вы на моей шее устроитесь и ноги свесите, вот это и будет ярмо! — отозвался я, утоляя любопытство обоих братьев.

— И не надейтесь! — прикрикнула Аранта. — Там есть место только для меня.

— Ну, рассказывай! Не томи! — попросила Морита, заходя в нашу беседку. — Что там было?

— Почему там не остались? — присоединился Жерест, пристраиваясь на перилах.

— Потому что драконы умные! — ответил за меня Тимон. — Они сразу просчитали, чем это им грозит, и вытурили Колина обратно. А тана Тюрона уже с ним за компанию.

Я, смеясь, шутливо дал легкий подзатыльник своему другу.

— Я все-таки рада, что ты вернулся! — Гариэль присела к Морите. — Тебе еще многому надо научиться, а даже драконы не всё могут тебе дать.

— Ну, примерно так они и сказали, — согласился я.

— А как там? — заинтересовано спросил Лешка.

— Это надо видеть! — вздохнул я. — Словами описать такую картину я не берусь.

— И не надо! — прогудел Тартак. — Если бы ты еще немного задержался, мы бы заставили тана Гория отправить нас следом за тобой. Тогда бы всё сами и увидели. Впрочем, еще не все потеряно.

Это заявление было встречено дружным смехом.

— Что тут? — поинтересовался я. — Салтук не проявлял себя?

— Да нет, — вздохнул Харос. — Пока все спокойно.

Фулос подтверждающее кивнул.

— Да как он тут себя проявит! — хмыкнул Тимон. — Тут же собраны лучшие магические силы Магира! Один тан Хараг чего стоит! А тан Горий? Вот еще и тан Тюрон присоединился. Этому Салтуку тут нечего и пытаться нам навредить.

— Вот расслабляться как раз и не стоит! — заметила Гариэль. — Этот Салтук хитер и может напасть именно здесь, когда его никто не ждет.

— Э нет! Пусть все-таки предупредит! — озабоченно попросил Тартак. — Я палицу приготовлю. Отполирую там, тряпочкой протру. Чур, я первый его пользую!

— Эй! После тебя нам уже ничего не светит! — запротестовала Аранта. — Тут все лица заинтересованные, и у каждого есть пара ударов к этому типу.

— Ну, после моей пары, он, пожалуй, еще будет жив, — изрек Жерест. — Поэтому вы вполне можете доверить эту честь мне первому.

— Это если ты его без магии будешь бить, — уточнил Фулос. — А вот если с магией, то не только за его жизнь не ручаюсь, но и за наши тоже не рискну.

Харос подтверждающе кивнул.

— Какие вы все-таки кровожадные, ребята, — осуждающе сказала Морита. — Надо его схватить, связать и доставить к тану Горию. Пусть он решает, что с ним делать!

— Ничего себе — связать! — рыкнул Тартак. — Он же телепортнуться в любой момент может. Нет. Как только появится, сразу же палицей по кумполу! Гарантирую, что тогда он никуда не денется!

— А потом Колин обернется драконом и выжжет все, что от Салтука останется, — добавил Харос.

Фулос по традиции согласно кивнул.

— А можно, перед тем как Колька его сожжет, я его несколько раз ногой пну? — попросил Лешка. — Очень мне не понравилось, что он хотел меня рабом сделать.

— Смех смехом, ребята, но недооценивать этого темного не стоит, — переждав хохот, сочла своим долгом сказать Гариэль.

— Да, — кивнул я. — Но тут ему будет гораздо сложнее. Тимон прав. Тут наша территория, и тут мы сильнее. Я думаю, что тан Горий не сидел сложив руки, пока нас тут не было. И если этот Салтук рискнет здесь появиться, то пару неприятных сюрпризов ему уже подготовили.

По тому, как согласно покивали братья, я понял, что прав в своих предположениях.

— Здравствуй, дом! — высокопарно обратился я к нашему жилищу. — Я вернулся и в ближайшее время не собираюсь покидать тебя.

— А я еще раньше вернулся! — счел своим долгом вмешаться Тимон. — И тоже, знаешь ли, не собираюсь. Пошли, чешуйчатый! Отдохнешь с дороги.

— Эй! — окликнул нас Тартак. — А отметить прибытие вы не собираетесь? Это ни в какие ворота не лезет.

— Отметим! — пообещал я, заметив, как нахмурила брови Аранта. — Только вещи брошу, и сразу пойдем отмечать. Что я, не понимаю?

Судя по тому, как просветлели лица ребят, именно такого ответа от меня и ждали.

Примерно через час в таверне "У дядюшки Трибора" мы славно отмечали возвращение блудного дракона. Блудным драконом, как вы понимаете, нарекли меня. Немногочисленные посетители осторожно косились на гуляющих студиозов. Хозяин таверны, тот самый дядюшка Трибор, зная, чем чревата такая гульба, не скрывал тревоги. Тем более что в другом конце тоже гуляли. Там обосновалась компания людей, чья одежда явно показывала, что это наемники. И гуляла эта компания уже давно. Именно из-за нее посетителей и было мало.

Мы, когда зашли в таверну, сразу как-то не обратили внимания на этот факт. Но через некоторое время, когда все уже расселись и начали отмечать, крики и шум из другого конца зала начали привлекать наше внимание.

— Только этого не хватало! — поморщилась Гариэль.

— Судя по всему, это не местные, — задумчиво сообщил Тимон.

Ну, конечно! Местные нас уже хорошо знали и не задирались. Этому способствовало несколько факторов. Во-первых, строгий указ наместника короля и местного феодала герцога Торода о недопущении стычек служащих местного гарнизона со студиозами Школы. Во-вторых, строгое распоряжение директора Школы тана Гория о недопущении стычек студиозов школы со служащими местного гарнизона. И, наконец, здравый смысл служащих и студиозов, которые хорошо понимали, чем могут закончиться такие стычки.

А вот не местные — это другое дело! Этих ничто не сдерживало. Нас они не знали, указов не читали, да и естественные тормоза под действием винных паров уже не работали.

Дурные предчувствия нас не обманули. Очень скоро мы получили этому подтверждение.

Почему-то когда мужчины выпивают, то первым делом обращают внимание на женщин. Это понятно! Мозг отключается, и за дело берется спинной, тоже мозг. Ну, если он еще может. А что есть у спинного мозга? Правильно! Только инстинкты. И один из первых — это обратить внимание на женщин. Причем, окружение этих женщин во внимание не принимается. Язык развязан. Можно поделиться впечатлениями.

Когда начали раздаваться незамысловатые оценки наших девушек, я ощутил, что в воздухе запахло доброй потасовкой. Они что, не видят наши шевроны? А ведь третий курс — это уже серьезно! Хоть какое-то чувство самосохранения у этих лоботрясов должно же быть! Рядом угрожающе засопел Тартак. Я кожей ощутил, что взгляды ребят остановились на мне. Да что же это такое? Ну почему я должен принимать решения? Да и драться мне очень не хотелось.

— Тар, а можно хотя бы попробовать обойтись без членовредительства? — жалобно спросил я.

— Попробовать можно! — кивнул тролль. — Но не уверен, что подействует.

— А я так уверен, что не подействует! — закатывая рукав, сообщил Харос.

Фулос, не считая нужным комментировать, тоже начал закатывать свой рукав.

— Ну, так попробуй! — попросил я.

Тартак встал, подошел к столу хмельной компании и, сцапав одну из оловянных кружек, сжал ее в своей лапе.

— У вас есть немного времени, чтобы быстро, очень быстро отсюда выйти, — сообщил он, кидая на стол перед наемниками смятый кусочек олова. — Пока голова кого-нибудь из вас не стала похожа на это.

— Что? — отозвался один из них, красноносый мужик, сидящий в расстегнутом камзоле. — Да я таких!..

Бокал, стоящий перед ним, с тихим хлопком рассыпался по столу. Тимон довольно хмыкнул. Интересно, чем это он так?

— Или на это, — добавил Тартак, указывая на осколки.

Мы встали из-за стола. Аранта демонстрировала свою фирменную улыбку, Гариэль опиралась ручкой на извивающуюся, подобно толстому питону, лиану. Тимон, нахмурив брови, угрожающе взялся за рукоять рапиры, но не спешил пока вытаскивать ее из ножен. Братья деловито прикидывали на вес стоящие рядом табуреты. Жерест, хитро улыбаясь, вертел в руке кинжал. О Лешке и говорить нечего. Он только доволен будет проверить на практике свои навыки рукопашного боя.

Тяжело вздохнув, я засветил в левой руке большой пульсар, впрочем, не собираясь пускать его в ход. Это, скорее, был элемент психологического давления. Под его воздействием больше вероятность принятия правильного решения.

Мой расчет оказался верен. Наемники качественно протрезвели, увидев, что мы не похожи на тех, кого можно хоть как-то обидеть.

— Да это же маги! — вдруг сообразил один из них.

— Вы что, так залили вином глаза, что сразу этого не видели? — сердито поинтересовался Тимон.

— Он мой бокал разбил! — пьяно огорчился красноносый. — Я и за меньшее бил!

— Подождите! — вдруг поднялся на ноги еще один из наемников. — Вампир, тролль и эльф…. Это случайно не за них нам предлагали деньги?

Опаньки! Это уже становиться интересным! Ну, кто мог предлагать за нас деньги, это и слону ясно! Но как найти предлагателя?

— Ждем! — тут же положительно согласился Тартак, мгновенно уловивший мысль. — Отменяю предыдущее предложение! Сначала вы нам рассказываете, кто предложил и где его найти, и только потом быстро покидаете помещение.

— Да как вы с нами разговариваете? — начал было подниматься из-за стола красноносый.

Но, судя по тому, как на него смотрели все наемники, этот вопрос не нашел отклика в их душах. Предводитель резко, нажатием руки на плечо, усадил возмущенного на место.

— Мы отказались, — спокойно сообщил он.

Я удивился. Вот уж не слышал такого, чтобы наемники отказывались от такого выгодного дельца, как прибить нескольких человек за деньги.

— Во-первых, мы и так при деньгах, — как будто отвечая на мои мысли, пояснил предводитель. — Во-вторых, он сразу мне показался подозрительным. Капюшон надвинут на лицо, и акцент незнакомый. В-третьих, мой отряд не занимается подобными делами.

— А то мы его самого потрясли бы на счет деньжат! — кивнул красноносый, придвинув к себе другую кружку и набулькивая в нее вина из кувшина.

— Нам бы очень хотелось встретиться с этим подозрительным незнакомцем, — громко сказал я. — Быть может, он окажется очень даже знакомым нам.

— Не сомневаюсь! — кивнул предводитель — Паклет, проводи!

Услышав свое имя, вскочил молодой парнишка. Судя по всему, он выполнял в отряде наемников роль мальчика на побегушках.

Тимон бросил на стол несколько монет, и мы торопливо вышли из таверны вслед за Паклетом, поблагодарив командира наемников, оказавшегося очень разумным человеком.

Паренек, показывая дорогу, сразу же взял хороший темп. Он несся по улицам, а за ним грозной группой мчались мы. Встречные и поперечные шарахались к стенам и оградам, не рискуя оказаться на нашем пути.

Но вот, забежав за угол, Паклет резко остановился. Тартак, который мчался за ним, чуть было не снес его с ног. Надо ли рассказывать, чем чреват такой снос?

— Вон! — ткнул пальцем парень, указывая на дверь еще одной таверны. — Мы сначала тут, в "Веселом поросенке" гуляли.

— Очень хорошо! — пробурчал Тартак, отодвигая Паклета в сторону. — Дальше мы уже сами. Беги к своим!

— Фулос, Харос! Держите правые окна. Ты, Жерест, с Моритой возьмите левые! — распорядилась Аранта. — Мы заходим, а дальше по обстановке.

— Постарайтесь не разносить это здание до основания! — серьезно попросила Морита.

— Ну, второй этаж его не красит, — пробурчал Тартак. — Ари, ты первая!

Аранта размытой тенью скользнула к двери таверны. Мы бросились за ней, на ходу готовя свой арсенал к бою.

Влетев в дверь, я успел заметить, как в закрывающуюся створку напротив вонзилось два сюрикена. Аранта пронеслась по залу, отшвырнув двух попавшихся ей на пути мужичков, рванула на себя дверь и скрылась за ней. Следом протрещал разлетающимися столами и табуретами Тартак. Дверь он открывать не стал. Так прошел.

Меня же заинтересовал тип, который стоял около проема. При нашем появлении, он резко отшатнулся, что-то быстро засунул в карман куртки и попытался скрыться в глубине зала. Я нацелился на него, особо не переживая по поводу Аранты и Тартака, тем более что туда же пробежала Гариэль.

— Всем на пол! — рявкнул Тимон, выхватывая рапиру.

— Лежать! — вторил ему Лешка, ловко роняя на пол выскочившего из-за стойки трактирщика.

— Стой! — рыкнул я убегающему, посылая предупредительный пульсар, который разнес вдребезги полку над головой прыткого человечка. — Следующий будет твой!

Человечек меня не послушал и, выбив стекло, выпрыгнул на улицу. За окном раздался полный муки вопль. Ну, этого как раз и следовало ожидать! Я с интересом выглянул в окно. Ко мне тут же присоединился и Тимон.

Над личностью уже вовсю трудились братцы. Харос активно стягивал ремешком руки, а Фулос ноги поваленного на землю беглеца. Из задницы его торчала стрела. Морита, наложив на тетиву новую, бдительно смотрела на окна таверны. Жерест так же бдительно целился из рогатки в захваченного.

— Мы крутая группа захвата! — гордо заявил Леха, появляясь в дверях.

— Я посмотрю, что там у ребят, — бросаясь к черному входу, крикнул я.

— Я с тобой! — снова роняя на пол поднявшегося было трактирщика, бросился за мной Лешка.

Я проскочил проем двери, пронесся через кухню, в углу которой слабо икал сидящий на полу повар, и вылетел во внутренний двор таверны. Там я и застал печально стоящих Аранту, Тартака и Гариэль. Что характерно, пленника у них в руках не было, а впереди них я уловил остаточные эманации исчезающего портала.

— Ушел, зараза! — с чувством сказала Аранта. — Я чуть-чуть не успела. Если бы кинула ножи, то не ушел бы.

— Так почему не кинула? — с досадой спросил я.

— Живым взять хотела, — виновато глянула на меня Ари.

— Да зачем он нам живым нужен? — вопросительно пробасил Тартак. — Разве чтобы прибить.

— Ножи бы не помогли, — проинформировала нас Гариэль. — Он нес экран.

— Мы вынуждены отвечать на его выпады! — я с досадой стукнул кулаком по стене. — Инициатива у него. Ну что же это такое? Мы постоянно на шаг отстаем!

— А что мы можем сделать? Как перехватить инициативу? — повернулась ко мне Аранта.

— Еще не знаю, — хмуро ответил я. — Но я над этим думаю.

— Когда придумаешь, не забудь сообщить и нам, — пробасил Тартак.

— Может быть, тот, кого мы там поймали, даст нам возможность встретиться с Салтуком? — предположил я.

— Так чего мы тут стоим? — удивилась Ари. — Пошли узнаем!

 

Глава 4

Мужичок лежал, спеленатый ремнями, с самодельным кляпом во рту и испуганно таращился на нас.

— Так! — обозревая его, пробурчал Тартак. — Это подельник. Значит, жалеть его нечего. Осталось только решить, что с ним делать. Можно отдать преподам для опытов, местной страже для тренировок или пойти самым гуманным путем и прибить его тут. Я лично тролль гуманный.

Тартак многообещающе крутанул палицу. Пленник испуганно замычал и задергался.

— Может быть, не прибивать? — задумчиво спросила Гариэль, рассматривая наш трофей. — Может, он что-то рассказать может?

Трофей усиленно закивал, показывая, что таки может что-то рассказать.

— Да что он знает? — кровожадно спросил Фулос.

Харос пренебрежительно хмыкнул.

— А ты спрашивал? — поинтересовался я.

— Да как-то некогда было, — смутился Фулос.

— Вот именно! — я со значением поднял палец. — Как люди благородные, мы должны всегда давать шанс человеку сохранить жизнь. А каким образом он может сохранить жизнь? Правильно! Только рассказав нам то, что нас интересует. А как он может это сделать, если у него во рту тряпка?

— Эй! — вытаскивая кляп изо рта мужичка, заговорил Жерест. — Если хочешь жить, говори!

Тот сделал несколько движений челюстью, возвращая ей подвижность, потом произнес несколько непонятных звуков.

— Чего? — хмуро переспросил Тартак.

— Я того, вообще ни при чем, — заговорил пленник. — Просто рядом стоял. А как вы появились, я испугался.

— Товарищ не понимает! — прокомментировал Лешка. — Товарищу нужно убедиться, что тут не шутят.

— Нет, Лексис, тут как раз можно и пошутить, — кровожадно прищурилась Ари. — Причем так пошутить, что он все равно все скажет, но уже по частям.

— Каким частям? — ошарашенно спросил Леха.

— Отдельным, — резко отрезала Аранта.

В ее руках, как по волшебству, возникли ее любимые клинки.

— Ну, кто желает филейку? Могу также лапки и крылышки обеспечить, — подражая торговцу мясом и птицей, воскликнула она.

— Советую проявить здравомыслие, — наклонился я к пленнику. — Эта девушка — специалист по разделке мяса. Причем, так как она еще и вампир, ей, в общем, без разницы, какое мясо разделывать. Я понятно объясняю?

Судя по внезапной дрожи, пробежавшей по телу пленного, тот понял.

— Я… это… все скажу! — проблеял мужичок.

— Только желательно, чтобы это был интересный и содержательный рассказ! — со значением сказал Тимон.

— Да! — присоединилась к нему Морита. — С точными датами и адресами.

— А я послушаю! — внушительно пробасил Тартак.

Для наглядности тролль еще раз крутанул свою палицу. Пленного уже основательно затрясло. Так. Этот уже готов! Бери его тепленьким!

— Рассказывай все с самого начала! — потребовал я, присаживаясь рядом с мужичком на корточки. — Зарабатывай себе жизнь!

— И здоровье! — многозначительно добавил брат, присаживаясь с другой стороны.

— Он, когда я пришел, уже был тут, — начал рассказывать наш пленник, — терся около наемников. Они тут что-то отмечали. Я его сразу заметил. Он по одежде от них отличается. Я еще подумал, что ему не место среди них. Потом наемники ушли, а он подошел ко мне. Не знаю, чем я ему приглянулся.

— Ты в зеркало смотрел? — язвительно спросил Жерест. — Ты физиономию свою видел? Если бы видел, то сразу бы понял, чем.

— Продолжай! — велел я, делая нетерпеливый жест в сторону Жереста.

— Ну, он сказал, что мое лицо внушает ему доверие, — даже несколько обиженно продолжил мужичок. — И он предложил мне подзаработать.

— А вот с этого места поподробнее! — прогудел Тартак. — Кстати, как тебя зовут?

— Мораст….

— Вот-вот! Мораст. Поподробнее!

— Он сказал, что я человек ловкий и могу сделать одно дело…

— А дело заключается вот в этом мешочке! — хмыкнула Аранта, потряхивая действительно каким-то мешочком.

И когда она успела обшарить карманы этого Мораста?

— Это не мое! Это он мне дал! — испуганно заговорил пленник.

— Верю! Дальше!

— Он сказал, что тут в Школе есть один человек, который очень его обидел.

— Ну, во-первых, не один, а целых девять, или даже десять, — глубокомысленно подсчитал Тимон. — А во-вторых, еще неизвестно, кто кого обижал.

— Этот гад может не сомневаться, что когда я его встречу, то очень сильно обижу! — пообещал Тартак.

— Я тоже! — отозвался мой братик. — Только давай сначала я, а потом уже ты. А то после тебя уже и обижать некого будет.

— На всех хватит, — пообещал Жерест.

— Ну, дальше, дальше! — потребовал я.

— Он сказал, — Мораст боязливо взглянул на Тартака, — что того человека можно победить. И он дал мне этот мешочек. Он сказал, что этими шариками надо в того человека кинуть….

Ари быстро раскрыла свой трофей и заглянула внутрь.

— Тут действительно несколько шариков, — сообщила она.

Гариэль потянулась к ней и тоже заглянула в мешочек.

— Да. Постой!.. Да это же компактные телепорты! Только какие-то странные. Я таких еще не видела. Этот Салтук очень сильный маг, если умеет делать компакты!

— Если он попадется мне под руку, то я из него сделаю компакт! — рявкнул Тартак так, что хозяин разгромленной таверны, появившийся было на пороге, шустро юркнул назад.

— Тартак! Тут физической силой ничего не сделать, — печально сказал я. — Из всех нас только я могу еще сравниться с ним по силе магии, но не по знаниям и опыту. Меня начинают одолевать сомнения. Справимся ли мы с ним?

— А я удивляюсь, — вдруг неожиданно вмешалась Морита, до этого тихо стоявшая рядом. — Почему он, являясь, несомненно, очень сильным магом, не напал на нас сам? Почему он действует через подставных людей? Да и все покушения, которые он предпринимал, были крайне глупыми и неподготовленными.

— Может, он и сильный маг, а вот организатор — никудышный, — заметил я. — Все, что он ни задумывал, проваливалось. Но это не значит, что в следующий раз нам так же повезет.

— Так чего он хотел? — нетерпеливо спросил Фулос. — Что ты должен был сделать?

Харос вопросительно поднял брови.

— Я должен был попасть одной из этих штук в человека по имени Колин, — сообщил Мораст.

— И ты, такой добрый защитник обиженных, согласился? — продолжил я.

— Ну да! — торопливо закивал пленник.

— Даром?

— Ну… да, — это прозвучало уже не так уверенно.

— Угу! — кивнула Аранта. — Совсем даром!

Она подняла вверх мешочек и тряхнула им. Явственно звякнули монеты.

— И сколько же значит — даром? — с интересом спросил Жерест.

Аранта высыпала деньги на ладонь и зашевелила губами, подсчитывая наличность.

— Двадцать золотых, — она сделала презрительную гримасу. — Дешево он тебя ценит.

— Вот на этом он и проигрывает! — убежденно сказал Тимон. — Он постоянно нас недооценивает, а все неудачи списывает на твое везение.

— До чего вы еще успели договориться? — снова обратился я к пленнику.

— Он сказал, что сам меня найдет, как только задание будет выполнено, — признался тот.

— Я вот тут разбираюсь, — заметила Гариэль, все еще держа в руке шар телепорта. — В этот компакт встроено заклинание усыпления и магический маячок. Если он срабатывает, то попавший под его действие объект засыпает и переносится в какое-то место, при этом подается сигнал Салтуку, что ловушка сработала. Приходи и забирай добычу!

— Угу! — кивнул я. — Значит, ты говоришь, что он тебя сам найдет? А знаешь, он таки тебя найдет, но только для того, чтобы тебя убить и деньги забрать.

— Почему? — изумленно уставился на меня Мораст.

— А зачем ему лишние свидетели? Да и деньги никогда не помешают, — пожал плечами я.

— И что же мне теперь делать? — испуганно спросил наемник.

— Есть у меня одна мысль, — деловито сказал я. — Но ее надо еще додумать.

— Я надеюсь, что ты не один будешь ее додумывать? — встревоженно прогудел Тартак. — Я тоже иногда люблю что-нибудь додумывать. Особенно хорошо додумывается в теплой компании друзей! Ты это учти!

— Так. Пошли к нам! — решил я. — Харос, развяжи ему ноги. Никуда он теперь не убежит. Тем более что у него стрела в ягодице побывала.

— Если побежит, то я ему еще одну добавлю! — кровожадно пообещала Морита.

— А за разрушения кто заплатит? — поинтересовался трактирщик, выглядывая из-за двери.

— А нечего было у себя темных магов принимать! — повернулся к нему Тартак. — Как ты думаешь, если в городе узнают, что тут логово темной силы, то у тебя много будет посетителей? А ведь узнают, если нам придется тебе заплатить.

— Так откуда же я знал, что он темный? — завопил трактирщик.

— Ты еще громче покричи, так все будут знать! — пообещала Аранта. — А этот клиент убегать не будет. Ведь правда?

Ари ласково улыбнулась Морасту. Того от ее улыбки передернуло. Я всегда говорил, что улыбка Аранты неотразима. Особенно, когда она ТАК улыбается.

Первым делом мы сдали пленника тану Тюрону для глубокой и детальной разработки. Ему же сдали реквизит. В ответ мы получили развернутую характеристику нашей деятельности и суровое распоряжение, сидеть дома и по всяким там тавернам не шляться.

— Я один шар себе оставила, — шепнула мне Аранта.

— Зачем?

— Вдруг пригодится, — пожала плечами она. — Может быть, мы придумаем, как Салтука на него приманить.

— Сомневаюсь, что у вас что-то получится, — задумчиво проговорил я.

— Не у вас, а у нас, — сердито сказала Аранта. — Ты что, не хочешь его поймать?

— Как бы из охотников не превратиться в дичь, — предостерег я. — Ты не забыла, что он очень сильный маг?

— Сначала найдем способ его вытащить, а потом придумаем, как нейтрализовать магию, — беспечно отмахнулась Ари. — И не таких брали! Надо только подойти к этому вопросу профессионально. Я посоветуюсь с братом и папой. Они в таких делах специалисты.

 

Глава 5

— Ну, началось! — сердито сказал я, резко садясь на кровати от противного звука первого колокола.

— Ты, кажется, собирался с ним разобраться? — отозвался Тимон, сонно ворочаясь в постели.

Мы оба хорошо знали, что этот колокол — штука насквозь магическая, и нам ее пульсаром не угостить. Но каждое утро учебы начиналось с этих мечтаний.

— Вставай, соня! — гаркнул я, подхватывая полотенце и направляясь к выходу из домика. — Нам предстоят великие дела!

— Это какие же? — поднял голову от подушки Тимон.

— Пять кругов вокруг комплекса. Для начала, — отозвался я, выскакивая на крыльцо.

— Колин! Доброе утро! — поздоровалась со мной Гариэль. — А Тимка еще спит?

Я услышал, как за спиной, что-то тяжело рухнуло на пол.

— Боюсь, что уже не спит, — сообщил я. — Советую заткнуть уши. Сейчас Тимон будет вспоминать свои наиболее крепкие словесные конструкции.

— А чего его ждать? — спросила Ари, появляясь из-за спины Гариэль, и предложила:

— Побежали мыться, пока Тартак речку не выплеснул!

О да! Есть у нашего тролля такая нехорошая привычка. Устраивает запруду с вечера, а утром просто падает в образовавшиеся скопление воды. Запруду, таким образом, сносит с места. Волна воды с тем, что раньше было плотиной, несется вниз по течению. И горе тому, кто не успел убраться с ее пути. А так как вниз по течению были только мы с Тимоном и девочки, то все горе доставалось нам.

Вспомнив о такой особенности, мы с Ари быстро побежали к ручью. При приближении к этой водной артерии нашего студгородка я внимательно прислушался. В моменты хорошего настроения Тартак еще и начинает петь. Ну и что, что его пение нормальное ухо не может выдержать дольше пяти секунд? В данный момент это может сослужить нам хорошую службу в качестве сирены, предупреждающей об опасности. Как только она зазвучит, нам придется со всех ног улепетывать от ручья, на какой бы стадии мытья мы ни находились.

— Народ! Подождите меня! — раздался сзади вопль Тимона.

— Тартак ждать не будет, — напомнила Аранта на бегу.

Мы еле-еле успели помыться, как раздалось знакомое:

— Кербана хартак херак! И амбрец жуста!

— Бежим! — подскочила Аранта.

Мы с Тимоном не заставили себя долго упрашивать. Стремглав удаляясь от места омовения, мы еще успели услышать плеск падения и довольный рев Тартака.

Эх! До чего же приятно, когда жизнь возвращается в знакомое русло! Мы неслись по лесу. Каждый поворот, каждое деревце тут мне знакомы и милы. Сплоченный отряд боевых магов… ну, ладно, будущих боевых магов на утренней пробежке.

А вон там торчит и Багран Скиталец, наш препод по боевым искусствам. Правда, он преподает нам не только их, но и общую физическую подготовку. Он одобрительно кивает нам головой, одновременно здороваясь.

— Здрасть! — практически хором рявкнули мы, пробегая мимо.

Ох, ты! Надо бы не забыть посмотреть на первый урок по боевым искусствам у брата. Это обещает быть забавным.

После уже надоевшего нам торжественного начала учебного года мы отпросились у Алима и дружной толпой рванули к тренировочной площадке. Урок по боевым искусствам не заставил себя долго ждать. Именно он числился в расписании у Лешки первым.

Багран гоголем расхаживал перед группой первокурсников, рассказывая им о том, что без умения постоять за себя бытовик обречен.

— Вы сотворите что-то, — вещал Багран, — а вдруг ошибетесь? Вы что думаете, все вам с рук сойдет? Ха! Три раза — ха! Вот именно в этот момент вы и вспомните старика Баграна и его желание спасти вас в будущем.

Багран осмотрел ряд студиозов, стоящих перед ним.

— Мда, безнадежное желание, — вздохнув, сказал он. — Разве можно что-то сделать из таких хлюпиков? Посмотрите на меня!

Скиталец снова прошелся перед строем, показывая, на что надо смотреть.

— Вот мне никто не решится сделать вызов! Есть ли среди вас смельчаки? Кто не побоится со мной сразиться? Хотя я бы сказал — не смельчаки, а глупцы.

Лешка, пожав плечами, сделал шаг вперед. Кто бы сомневался? Мой брат всегда лез пробовать на зуб все новое.

— Как тебя зовут? — благожелательно спросил Багран. — Это чтобы мы смогли тебя вспоминать как смелого, но глупого человека.

— Алексей, — представился братишка.

— Пусть будет Алекс, — великодушно согласился Багран. — Ну, покажи, на что ты способен.

Препод мягко пошел по кругу, вокруг Лехи. Леша стоял в обманчиво расслабленной позе, похоже, никак не реагируя на маневры Баграна. Обманутый худощавой фигурой моего брата и его внешним расслабленным видом, Скиталец сделал неосторожный шаг к нему, за что тут же поплатился. Лешка мгновенно пришел в движение. Присев, он крутанулся на одной ноге, выставив вторую параллельно земле, подкосив не ожидавшего такой подлости Баграна.

Вот тут нашего препода проняло! Быстро вскочив на ноги, он снова ринулся к Лехе с намерением на этот раз взять его в серьезный оборот. Брат, имевший уже черный пояс по айкидо, такого оборота для себя не хотел. Используя инерцию Баграна, он начал действовать на противоходе, и даже некоторое время успешно противостоял атакам Скитальца. Но все же Багран был значительно опытнее и знал больше, гораздо больше Лехи. К тому же он перешел на темп. Его движения смазались для обычного взгляда. Тут уж Лешка ничего не смог поделать и через несколько секунд уже лежал на мате, отсутствующим взглядом обозревая голубой купол неба.

— А ты молодец, парень! — признал Багран, протягивая ему руку, чтобы помочь подняться. — Сразу видно, что занимался боевыми искусствами. Но на любительском уровне. Если всерьез начнешь тренироваться, то толк будет. Значит, так. Ты остаешься со мной. Нам надо будет обсудить программу дополнительных занятий. Остальным пять кругов вокруг комплекса! Бежать быстро! И я не шучу! Вон те охламоны, которые торчат на пригорке, могут подтвердить каждое мое слово. Они уже попробовали мой стек, которым я их в свое время подгонял. Бего-о-ом, марш!

Первокурсники неорганизованной толпой вяло потрусили по направлению, указанному рукой преподавателя.

— Мда, — с непонятным выражением, хмыкнул Жерест. — Бьюсь об заклад, они переплюнут наш рекорд.

— А вы что тут делаете? — наконец обратил на нас внимание Багран. — Почему не на занятиях?

— Почему не на занятиях? — возмущенно осведомился Тартак. — Очень даже на занятиях!

— Мы изучаем возможность медитации в осеннем лесу, — поддакнул Жерест.

— Здесь? — недоверчиво прищурился Багран.

— Нет, — оценивающе окинув взглядом окружающую обстановку, вынес вердикт Тимон. — Тут слишком шумно. Из нирваны будем выпадать.

— А хотите, я позабочусь о том, чтобы вы из нирваны ни при каких условиях не выпадали? — вкрадчиво поинтересовался Скиталец.

— Я так понимаю, что это произойдет после ваших упражнений, — торопливо заметил я. — Нет уж! Спасибо!

— Если мне не изменяет память, — злорадно сказал Багран, — то ваше занятие со мной состоится завтра? Вот и будет у вас возможность оценить мою заботу. А сейчас марш отсюда! Тоже мне, нашли развлечение!

— Заботу он проявит! — фыркнула Ари, когда мы отошли уже на приличное расстояние. — Испугал ежика! Да нам после всего происшедшего и сам Багран ничего нового не сможет показать.

— Э-э-э! Не скажи, — печально ответил Фулос. — Эти преподы на зловредные выдумки горазды! Они придумывают все время новые и новые. Лишь бы замучить нас, бедных студиозов.

Харос печально покивал, соглашаясь с выводами брата.

— А вот здесь, лиса вышла на след зайца, — остановилась Морита, внимательно рассматривая землю под ногами.

— А вот здесь, Морита вышла на след лисы, — буркнул Жерест. — Оно тебе надо, следы эти? Пошли в пятый корпус! У нас сегодня еще теоретическая магия.

Лирическое отступление

Лекция тана Хорага по векторной магии

— О! А вы выглядите очень даже хорошо — что кажется странным после всех тех приключений, о которых мне поведал тан Тюрон. Здравствуйте-здравствуйте!

…Тартак, принимай свой нормальный облик! Где твой медальон? Жерест, надеюсь, что ты уже не будешь перебивать мою лекцию своими шаловливыми мыслями? Девушки, вы сегодня прекрасны! Впрочем, как и всегда.

Итак. Векторная магия. Что же это такое? Может быть, кто-нибудь знает?…Отлично! Никто не знает! Значит, пришло время рассказать вам об этом. А потом проверить эти знания на экзамене, который, конечно же, я буду у вас принимать.

Векторная магия используется при магических воздействиях, которые мы применяем на расстоянии в строго определенном направлении. Вот к примеру… Жерест, ты уж извини, но я тебя выбрал для этого самого примера.

Как вы все видите, наш Жерест парит над партами и в ус не дует. Это не он левитирует, а я его левитирую. Заметьте, я при этом воздействии трачу значительно меньше энергии, чем, казалось бы, должен…Жерест! Не трепыхайся, а то уроню!…Почему это происходит? Да потому, что я применяю векторное воздействие. Энергия следует по направлению, которое я задаю, и только по нему. Исключаются затраты на веерное расхождение, неизбежное при голом использовании этого заклинания.

…Ну вот! Упал! Я же говорил: "Не трепыхайся!" Сильно ударился? Нет? Ну, вот и ладненько!

Колин, если я правильно понял, ты уже использовал такие заклинания?.. Даже два раза?.. И как это происходило?

…Вот! Именно направление и было основной составляющей этих заклинаний! Телепортация произошла тогда и только тогда, когда ты дал точное направление! Это и есть вектор! Для таких заклинаний необходимы данные о пространственно-временных координатах. И эти данные добавляются в формулах использования. Для каждого из таких заклинаний существуют свои расчеты.

…Нет!.. Хотя, да! Пока вы будете рассчитывать, возможны неприятности. Но это только на первых порах. Потом эти расчеты станут неотъемлемой частью вашей деятельности и органично будут накладываться на основную канву.

Итак. Какие же существуют расчеты? Открывайте конспекты и записывайте! Учтите: того, о чем я вам буду рассказывать, нет в учебниках.

Я прикидывал, сколько энергии затратил бы, при левитации банки варенья с вектором и без. Что-то разница выходила уж очень существенная!

Я задумчиво открыл банку и съел пару ложек.

— Эй! Ты что делаешь?! — возмутился Тимон. — Мало того, что мою баночку по комнате заставил летать, так еще и без разрешения мое варенье лопаешь!

— Я проверяю затраты энергии! — невозмутимо ответил я, загребая еще одну ложку.

— Так! Давай я буду отбирать ложками варенье, а ты будешь проверять, — решительно заявил Тимка. — Ишь! Нашелся мне проверятель на чужое варенье!

— Жмот! — с чувством прокомментировал я. — Вот погоди, будут мне мои родители присылать всякие гостинцы — как ты тогда запоешь? Моя мама умеет такое варенье готовить, что закачаешься!

— Что?! Дворянка — и готовить? — изумился Тимон. — Дворяне не готовят! Для этого существуют повара! Приготовление пищи, не уместно для дворян. Пусть вон это ваш повар, как там его…Мортим готовит.

— Как же, Мортим приготовит, — скептически отозвался я. — Если хочешь знать, такое важное дело, как приготовление варенья, мама никому не доверит.

— О каком варенье идет речь? — в проеме окна нарисовалась физиономия Тартака.

— Ни о каком! — быстро среагировал Тимон, выхватывая проплывающую мимо по воздуху банку и пряча ее за спину. — Это мы так просто разговаривали.

— О варенье просто не разговаривают! — глубокомысленно изрек Тартак. — О нем можно говорить только тогда, когда его едят. Что это там у тебя за спиной?

Тимон с самым простодушным видом развел пустыми руками. Мол, ничего такого!

— Мне кажется, что ты меня хочешь обмануть! — нахмурил брови Тартак.

Он шумно втянул воздух ноздрями и убежденно заявил:

— Точно, хочешь! Чую дух варенья, и он идет из-за твоей спины! Я тебя разоблачил, поэтому давай его сюда. Я сейчас сразу скажу, что это за варенье.

Я как-то засомневался, что Тартак скажет это сразу. Мне почему-то казалось, что сначала придет конец этому самому варенью. А вот потом уже и будет высказано мнение о нем. Но Тимон так просто сдаваться не хотел.

— Это мое варенье! — заявил он. — Мне его из дому прислали. Я его даже еще не пробовал, а этот полудракон уже полбанки слопал.

— А ну, покажи! — распорядился Тартак.

— Вот! — продемонстрировал банку Тимон.

— Подумаешь! — фыркнул я. — Одну ложечку взял, а он уже кричит, что полбанки.

— Это варенье? — недоверчиво прищурился Тартак.

— Да какое там варенье! — отмахнулся я. — Так, одно название.

В окно просунулась лапа Тартака.

— А ну-ка! Я сейчас дам точный ответ. Давай сюда!

Тимон, как под гипнозом, машинально вложил в лапу банку. Банка моментально испарилась вместе с лапой, сжавшей ее. За окном раздалось торопливое чавканье, удовлетворенная отрыжка и задумчивый бас:

— Таки точно, одно название.

— Мое варенье! — Тимон бросился к окну, в то время как я упал на кровать, изо всех сил стараясь удержать здоровый хохот, клокотавший у меня в середине.

 

Глава 6

— Компонентарная магия, кулинарная магия, экзорцизм, — Тимон уныло перечислял список предметов, которые нам предстояло изучить в этом семестре. — Ну, зачем нам, боевым магам, эта муть?

— Именно потому, что мы боевые маги! — уверенно отозвался я, копаясь в сумке и пытаясь отыскать, там свежую рубашку. — Мы на переднем краю… Да где же она запропастилась?.. Мы первыми приходим в освобожденные города и села… Ага! Вот она где!…Мы должны первыми оказать жителям магическую помощь. Это уже потом придут все остальные… Кстати, а экзорцизм — это изгнание нечисти. По-моему, самое то для нашей специальности.

— То, не то, — пробурчал Тимон, скептически рассматривая найденную мною рубашку. — Ты бы попросил научить тебя магии горячего утюга. Как ты наденешь эту мятую вещь?

— Ты забыл, что у нас по соседству есть те, кто может решить эту проблему и без помощи магии, — ехидно заметил я.

— Угу! — не менее ехидно отозвался мой друг. — Иди-иди! Вот этим самым утюгом от них по голове и получишь. Они это называют дискриминацией слабого пола и борются с такими проявлениями, не выбирая особо методов.

— А вот и нет! — торжествующе отозвался я. — Аранта сама предложила, если надо что-то погладить, то обращаться к ней.

Так может, "что-то погладить" — это не именно работа утюгом? — Тимон изобразил улыбку опытного ловеласа. — Может она имела в виду что-то другое?

— Пошляк! — с презрением отозвался я, выходя из дома. — Теперь понятно, почему тебя девушки не любят!

— Неправда! — донеслось из-за двери. — Это ты специально говоришь, чтобы меня огорчить!

На мой стук Гариэль выглянула в приоткрытую дверь.

— А, Колин! — она приветливо улыбнулась. — Заходи! Ничего не случилось?

— А что, должно было? — удивился я.

— Нет! Пусть уж лучше не случается, — еще раз улыбнулась Эль. — Просто ты очень редко к нам заходишь. В основном сидишь за окошком и нетерпеливо поглядываешь на него, ожидая, когда, наконец, выйдет Ари.

Аранта захлопнула книгу, которую в этот момент читала, и, прищурившись, осмотрела меня.

— Ох, чует мое сердце, что он не просто так зашел! Выкладывай, что тебе от меня надо.

— Да ничего особенного, — замялся я, вспоминая мрачное пророчество Тимона. — Я могу и уйти, если ты очень занята.

— Давай-давай! Что это за тряпка, которую ты мнешь в руках?

— Это не тряпка! — оскорбился я. — Это моя рубашка! И помять ее невозможно, поскольку она и так уже мятая.

— Ну и? — подбодрила меня Аранта.

— Ну, и я хотел бы попросить, чтобы она была не такой мятой, — упавшим голосом произнес я.

— То есть, ты хотел меня попросить ее погладить? — безжалостно уточнила Аранта.

— Ну, что-то типа того, — подтвердил я в предчувствии грома и молний. Хотя погода, которая была предсказана на ближайшие дни, ожидалась ясной и без гроз.

— Ох уж эти мужчины! — покачала головой Гариэль. — Что бы вы без нас делали?

— Ходили бы в мятом, — буркнул я.

— Ну, это не самое худшее, что ожидало бы этот мир, — улыбнулась Гариэль.

— Давай сюда свою рубаху! — сжалилась Аранта. — Где она у тебя была? Это же надо было умудриться так ее помять!

— Ари, не кипятись! — жалобно сказал я. — Она была аккуратно сложена в моей сумке. Сам не знаю, как она помялась. Мама дала мне ее отглаженной.

— В сумке, — понимающе кивнула головой Гариэль. — Видела я, как ты свою сумку швырял. Все остальное после такого обращения тоже необходимо выгладить.

— Эй! — возмутилась Аранта, отобрав у меня рубашку. — Я так не согласна! Я в гладильщицы не нанималась!

— Ну что делать, если я гладить не умею? — жалобно спросил я.

— До сих пор ты же как-то справлялся? — безжалостно парировала Аранта.

— Да, — не стал спорить я. — Тут все дело в технологии. Меня Тимон научил. После стирки надо по-особому вешать сушить. Но здесь же совсем другое! Тут она уже постирана и высушена.

— У тебя братик на бытовика учится? — уточнила Ари, ловко раскладывая рубашку на столе и заодно поднимая температуру в стоящем на специальной подставке утюге. — Вот пусть он тебя научит, как делать мятые вещи отглаженными.

— А чего сама-то не научилась? — поинтересовался я, наблюдая за уверенными движениями девичьих рук.

— Да там уйма предварительных условий, — хмыкнула Ари. — Легче и быстрее вручную все это сделать.

— Так вот на что ты меня толкаешь! — обличительным тоном посетовал я.

— Терпи, раз уж не умеешь справляться обычными методами!

У меня была уйма доводов в пользу того, что мужчинам не надо гладить свои вещи, но я промолчал. Аранта вполне могла не обратить на них внимания, а то и совсем прекратить гладить. Ходить в наполовину выглаженной рубашке мне не улыбалось.

— Вот! — соизволила, наконец, закончить Аранта. — Держи! Учти, в следующий раз сам будешь гладить. Под моим чутким руководством, естественно. А то за тобой нужен глаз да глаз!

Я быстренько поблагодарил и выскочил из жилища девочек. До начала учебного дня оставалось всего ничего. Как бы не опоздать! Алим был очень строг в отношении к медитации, с которой должен был начаться сегодняшний день.

— Эль, подожди! — услышал я голос Тимона за дверью. — Вместе пойдем. Сейчас, как только этот тип оденется.

— Аранта, не задерживайся! — позвала Гариэль.

— Минутку, я только положу этот шар на место, — донесся голос Аранты. — Ой!..

— Что там у тебя, Ари?.. Ари! Аранта!!!

— Что-то случилось, — озабоченно сказал Тимон.

Эта фраза заставила меня пулей вылететь из домика.

— Что случилось?

— Не знаю, — отозвался Тимон, смотря в сторону жилища девочек.

— Я пойду посмотрю, — Гариэль решительно направилась к двери.

Мы с Тимоном встревоженно смотрели ей вслед. Гариэль открыла дверь и тут же отпрянула. В открытый проем повалил зеленоватый дым, рассеиваясь по мере удаления от входа.

— Это еще что такое? — хрипло спросил я, бросаясь к эльфийке.

— Осторожно! — Гариэль подняла руку, останавливая меня. — Не стоит с ним контактировать.

— Там же Аранта! — отчаянно крикнул я.

— Сейчас выветрится, и мы сможем оказать ей помощь! — отрезала Гариэль. — Я тебя сейчас туда не пущу! И, в конце концов, я отвечаю за твою безопасность перед Светлым лесом!

— Да на фига мне эта безопасность без Ари?! — зарычал я.

Гариэль испуганно попятилась.

Меня окружило желтое марево. Сзади, тоже испуганно, вскрикнул Тимон. Я выпрямил шею (уже драконью, между прочим) и мгновенно нырнул головой в домик девочек, вынеся попутно дверной проем. Бросок через комнату, и я носом вышиб еще и оконную раму. Проветривание обеспечено! Я втянул голову назад и снова преобразовался в человеческую ипостась.

— Ловко! — оценил Тимон, поднимаясь с земли и потирая ушибленные места. — А кто теперь будет ремонтировать?

— Бытовики! — буркнул я, всматриваясь в помещение, которое уже начало светлеть и приобретать четкость. — Эль, что это за дым?

— Он имеет сильное снотворное действие, — сообщила Гариэль, и уже озабоченно:

— Ты Аранту там не заметил?

Я отрицательно мотнул головой.

— Ох, не нравится мне это все!

— Я побегу скажу, что появились проблемы, — предложил Тимон.

— Давай! — кивнул я, не сводя взгляда с проема. — И прихвати кого-нибудь из преподов. Случай, как мне кажется, не из простых. Я думаю, что тан Тюрон или тан Хараг, на крайний случай, нам подойдут.

Тимон опрометью кинулся к учебным корпусам.

— Кажется, дым рассеялся, — сказала Гариэль, делая шаг к дому.

— Подожди! — придержал ее я рукой. — Давай сначала я посмотрю, а ты меня подстрахуй! Хорошо?

— Иди! Только будь осторожен, — кивнула Эль.

Я скользнул в домик, внимательно осматриваясь по сторонам.

— Ну что? — прозвучало снаружи.

— Ее здесь нет, — с горечью был вынужден констатировать я. — Эль, Аранты нет!

Гариэль быстро подошла ко мне.

— Я чувствую следы портала. Откуда он тут мог взяться?

Меня осенило. Аранта же взяла один из шаров с собой!

— Это тот шар! — воскликнул я. — Она что-то сделала с ним, наверное, вот ее в этот портал и затянуло. Фиксируй скорее его данные!

— Уже не могу, — покачала головой Эль. — Если бы раньше… Да и уровень у меня не тот. Эти порталы — творение мага вне уровней. Мне просто не хватает сил определиться.

— Гариэль, Колин! Вы там? — услышал я голос Тимона.

— Тут! — буркнул я, направляясь к выходу. — Ты преподавателям сообщил?

— Сообщил! — Тан Тюрон сурово смотрел на меня. — Что тут произошло?

— Аранту утянуло в портал Салтука, — отчаянно ответил я. — Тан Тюрон, вы можете определить координаты?

— Как это случилось? — отрывисто спросил Тюрон, быстро входя в жилище девочек.

— Вы помните тот мешочек с компактными телепортами? — ответил я, поворачивая вслед за преподом. — Она один оставила себе. Что тут произошло — не знаю. Только, кажется, это телепорт сработал.

— Вы когда головами думать научитесь?! — сердито спросил тан Тюрон. — Как можно допускать такие поистине непростительные ошибки? Нет! Я уже не могу определиться с координатами! Время упущено!

— Что же делать? — с отчаяньем спросил я.

— Головой учиться думать! — зло огрызнулся Тюрон. — Или ты думаешь, что она у тебя только для поглощения пищи служит? И еще для того, чтобы задавать глупые вопросы?

— Тан Тюрон!

— Колин!

Мы некоторое время сверлили друг друга взглядами. Гариэль предусмотрительно отодвинулась как можно дальше от нас.

— Это же просто! — взорвался Тюрон. — У нас есть еще несколько таких шаров. Неужели сложно сообразить? Я тебя не узнаю!

— А как, если они вон такую гадость выстреливают, как этот усыпляющий дым?

— А полигон у нас для чего? Там ведь не только тренироваться можно. И этот случай как раз для него! Да мы этот шар так разложим, что только пальчики оближешь! И не кисни! Ты же маг и дракон! Забыл?

— А Аранта у Салтука! — сердито отозвался я. — Вот об этом тоже забывать нельзя.

— Ты за кого больше переживаешь, за Ари или з Салтука? — осведомился тан Тюрон.

— За обоих! — рыкнул я. — Но по разным причинам.

— Впрочем, — задумчиво сказал Тюрон. — Будить Аранту Салтук вряд ли намерен, не дурак же он! Наверняка знает, что собой представляет высший вампир, да еще не в духе! Но и Аранте он ничего плохого пока делать не будет. Ему нужен ты. И через нее он может попытаться тебя достать.

— Ох! Как я хочу, чтобы так и было! — свирепо отозвался я, выходя на свежий воздух. — Я бы его тут же разложил на атомы, и всех дел! А так ищи его! Бегай за ним!

— Кого ищем? За кем бегаем? — прогудел Тартак, оказываясь у меня на пути. — Тебе не кажется, что коллектив должен знать о сути предстоящего веселья?

— Веселого мало! — строго отозвался тан Тюрон за моей спиной. — Пропала Аранта. Я воспринимаю это как наглый вызов. Ответ на него будет дан! Но первым делом надо посовещаться с таном Горием. Наметить основные направления достойного ответа.

— Это уже переходит всякие границы! — возмущенно рычал тан Горий, меряя шагами кабинет, в котором собрались все заинтересованные лица. — Похитить одного из наших студиозов — это вызов! Вызов всем нам! Я немедленно привлеку к решению этого вопроса всех сильнейших магов Магира! Мы найдем этого Салтука, где бы он ни находился! Найдем и спасем Аранту! Мы покажем раз и навсегда этим зарвавшимся темным, что с нами такие вещи не проходят!

— Я требую, чтобы мне дали возможность участвовать в поисках! — твердо сказал я и уже значительно тише добавил:

— Мне без нее все равно не жить!

— Я отвечаю за безопасность Колина перед Светлым лесом. Значит, и я должна входить в группу поиска! — встала Гариэль. — К тому же я ближайшая подруга Аранты. К тому же маг первого уровня.

— А я ближайший друг Колина! — вскочил Тимон. — Еще чего не хватало! Я тоже должен участвовать!

— Может быть, вы и ближайшие, но я самый большой и сильный! — взревел Тартак. — Если вы меня не возьмете, я тут все разнесу! А мое племя? Да оно же меня покроет позором и целой кучей нехороших слов! Имбец их подери!

— Наши мечи тоже лишними не будут! — со значением проговорил Харос. — К тому же мы имеем опыт военных операций.

Фулос решительно кивнул, вытащил свой меч на пару сантиметров из ножен и со щелчком вогнал его обратно.

— Мы же одна группа! — воскликнула Морита. — Нас нельзя разделять!

— А я и из рогатки отлично стреляю! — неизвестно зачем вставил свои пять копеек Жерест.

— Жерестик! — проворковал Тартак. — Достаточно будет и твоей магии. Мы тебя забросим в самую гущу врагов, а ты там уже сможешь оторваться по полной. А в перерывах можешь и рогаткой побаловаться.

— Вы забываете, что мы имеем дело с магом вне уровней! — строго повернулся к нам тан Горий. — Темным магом вне уровней!

— А вы забываете, что он имеет дело с группой! — воинственно ответил Жерест. — Нашей группой, между прочим!

— Тан Горий, — взял слово Тюрон, до сих пор внимательно наблюдавший за нами. — Я думаю, что надо будет задействовать ребят. Каждый из них в отдельности слабее Салтука, но вместе они представляют достаточную силу. К тому же, оставь мы их тут, они могут натворить глупостей. Салтуку только это и требуется. Если вы поручите возглавить их мне, то, думаю, мы сможем направить их энергию в правильное русло.

— Если вы меня не возьмете, то я сам начну поиски, — упрямо заявил я. — Попробуйте меня тогда остановить!

— Да уж! — прихлопнул ладонью по столу Жерест. — Попробуйте нас тогда остановить!

— Хризмон! А ты уверен, что это правильное решение? — спросил тан Горий, отмахнувшись от Жереста.

— А вы можете предложить что-то другое? — вопросом на вопрос ответил Тюрон. — Или вы, быть может, знаете, как остановить серебряного дракона, если он не хочет и слышать об остановке?

— Ну, вероятно, что-то и можно будет придумать, — протянул тан Горий, присматриваясь ко мне.

— Попробуйте! — предложил я, окутываясь желтым маревом.

— Только не здесь! Только не в кабинете! — завопил тан Горий. — Хорошо, хорошо! Я согласен! Слышишь, Колин? Я согласен! Немедленно прекрати это безобразие!

Я расслабился, и дымка исчезла. Да, превратись я полностью, и тану Горию пришлось бы строить новый кабинет. Но я-то полностью превращаться не собирался. Только это между нами! Тану Горию об этом знать не следовало.

— Хризмон! Только учти, что ты головой отвечаешь за каждого из этих лоботрясов!

— Да уж учту, — кивнул тан Тюрон. — Но у меня уже есть некоторый опыт работы с ними.

— Вот только поэтому, и только тебе я поручаю это дело! — пробурчал тан Горий. — А сейчас бегом за компактами и на полигон! Я распоряжусь, чтобы вам приготовили место для испытаний. Я потом туда подойду. Снимать данные надо по особой технологии. Тут требуется быть предельно внимательным и педантичным. На что никто из вас (кроме меня, разумеется) не способен!

Мы снова собрались в кабинете тана Гория. Он с таном Тюроном сидел за своим рабочим столом, разбираясь в данных, снятых с телепорта. Перед ними прямо в воздухе появлялись и исчезали какие-то разноцветные надписи, формулы и цифры. Директор и препод спорили, делали пометки в других надписях, что-то стирали и что-то добавляли.

Наконец тан Горий встал, задумчиво рассматривая итог, горящий перед ним.

— Иной мир, — вздохнул он. — Кто бы сомневался! Но вот незадача! Это не Харшад! Уж его-то координаты мне хорошо известны! Ну, ничего! В принципе, тут нет ничего сложного, и телепорт я могу навесить хоть сейчас… Вот только эти цифры меня смущают.

Тан Горий задумчиво ткнул пальцем в несколько цифр, которые под его нажатием поменяли цвет с желтого на красный.

— Надо бы разобраться, что это за цифры и откуда они здесь взялись, — задумчиво изрек директор.

— Тан Горий! — не выдержав, взмолился я. — Если вы можете навесить портал, то давайте я хоть на разведку смотаюсь! А вы пока тут изучите эти цифры, а?

— А почему это ты один?! — возмутился Тимон. — А вдруг там засада? Надо, чтобы кто-то тебя прикрывал!

— И еще надо, чтобы туда пошел кто-то, кто хорошо разбирается в следах! — решительно сказала Морита.

— И этих следопытов тоже надо прикрывать! — решительно вмешался Фулос.

Харос так же решительно кивнул ему и встал.

— Можно отправиться на разведку всем отрядом, — усмехнулся тан Тюрон. — Для надежности.

— Но только на разведку! — грозно уточнил тан Горий. — Туда и обратно! Не задерживаться! Посмотрели, что к чему, и вернулись. Ясно? А я пока посмотрю, что это за данные.

Тан Горий, сверяясь с записями, составил формулу телепорта и взмахом руки активировал его.

— Телепорт односторонний, — как бы извиняясь, пояснил он. — Хризмон, я тут на скорую руку вектор возврата набросал. Запомни его. Потом используешь при возвращении.

Тан Тюрон кивнул, запоминая появившиеся цифры. Мы же в это время один за другим прыгали в рамку портала.

 

Глава 7

Я сразу же шагнул в сторону, уступая место Тартаку, который следовал за мной. Нет охоты попадать под его тяжелую лапу!

Место выброса представляло собой какие-то катакомбы. Грязно, битые камни под ногами, покрытые плесенью стены… А это что за клочок пергамента лежит?

Я наклонился, подбирая сей инородный предмет. А он не отсырел здесь еще — значит, лежит недавно. О! И какие-то письмена на его обратной стороне.

Я попытался создать осветительный пульсар и с ужасом понял, что у меня не получается! И если бы только пульсар! У меня ничего не получается!

Я издал хриплый звук, пытаясь предостеречь остальных. В это время появился замыкающий наш отряд Жерест, и портал схлопнулся.

— Кажется, мы здорово попали, — раздался в темноте голос тана Тюрона.

Ну, не в полной темноте. Это я слегка преувеличил. Все-таки свет как-то сюда просачивался. Я достаточно хорошо видел всех ребят и препода.

— Давайте на выход! — распорядился Тюрон. — По одному, и осторожно! Не исключено, что нас у выхода может поджидать засада.

У выхода засады не было. Уж лучше бы она была, но при привычных условиях! Я чувствовал себя каким-то опустошенным. Чего-то не хватало. Чего-то важного и неотделимого от меня. Судя по лицам моих друзей, они чувствовали себя так же.

Стоп! Это что еще такое?

Я оторопело смотрел на лицо Гариэль. Оно изменилось! Нет, оно оставалось все так же красиво и привлекательно. Но исчезли черты, свойственные эльфийскому народу. Гладкие волосы, затянутые в прическу, были белы, но не белоснежны. Маленькие аккуратные ушки больше не имели острых кончиков. Это были человеческие уши! В больших синих глазах стояли растерянность и испуг.

Я взглянул на Тартака. Ну, он-то как раз сохранил свои габариты! Но опять-таки исчезли черты, свойственные троллю. Горному троллю, в расцвете лет и сил.

— Тан Тюрон, — выговорил я. — По-моему, у нас назрела большая проблема.

— И боюсь, что не одна, — кивнул Тюрон.

— Что-то у меня такое паршивое ощущение, что у меня палицу отобрали! — пожаловался рядом Тартак. — Но вот же она! Ничего не понимаю!

— У тебя, Тар, забрали не палицу, а магию, — горько сказал я. — И если с палицей вопрос решился бы просто, то с магией как раз наоборот!

Над поляной перед выходом из руин, в которые мы десантировалась, повисла тягостная тишина. Мы оказались без главного нашего оружия.

— Ну, что, орлы? — наконец сказал тан Тюрон. — Давайте решать, что делать дальше. Пока будем решать, бдительности не терять! Мы сейчас уязвимы, как никогда! Колин, что это у тебя в руке?

Я только сейчас вспомнил, что сжимаю в ладони огрызок, подобранный в катакомбах.

— Да вот, в месте выхода нашел, — пояснил я, распрямляя лист. — Эй! Да тут есть надпись! Это же письмена Харшада!

— А ну-ка! — потребовал тан Тюрон, протягивая ко мне руку.

Я безропотно отдал ему лист. Тан Тюрон некоторое время вчитывался в содержание.

— Ну, что там? — нетерпеливо спросил Тимон.

Тан Тюрон кашлянул и поднял на меня взгляд.

— Это письмо адресовано тебе, Колин. Но, с твоего разрешения, я зачитаю его вслух. Потому что касается оно всех присутствующих.

Я кивнул головой, соглашаясь.

Тан Тюрон начал негромко читать:

"Если ты держишь это письмо в руках, молодой дракон, то ты попал сюда. С чем тебя и поздравляю. Это свидетельствует как о твоем уме, так и о твоей глупости.

Сначала, обнаружив в ловушке вместо тебя эту бесполезную девчонку, я расстроился (и за это ты мне еще заплатишь). Но потом я вспомнил, что вы страдаете такими никчемными и вредными чувствами, как благородство, любовь, дружба. Это дает мне надежду, что ты здесь появишься. Иного способа попасть сюда, как тем же образом, что и твоя подруга, не существует. Если ты проснешься здесь до того, как я за тобой приду, то сразу осознаешь, что я наконец-то оказался сильнее тебя.

Так вот. Тебя здесь ждет большой сюрприз! В этом мире нет магии. Есть только два места, где она возможна. И оба они мною надежно перекрыты. Да ты до них и не доберешься! Тебя еще раньше изловят и доставят ко мне.

Так и быть! Я позволю тебе увидеть эту девку, когда твоя кровь уже будет струиться в мою чашу. Твои страдания добавят остроты этому блюду.

До встречи! Великий темный маг Салтук".

Тан Тюрон опустил письмо и даже как-то виновато взглянул на меня.

— Мы все попали в эту ловушку.

— Не все так плохо! — неожиданно подал голос Жерест.

— Да? И что же ты тут хорошего увидел? — уныло спросил Тюрон.

Постойте! Кажется, я понимаю.

— Салтук думает, что я сюда попаду один. А я, оказывается, на самом деле не один. Мы сюда всей группой свалились, да еще и преподавателя с собой прихватили. Ты это хотел сказать, Жерест? — повернулся я к нему.

— Что-то типа того! — лучезарно улыбнулся мне рыжий.

— Да! Хоть мы и без магии, но при оружии. Этого не стоит забывать! Вон, в моем мире, на Земле. Там ведь тоже живут без магии, и ничего. Выживают.

— Я так понимаю, что план прост! — прогудел Тартак. — А чего мудрить, в самом деле? Спасаем Аранточку, даем в голову этому уроду, который Салтук, быстренько находим место, где действует магия, и рвем отсюда когти.

— Как все просто! — восхитилась Гариэль. — Осталось только найти, где этот негодяй прячет Ари, сыскать его самого (а как же иначе дать ему в голову?), обнаружить место магии и убраться отсюда. И как ты это сделаешь?

— Сделаю! — убежденно рыкнул Тартак. — Вы ищите, а я буду делать!

— Так! Всем стоп! — скомандовал тан Тюрон. — Включаем логику! Первым делом вооружение? Как у нас с этим?

Морита торжествующе потрясла своим луком. Гариэль извлекла, в свою очередь, свой и печально сказала:

— А вот стрелы я не брала. Я думала, что мы только туда и обратно. В крайнем случае, я могла бы вырастить несколько стрел.

— Ничего! — отозвалась Морита. — У меня тут есть пять десятков. Пока хватит.

— Мои стрелы были зачарованными! — напомнила Гариэль.

— А здесь один фиг — что простые, что зачарованные, — печально сказал я. — Магии-то нет.

— …У братьев мечи. У меня, Тимона и Колина — рапиры, — продолжал тем временем Тюрон. — Жерест! А ты чем нас порадуешь?

Жерест, радостно улыбаясь, вытащил из-за пояса рогатку.

— И это все? — удивленно спросил Тюрон.

— Эх, не знаете вы, что такое рогатка! — вздохнул Жерест. — Главное, проблем с боеприпасами не бывает! Стреляет всем, что под руку попадется.

В подтверждение своих слов он подхватил с земли камень и, мгновенно прицелившись, выстрелил в дерево, стоящее на противоположном конце поляны. Сила, с которой камень ударился об ствол, меня даже удивила.

Надо сказать, что рогатки в Хаундаре, городке, близ которого была расположена наша Школа, явление довольно распространенное. Простолюдинам было запрещено носить оружие. Но, как говорится, голь на выдумки хитра. Получили распространение именно рогатки, которыми местные умельцы научились довольно ловко владеть. На рынке даже можно было приобрести ленты из каучука с какими-то добавками, которые хоть и уступали по качеству земной резине, но все же были очень неплохи.

Мне было как-то неуютно. Нельзя сказать, что я боялся. Нет, конечно! Багран Скиталец дело свое знал! Рапирой я владел уже достаточно хорошо. Опять же, умел ускоряться, что давало мне дополнительное преимущество. Но вот то, что магии больше нет, меня расстроило. Ведь именно она придавала нам уверенность. Как будущие боевые маги, мы и учились применять ее в первую очередь.

— Эх! — пробурчал Тартак, подобрав с травы шишку. — А ведь мы даже супчика тут не сварим. Все уроки тана Пекаруса по бытовухе зазря!

— Вечно у тебя, Тар, мысли об одном! — сердито сказала Морита, поглядывая на тана Тюрона, который, прикрыв глаза, ушел куда-то в астрал.

— И не об одном вовсе! — прогудел Тартак.

— Ну, да! — согласилась Морита. — Если не поесть, то кого бы палицей стукнуть.

— Вот! — назидательно поднял палец Тартак. — Каждый должен делать свое дело. Вот они думают, ты стреляешь, а я стучу…

— Так! — вывалился из астрала тан Тюрон. — Здесь, конечно, все очень слабо, но примерно направление, в котором нам надо двигаться, я определил.

— Вот только осталось определить, то ли это направление? — невесело улыбнулся я.

— Не увидишь — не узнаешь, — пожал плечами Тимон.

— Я думаю, что Салтука и Аранту надо искать вблизи одного из мест магии, — продолжил Тюрон. — Именно там Салтук силен. И, конечно же, эти места он постарается от нас защитить. За Аранту мы пока можем не беспокоиться. Вряд ли он ее сейчас тронет. Не исключено, что он и ее попытается убить, но только после тебя, Колин. Страсть к театральным эффектам у темных в крови. Ему надо насладиться ее отчаянием, болью и бессилием.

У меня невольно вырвалось что-то похожее на рычание. Ребята с надеждой повернулись ко мне, но, к сожалению, рычанием все и закончилось. Обернуться драконом я не мог.

— В любом случае нам надо двигаться к одному из мест, где возможно применение магии, — продолжил тем временем Тюрон. — Мы тогда, как минимум, сможем вернуться в Магир и повторить попытку, но уже тщательно и основательно подготовившись. Багран Скиталец, кстати, возглавляет один из отрядов, которому отсутствие магии никак не мешает. Даже как бы наоборот!

— Так это же сколько времени займет! — запротестовал я.

— Не так уж и много! — отрезал тан Тюрон. — Зато они профессионалы в таких делах!

— Ну и кто мне скажет, чего мы тут сидим? — не выдержал Тартак. — Я вот слышу, что там кто-то идет. Не хватало еще, чтобы нас тут врасплох захватили!

Мы мгновенно подхватились на ноги и по взмаху руки Тюрона быстро спрятались в кустах, обильно росших по краям поляны.

Моя рука опустилась на рукоять рапиры. Гариэль, притаившись рядом со мной, чуть скрипнула тетивой, натягивая лук. Хищное жало стрелы смотрело на начало тропы, которая вела от поляны перед развалинами вглубь леса. Хм. Есть магия тут или нет, а умения стрелять у наших девочек не отберешь!

Прошло несколько минут, прежде чем я услышал звук шагов. Оставалось только поражаться слуху Тартака. Откуда у него такой? Ведь и наш тролль преобразовался в человека. Пусть и очень большого, но человека.

На поляну вышел не то чтобы старик, а скорее пожилой человек. Одежда его была небогатой, но добротной. Темные волосы с сединой окружали блестящую на солнце плешь. Лицо сухощавое. Губ почти не видно. Глубоко посаженные глаза цепко осмотрели поляну.

Смотри-смотри! Спрятались мы качественно, а следов на поляне просто еще не успели оставить.

Человек целеустремленно направился к входу в катакомбы. Как только он исчез в проеме, из кустов неслышно выскочили братья и встали по обеим его сторонам, держа в руках обнаженные мечи. Тартак, закинув за плечи палицу, ловко, огромной обезьяной вскарабкался наверх, заняв позицию точно над проемом.

— Это он? — шепотом спросил тан Тюрон, появляясь рядом со мной.

— Нет, — мотнул головой я. — А об остальном мы его спросим. Главное, чтобы ребята не перестарались.

— Ну, если только Тартак на него сверху не свалится, то я думаю, что мы его возьмем живым, — оптимистично заметил тан Тюрон.

В это время послышался шум в проеме. Из него торопливо выскочил давешний человек, на его лице явно читалось выражение тревоги и озабоченности. Мы с Тюроном одновременно шагнули ему навстречу, загораживая дорогу.

Человек резко, как будто споткнувшись, остановился и развернулся, явно собираясь задать стрекача обратно в катакомбы. Но братья были настороже! Они, благожелательно улыбаясь, заступили проход, все так же держа в руках обнаженные мечи.

— Внимание! Я падаю! — прогудело сверху.

Наша реакция на эти слова была молниеносной. Тан Тюрон резко протянул руку, ухватил мужика за шиворот и рванул к себе. Я отскочил назад. Братья тоже шарахнулись. Падающий Тартак — это вам не шутка! Потому как веса в этом Тартаке очень немало. А если он еще и с палицей…

— Не удержался, — поднимаясь с земли, виновато пробасил Тартак в ответ на недовольный взгляд тана Тюрона. — Забыл, что тут левитировать нельзя, а камни скользкие.

Мужичок слабо икнул. Он было дернулся, чтобы вырваться из рук Тюрона. Но это бесполезно! Хватка у нашего преподавателя железная.

— Так! И что мы тут имеем? — осведомился тан Тюрон, передавая мужичка в руки братьев.

Братцы сразу же крепко подхватили его под руки и зажали между собой так, что тот даже шевельнуться не мог.

— Я тут случайно проходил… — заблеял испуганным голосом наш пленник.

Ясно же — врет! Вон как глаза бегают по сторонам.

— Врешь! — подтвердил мою догадку Тюрон. — Правду говорить не хочешь. Значит, придется нам ее из тебя вытаскивать!

Интересно, как это тан Тюрон собирается делать? Эх! Сюда бы нашу магию! Я думаю, что одного преобразования в дракона и демонстрации его пиротехнических возможностей хватило бы, чтобы этот кадр рассказал нам все. Я уже не говорю о богатейшем магическом арсенале таких методов у тана Тюрона. Но здесь-то этого нет!

— А давайте я в него пару раз из рогатки пальну! — кровожадно предложил Жерест. — Гарантирую: будет больно, но не смертельно.

Мужичок пренебрежительно усмехнулся.

— Я не боюсь боли! Можете пытать меня, порождения Тьмы!

— Что-то мне подсказывает, что это действительно так, — подтвердила подошедшая к нам Гариэль.

— Что, эмпатия действует? — спросил тан Тюрон, оглянувшись на нее.

Гариэль неопределенно передернула плечиками.

— Не знаю. Это значительно слабее, чем там, у нас.

— А давайте я ему спою, — неожиданно предложил Тартак.

Ну, он и садист! Зря ты, мужик, улыбаешься пренебрежительно. Ой, зря!

— Я заметил, — прогудел Тартак, — что после моих песен люди становятся добрее и сговорчивее.

— А что, может, и подействует? — тана Тюрона даже передернуло от одного воспоминания о песенном таланте Тартака.

— Меня не испугать вашими песнями! — заносчиво провозгласил пленник. — Я даже люблю, когда поют.

Ну-ну! Посмотрим, как ты потом запоешь!

— Тан Тюрон, — озабоченно обратился я к преподавателю. — Мысль Тартака очень хорошая, но я считаю, что количество слушателей надо сократить до одного. Вот его.

Я ткнул пальцем в сторону пленного.

— Правильно! — поддержал меня Тимон. — Привяжем его к дереву и отойдем подальше. А подойдем уже после того, как паника в лесу уляжется. Я думаю, что клиент уже будет доведен до кондиции к тому времени.

— Нам-то не надо становиться добрее и сговорчивее, — пояснил я в ответ на возмущенный взгляд Тартака. — Пока не надо. Так что ты давай его одного таким делай.

Идея тану Тюрону, видимо, тоже приглянулась.

— Привяжите его вон к тому дереву! — распорядился он. — Всем отойти!

Тан Тюрон быстро распределил направления, по которым нам следовало отойти.

— Собираемся здесь примерно через час, — распорядился он. — Я думаю, что этого времени хватит с головой.

Тартак тем временем прогудел несколько пробных нот. Я ощутил острое желание как можно быстрее выполнить распоряжение тана Тюрона об отходе.

— Значит, пение слушать любишь? — мило улыбнулся недоуменно на нас взиравшему пленному Тюрон. — Тогда слушай! Ручаюсь, такого ты еще не слышал! Расходимся!

Я быстро сиганул в кусты, росшие в том направлении, которое мне указал наш препод.

Удаляясь с максимальной скоростью, я все же услышал, как взревел Тартак, начиная сольную партию в хоровой песне победы. Хора, правда, не было. Но песнь была! Я еще больше поддал жару. Даже находясь здесь, рулады Тартака было трудно переносить.

Когда я вернулся, все наши уже были в сборе. Гариэль и Морита спорили, каким образом можно привести в чувство нашего пленного. Сомневаюсь, что хоть что-то из того набора, что они предлагали, подойдет. Там во всем была магическая составляющая.

Тартак клятвенно уверял тана Тюрона и ребят, что он только пел и ничего больше.

— Видать, его от моей песни совсем разморило, — умильно поглядывая на мужичка, проворковал Тартак. — Надо было бы ему еще спеть бодрящий марш охотников за медом. Но в нем я не все ноты могу взять.

— Ну что вы там спорите? — нетерпеливо обратился Тюрон к девочкам. — Воспользуйтесь народными методами. Похлопайте его по щекам. Раз дышит, значит, жив! Колин, хорошо, что ты пришел. Мотнись по окрестностям, может, найдешь ручеек или озерцо с водой. Морита, я у тебя котелок видел. Дай его Колину. Ребята! Вам персональное задание. Надо развести костер. Думайте, как это сделать, но костер должен быть. Морита и Гариэль, после того как приведете в чувство этого человека, надо бы поохотиться. Не умирать же нам от голода! Ну, а я займусь допросом пленника. Тартак, ты на всякий случай держись поблизости. Думаю, что твой вид будет напоминать пленному, что все мы смертны, если над этим очень постараться.

 

Глава 8

Ручеек я нашел достаточно быстро. И вода в нем была очень неплохая. Чистая. А холодная — даже зубы ломит! Вернулся и стал любоваться на то, как наши орлы разводят костер. Причем, довольно странным образом. Вот ведь воистину — забери у мага его дар, и маг становится беспомощней ребенка! Четыре лба сидели вокруг сложенной кучи дров и пялились на нее, как будто именно таким образом можно разжечь огонь.

Я поставил полный котелок на камень и присоединился к созерцающим.

— Что, не горит? — сочувственно спросил я.

— Нет, — Жерест отрицательно мотнул головой и тяжело вздохнул.

— А чем вы его поджигаете?

— Вот сидим и именно над этим думаем! — сердито отозвался Тимон. — Дрова есть, а чем их поджечь?

— То есть, ни у кого нет ничего зажигательного? — спросил я.

— Можно подумать, что у тебя есть, — пробурчал Фулос.

— Мальчики! Мы пошли на охоту, — прощебетала Морита. — Я надеюсь, что к нашему возвращению будет, на чем приготовить добычу.

— Я тоже на это надеюсь! — многозначительно прогудел Тартак, стоя рядом с таном Тюроном.

Четверка хмуро взглянула на Мориту, синхронно перевела взгляд на Тартака и опять уставилась на кучу дров.

— Пленного обыскали? Может, у него что-нибудь имеется, — поставил вопрос я.

— Умный, да? — фыркнул Жерест. — Его мы обыскали в первую очередь. Пусто!

— В древности, на Земле, люди добывали огонь трением, — просветил я остальных.

— Что и обо что тереть? — уныло поинтересовался Тимон.

— Понятия не имею, — пожал плечами я. — Секреты технологии до меня не дошли.

— Тогда сиди и молчи! — сердито пробурчал Харос. — Не мешай думать!

— Ах, вы думаете, — кивнул я. — Ну-ну! Когда накал мыслей достигнет нужной температуры, то возгорится пламя. Боюсь только, что это будет не скоро, где-то к новому году. Причем, не обязательно к ближайшему.

Меня осенило! Ведь в кармане я таскаю складную лупу. Сам не знаю зачем. Вот нравится она мне.

А что? Солнце есть, насобирать новую кучку сухих веток тут не проблема. Этих четверых за невежливое отношение ко мне, гениальному, надо наказать. Пусть и дальше думают.

Я поднялся и отошел в сторону.

— Эй! Ты куда? — донеслось от мыслителей. — А костер?

— Это ваша задача! — пожал плечами я. — Мне было поручено принести воды. Вон котелок на камне. Он полон качественной воды. Так что я со своей задачей справился и имею право отдыхать.

Ответных доводов у ребят не нашлось, и они снова хмуро уставились на предмет их вожделений.

Конечно, для моих целей было достаточно яркого солнышка и обычного стекла от очков. То, что у меня есть лупа — это даже еще лучше! КПД больше. Я выбрал местечко под полуразрушенной стеной, хорошо освещенное солнцем. Насобирал сухой травы, тоненьких веточек. Рядом находилась приличная охапка веток потолще. Больше собирать не было смысла. Все остальное, по моим замыслам, приволокут вон те мыслители.

Наверное, каждый в свое время занимался такими фокусами. Причем, упражнялись, кто чем мог. В ход шли увеличительные стекла от папиных (маминых, сестриных, братских, собственных — нужное подчеркнуть) очков. Я уже не говорю о том, что существовали целые приборы для выжигания по дереву. То есть, это искусство было на Земле повсеместным, и каждый мальчишка знал, как и что делать.

Совсем иначе обстояло это дело на Магире. Зачем добывать огонь при помощи увеличительных стекол, которые здесь к тому же стоят недешево? Проблем-то! Шарахнул точечным пульсаром в кучу дров, пусть попробуют не загореться! Если пульсаров в наличии не имеется (ну, бывает такое, что же делать), то на этот случай имелись трут и огниво. Я особо в это не вникал. Не было такой нужды. Говорят, что бытовых магов обучают нескольким способам добычи огня, и не магическим в том числе. Да вот беда, тут-то их, бытовых магов, не было!

Задымила и вспыхнула травинка. Огонек перекинулся на кучку сухой травы, потом на тоненькие веточки. И вот уже небольшой костерок весело потрескивает передо мной.

— Как ты это сделал?

Мама родная! Сколько же возмущения в этом простом вопросе!

Я обернулся и напоролся на прокурорский взгляд четырех пар глаз. Был там еще и пятый, радостный. Но это был взгляд бывшего тролля, и он был не в счет!

— Голова человеку дается не только для того, чтобы шапку носить! — внушительно постучал себя пальцем по лбу я. — А теперь перетаскивайте ту кучу дров сюда и поддерживайте огонь!

Меня интересовало на данный момент, что удалось выяснить тану Тюрону. Судя по всему, беседа была в полном разгаре. Я подошел поближе и стал прислушиваться.

— Ты мне не ври! — поучающе втолковывал Тюрон пленнику. — А то наш Тартак еще не все спел. У него сейчас настроение такое. Петь ему хочется.

— Угу! — прогудел Тартак. — Я тут еще одну песню вспомнил. "Кабздых геркаш" называется. Очень хорошая, лирическая. Слезу вышибает сразу.

— Ну, слезу из Тартака, а из остальных — дух! — просветил Тюрон мужичка. — Так как? Будем общаться, или пусть Тартак начинает?

Мужичок явственно вздрогнул.

— Э-э-э, я бы лучше с вашей милостью поговорил, — наконец решился он.

— С нашими милостями! — поправил я, решительно присаживаясь рядом. — Но если ты что-то будешь скрывать, то особых милостей не жди!

— Как зовут? — отрывисто спросил тан Тюрон.

— Пас Куаль, — с готовностью представился мужичок.

— Итак, Пас. Что ты тут забыл? — пытливо всматриваясь в пленника, спросил тан Тюрон. — Только не выдумывай ничего! Я сразу узнаю, если ты мне соврешь.

У меня чуть было не вырвался вопрос: "Как?" Но я героически его задушил на подходе к озвучиванию. Должно быть, тан Тюрон решил таким образом оказать психологическое давление на пленного. Но то, что последовало после этого, заставило меня открыть рот от изумления.

Тан Тюрон начал задавать вопросы таким образом, что у пленного не оставалось времени на обдумывание. Причем, вопросы следовали самые разные, не взаимосвязанные. Порой я не мог понять, каким образом нам может пригодиться ответ на тот или иной вопрос. Но Тюрон хорошо знал, что делал. Не сразу, но я уловил определенную систему в его напоре. Среди вороха, казалось бы, никому не нужных вопросов встречались очень умело замаскированные, и такие, которые давали именно нужную нам информацию. Тюрон умело чередовал интересы по всем областям. Иногда одни и те же вопросы он задавал в разных формулировках. Конечно, не на все Пас смог ответить. Но постепенно передо мной вырисовывалась картина, которая проясняла, что и как нам делать дальше. Пас дал нам массу нужных сведений, для того чтобы ориентироваться в этом мире.

Мир назывался Шаррасса. Оказывается, здесь царил странный порядок. Этакие страны с королями и парламентами. Парламенты состояли из двух палат. В одной все, поголовно, были дворянами. В другой палате, заседали купеческие деятели. Был еще и Совет, который суммировал все, что выдавали "на гора" эти палаты, и приводил решения к какому-то законченному виду. Далее следовало решение короля, который росчерком пера (или что тут у них), придавал указу законную силу.

Да, были тут две области со свойствами, силу которых не могли осознать местные научные мужи. Забыл сказать, науками тут занимались исключительно представители мужского населения. Для этих целей в каждой уважающей себя столице имелся университет.

Одна из этих странных областей располагалась неподалеку от нас. Когда Пас рассказал о ней, мы с Тюроном обменялись быстрыми понимающими взглядами.

Салтук, он же сон Талтук, появился здесь не так давно. Но за это время успел набрать авторитет и силу. Пас не знал, откуда у него брались деньги и как он стал местным дворянином. Он только знал, что Талтук весьма влиятелен и при дворе, и среди парламентариев.

История, как Пас Куаль стал его слугой, проста и банальна. Пас служил при особняке местного дворянина, потом этот особняк вместе со всем штатом слуг выкупил Салтук. С тех пор Пас выполняет разные мелкие его поручения. Каждый раз Салтук втолковывает Пасу, что он не должен никому рассказывать, кто он и чей слуга. Почему? Да Пас и сам не может взять это в толк. Ведь все в городе знают, что он служит при особняке сона Талтука.

А вот совсем недавно сон Талтук привез с собой одну девушку, которая очень крепко спала. Потом он ее сразу же увез. Куда (это вопрос, не вытерпев, задал я) — Пас не знал. Но с тех пор Талтук обязал его ходить вот сюда, на это место, внимательно осматривать обстановку и при малейшем изменении немедленно докладывать ему, Талтуку. Если на пути Паса встретится странный парень в непривычной одежде, то ни в коем случае не признаваться, что Пас — слуга сона Талтука, а немедленно бежать и сообщить об этом. Кто же знал, что ему повстречается не один странный парень, а целая куча странных людей? Пас при этом многозначительно покосился на Тартака.

Тролль, который так же внимательно, как и мы, слушал, рассказ пленника, намек понял. Он угрожающе засопел и потянулся за палицей. Но потом передумал, ласково улыбнулся Пасу и пробасил:

— Счас спою!

Мы все трое испуганно подпрыгнули.

— Не надо! — быстро сказал тан Тюрон. — Петь не надо! Главное — Пас рассказал все, что нам нужно было узнать. А для него мы действительно выглядим несколько странновато.

— И что нам с ним теперь делать? — хмуро спросил я. — Отпускать нельзя. Моментально хозяину доложит. Оставить с нами? А на кой леший он тут нужен?

— Есть еще вариант, — пробурчал Тартак, многозначительно поигрывая палицей.

— Это исключено! — решительно отмел предложенный вариант Тюрон. — Да и хватятся его дома быстро. Есть один способ. Внушение не имеет магической основы. Разве что чуть-чуть, самую малость. Но мне думается, что я смогу и без нее справиться.

Тюрон сел так, чтобы находиться напротив лица Паса. Тот настороженно следил за ним.

— Ты расслабься, — ласково улыбаясь, посоветовал Тюрон. — Ничего плохого тебе не будет. Смотри мне в глаза!

Пас попытался было сопротивляться, но тану Тюрону удалось поймать его взгляд и уже не отпускать. Вот это да! Надо будет обязательно научиться этому трюку. Очень полезная, оказывается, вещь. Тюрон начал размеренно и четко втолковывать мужичку, что он, Пас Куаль, тут ничего подозрительного не видел. Что все прошло, как обычно. Все находилось на своих местах. А задержка произошла из-за широко разлившегося ручья. Мол, пришлось искать брод, где можно было перейти.

Из леса выскользнули Морита и Гариэль. Морита гордо несла свой лук, а Гариэль тащила пять тушек каких-то крупных птиц. Все это, конечно, хорошо. Но как мы их будем готовить, имея в наличии всего лишь маленький котелок с водой?

Но я зря волновался. У запасливой охотницы Мориты имелся даже немалый запас соли. За готовку взялись она и тан Тюрон. Птицы были ощипаны, выпотрошены и насажены на рапиры, которые пришлось использовать в качестве вертелов.

 

Глава 9

Пас Куаль уже давно ушел. Тартак наматывал круги, вокруг готовящихся птичек. В общем, жизнь налаживалась!

Надо сказать, что благодаря нашим стараниям, а может, вопреки им, птички получились очень вкусными. Во время еды тан Тюрон поведал нам о своем плане дальнейших действий.

— Передвигаться нам придется скрытно, — задумчиво говорил он. — Одежда наша действительно выглядит несколько необычно по сравнению с местной модой.

— Так за чем дело встало? — удивленно спросил Фулос.

Харос так же недоуменно поднял брови.

— Заходим в первый же дом и именем короля отбираем нужную одежду! — продолжил Фулос.

Харос сделал решительное движение, вытянув свой меч на пару сантиметров, и защелкнул его обратно.

— И по всей округе пойдут гулять слухи, что бродят тут странные люди и отбирают последнее у бедных селян? — иронично продолжил Тюрон. — Боюсь, что слухи до Салтука доберутся значительно раньше, чем мы. У меня есть другое предложение.

— Какое? — деловито спросил Тартак, отбирая у Жереста половину птицы.

— Отдай, обжора! — потребовал Жерест. — Ты свою птицу уже съел!

— Отстань! — благодушно посоветовал Тартак. — Я большой, значит, и птицы мне нужно больше.

— На! Я больше не хочу, — предложила Жересту Гариэль свою порцию.

— Не отвлекаемся! — строго сказал я. — Тан Тюрон повторять не будет.

— Ох! Не хотелось бы, — вздохнул Тюрон. — Двигаться нам придется во-он в том направлении, — он указал рукой. — Если я правильно понял из пояснений Паса Куаля, там сплошной лес. Ну да нам не привыкать к любым условиям.

— И это сколько же нам идти придется? — с сомнением спросил я.

— Может, неделю, может, полторы, — пожал плечами тан Тюрон.

— Да за это время, Салтук точно допетрит, что мы уже здесь, — в сердцах сказал я.

— Или решит, что задача оказалась нам не по зубам, — спокойно продолжил Тюрон. — Ведь Пас Куаль и дальше будет приходить сюда каждый день и докладывать хозяину, что ничего не изменилось. Не забывайте, что Салтук тут в таком же положении, как и мы. Гипноз не относится к магическим воздействиям. Даже забери Салтук Паса в зону, где магия работает, он не сможет обнаружить такое воздействие. К тому же темные обладают одной весьма полезной в нашей ситуации привычкой….

Тан Тюрон замолчал, с удовольствием уминая свою порцию.

— И какая же это привычка? — осторожно поинтересовался Тимон. — И как она может пригодиться нам?

— Они, темные, имеют обыкновение недооценивать противника, — удовлетворенно вздохнул Тюрон. — Они считают, что они самые умные и хитрые.

— Но он же, оставил письмо, — хмуро заметил я. — Значит, предполагал, что я сюда приду.

— Если ты забыл, что там было написано, то я тебе напомню, — усмехнулся Тюрон.

Он наморщил лоб, вспоминая:

— "Иного способа попасть сюда, как тем же образом, что и твоя подруга, не существует. Если ты проснешься здесь до того, как я за тобой приду, то сразу осознаешь, что я наконец-то оказался сильнее тебя".

Мы молчали, ожидая, что Тюрон пояснит смысл своего вывода.

— Неужели непонятно? — удивленно спросил тан Тюрон. — Салтук считает, что ты разобьешь шар, наглотаешься его дряни и спящим перенесешься сюда. А ему только и останется, что прийти за тобой или выловить тебя, если ты проснешься до его прихода. Он даже мысли не допускает, что ты можешь обратиться за помощью к старшим товарищам, которые помогут тебе и определят координаты, не рискуя здоровьем. Темные — отъявленные индивидуалисты. Они не признают, что есть такое явление, как дружба. А значит, Салтук не предполагает, что сюда отправилась вся группа. Да и я еще в придачу.

— Что-то я не могу понять, — нахмурилась Морита. — Он же темный! Он вне категорий! Неужели он так глуп?

— О, нет! — покачал головой Тюрон. — Он не глуп! Судя по его записям, он очень продвинулся в темной магии. Но, поднаторев в темных силах, он не удосужился заняться обычной психологией. Он не верит, что существуют чувства, недоступные ему. Именно в этом заключается основная его ошибка! Возможно, со временем он бы ее осознал. И даже, я думаю, наверстал бы упущенное. Вот тогда бы он стал очень серьезным противником! Наша задача — не дать ему успеть сделать это. Но сначала мы должны спасти Аранту. Только после этого мы можем взяться за ликвидацию Салтука.

— А я знаю, кого позвать на помощь в этом мире, — хмуро процедил я.

— Да? — поднял бровь Тюрон. — Интересно. Только помни, что магия тут не действует.

— А клану Виа Дента магия не особо и нужна, — хмыкнул я. — Я думаю, что братец Аранты и ее отец с удовольствием возьмут на себя поиски того, кто похитил Ари.

— Только при условии, что они присоединятся к нам! — прогудел Тартак. — Я, знаешь ли, тоже очень хочу подержаться за этого прыща.

— Ты забываешь, что клан Аранты не здесь, — покачал головой Тюрон.

— Но, если мне не изменяет память, вы говорили, что тут имеется два места, в которых возможно применение магии, — напомнил я. — Где гарантия, что Ари находится именно там, куда направляемся мы?

— Мда, — ухватился за подбородок Тюрон. — Ты прав. Тогда так! Мы добираемся до места и, если там Аранты нет, отправляемся в Магир. Там мы берем подмогу, и снова сюда. И тогда уже пусть Салтук и его слуги поостерегутся!

— Так чего мы сидим? — прогудел Тартак. — Встали! Пошли!

Ну, так мы встали и пошли. Перед уходом мы тщательно убрали следы нашего пребывания. Письмо Салтука было уложено туда, где я его и нашел. Очень тяжело было без магии ликвидировать следы костра, но мы справились и с этим.

Поход начался с небольшого инцидента между представителем местной фауны и Тартаком. Как этот мишка, на свою косматую башку, забрался сюда, я не знаю. Но, тем не менее, он пасся в малиннике, возле которого мы оказались через полчаса ходьбы. Сочтя, что это прибыли конкуренты, медведь радостно взревел и, поднявшись на задние лапы, двинулся навстречу Тартаку, шагавшему первым.

Тартак взревел не менее радостно. Наконец-то можно было на ком-то оторваться. А именно этого и требовала поэтическая душа Тартака. Отбросив в сторону палицу, он одним прыжком оказался возле косматого сладкоежки. Уклонившись от дружеских объятий, влепил медведю здоровенную затрещину. Ну, это для того, чтобы сразу дать понять, кто тут хозяин. Медведь не понял. Обиженно взревев, он попытался дать сдачи. Но Тартак, щедрая душа, от сдачи отказался и добавил медведю "на чай". Короче, половину малинника эта парочка вытоптала начисто. Доводы Тартака оказались более убедительными, и медведь, высоко подкидывая толстым мохнатым задом и обиженно ревя, пустился наутек.

— Распустились тут, — заметил Тартак, подхватывая с землю свою любимую палицу. — Ничего, я вас еще построю рядами и колоннами!

— Хорошо, что это не нечисть какая, — глубокомысленно изрек Жерест.

— Здесь нечисти не может быть по определению, — возразил тан Тюрон. — Нечисть возможна только в мире, где есть магия. Ибо она есть проявление темной силы и имеет магическую основу.

— Кто бы еще это объяснил самой нечисти? — пробормотал я. — А то бродит сердешная и не знает, что ее тут быть не должно.

— Это ты о чем? — живо повернулся ко мне тан Тюрон.

— Это я о Салтуке, — сердито пояснил я. — Вот он и есть самая натуральная нечисть!

— Ошибаешься, — спокойно поправил меня Тюрон. — Он подобен нам. Только если мы оперируем светлыми силами, то он оперирует темными. И тут мы примерно в равных условиях.

— Ну, да, — согласился я. — Если не учитывать того, что он захватил оба места, где возможна магия, и того, что он здесь является влиятельной персоной в отличие от нас.

Нам не впервые бродить по лесам. Да и ночевать в лесу тоже приходилось не раз. С такими чудесными охотниками, как Морита и Тартак, не останешься без еды. Главное, чего не хватало, так это огня и хлеба. Да и соль, если подумать, тоже подходила к логическому концу. То есть заканчивалась. Сложнее всего было с огнем. Почему с огнем? Да потому, что с хлебом сложностей не было. Не было самого хлеба. Какие могут быть сложности с тем, чего нет? Соль мы экономили, как могли. Тут тоже сложность невелика. А вот с огнем — это да. Хорошо, если день ясный и можно поймать солнца луч через лупу. А когда пасмурно? Или когда ночь?

Поэтому первый же овраг, встретившийся нам по пути, был подвергнут тщательному осмотру тана Тюрона.

— Надо соорудить простейший инструмент для добычи огня, — пояснил он нам. — Хоть я никогда с такой проблемой не сталкивался, как и все остальные, но книги читал. Так вот. В книгах пишется, что должен быть кремень, кресало и трут. Кто-нибудь знает, что это такое?

— Да знает, знает, — отозвался Фулос.

Харос согласно кивнул.

— У нас в отряде такой набор был у командира. Это на случай, если штатного мага шлепнут. Только как им пользоваться — я не знаю. Как-то не было случая.

— А ты, Морита? — обратился Тюрон к нашей охотнице.

Девушка пожала плечами.

— Мы просто покупали у магов "разовые огоньки", — виновато пояснила она. — Взял с собой мешочек, и никаких проблем.

— Как выглядит кремень я, пожалуй, знаю, — осторожно сообщил я. — Я не знаю, как выглядят кресало и трут.

— О! Это просто! — оживился Харос. — Я знаю. Только я пользоваться не умею.

— Леший побери! — с досадой пробормотал тан Тюрон. — И это опытные путешественники, прошедшие не одну версту по лесам и горам!

— Да что же мы можем, если тут нет магии? — горестно воскликнула Гариэль.

— Но люди же здесь живут! — трезво заметил Тимон.

— Так! Не отвлекаться! — приказал Тюрон. — Колин, ищи кремень. Харос ищет кресало и трут!

— Трут не ищут, — поправил нашего преподавателя Харос. — Трут делают. Это такая штука, чтобы огонь загорелся. Я потом его сделаю.

Мы спустились в овраг и начали добросовестно осматривать камни на его дне.

Я не сразу нашел кремень. Вернее, были куски, но слишком большие, чтобы их с собой таскать. Я так понимаю, что кусок должен быть таким, чтобы его можно было легко спрятать в мешочек и носить с собой.

— Вот! — я наконец-то нашел то, что нужно.

— Так-так, — подошел ко мне тан Тюрон. — Это же огнистый камень! Вот уж не думал, что его кремнем называют!

— Так в самом названии и есть подсказка! — воскликнул я.

— Я пока не вижу, где тут огонь, — хмуро сказал Тимон. — Если он и есть, то его надо магией вызывать….

— Или кресалом, — спокойно добавил Тюрон. — Харос! Как там с кресалом?

— Вот это, я думаю, подойдет, — подбежал к нам Харос, протягивая кусок гранита.

— И что с ними делать? — недоуменно спросил Жерест, глядя, как Тюрон вертит в руках камни, пытаясь сообразить, как же использовать их для вызова огня.

— Я читал, что еще был такой способ, — осторожно заметил я. — Палочку вставляли в деревянную дощечку и быстро-быстро вертели. Палочка от трения нагревалась, и так добывали огонь.

— Надо попробовать, — буркнул тан Тюрон.

Он бросил на землю один камень и с досадой метнул в него второй. Я даже подскочил от неожиданности, поскольку явственно увидел, как от столкновения камней между ними сверкнуло несколько искр. Я подхватил камни и уже сознательно чиркнул несколько раз одним по другому. От быстрых резких ударов посыпались искры.

— Так вот в чем дело! — воскликнул Тюрон. — Теперь ясно, что такое трут! Харос, немедленно займись им!

Остаток дня был посвящен добыче огня дедовским способом. Мы решили тут же в овраге и заночевать. Что и было осуществлено.

Весело потрескивал костер, добытый нами в муках. Гариэль и Морита обрабатывали сшибленные пальцы добытчиков. Ввиду отсутствия магии лечение ран свелось к прикладыванию целебных трав, которые Морита знала еще со времен охоты. Жерест, разжившись суровой ниткой и еще кое-какими предметами у нашей охотницы, соорудил устройство для ловли рыбы.

Тимон, хоть и презирал это занятие как "недостойное благородных людей", с интересом наблюдал за действиями Жереста. А потом даже помог тому накопать червей. Ну, накопать — это слишком сильно сказано. Просто под слоем листвы их было так много, что собрать достаточно приманки не составляло труда.

Братья несли караул. Их потом должны были сменить я и Тимон. Обстановка оставалась спокойной. Тихо поплескивала вода в реке, изредка доносился вой ночных хищников, да негромко похрапывал Тартак, расположившийся на песочке у костра.

Тан Тюрон, застыв в позе Будды, ушел в астрал и не обещал скоро вернуться.

— Меня все-таки волнует вопрос: где Ари? — печально сказал я Тимону. — Что с ней? Если этот негодяй что-то себе позволит… Я просто места себе не нахожу!

— Успокойся! — отозвался Тимон. — По-моему, Салтука женщины не волнуют. Скорее их кровь может вызвать его интерес. Пока он Аранту трогать не станет. Она ему нужна для того, чтобы выловить тебя. А вот потом я, конечно, за ее жизнь не ручаюсь. Но это только после того, как он тебя поймает.

— Мне нравится другой вариант, — сердито сказал я. — Тот, в котором мы его поймаем. И лучше это будет сделать тут, где он не сможет пользоваться своей долбаной магией. Я даже уже придумал, как мы его будем казнить. Для начала Тартак споет ему что-нибудь. Но это только для начала…

Резкий вскрик ночной птицы прервал наш разговор. Тартак приподнял голову и сонно пробормотал:

— Неправильно кричит. Я же учил, как надо…

И тут до нас дошло. Жерест моментально сдернул с костра укрепленный над ним котелок. На горящие дрова обрушилась куча песка из ладоней Тартака, которому помогли и мы. Наступила темень. Ну, не то чтобы полная. Все-таки светили две местных луны. Они были помельче нашей, но света давали достаточно.

— К камням! — это тан Тюрон вернулся из астрала.

По склону скатился Харос. Он быстро пробежал к нам. В его руке поблескивал меч.

— Там какая-то тварь. Здоровая! Глаза как блюдца, и светятся, — свистящим шепотом доложил он, опасливо оглядываясь на склон оврага.

Зашуршал песок. Это к нам присоединился Фулос. Мы внимательно всматривались в лес, обступивший наше пристанище. Прошла долгая минута.

— Ну что, так и будем тут сидеть?.. — начал было Тимон.

И тут над краем оврага выросла черная тень.

— Ого! — пробормотал сидящий со мной рядом Жерест.

Тварь подняла голову и зажгла свои фонари-глаза. Действительно, глазища — будь здоров! Раздалось глухое удовлетворенное ворчание. Чудище одним прыжком оказалась на дне, все так же не сводя с нашего убежища глаз.

— Зря костер затушили, — с сожалением пробормотал я. — Это огнем надо было бы пугнуть.

— Мой! — прогудел Тартак, выпрыгивая из-за камня.

— Стой, дурак! — прошипел ему вслед Тюрон. — У тебя же нет защитного кокона! Вернись немедленно!

— Еще чего? — Тартак раскрутил палицу и направился к твари, забирая чуть левее так, чтобы свет лун падал животному в глаза.

— Морита, Гариэль! Прикрывайте этого придурка! — распорядился тан Тюрон. — Колин! Если что, идем ему на помощь. Включай сверхскорость! Всем остальным сидеть тут и не высовываться!

Я кивнул, раскручивая свой организм. Не знаю, правда, чем тут помогут наши зубочистки под названием рапиры. Ну, хоть на какое-то время отвлечем, пока девушки будут трудолюбиво делать из этой твари ежика.

Животное было похоже на огромную гиену, только с кошачьей мордой. То, что одна из жертв смело вышла на встречу, эту тварь несколько удивило. Впрочем, ненадолго. Раздался рев, больше всего напоминающий хохот сумасшедшего оперного певца. Почему сумасшедшего? Да потому, что оперный певец в нормальном состоянии такого хохота воспроизвести просто не сможет. Тартак в долгу не остался. Он рявкнул так, что мы даже подскочили на месте от неожиданности.

— Правильно! — одобрил Жерест. — Знай наших!

Жерест приподнялся из-за камня, хлестко щелкнула резина рогатки. Не знаю, от этого или по какой другой причине, но зверь прыгнул навстречу Тартаку. Тот скользнул в сторону, нанося сильный удар палицей. Не попал! Тварь успела извернуться. Приземлившись, она снова тут же прыгнула в сторону нашего тролля. Но и Тартак оставаться на месте не стремился. А стремился он к постоянному движению, не давая твари возможности достать его. Вот он удачно отбил лапу, которой зверь пытался до него дотянуться. Зверюга взвыла. Конечно! Я бы тоже взвыл. Рука-то у Тартака тяжелая. Если попал, то мало не покажется! Гиенообразное зло зарычало, поджало переднюю лапу и оскалилось на Тартака.

— Иди к дяде! — ласково пробасил Тартак. — Дядя добрый, а в его коллекции именно твоей башки и не хватает!

Зверь вдруг прыгнул в его сторону. Тролль мгновенно присел и изо всех сил ткнул палицей в незащищенное брюхо пролетавшей над ним твари. Животное глухо хрюкнуло и рухнуло на песок. Тартак тут же подхватился и, развернувшись, нанес ему могучий удар по голове. Раздался хрип. Тартак упоенно лупил по всему, что подворачивалось ему под палицу. Мы в азарте поднялись из-за камней, поддерживая разрушительную энергию нашего тролля.

— А нечего было сюда лезть! — наконец сказал Тартак, опуская палицу. — Тебя что, кто-то звал?

— Странное животное, — задумчиво произнес я. — Мне почему-то кажется, что оно является каким-то осколком старого. Уж очень необычен вид. Какая-то странная смесь гиены, тигра и еще чего-то.

— Колин, это иной мир, который отличается от привычного нам, — напомнил тан Тюрон. — Откуда мы можем знать, что тут есть и чего нет?

— Ну, пока мы видели зверей, очень похожих на наших, — не согласился я. — А этот резко отличается от них!

— Ну, вы тут обсуждайте, а я делом займусь! — пробурчал Тартак, хватая убитое животное за короткий хвост.

— Тартак! — строго сказал Тюрон. — Никаких голов! Не хватало нам еще башку и этого чудища с собой таскать! Да и отрубить ее нечем!

— Жаль! — искренне опечалился Тартак, рассматривая свой трофей. — Ну, я хотя бы когти и клыки добуду. Из них отличное ожерелье получится. Подарю какой-нибудь зазнобе из племени.

— Что? — ужаснулась Морита. — У вас девушки носят подобные украшения? Это же немыслимо! Ты что-то путаешь.

— Ничего я не путаю! — отозвался Тартак, отволакивая жертву подальше. — Ты не понимаешь! Это же самый писк! И сразу видно, какой герой твой избранник.

 

Глава 10

Остаток ночи прошел спокойно. То ли здесь хищников больше не было, то ли запах убитой твари всех отпугивал, но нас больше никто не рискнул побеспокоить.

Утром двинулись дальше. Время от времени тан Тюрон останавливался и сверялся с внутренним навигатором, после чего указывал направление нашего дальнейшего движения. Все бы ничего, да почему-то направление неизменно указывало в самые непроходимые чащи и буреломы.

Вот так мы ломились-ломились и выломились к болоту, которое широкой чертой преградило нам путь.

— Осталось только кикимор дождаться, — уныло проговорил Жерест.

— Тут кикиморы не водятся, — авторитетно заявил Тимон. — Магии нет, значит, и кикиморам делать нечего.

— Магии нет, — согласился Жерест. — А вот болото есть! Тан Тюрон, а нам точно туда? Может, в другую сторону?

— Да нет, — отозвался Тюрон, всматриваясь в кочки и водяные просветы. — Нам-то как раз туда. Какие будут мнения?

— Мнение есть! — хмуро сказал Тимон, звучно прибив здоровенного комара, севшего ему на шею. — Если пойдем прямо, то это болото из нас здорово крови попьет. Причем, буквально! Дальше. Тропы нет. Ну, или мы ее не знаем, что одно и то же. А без этого в трясину лезть я не хочу. Да и вам не советую.

— И? — Тан Тюрон кивнул, соглашаясь.

— И надо идти в обход, — подсказала Гариэль. — Тимочка прав. У меня тоже это место симпатии не вызывает.

— Но это же может занять несколько дней! — запротестовал я. — Неизвестно, что за это время Салтук может с Ари сделать!

— Если мы здесь потопнем, то это займет значительно больше дней! — убежденно заявил Тартак. — И что сделает Салтук Аранте, для тебя будет уже не столь актуально!

— Эх! Что же это за мир такой! — я в сердцах ударил кулаком в ладонь. — Если бы здесь все было, как у людей, я бы драконом обернулся!

— Если бы здесь все было, как у людей, то мы бы так не мучились! — сердито сказала Морита. — Но тогда и Салтук здесь не обосновался бы.

— Верно! — подтвердил Тюрон, присаживаясь в позу "лотоса". — Я сейчас сориентируюсь, как нам это болото обходить. Далеко не разбредаться! В болото не лезть! Воды из него не пить! Я ненадолго.

Все присели, кто где стоял. Путь ожидался долгий, и силы необходимо было поберечь. Я опустился на поваленный ствол какого-то дерева, напряженно раздумывая. Мне показалось, что когда я в раздражении говорил, какая-то желтая дымка на мгновение подернула мои руки. Конечно, это не бог весть что! Но так ли пуст этот мир?

— Эль! — повернулся я к нашей эльфиечке. — Отвлекись ненадолго!

Гариэль прервала беседу с Тимоном и вопросительно взглянула на меня.

— Я не уверен, но мне показалось…, - я замялся.

— Что? — насторожилась Гариэль.

— Проверь, как тут насчет магии, — попросил я. — Ты лучше всех нас магией леса владеешь.

Эль кивнула, показывая, что понимает, и, закрыв глаза, провела ладонью над травой, росшей чахлыми пучками на месте нашей стоянки. Мне показалось или это действительно факт? Ушки-то у нашей Гариэль стали острее!

— Что-то есть, — наконец изрекла Эль. — Но очень и очень слабое. Настолько слабое, что, можно сказать, ничего нет.

Угу! Все-таки я не ошибся.

— Но раньше и того не было, — заметил я.

Гариэль пожала плечиками.

— Может, было, но только мы так не искали.

— Все значительно проще! — вмешался тан Тюрон, придя в себя. — Мы приближаемся к месту, где магия возможна. Вот она и дает о себе знать. Я-то думал как раз, а какая граница — размытая, или резкая? Оказывается — размытая.

— Так это что же получается? — осведомился Фулос. — Через некоторое время мы все-таки сможем воспользоваться магией?

Харос вопросительно посмотрел на тана Тюрона.

— Сможем, — подтвердил наш препод. — Но до этого еще очень далеко! Концентрация магии слишком низкая для наших нужд. Кстати, а идти нам надо в ту сторону. Там вроде бы короче обход получится.

— Ну, будем идти еще не пять дней, а четыре, — угрюмо буркнул я, поднимаясь. — Какая радость!

— Колин! — строго сказал тан Тюрон. — А ну прекрати ворчать! Мы сделаем все, что в наших силах. Но в список этого всего не входит глупость!

Тан Тюрон махнул рукой, указывая направление дальнейшего движения. Ему-то что! Не его девушку этот темный украл. Нет, в глубине души я понимал, что Тюрона так же волнует судьба Аранты. Что все ребята готовы приложить максимум сил, чтобы ее спасти. Но легче от этого не становилось. На душе от полного бессилия что-либо сделать было противно и тяжело. Скорее бы достичь места нашего назначения! Там уж я отыграюсь на этом темном по полной программе! Лишь бы он Аранте ничего не успел сделать. Эх! Спит Ари. Вот если бы она не спала, то, бьюсь об заклад, нам можно было бы уже и не спешить. Аранта, конечно, милая девушка, но лучше ее не сердить.

Подумав об этом, я хмыкнул, заработав от шагавшего рядом Тимона одновременно довольный и встревоженный взгляд. Ну конечно! Кому, как не ему, знать мою натуру? И уж если я хмыкаю, то не жди спокойной жизни. Ну, у нас спокойной жизни и так не было. Значит, будем устраивать беспокойную жизнь Салтуку.

— Ты только без меня ничего не предпринимай! — тихо попросил Тимон. — Вместе все-таки легче.

— Точно! — пропыхтел шагавший сзади Жерест. — И обо мне не забудь!

Надо же! Услышал рыжий.

— Да я пока еще ничего не решил! — открестился я, делая честные глаза.

— Угу! — согласился Жерест. — И вот пока тоже не забывай.

Лес — это, конечно, дело хорошее. Но когда его слишком много несколько дней подряд, то такая картина утомляет. Уже и не обращаешь внимания на красоты, как-то не трогают шляпки грибов, заманчиво выглядывающие из травы и хвои, не удивляют лесные жители, вспугнутые нашей группой. Ноги шагают сами собой, без участия головы. А ты просто тупо пялишься в спину идущего впереди и мечтаешь о моменте, когда Тюрон скомандует: "Привал!".

— Привал!

Фух! А ничего местечко! Прикрыто со всех сторон плотным строем молоденьких елочек. Я рухнул на траву и, закинув руки под голову, мечтательно уставился в небо. Рядом, отдуваясь, примостился Фулос. С другой стороны — Харос.

— Это еще что за лежбище?! — Морита стояла над нами, грозно уперев руки в бока. — А ну живо помогать готовить пищу!

— Опять камнями об камни стучать! — простонал Харос. — У меня вон с прошлого раза еще пальцы сбиты! Пусть лучше Колин своим непонятным образом огонь добудет.

— Да что тут непонятного? — возмутился я. — Оптика — это, брат, сила! Главное, фокус настроить.

— Ты не ругайся! — нахмурился Фулос. — Ты толком объясни! Как это ты при помощи стекляшки огонь вызывать умудряешься?

— Да все просто! — я достал лупу и продемонстрировал ее присутствующим. — Подставляем ее под луч солнца и регулируем так, чтобы вот этот лучик стал совсем тонким…

— Ну и что? — непонимающе вздернул брови Харос.

— Вот этот-то лучик и начинает жечь, — пояснил я.

— Как это лучик может жечь? — непонимающе спросил Жерест. — Магии нет! А без магии лучик может только светить.

— А подставь-ка ты под него руку, недоверчивый ты наш, — провокационно предложил я.

— Пожалуйста! — храбро сказал Жерест, протягивая руку. — Ты что-то другое еще делаешь.

Ну, я и сделал! Через пару секунд Жерест с воплем выдернул руку из-под лупы.

— Ну как? — поинтересовался я. — Что-то еще делаю?

— Это магия! — убежденно пробормотал Жерест, потирая слегка обожженное место.

— Не магия, а физика, — поправил я. — Просто мы ее здесь не изучаем. Потому что магия некоторые законы физики опровергает начисто.

— Хотя, как оказалось, некоторые особенности физики неплохо было бы знать, — улыбнулся тан Тюрон.

Опять ночь. Мы с Жерестом несем ночную вахту. Надо быть начеку. Мы как раз устроились на перешейке между двумя болотами, преграждающими путь к месту магии.

Это нам тан Тюрон рассказал. Он в своих странствиях по астралу что-то такое высмотрел. Надо будет и мне более интенсивно заняться таким полезным делом, как медитация. Пока я ничего особенного высмотреть не могу. Нет, подняться над собой, осмотреть место стоянки, где мы торчим — это я уже могу. Но вот, подобно птице, шастать над окрестностями и высматривать путь — это еще мне не по зубам.

Я вслушиваюсь в тишину ночного леса. Ночью каждый звук слышен особенно явственно. Через некоторое время нас сменят Гариэль и Тимон. Вчера Гариэль впервые за все время, как мы здесь, услышала ток соков в дереве. Она, правда, утверждает, что очень слабо, не так, как дома. Но это уже не может не радовать. Глядишь, еще через несколько километров и мы что-то сможем. Уже не относящееся к лесной магии.

Тан Тюрон озадачен тем, что первой начала проясняться именно лесная магия. А по мне, так ничего тут удивительного нет. Мы же в лесу. И лес тянется до самого места. Вот он и является проводником именно лесной магии…

Так! Что это? Мне явственно послышался какой-то звук. Я вскинул голову, внимательно прислушиваясь.

— Колин! — прозвучало вновь.

Очень слабо прозвучало. На пределе слышимости. Но не узнать этот голос было нельзя! Аранта! Это ее голос! Но как? Неужели ей удалось как-то убежать от Салтука? Тогда надо немедленно найти ее и привести сюда! Здесь Салтук не сможет ей навредить, ведь на ее защиту встанем все мы. Да и она — боец не из последних!

Я кинул взгляд на Жереста. Он клевал носом у костра. Не слышит парень. Ничего, пусть он и дальше несет дежурство, а я быстро. Вот будет сюрприз, когда они утром проснутся и увидят среди нас Ари!

— …Колин!

Ну, вот. Опять. Неужели Жерест не слышит? Прозвучало более явственно. Я уже смог определить направление, откуда звучал зов. Я тихо поднялся и скользнул в ту сторону. Ходить по лесу, да еще ночью — это искусство. Нет, это, конечно, смотря как ты стремишься идти. Можно трещать на весь лес всем, что попадается под ногу, время от времени производя сухой стук от столкновений твоего лба со стоящими на пути деревьями. Этим стилем владеют все от рождения. А можно двигаться быстро и бесшумно. Этому сразу не обучишься. Такому стилю нас и учил Скиталец. Впрочем, учил он тех, кто не сталкивался с лесом постоянно. К примеру, Аранте, Гариэль, Морите и Тартаку обучаться этому искусству не было нужды. Они и так им владели. Постепенно овладевали им и мы. Не могу сказать, что научился так же плавно и элегантно, подобно утреннему туману, скользить между деревьями, как это делает тот же Тартак. Но треска под ногами стало значительно меньше.

Я поспешил в направлении зова. Надо поскорее найти Ари! Вон там что-то, вроде бы, мелькнуло. Туда!

— Ари! — негромко позвал я.

— Колин? — отозвалась Аранта.

Это прозвучало из-за вон тех темнеющих невдалеке кустов.

— Ари! — громче позвал я, бросаясь туда.

Наперерез мне метнулась темная фигура. В последний момент я сообразил, что это не Аранта. Рефлекторно сработали навыки, привитые нам Баграном Скитальцем. Я захватил руку нападающего субъекта и рывком отправил его в кусты. Ко мне с разных сторон бросились еще двое. Все ясно. Ловушка! И я в нее так глупо влип. Я зарычал от злости и досады. Ударом ноги повалил правого нападавшего, а левого встретил уколом рапиры, выхваченной из ножен. На моих руках повисли сразу двое нападавших. Кто-то ухватил меня за ногу. Я уже собирался провести ряд рекомендуемых Баграном в таких ситуациях приемов, но не успел. Сильный удар по голове оборвал сие благое намерение. В глазах вспыхнул миллион искр, и все….

"Ну что, влип? Дурак влюбленный!" — успело мелькнуть в моем мозгу.

 

Глава 11

Страшно болела голова. Не вся, только затылок. Наверное, там здоровенная шишка. Я хотел было протянуть руку, чтобы пощупать больное место, и сделал неприятное открытие. Руки холодили металлические браслеты. Точно такие же браслеты были и на ногах. Блин! И шею тоже не оставили без внимания! Все бы ничего, но от браслетов тянулись к стенам толстые цепи. Тяжелые, между прочим.

Я открыл глаза и попытался осмотреться. Далось это с трудом. Во-первых, глаза не хотели открываться. Во-вторых, освещение каземата оставляло желать лучшего. А это был именно каземат! А что же еще могло иметь такой вид и интерьер? Сложенные из больших неровных камней стены. Маленькое узкое оконце под потолком неохотно пропускало свет. И непонятно было, какое время суток. Пол был влажен и неприятно холодил спину.

Погремев для порядка цепями, я кое-как все же смог подползти к стене и принять сидячее положение.

"Теперь ребятам придется искать не только Аранту, но и меня", — была первая мысль, которая пришла в голову.

"Ох, и достанется же мне от Тюрона!" — это была вторая мысль.

"Ну, что, довыпендривался, дурак влюбленный? Захотелось самому совершить подвиг? Вот и получай теперь!" — это была третья и последняя мысль.

Вот с этим нехитрым набором я и сидел под стеной. Страшно пересохло в горле, но воды, которой можно было бы утолить жажду, я не видел. Мои тюремщики, видимо, считали, что это лишний атрибут.

Время тянулось неимоверно медленно. Но вот наконец я услышал, как завозился ключ в замке.

Дверь распахнулась с противным скрежетом. На пороге стоял здоровенный мужик. Он окинул взглядом помещение. Наткнулся на меня и удовлетворенно кивнул головой.

— Он здесь, о могучий!

— Так отойди с дороги, увалень! — раздался голос Салтука.

Мужик поспешно шагнул в сторону от двери. В камеру не спеша зашел мой враг. Одет богато. В костюме больше черных цветов, слегка разбавленных золотом и багряной тканью. Высокомерно взглянул на меня и ухмыльнулся подленькой такой улыбочкой.

— Ну, вот ты и здесь! Неужели вы думали, что этот несчастный Пас сможет меня обмануть? Ничего! Он сидит в соседней камере в ожидании казни. Твоих друзей тоже вскоре выловят. Но сначала я усилюсь! Ты уже догадываешься, каким образом? Да-да! Твоя кровь послужит главным реагентом в моем зелье. Сейчас я пойду готовить все необходимое. А ты можешь пока вспомнить все, что дорого твоему сердцу, и попрощаться с этим.

— Воды-то мне можно дать? — разлепил я пересохшие губы.

Салтук затормозился в проеме.

— Почему бы и нет? — проговорил он, не оборачиваясь. — Я сегодня могу быть и немного добрым. Дай ему воды, образина! Ты слышишь?

— Конечно, сон Талтук! Слышу, сон Талтук! — отозвался тюремщик.

— До встречи, серебряный! До нашей последней встречи! — бодро воскликнул темный.

— А что с девушкой? — торопливо спросил я.

— Как хорошо, что ты мне напомнил! — донеслось уже из-за двери. — Я думаю, что вам обоим доставит удовольствие зрелище крови, вытекающей из твоих жил. Ха-ха-ха!

Я тоскливо вслушивался в удаляющийся хохот Салтука. Кажется, приплыли. Очень не хотелось, чтобы так все закончилось, но выхода я сейчас не видел. А жаль!

Мужик немного постоял, рассматривая меня, потом повернулся с намерением выйти.

— Воды дай! — попросил я.

— Воды? Счас!

Тюремщик прошаркал ногами куда за угол и появился с деревянной плошкой в руке. Подошел и поставил ее рядом со мной. Преодолевая тяжесть цепей, я дотянулся до плошки и, ухватив ее поудобнее, поднес ко рту. В этот момент мужик неожиданно ударил ногой. Вся вода выплеснулась мне в лицо, заболели ушибленные пальцы. Сволочь!

Шутка этому уроду, видимо, очень понравилась. Он разинул пасть, демонстрируя большие лошадиные зубы, и загоготал.

— Если я умру от жажды, то этот сон, который только что отсюда вышел, с тебя шкуру сдерет! Причем, с живого, — облизнув влагу с губ, сообщил я. — Он тебе что сказал? Дать воды, а не дать по воде!

Гогот стих. Тюремщику понадобилось некоторое время для оценки информации. Потом он поднял плошку и снова удалился. Вернувшись, он подошел ко мне, грубо ухватил пятерней за волосы и ткнул мне в лицо емкость с водой. Край плошки больно ударил по губам, но я смог сделать несколько глотков. Вода была какой-то тухлой, но все же это лучше, чем ее отсутствие.

— Хватит! — пробурчал тюремщик, забирая плошку и отпуская мои волосы. — На том свете напьешься! А девка твоя хороша! Жаль, что сон Талтук не дает ее попользовать.

Ох! Как мне хотелось, чтобы у меня сейчас были свободны руки и ноги! Я бы тебе такое "попользовать" показал, что до конца своей жизни (если жив, конечно, останешься) ты о женщинах забыл бы! Да и Аранта тоже… Стоп! Попробуем так.

— Так ведь спит она, — осторожно сказал я. — Что же за удовольствие, спящую трогать?

— Спит, — кивнул мужик, снова скалясь. — Так ить будят ее, как время кормежки приходит. Правда сон Талтук ее перед этим крепко-накрепко к кровати приковывает. А потом снова усыпляет. И чего, спрашивается? Нас пятеро крепких мужиков, неужто не удержали бы? Гы!

Ой, урод! Да ты находка для шпионов! Вот так все и выложил! И сколько вас, и как. Жаль только, мне это пока без пользы.

— Впятером, действительно, удержали бы, — пробормотал я. — Так ведь будить надо!

— А знаем мы средство, как разбудить, — хохотнул мужик. — Все равно ее сон Талтук убьет, так пусть потешится напоследок!

Ярость ударила мне в голову. Неожиданно я оказался на ногах. Повезло мужику, что цепи попались крепкие!

— Если вы ее тронете, то неважно как, живым ли мертвым ли, я за тобой приду!

— Ого! Теперь понятно, чего тебя приковали, — проговорил тюремщик, удивленно меня разглядывая. — Бешеный! Да только не пугай! Мы тут знаешь скольких приговорили? Дык ни один пока не пришел. И ты не придешь! Гы!

Тюремщик вышел. Дверь с противным скрежетом захлопнулась. Загремел запираемый замок. Я, тяжело дыша, смотрел в бессильной ненависти на закрытую дверь.

Остается только надеяться, что они разбудят Аранту без чуткого руководства Салтука, да и не прикованную к кровати. А для нее пятеро не помеха! Хотя очень не хочется, чтобы до этого дошло!

Я вытер ладонью губы и непонимающе посмотрел на нее. Медленно таяли когти на кончиках пальцев. Настоящие драконьи когти! Так это что же?..

Я прислушался к ощущениям. Есть магия! Очень слабая, но есть! Она медленным, очень вялым ручейком вливалась в меня. Я немедленно направил течение в резерв. Только бы хватило на то, что я задумал! Сколько времени у меня в запасе? Не знаю. Только бы успеть! Благо, что стены каземата магии не помеха.

Я опустился на пол и принял классическую позу для медитации. Отрешившись от всего, начал бережно, капля за каплей, собирать все, что только мог.

Мне уже неважно было, что цепи оттягивают руки, что болят пальцы, по которым пришелся удар грубого башмака тюремщика, что ноют губы, ушибленные краем плошки с тухлой водой. Все это было неважным. Главное — забрезжила надежда, что я смогу все-таки отсюда вырваться. Я это сделаю! И про Ари не забуду! Да и о Салтуке тоже следовало позаботиться. Тут только надо сделать так, чтобы он не успел нырнуть в свой телепорт. Надо момент выбрать. А там уж я за все рассчитаюсь.

Сколько я так просидел, медитируя, не знаю. Но когда заскрежетал замок моей темницы, я с удовлетворением почувствовал, что резерва, в который я загонял всю магию, до которой мог дотянуться, хватит для задуманного. Я принял самый удрученный вид и откинулся на камни стены. Представление начинается, господа! Билеты уже в кассах города.

Да. Подготовился я, на мой взгляд, достаточно хорошо. Хватит ли этого для моего плана? Будем надеяться. Правда, пришлось обернуться один раз драконом. Это для того, чтобы избавиться от оков. При этой операции меня здорово приложило спиной о потолок. Да и голове досталось. Зато теперь руки и ноги были свободны! К счастью, преобразование и иллюзия кандалов на конечностях много энергии не потребовали. Так что для Салтука и тюремщика я выглядел пришибленным и отчаявшимся.

Первым вошел тюремщик. Он хмуро взглянул на меня.

— Теперь понятно, чего твою девку приковывают, — пробурчал он. — Бешеная она. Микшука успела прибить. Хорошо, сон Талтук подоспел, а то бы…

— Приветствую тебя, центральное блюдо! — продекламировал Салтук, входя вслед за тюремщиком. — Представляешь, эти несчастные чуть было все не испортили! Плотских утех им, видите ли, захотелось! Хорошо, что я мимо с Белурром проходил….

— Белурром? — недоуменно спросил я, старательно скрывая радостную улыбку.

Молодец, Ари! Смогла за себя постоять!

— Ах! Да ты же не знаешь его, — ухмыльнулся Салтук. — Тогда разреши представить. Белурр!

Салтук выглянул из камеры и призывно помахал рукой. В камеру мимо него скользнула какая-то тень. Уже в каземате она материализовалась в мужчину, одетого строго в черную одежду, обманчиво худощавого и хрупкого.

— Разреши тебе представить мастера темного боя — Белурра, — издевательски представил явившегося Салтук. — Именно он сумел остановить эту девчонку.

— Девочка еще не совсем пришла в себя после твоего зелья, господин, — прошелестел Белурр. — Иначе справиться с ней было бы значительно сложнее.

Я в шоке рассматривал этого урода. Вампир! Вне всяких сомнений. Если смог справиться с Ари, то высший. Но как Салтуку удалось его нанять?

— Ты вампир? — хриплым голосом выдавил я и прокашлялся.

— Да, — невозмутимо ответил Белурр.

— Но как ты здесь оказался? Ты служишь этому темному?

— У меня свой счет к этому клану, — нахмурился вампир. — Для того чтобы расправиться с ним, все средства хороши. Мы договорились с соном Талтуком. Ты — ему, а девчонка — мне.

— Дожили! — покачал головой я. — Вампир служит человеку. Это же надо!

— Темному магу! — улыбаясь, поправил меня Салтук. — Это не одно и то же. Ну, что это мы праздно болтаем? Приступим к действию! Давай Белурр! Завози свой трофей!

Белурр кивнул и исчез в коридоре. Загрохотало, и в дверь втиснулись носилки, к которым была прикована Аранта. Я увидел в ее глазах алые всполохи. Она с ненавистью смотрела на везшего ее Белурра.

— Я обещал тебе встречу с твоим избранником, — издевательски сказал Салтук, шагнув к носилкам. — Я свое слово держу. Вот он!

В этот момент Аранта увидела меня. Ее лицо дрогнуло. Глаза широко распахнулись.

— Колин! — простонала она. — Зачем же ты это сделал? Теперь все погибло!

— Причем, добавлю от себя, — ухмыльнулся Салтук, — погибло даже больше, чем ты себе представляешь. Соратников этого паренька мы тоже вскоре поймаем и уничтожим. Правда, с эльфийкой я еще не решил что делать. Но это уже потом. Сейчас мы приступим к самому долгожданному делу. Кровь твоего паренька — вот что мне на данный момент нужно.

— Мечты, мечты, да где ж вам сбыться? — пробормотал я.

Я уже наметил план действий. Первым делом, конечно же, было уничтожить Салтука. Вторым — этого вампирёныша. Очень мне не нравились его плотоядные взгляды, которые он бросал на Ари. Ну, с тюремщиком — это уже потом.

— Что ты там бормочешь? — обратил на меня внимание Салтук.

— Объясняю! — неожиданно вскочив на ноги, рявкнул я.

Преобразование произошло мгновенно. Я даже сам не ожидал такого. Этот этап тревожил меня больше всего. Тем более что у дверей стоял Белурр. А у него реакция на порядок выше, чем у всех. Но вампир, видимо, расслабился и среагировать не успел.

Мордой, которую использовал как таран, я врезался в Салтука и вколотил его в стенку каземата. Вот уж воистину — легче будет закрасить, чем отколупать! Только слегка хрустнуло, и брызги полетели в разные стороны. Поворот головы. Пришлось, правда, опрокинуть носилки с Ари. Извини, дорогая! Удар щекой по вампиру. Его недалекий полет. Я щелкнул челюстями и разделил этого гаврика на несколько меньших частей. Ну, не панькаться же с ним?!

…Я стою, слегка покачиваясь, над перевернутыми носилками. Слегка отстраненно слышу, как Аранта костерит меня.

— Ну, переверни же меня! — взмолилась она. — Что произошло? Я ничего не успела увидеть!

— Да что тут видеть? — сердито сказал я, переворачивая носилки.

Я несколько расстроился. Резерв снова был пуст. Вот ведь! Как преобразовался на мгновение — расход минимальный. А если чуть дольше, как в прорву энергия канула. Почему?

Так, что тут у нас? Да. Запоры на руках и ногах Аранты — будь здоров! Пришлось повозиться, пока их расстегнул. Ари нетерпеливо смотрела, как я с ними вожусь.

— Мог бы и побыстрее! — одним движением вскакивая на ноги, прокомментировала она.

— Это я после преобразования ослабел, — пришлось оправдываться мне. — Здесь не очень-то легко было это сделать.

— Я удивляюсь, как ты вообще умудрился это сделать? — неожиданно ласково сказала Аранта.

Она на мгновение прижалась ко мне, легонько провела ладонью по щеке и… снова стала сама собой. Цепко осмотрев камеру, подхватив с пола что-то острое и опасное, Ари прошмыгнула в дверь.

— Тут где-то рядом Пас Куаль сидит, — сообщил я, выскакивая вслед за ней.

— Что за Куаль? — поинтересовалась Аранта, зорко всматриваясь в глубину коридора.

— Бывший слуга Салтука. Он нам много ценной информации дал. Надо бы вытащить.

— Кто бы нас отсюда вытащил? — хмуро проговорила Аранта. — Где он?

— Салтук сказал, что рядом. Пас Куаль! — крикнул я. — Отзовись!

— Я тут, — послышалось из-за одной из дверей.

Я подскочил к этой двери и резко открыл щеколду, на которую она была заперта. Оттуда вывалился Пас. Мда, видок у него был тот еще! Мне он запомнился аккуратно одетым благообразным мужчиной лет пятидесяти. Трудно было узнать его в расхристанном рванье и с всколоченными волосами по краям лысины.

— Эк тебя! — сочувственно пробормотал я.

— Меня сон Талтук пытал, — прошелестел Пас.

— Но ты ему ничего не сказал! — насмешливо продолжила Аранта.

— А что он ему мог сказать? — удивился я. — Ничего!

— Меня сейчас не это интересует! — отрезала Ари. — Ты выход отсюда знаешь?

— Это подземные застенки в одном из загородных имений сона Талтука, — сказал Пас Куаль. — Оно очень хорошо охраняется. Как вы сюда попали, молодые люди?

— По всей видимости, так же, как и ты, — вынужден был я просветить Паса. — Нас сюда доставили в качестве пленных.

— А как вам удалось выбраться из камер? — еще больше удивился Пас. — Бегите! Сейчас сюда сбегутся тюремщики! А если еще и сон Талтук пожалует…

— Не пожалует, — усмехнулся я. — Он сейчас занят. Нанялся на работу фреской. Очень ответственная должность. Ни на секунду не оторвешься!

— А с тюремщиками разобраться — это уже моя забота! — процедила Аранта. — Ты давай веди нас к выходу!

— Ну, веди — это слишком оптимистично! — критически осмотрев Паса, сделал вывод я. — Проводник весьма слаб.

— Так помоги ему! — сердито распорядилась Ари. — Ты его поддерживай, а он пусть направление показывает.

— Ох уж эти женщины! — вздохнул я, закидывая руку Паса себе за шею. — Им бы только покомандовать!

— Не только, — проворковала Ари. — Но об этом я тебе потом расскажу. Двинулись! Пас, показывай дорогу!

Пас Куаль слабо махнул свободной рукой влево по коридору. Мы двинулись в ту сторону мимо моей временной квартиры.

— А что ты сказал про сона Талтука? — попросил объяснений Пас. — Чем он так занят?

— Сейчас — ничем. Я его убил, — не стал вдаваться в подробности я. — Ты знаешь про странное место? Оно должно быть где-то рядом.

— Да, — выдохнул Пас. — Его называют землей призраков. Там действительно странные вещи творятся.

— Дорогу покажешь? — деловито спросил я.

— Зачем вам туда? Это очень опасные места! Это сам сон Талтук сказал.

— Ну, и где сейчас этот сон? — сердито поинтересовался я. — Я у тебя не спрашиваю — опасны или нет эти места. Я тебя спрашиваю, проведешь ли ты нас туда? Разницу чувствуешь?

— Проведу, — прохрипел Пас. — Нам теперь вон туда!

Нет, просто наслаждение смотреть на работу Аранты! Она, вооруженная оружием перекушенного Белурра, быстро, тщательно и безжалостно зачищала нам путь. Отлично видя в темноте, она скользила легкой тенью, несущей смерть всем, кто имел несчастье попадаться на ее пути. Пас Куаль совсем ослабел и висел тяжелым грузом на моем плече. Я подхватил его за талию и насколько мог быстро шел за Арантой.

— Вон там… По той тропинке идите! — прошептал Пас. — Она вас и выведет к границе того места… Оставьте меня!

— Мы своих не оставляем! — сердито сообщил я, направляясь в указанном направлении. — Береги силы!

— Ну, чего вы плететесь? — спросила Ари, материализуясь рядом с нами.

— Да Пас совсем ослабел, — виновато отозвался я.

— А ты?

— Я? Я — нет.

— Так взвали его на плечи и неси!

Я последовал ее совету. Движение ускорилось. Я, тяжело дыша, бежал по указанной тропинке, поддерживая Паса на плечах. Аранта прикрывала меня, появляясь то справа, то слева, то впереди моего движения.

И вот в какой-то момент я ощутил изменение. Что-то знакомое вдруг окружило меня. Магическая энергия водопадом ринулась в мой организм! Я пробормотал заклинание левитации, накладывая его на Паса. Сразу же полегчало!

— Ари! Стой! Мы на месте!

— На каком месте? — Аранта резко остановилась. Он оглянулась на меня и сразу все поняла. — Тут есть магия?

— Ну да! — я с удовольствием посмотрел на парящего в воздухе Паса. — Вот тут я бы никому не советовал соваться к нам!

— Коль! — Аранта подошла ко мне и обняла за шею. — Ты пришел за мной, чтобы спасти меня?

— Да. А как же иначе? Кстати, я пришел не один.

— А кто еще? — Аранта на миг отстранилась от меня, пытливо взглянув в глаза.

— Да все наши! В том числе и тан Тюрон, лично!

— Они все здесь? Где?

— А вот это я сейчас и попробую выяснить.

Я мягко высвободился из объятий Ари, опустил Паса на траву и присел рядом, сосредотачиваясь. Я сканировал окрестности в поисках знакомых аур. Вернее, знакомой ауры. Я хорошо запомнил ауру тана Тюрона. Вот ее-то я и искал.

В самой зоне я мог найти ее легко, но там Тюрона не оказалось. А вот за границами зоны пришлось поднапрячься. Там я мог видеть значительно хуже. Но все же увидел! Если ребята с ним, то они уже очень близко к нам.

— Они там! — я указал в сторону, где смог рассмотреть ауру Тюрона.

— Так двинулись туда! — азартно сказала Аранта. — Навстречу.

— Мне помнится, что Салтук сказал, что собирается выловить наших ребят, — с досадой заговорил я. — Там нас могут ожидать неприятные сюрпризы. А магии как таковой там очень немного. Мы просто не сможем ею воспользоваться.

— Если мы воссоединимся с Тартаком, то нам этой магии и не особо требуется, — спокойно пояснила Аранта. — Мы пройдем сквозь любой строй!

— А если нет? — поинтересовался я.

— Тем хуже для них! Мы пройдем по их трупам, — уверенно сказала Ари. — Давай, приводи этого Паса в нормальное состояние! И двинемся к нашим.

 

Глава 12

Ветка пышного куста бесшумно отодвинулась и в образовавшийся проем выглянуло лицо тролля. Он пытливо осмотрел поляну и мягко просочился уже всей своей внушительной тушей.

— И что же это тут, в лесу, некоторые делают? — прозвучал звонкий девичий голос.

Тролль, вздрогнув от неожиданности, вздернул палицу вверх и спиной вперед прыгнул назад в куст.

— И что это некоторые такие пугливые? — насмешливо продолжил голос.

— Аранта? — Тартак снова появился на поляне. — Ари, это ты?

— Собственной персоной! — усмехнулась Аранта, восседая на нижней ветви дуба, росшего на другом конце полянки.

— Нашлась! — радостно прогудел Тартак, мгновенно оказавшийся возле могучего дерева. — Слазь оттуда, мелочь! Дай тебя обнять! Живая!

— Если дам тебе себя обнять, то вряд ли окажусь живой, — засмеялась Аранта. — И это еще вопрос, кто кого нашел.

Радостное лицо Тартака неожиданно сделалось серьезным.

— Ари, у нас проблемы.

— Да? И какие же?

— Колин пропал. Вернее, его похитили.

— Да что ты говоришь? И кто это посмел? — прищурилась Аранта.

— Мы убеждены, что это Салтук подсуетился. Тан Тюрон говорит, что надо как можно скорее найти Колина. Иначе быть беде.

— Ну, беда — это уже по моей части, — хмыкнул я, появляясь из-за ствола соседнего дерева.

В том, что мои слова — пророческие, я убедился тут же. Мои кости буквально затрещали от медвежьих объятий Тартака.

— Ура! — взревел тролль. — Победа!

— Отпусти! — прохрипел я. — Ты что, хочешь сделать то, что не удалось Салтуку?

— А? Да!

Мои ноги коснулись земли, и я смог вздохнуть.

— Тар! Ну чего ты так орешь? — раздался возмущенный голос Мориты. — Враги вокруг, а он ревет, как раненый медведь! Что тут у тебя случилось?

— Мори! — взвизгнула Аранта, одним прыжком оказавшись на земле. — Моритка!

— А-а-а! — из кустов вылетела Морита и бросилась обниматься. — И Колин тут! Вот счастье-то! Я сейчас всех позову! Подождите!

Морита снова растворилась в кустах.

— Интересно, — пробурчал Тартак, рассматривая меня. — Тан Тюрон голову тебе будет отворачивать сам или поручит эту честь мне? Ты учти, я голову привык отворачивать против часовой стрелки.

— Ну, сглупил, — виновато сказал я. — Но! Мы же достигли цели!

— Ну, если эта цель заступится за тебя, — Тартак тепло посмотрел на Аранту, — то, быть может, и пронесет. Хотя этой цели тоже не мешало бы хорошенько получить по пятой точке.

— Интересно, а мне-то за что? — удивленно подняла брови Ари.

— А за то, что мы оказались здесь! — отрезал Тартак. — И оказались именно по твоей милости!

— Где они? — Из кустов появился тан Тюрон и сопровождающие его лица. Тюрон нашел взглядом нас и решительно зашагал, взявши прицел на меня. Я не выдержал огня, горевшего в его глазах, и (откуда прыть взялась?) стремительно вскарабкался на ветви дуба.

— Слазь! — потребовал тан Тюрон, задрав голову вверх. — Все равно тебе от наказания не отвертеться!

— Пусть это "не отвертеться" наступит как можно позже, — сообщил я вниз. — Я хочу еще немного подышать воздухом. Он тут, наверху, такой чудесный! И полюбоваться окрестностями напоследок тоже не мешает.

— Ты что, не понимаешь, что ты мог попасться в лапы Салтука? — сердито зарычал Тюрон. — Ты не понимаешь, что поставил под угрозу свою жизнь, за которую я, кстати, отвечаю?! Что за детство?

— В лапы Салтука он, между прочим, таки попал, — сообщила Аранта.

— ?..

На выражение лица Тюрона стоило посмотреть.

— Ну да! — невозмутимо подтвердила Ари. — Иначе как бы он меня спас?

— Не понял? — осторожно поинтересовался Тимон. — Ты хочешь сказать, что вы смогли сбежать от Салтука?

— Ну, может быть, от Салтука нам и не удалось бы сбежать. Но от того, что осталось от Салтука, у нас получилось, — сообщил я со своего насеста.

— А что от него осталось? — заинтересовался Жерест.

— Трафарет! — охотно разъяснил я.

— Иди-иди! — из кустов появились братья, толкающие перед собой Паса Куаля. — Вот! В кустах прятался, шпиён!

— Он не шпион! Он нам помог сбежать! — заступилась за Паса Аранта.

— Подождите, подождите! — растерянно заговорил тан Тюрон. — Что значит "трафарет"? Что случилось? Вы можете толком рассказать? Что за загадки?

— Никаких загадок! — сделала честные глаза Аранта. — Когда в тебя со всего размаху врезается голова дракона, то ты летишь очень-очень далеко. Так? А если лететь некуда? Если за тобой стена? То ты очень художественно по ней размазываешься. Вот примерно это с Салтуком и произошло. Дальнейшего я не видела, так как лежала, уткнувшись лицом в пол. Этот изверг меня опрокинул!

— Я уже извинился! — запротестовал я с ветки. — Мне надо было того клыкастика уронить! Тут уж не до марципанов!

— Дракон… клыкстик… марципан… — слабым голосом повторил тан Тюрон, сползая спиной по стволу дерева, к которому прислонился. — О! Единый! В чем я перед тобой провинился? За что ты мне послал эту кару?

Мы все замолчали, с интересом рассматривая молящегося дракона-оборотня.

— Чем лечить будем? — наконец очнулся от созерцания Жерест.

— Не знаю, — отозвался я. — Но с ветки я пока слазить погожу.

Наконец глаза тана Тюрона сфокусировались. Он требовательно посмотрел на Аранту.

— Рассказывай все по порядку и подробно!

— А что рассказывать? — пожала плечами Ари. — Компакт я разбила совершенно случайно. А когда очнулась, то оказалось, что я уже в плену у Салтука. Он постоянно держал меня в состоянии сна. Будил лишь изредка для кормежки и… других надобностей.

— Каких других? — деловито встрял Жерест.

— А вот как дам тебе в лоб, рыжий, сразу узнаешь! — сердито огрызнулась Аранта. — Правда, один раз его охраннички разбудили меня в нескованном состоянии. Эх, жаль, что Белурр подоспел! Я еще толком не проснулась и только одного из охранников успела приголубить.

— Кто это Белурр? — сразу же ухватился за новое имя Тюрон.

— Урод из клана Хория Сасселс, — поморщилась Аранта. — Это отдельный разговор.

— Белурр — тоже вампир, — пояснил я с ветки. — Только он кровь пьет, в отличие от ребят из Виа Дента.

— А ты, Колин, молчи! — буркнул Тюрон. — Я с тобой, пока ты оттуда не слезешь, разговаривать не буду.

— Ага! — согласился я. — А когда я слезу, разговаривать вам уже будет не с кем.

— Эх! Дал бы я тебе, — буркнул Тюрон. — Да только я должен обеспечивать твою безопасность.

— Вот! — подхватил я. — А о какой безопасности можно говорить, если я слезу?

— Да ладно! Слазь! Я тебя не буду трогать, — хмыкнул тан Тюрон. — Но смотри мне! Еще раз выкинешь такой финт, будешь иметь бледный вид! Я тебя скручу и доставлю драку Хорасту на расправу. Уж он-то, думаю, сможет решить, какой она будет.

— Думаю, что следующего раза не будет, раз уж Ари с нами! — оптимистично сообщил я, спрыгивая вниз.

— Так что вы там говорили о голове дракона? Да и об этом вампире тоже хотелось бы услышать. И, наконец, Салтук жив или нет?

— Голова дракона была у него! — ткнула в меня пальцем Аранта. — Вот этой головой он и приговорил Салтука и вампира. Салтука раздавил, а вампира перекусил.

— А потом мы нашли Паса Куаля, и он нас вывел на волю, — добавил я. — И не только на волю вывел, но и до зоны, где действует магия, довел.

Братья с уважением взглянули на Паса и убрали мечи в ножны.

— Молодец, дед! — похлопал Паса по плечу Харос.

— Точно! — поддержал брата Фулос.

— Эх! — тяжело вздохнул Тартак. — А я-то думал, что ты, Колин, настоящий друг!

— Это еще почему? — удивился я. — Что тебе не нравится?

— А то, что ты сам все обтяпал. Получается, что мы зря сюда полезли!

— Ничего не зря! — решительно сказал Тимон. — Ничего бы он не сделал, если бы был один.

— Правильно! — кивнул Тюрон. — И не стоит забывать, что тут где-то бегают пособники Салтука. И мы еще не добрались до зоны стабильной магии.

— И стрел у нас маловато! — вздохнула Морита.

— Для рогатки стрел не надо! — убежденно заявил Жерест.

— Зато у нас теперь есть Ари, — улыбнулась Гариэль. — Вместе с Тартаком они непобедимы!

— Мы — группа! — напомнил я. — А значит, все вместе. Ну, где эти пособники? Подать их сюда!

— Не очень-то хорохорься! — сердито сказал тан Тюрон. — Их много, и они хорошо знают этот лес.

— Зато мы хорошо знаем, куда нам пробиваться, — усмехнулась Аранта.

— И у меня резерв полон, — добавил я.

— А вот за это хвалю! — серьезно сказал Тюрон. — Молодец, что догадался это сделать.

— И я уже лучше чувствую лес, — добавила Гариэль. — И знаю, что сейчас справа появились люди, и они идут в нашем направлении.

— Ну, наконец-то! — с удовольствием пробасил Тартак. — Эх! На Салтуке не вышло, так хоть на этих оторвусь!

— Там еще есть… — прислушиваясь, сообщила Гариэль, — собаки! Они используют собак!

— Ну, с этим просто! — успокаивающе подняла руку Морита. — Собак я беру на себя!

— Встретим их на этой поляне! — решил тан Тюрон. — Тартак, оставайся на виду. Тебе все равно спрятаться тут негде. Только смотри — не подставляйся! В случае чего ныряй за дуб! А потом… ну, я уже представляю, что будет потом! Колин, поделись со мной резервом!

Итак, рассказываю по прядку.

Приближение отряда мы услышали задолго до того, как увидели. Лай собак и азартные выкрики людей далеко разносились по лесу. Но вот первые "друзья человека" выскочили из кустов и… Чистейший, пробирающий до костей волчий вой нельзя спутать ни с чем иным. Видимо, в генетической памяти собак что-то такое было заложено, если они сразу замолчали и попятились, поджимая хвосты. А может, так подействовала одиноко стоящая фигура тролля в самом расцвете сил и лет? Кто знает? Во всяком случае, тролль в наличии имелся. Да и дубинка при нем тоже имела место быть. Тролль мечтательно нюхал сорванный цветок и, казалось, совсем не обращал внимания на прибывших гостей.

Высыпавшие вслед за собаками люди в зеленых одеждах тоже остановились, недоуменно рассматривая Тартака. Один из них, видимо самый прыткий, неожиданно вскинул к плечу ложе арбалета, целясь в тролля. Но выстрелить не успел. Тихо охнув, он завалился на бок. Изо лба у него торчал метательный нож Аранты.

Наконец и тролль обратил внимание на людей. Уронив цветок, Тартак очень ласково им улыбнулся. От этой улыбки передние люди невольно попятились, отдавливая ноги подпирающим их сзади. Но Тартак одной улыбкой ограничиваться не собирался. Палица вознеслась вверх и раскрутилась с неимоверной скоростью, сливаясь в туманный круг.

— Ну, чего стоите? Окружайте его со всех сторон! Подготовьте сети! — раздалась повелительная команда.

Отряд рассыпался, двигаясь в обход Тартака, который только презрительно улыбнулся в ответ на эту команду.

Но тут раздался рев. Из лесу, свалив по пути несколько не особо толстых деревьев, выдвинулся красный дракон. Опустив к земле голову, он с шипением устремился на левый фланг. Левый фланг, героически развернувшись, с победными криками, переходящими в откровенную панику, рванул назад.

Но это было еще не все. В лесу снова раздался рев, и снова появился дракон. На этот раз уже серебряный. Он-то и свалил оставшиеся деревья, которые были потолще. Сотрясая землю топотом лап, он вприпрыжку рванул на правый фланг. Правый фланг в точности повторил маневр левого.

Щелкнула рогатка, и в лоб толстого мужика, играющего роль командира, со звучным "чпок" впечатался камень, выпущенный Жерестом. Мужик схватился за голову и осел на землю.

А из кустов тем временем уже появились Тимон и братья с обнаженными клинками. Их сопровождали Гариэль с луком наготове и Аранта, небрежно поигрывающая еще одним метательным ножом.

 

Глава 13

— Хорошо! — мечтательно проговорила Гариэль, помешивая что-то аппетитно булькающее в котелке. — Завтра, я надеюсь, мы уже будем дома. И я снова смогу принять свой обычный вид. А то этот мне так не идет!

— Ну что ты! — запротестовал Тимон. — Тебе любой вид идет! Никакой мир не сможет испортить твоей красоты!

Аранта толкнула меня локтем в бок.

— Вот! Учись, какие слова надо говорить девушке. А то, "Привет Ари! У тебя сегодня классный прикид, Ари!", — передразнила Аранта меня.

— Ну, не умею я говорить связно и красиво одновременно, — вздохнул я. — Ты уж выбери что-то одно: либо связно, либо красиво.

— Беда с этими драконами! — повернулась к Тюрону Аранта, бросив на меня убийственный взгляд. — Вернее, я имею в виду одного — серебряного. Вы бы поучили его, тан Тюрон.

— Это не к спеху, — отмахнулся тот. — Ты мне лучше про того… как ты его назвала?…Белурра? Вот про него расскажи!

— А что про него рассказывать? — хмыкнула Ари. — Тем более что он теперь состоит из двух частей. Вам про первую часть рассказывать или про вторую?

— Про обе! — твердо сказал Тюрон. — И начни с того момента, когда они были единым целым!

— Ну что вы этим так интересуетесь, тан Тюрон? Это наше внутреннее дело, — с досадой поморщилась Аранта.

— Вот тут ты ошибаешься! — твердо сказал препод. — Когда вампиры связываются с темным магом, то это перестает быть вашим внутренним делом. Что такое? Ты, кажется, хочешь со мной поспорить?

— Я, наверное, остановлюсь на том, чтобы ты говорил, пусть и не очень связно, но красиво, — повернулась ко мне Аранта.

— Не увиливай! — повелительно приказал тан Тюрон.

— Ну что? — тяжело вздохнула Аранта. — Вы, наверное, знаете, что у нас напряженные отношения с другими кланами. У нас разные представления о диете. В прошлый раз, когда эти разногласия обострились, мы смогли им доказать, что наши предпочтения в пище более правильны. Остальным с этим пришлось смириться. Но, как видите, смирились не все. Этот Салтук каким-то образом таких вот несмирившихся и нашел.

— И сколько их? Кто они? Где они? — строго спросил Тюрон.

Аранта только пожала плечами и промолчала.

— Не знаешь, — констатировал преподаватель. — А вот твой прадед, Аррахат, такого бы не допустил! Он сначала все выяснил бы, а потом и покарал отступников.

— Но тан Тюрон, — запротестовала Аранта. — Вы же знаете, что у меня не было такой возможности!

— Знаю, — кивнул Тюрон. — Именно поэтому это дело из статуса вашего внутреннего переходит в другой. А так как дело касается еще и Колина, то тут появился интерес и у нашего народа.

— Но его не интересовал Колин! — воскликнула Аранта. — Его интересовала только я!

— Ты не права по двум причинам, — спокойно парировал Тюрон. — Во-первых, они были связаны с Салтуком. Во-вторых, у тебя с Колином есть некоторые отношения. Тебе Колин уже рассказывал о том, что эти отношения могут за собой повлечь?

— Нет! — вмешался Жерест. — Он не рассказывал. А что они могут повлечь?

Оказывается, вся группа собралась около нас и внимательно слушала этот разговор. Тан Тюрон раздраженно отмахнулся от Жереста, продолжая требовательно смотреть на Аранту. Ари потупила глаза, ее щеки зарделись. Я тоже почувствовал на своих щеках и ушах жар.

— Рассказывал, — тихо сказала Ари.

— Так ты понимаешь, что это дело уже не ваше внутреннее? — требовательно спросил Тюрон.

— Но это же… — подняла на Тюрона глаза Аранта. — Война?

— Ну, если не будет найден иной выход, то — да, — кивнул дракон.

Именно дракон! Потому что глаза Тюрона пылали янтарным огнем и зрачки стали вертикальными.

— Э-э-э! Тан Тюрон! — нерешительно заговорила Гариэль.

— А? Что? Ох, прошу прощения! — заговорил Тюрон, принимая обычный вид и с удовольствием наблюдая, как тают остаточные искорки красного свечения. — Завтра мы уже окажемся в зоне устойчивой магии. А значит, уже будем полноценными магами. Уважаемый Пас, не волнуйтесь! Конечно же, мы вас отпустим домой. Более того, мы достойно вас вознаградим за помощь.

— Да какая там помощь, — засмущался Пас Куаль.

— Самая настоящая помощь! — твердо сказал Тюрон. — Вы указали ребятам дорогу, вывели их из катакомб! Не жалея себя, помогали им, чем могли.

— Но я же выдал вас ему, — тихо сказал Пас, опустив глаза вниз. — Правда, он вырвал у меня признание под пытками.

— Ничего! — успокаивающе похлопал по локтю Паса Тюрон. — Что толку, если бы вы погибли под пытками, не выдав нас? Этот Салтук был неплохим некромантом. Он все равно бы узнал все от вашего трупа.

Пас Куаль, услышав такое успокаивающее заявление, вздрогнул и нервно сглотнул.

— Тан Тюрон, — встревоженно обратился к преподавателю Тимон. — Но если Салтук был некромантом, то не мог ли он что-то сделать… Ну, такое, чтобы смерть ему была не страшна.

— Не забывай, что действие происходило в зоне, где магии было чрезвычайно мало! — снисходительно повернулся к Тимону тан Тюрон. — Тем более что Салтук был уверен в своем превосходстве и не ожидал того, что случилось. Если бы это происходило в нормальном пространстве — я имею в виду наш родной мир Магир — то да! Там он смог бы что-то еще предпринять. Хотя полноценной копии он просто не смог бы репродуцировать. Некромантам это не дано. Вот лича склепать более или менее сильного — это еще Салтук смог бы. Но для этого надо находиться практически у источника силы! Того едва сочащегося ручейка, о котором мне рассказал Колин, для такой задачи явно не хватает. Нет! Если Колин утверждает, что Салтук мертв, то ожить вновь у этого темного шансов нет!

— Мы уже один раз сочли его мертвым, — печально напомнил я.

— А что, ты чувствовал там портал? — строго спросил тан Тюрон. — Там вообще создать портал возможно? Ну же! Включи мозги! Просчитай, сколько потребуется энергии на создание портала, его активацию и создание отвлекающей иллюзии для вас с Арантой. И вспомни, были ли у Салтука вещи, которые ты бы смог назвать накопителем энергии, да еще в том количестве, что ему потребовалось бы при нашем расчете? И наконец. Вспомни, как сегодня нам далось преобразование в другую ипостась! И это притом, что в данном случае энергия была направлена вовнутрь наших организмов! А как мы знаем, воздействие вовнутрь значительно легче, чем воздействие вовне! Я буду крайне удивлен, если я окажусь неправ. В таком случае все законы магии идут насмарку! Или Салтук является магом такой непредставимой силы, что все остальные ему и в подметки не годятся. Но тогда кто мне объяснит, зачем ему было столько с нами возиться? Он бы с самого начала мог уничтожить нас одним плевком.

— Но он прогрессировал на удивление быстро! — привел я свой довод. — Мне Тулин, когда мы еще были в Харшаде, показывал тетрадь записей Салтука. По его словам, это было что-то выдающееся!

— Уточняю, — нахмурился Тюрон. — Выдающееся — по их меркам! Ты забываешь, что уровень владения магическими искусствами там ниже нашего. Если дело действительно обстояло так, как ты описал, и ты расплющил его об стенку — то можешь быть спокоен! Обратного действия процесс превращения Салтука во фреску не имеет.

Тан Тюрон еще немного помолчал, ковыряя прутиком в костре.

— Меня сейчас волнует другое, — продолжил преподаватель. — Это конфликт с вампирами. Мы хорошо знаем, на что они способны. А способны они на многое. В том числе, они непревзойденные убийцы. Аранта! Мы по возвращении обязательно должны поговорить с твоим прадедом! И это нельзя откладывать в долгий ящик! Ты понимаешь, о чем я?

Ари с готовностью кивнула.

— Конечно, мы активируем все защитные заклинания вокруг нашей Школы, — задумчиво вел дальше Тюрон. — Вам запрещаю покидать ее территорию! Возможно, придется просить помощи у Светлого леса. Как ты думаешь, Гариэль, твой отец выделит воинов из "зеленой стражи" для охраны периметра Школы?

— Я уверена в этом! — отозвалась Гариэль. — Тем более что он уже предлагал помощь. Если бы опасность грозила только мне, то он тут же забрал бы меня в лес. Но опасность грозит всем нам.

— Пока еще нет, — качнул головой Тюрон. — Сородичи этого Белурра еще не знают о происшедшем. Но мне кажется, что запас отпущенного нам времени крайне мал. Поэтому предлагаю самым спешным образом достичь места полной магии и отправиться домой. Сразу по прибытии я оповещу тана Гория о произошедшем. Возражения есть?

Конечно же, возражений не было! Всем не терпелось попасть домой. вернуться в место, где чувствуешь себя полноценным магом, а не обрубком его.

После ужина мы принялись поспешно собираться. Тан Тюрон, посовещавшись с Пасом, определился с направлением. Мы выстроились в походную колону. Впереди Тартак, с палицей наперевес. Далее — Тюрон с Пасом наперевес. А потом уже и все мы. Прикрывать тылы вызвалась Аранта.

— Ты смотри, поосторожнее, — предупредил ее я.

— Не волнуйся, Коль, — мурлыкнула она. — Ты же меня немного уже знаешь. Я буду очень осторожна.

— Вот это твое "очень" меня как раз и настораживает, — пробурчал я. — А если здесь есть еще какие-нибудь родственники этого Белурра? Ты справишься?

— Если бы здесь были родственники, то мы бы давно об этом узнали, — неожиданно серьезно сказала Ари. — Ты не знаешь еще, что такое вампиры на тропе "кровавой охоты". Тебе очень повезло, что ты успел ухватить Белурра раньше, чем он сообразил, что происходит. Он расслабился, что, в общем, для вампира недопустимо. За это и поплатился. Будь он настороже, то ты бы его не ухватил.

— Все равно! Будь осторожна! — напомнил я, занимая место рядом с Тимоном.

Мы успели дойти до темноты. Уже смеркалось, когда тан Тюрон сумел зажечь осветительный пульсар, воспользовавшись внешней магической энергией!

Сразу все повеселели. Я с удовольствием высветил в руке боевой пульсар, немного полюбовался им и дезактивировал обратно. Пас Куаль с откровенным испугом наблюдал за моими манипуляциями.

— Что, Пас, впечатляет? — весело подмигнул ему Тюрон. — Это магия! И она возможна только в этом месте. Все! Всем привал! Разжечь костер! Братья — вам первая смена караула!

Какое же все-таки наслаждение! Не приходилось начинать ставшее уже почти ритуальным чирканье камнями. Не приходилось пристраивать трут так, что бы на него падали искры. Не приходилось осторожно, стараясь не дышать, разжигать это несчастье. А потом еще и всовывать его под тонкие веточки, которые, хоть плачь, не хотели загораться. Ничего этого не приходилось! Хватило одного файербола. Точечный пульсар влетел в середину наваленных веток, и через секунду взвилось веселое пламя.

— Во как! — довольно прокомментировал Тартак, устанавливая агрегат для приготовления пищи над костром. Ну, если простым языком — рогульки и котелок на прутике между ними.

— Что-то мне домой возвращаться не хочется, — поежился Пас Куаль.

Гариэль как раз склонилась над его рукой, врачуя большой кровоподтек.

— А эта ваша магия — хорошая штука! — признал Пас, разглядывая здоровое место, на котором не осталось и следа от огромного синяка.

— Ну, если возвращаться не хочется, то и не надо, — хмыкнул Тюрон. — Если тебя здесь ничто не держит, то давай с нами. Тебя не пугает, что у нас везде такие места?

— Да куда угодно! Лишь бы подальше от Талтука, — торопливо заговорил Пас.

— Да нет уже Салтука! — вмешался Жерест. — Тебе больше нечего бояться.

— Может, Салтука-Талтука и нет, — рассудительно сказал Пас. — Но его приспешники вполне могли и остаться. Вот приду я домой, а они — раз! "А куда ты, Пас, сона Талтука дел?" "А что это у тебя, Пас, за дела с очень подозрительными людьми?" Они же видели, как я парня с девушкой выводил.

— Ну, из тех, кто видел, очень немногие смогут что-то рассказать, — хмыкнула Аранта. — Зачистку я провела качественно.

— Но все же кто-то остался? — спросил тан Тюрон.

— На всех просто времени не хватало, — с досадой пожала плечиками Ари. — Мы хотели как можно быстрее добраться до зоны магии. А потом уже поздно было кого-то вылавливать.

— Суп из сосновых иголок и шишек готов! — провозгласила Морита. — Прошу к котелку!

Ночь, в общем-то, прошла спокойно. Нет, действительно, спокойно. Ну разве можно считать беспокойством раздраженное мяуканье рыси, попавшей в магическую ловушку? Ее устроила Гариэль в верхних ветвях окружавших нас деревьев. И кто просил эту кошку лезть в нашу сторону? Если она ожидала, что сможет кем-нибудь из нас подхарчиться, то тут ее подстерегал полный облом! Стоянка боевых магов — это вам не фунт изюма! А сонный алый дракон, в которого обратился Тюрон, внезапно вырванный из объятий сна, мог сам, в свою очередь, подзакусить этой рысью.

Тартак устроил целый комплекс из подпрыгиваний и размахиваний палицей. Пока он не догадался пустить в ход свой фирменный трюк с левитацией, Гариэль поспешила отпустить бедное животное из объятий ветвей.

Рысь припустила на всех парах подальше от нас. Скорости ей придавал и большой огненный шар, несшийся за ней среди веток деревьев. Ну и что, что это была иллюзия? Рысь-то этого не знала, а сказать ей об этом никто и не подумал.

Потом мы снова улеглись, под аккомпанемент обиженного ворчания Тартака.

 

Глава 14

Утром тан Тюрон начал настраивать телепорт перехода на Магир. Он подключил к этому процессу и меня. Остальные в напряженном молчании наблюдали за работой мастера.

— …Подпусти еще немного энергии в контур, Колин, — отвлекся от своих расчетов Тюрон. — Магическая составляющая должна быть здесь несколько выше обычной… Начинаю пробой!

Перед нами возникла рамка телепорта. Тан Горий, восседавший за своим столом, резко поднял голову.

— Хризмон! Наконец-то! — вскочил он. — Что за самодеятельность? Это ты называешь "туда и обратно"? Я же тут весь извелся! Почему ты не выходил на связь? Немедленно переходите сюда! Я вам сейчас устрою разведку! Такую разведку, что вы надолго запомните.

— Не надо на нас кричать, тан Горий, — успокаивающе заговорил Тюрон, подталкивая перед собой Паса и готовясь преодолеть рамку телепорта. — Возникли некоторые обстоятельства, которые не давали нам сразу вернуться назад. Но зато мы справились с основной задачей и нашли Аранту!

— Ну, это, действительно, неплохо, — смягчился тан Горий. — Но за самодеятельность не похвалю!

— Я понял, что представляли собой цифры, которые вызвали наше недоумение, — отрапортовал тан Тюрон, когда радостный галдеж, вызванный встречей с директором школы, несколько поутих.

— Ну, и что же они собой представляли? — ворчливо осведомился тан Горий.

— А то, что тот мир являет собой редкостный вид сосредоточенной магии!

— То есть? — тан Горий с интересом впился взглядом в лицо Тюрона.

— Магия там сосредоточена всего в двух небольших областях. Остальная территория начисто ее лишена!

— Ты хочешь сказать, — тан Горий задумчиво ухватил себя за подбородок, — что ваш выход оказался в области, где магии нет? Тогда понятно, почему вы не смогли выйти на связь, и тем более, почему не смогли тут же вернуться. Ну, вот за то, что смогли добраться до места — хвалю! И за то, что смогли при этом найти Аранту, тоже! А вот за то, что притащили сюда этого…

Тан Горий повернулся, внимательно рассматривая Пас Куаля.

— Ну, и зачем он нам здесь нужен? Что мы с ним будем тут делать?

— Мы не могли его оставить! — твердо сказал я. — Он нам здорово помог. И потом, останься он там, его бы выловили прислужники Салтука.

— Или сам Салтук, — хмыкнул тан Горий. — Я не сомневался, что исчезновение Аранты — его рук дело.

— Прислужники Салтука, — упрямо сказал я. — Самому Салтуку это как-то уже без надобности.

— Эх, Колин! — вздохнул тан Горий. — Ты не знаешь, что такое темный! Ему всегда надобно! Доставить человеку муки, поизмываться над ним — это для темных как наркотик. Так что Салтук никогда бы не отказался от поимки, если есть такая возможность. Странно даже, что вам удалось ускользнуть от него.

— Ну, не то чтобы сразу и полностью, но удалось! — засопел тан Тюрон.

— Поясни! — насторожившись, потребовал Горий.

— А чего там пояснять? — прогудел Тартак. — Колин его по стене размазал!

— Какой стене, как это размазал? — оторопел тан Горий.

— Это когда Салтук пришел кровь из Колина выкачивать, — охотно вступил в разговор Жерест. — Вот тогда Колин его и размазал! А то ишь, разогнался — из нашего Колина кровь выкачивать!

— Стоп! — хлопнул ладонью по столу тан Горий. — Всем молчать! А ты, Хризмон, рассказывай, по порядку и подробно. Причем начни с того момента, как вы вышли из телепорта.

Тан Тюрон тяжело вздохнул и поведал директору о наших странствиях. Конечно, мы не могли быть просто слушателями. Поэтому всей группой старательно ему помогали и подсказывали.

Пас, открыв рот, внимал этому необычному рассказу. Для него все было внове. Тан Горий, заметив это, а также для того, чтобы снять психологический шок, всунул Пасу в руку бокал темно-красного вина. Пас совершенно автоматически присосался к нему. А так как уровень вина в бокале постоянно возобновлялся, то Пасу досталось порядочно этого напитка. Так что к концу повествования Куаль был совершенно в нетранспортабельном виде.

Тан Горий в течение всего рассказа хмурился. Ему очень не понравилось, что его, очень опытного мага, так провели. Ведь попадание группы студиозов в мир без магии — это прокол! И прокол его как директора Школы. Прокол его и как мага. Не обратил внимания на цифры, характеризующие данные телепорта, и вот вам результат!

Рассказ о кончине Салтука вызвал явное ошеломление. Среди множества вариантов, рассматриваемых таном Горием, такого простого и радикального не было.

— Век живи — век учись! — пробормотал тан Горий, покачивая головой. — В конце концов, нет худа без добра! Я рад, что мы можем закрыть эту страницу.

— Не все так просто! — вздохнул Тюрон. — Боюсь, что закрыть мы эту страницу еще не можем.

— Салтук — мертв? — нетерпеливо спросил Горий.

— Мертв!

— Значит, можем! Хоть от этого подлеца нам не надо уже ожидать неприятностей! Что там у тебя еще?

— Боюсь, что мы на пороге войны! — вздохнул тан Тюрон. — Я бы попросил вызвать срочно в Школу предводителя клана Виа Дента — Аррахата дер Тордерресс Хамра Коэрресса.

— Войны с кем? И причем тут вампиры? — недоуменно поднял брови тан Горий.

— Как это — причем? — снова вклинился Жерест. — Вот с ними, вампирами, и война!

— Ты думаешь, о чем говоришь, парень?! — рыкнул тан Горий. — Хризмон! Немедленно отвечай мне: что вы там еще натворили?

— Рыжий прав, — вздохнул тан Тюрон. — Боюсь, что нам придется с ними воевать.

— Час от часу не легче! — тяжело осел на свое кресло тан Горий. — Вы не забыли, что у нас с ними договор? Вы не забыли, сколько королевским дипломатам стоило усилий его заключить? Как вы вообще умудрились испортить отношения с этим народом?

— Ну, с моим кланом отношения не были испорчены, — заметила Аранта. — А как бы даже наоборот. Вот из-за этого "наоборот" и может получиться славная грызня.

— И что же включает в себя это "наоборот"? — нахмурился тан Горий.

— А то, что в число подручных Салтука входил вампир из клана Хория Сасселс. Он помогал Салтуку, на определенных условиях. Вот одним из условий была я. Вы себе не представляете, что могут сделать вампиры с себе подобными. Лучше сразу закончить свое существование! А кланы готовы на все, лишь бы доставить неприятности моему прадеду, который меня очень любит.

— Как я понимаю, Салтук этого вампира подвел? Раз уж ты здесь? — осведомился тан Горий.

— Салтук честно выполнил свое обещание, — качнула головой Аранта. — Подвел его Колин.

— Каким образом? — поднял на меня брови Горий.

— У нас, драконов, образов немного, — сообщил я. — Если нельзя побаловаться огоньком, то приходится кусать. Огоньком побаловаться было затруднительно.

— Значит, укусил! — заключил тан Горий.

— Перекусил, — поправил я. — Там кусать-то нечего было.

— Ну и как? Вкусно? — иронично спросил тан Горий.

— Кака! — лаконично ответил я, скривившись.

— Хорошо. Но почему ты думаешь, что смерть одного отступника может вызвать глобальный конфликт? — повернулся к тану Тюрону Горий.

— Потому что этот Белурр не был отступником. Он был представителем вампиров при Салтуке. Это означает, что вампиры заключили союз с врагом, тем самым выступив на его стороне. Думаешь, король будет в восторге? С другой стороны, вампирам не понравится тот факт, что их посланником тривиально закусили. Предполагается, что такой акт должен произойти после длительного и кровопролитного поединка. Вполне естественно, что вампиры возжаждут отомстить. Для этого им надо убить Колина. Выступая против Колина, они выступают против Школы. Выступая против Школы, они выступают против магов. Выступая против магов, они выступают против короля. Если ты это не называешь войной, то тогда что, по-твоему, война?

— А тебе не приходит в голову, Хризмон, что вампиры тоже могут выстроить такую логическую цепочку? — поинтересовался тан Горий. — Взвесив все "за" и "против", они могут сделать вид, будто ничего не произошло. А Его Величество, в свою очередь, ради того же мира может закрыть глаза на сотрудничество вампиров с Салтуком.

— Есть одна маленькая деталь, — ангельским голоском напомнила Аранта. — Вы ее почему-то не учитываете, тан Горий.

— Да? И какая же? — поднял бровь директор.

— Мой клан и его предводитель Аррахат дер Тордерресс Хамра Коэрресс!

— Может, не будем их просвещать на этот счет? — поморщился Горий. — Все-таки худой мир лучше доброй войны!

— Мы, вампиры, считаем иначе! — вздернула головку Аранта. — Это мой долг перед моим народом, и я обязана его выполнить.

— Но есть некоторые обстоятельства, — тан Горий повел бровями в мою сторону, — которые могут привести к тому, что твой народ как бы перестанет таковым являться.

— Честь и обязательства не зависят от расы! — отрезала Аранта.

— Я бы не стал сбрасывать со счетов и то соображение, что если дело пойдет по твоему сценарию, Горий, то вампиры все равно исподтишка попытаются нам навредить, — заметил тан Тюрон.

— Можно будет Колина временно поселить у нас в Светлом лесу, — предложила Гариэль. — Там он будет в безопасности. Конечно же, вместе с Арантой.

— Я тоже не против — побыть в безопасности, — вздохнул Тимон.

— Да это не проблема! — отмахнулся Тюрон. — Можно отправить его к нашим. Там вообще вероятность того, что его достанут вампиры, сводится к нулю.

— Так, может, мне весь остаток жизни просидеть в коробочке с мягкой обивкой? — рассвирепел я. — А как же мои родители? Брат? Их тоже упрятать? Впрочем, папу и маму, действительно, на какое-то время надо отправить в безопасное место. Но не меня! Я, знаете ли, дракон и не привык прятаться.

— Правильно, чешучатый! — рявкнул Тартак. — Когда это мы прятались?

— Пусть эти кровососы прячутся! — заверещал Жерест, присоединяя свой голос к реву Тартака.

— А мы знаем несколько хороших способов борьбы с ними, — уведомил нас Харос.

Фулос воинственно кивнул и, вытащив на пару сантиметров клинок из ножен, со щелчком вогнал его назад.

— Я Колина никуда не отпущу! — твердо сказала Аранта, беря меня под руку и прижимаясь ко мне. — Я хорошо знаю, что можно ожидать от вампиров, и смогу защитить его лучше всех.

— Вы бы лучше включили в обучение боевые заклинания, — предложила Гариэль.

— Но изучение боевых заклинаний большой силы предусмотрено только с шестого курса, — растерянно сказал тан Горий.

— Тебе напомнить, что произошло с полигоном, когда Колин использовал не очень сильное заклинание? — тихо напомнил тану Горию Тюрон. — Он и так уже владеет достаточным набором боевых приемов такой мощности, что даже я не берусь определить степень их силы. Надо просто направить это в нужное русло. Да и сейчас наступил такой момент, когда не до правил. Быть бы живу! По боевым искусствам с вампирами могут сравниться разве что Тартак да Аранта. Остальным рассчитывать не на что. Значит, надо хоть как-то компенсировать эту разницу.

— Так! — прихлопнул ладонью по столу тан Горий. — Это вот так, галопом, не решается. Всем по домам! Приводить себя в порядок! Учебный процесс никто не отменял! А завтра у вас лекция тана Харага. Хризмон, останься, я хочу обсудить с тобой некоторые моменты. Остальные… Брысь отсюда!

Как прекрасно звучит первый колокол! Что? Я раньше говорил по-другому? Это вам показалось! Я всегда любил этот чудесный звук, который молотком бьет по нервам и ушам, встряхивая ваш организм и мобилизуя его на новые свершения!

Мы снова в месте, которое уже привыкли считать своим домом и, соответственно, крепостью.

Одновременно вскочив, мы с Тимоном улыбнулись друг другу и бросились собирать умывальные принадлежности. У нас было мало времени на утреннее умывание. Я видел, как Тартак вчера особо любовно вымащивал запруду. Мы надеялись успеть до того, как он окончательно проснется и вразвалку, не спеша, отправится устраивать наводнение.

По пути к нам присоединились Аранта и Гариэль. И мы все-таки успели! Восторженный рев Тартака застал нас в тот момент, когда мы уже возвращались.

Только во время утренней пробежки я окончательно осознал, что вернулся. Мы настигали и обгоняли группки других студиозов. Им не выпало и сотой доли того, что испытали мы. Поэтому слаженный и быстрый бег нашей группы выгодно смотрелся на фоне неохотного движения вразброд других студиозов.

— Колька! — услышал я вдогонку за спиной.

Резко затормозив, я оглянулся.

— Леха! Привет братишка!

Резко оторвавшись от своих, ко мне приближался брат. Черт! Ведь и ему грозит опасность!

— Придется мне просить приютить троих, — негромко подтвердила мои соображения Гариэль.

Я кивнул. Наверняка вампиры постараются отомстить мне за перекушенного Белурра. Самое уязвимое место — это ближайшие родственники. Об этом вам любой мафиози скажет. Надеюсь, что в гостях у эльфов мои родные будут хорошо защищены.

— Ты где это опять пропадал? — возмущенно обратился ко мне брат. — Почему мне родители жалуются, что ты о себе ничего не даешь знать? Я попрошу тана Пекаруса, чтобы он научил меня превращать братьев в лягушек или еще в кого-нибудь. Может быть, прыгая за комарами, ты вспомнишь о папе и маме.

— Леха! — задушевно обратился я к братишке. — Вот ребята не дадут мне соврать. Мы были в таком месте, откуда не то что с папой и мамой, с самим таном Горием связаться было невозможно. А с таном Горием мы уже виделись. Уж он бы не преминул обратить нас во что-нибудь, будь мы виноваты.

Лирическое отступление

Лекция тана Харага по замораживающему заклинанию

— Здравствуйте, пропажи! Рад вновь вас всех видеть! И, что самое главное, видеть во здравии. Вы пропустили порядочное количество материала, который я собирался вам дать. И каково же было мое удивление, когда, вместо того, чтобы наверстывать пропущенное, тан Горий сегодня утром распорядился давать вам материал по боевым заклинаниям….

— Ничего! Я надеюсь, что после занятий, на совещании, тан Горий разъяснит мне эту позицию….

— Что?.. Вы тоже можете разъяснить? Нет уж! Я, при всем своем уважении к вам, предпочитаю выслушать директора!

— …Жерест! Ты не забыл, что ты уже студиоз третьего курса? Это предполагает, что ты должен уже больше ценить знания, которые мы, преподаватели, пытаемся вколотить в ваши головы. Тем более что эти знания представляют собой жизненно важные основы для дальнейшего успешного существования вас как единых организмов. Ты же не желаешь этого усвоить и своими комментариями нарушаешь полет моей мысли…

— …Заорос!

— …Вот вам тема сегодняшнего занятия! На примере замершего, я бы даже сказал, замороженного Жереста мы сможем разобрать все тонкости действия данного заклинания. Очень полезного, кстати. Подчеркните это в своих конспектах! Так как Жерест будет служить нам в качестве наглядного примера, пусть кто-нибудь потом ему даст переписать эту лекцию.

— В очередной раз напоминаю, что применение данного заклинания должно осуществляться на полигоне и в присутствии танессы Лиолы.

— …А теперь запишем некоторые характеристики этого заклинания и разберем механизм его реализации…

 

Глава 15

Мы стояли вокруг замершего Жереста и внимательно его рассматривали. Тот, не в силах шевельнуться или что-то сказать, только таращил на нас глаза.

— Мда, — задумчиво сказал Тимон. — Впервые вижу нашего Жере таким тихим и не таким непоседливым, как обычно.

— Вот что наука с людьми делает! — восторженно сказал Фулос. — Вот и Харос со мной согласен.

— Как вы думаете, это надолго? — озабоченно поинтересовалась Морита. — Я уже так к нему привыкла, что сейчас чувствую себя не в своей тарелке.

— Обычно есть три степени такого заклинания, — Гариэль открыла конспект и, водя пальчиком по строчкам, зачитала:

"Первая степень — слабая заморозка…" Ага! Вот: "длится около такта. Подвергшийся, если, конечно, остался жив, чувствует себя после этого отдохнувшим и свежим. Вторая степень — средняя… М-м-м… Длится полчаса. После этого клиент чувствует легкое затекание конечностей и такую же легкую головную боль (если конечности и голова имеются в наличии). Третья степень — сильная заморозка. Это про нашего Жереста! Два часа! Используется для длительного гарантированного невмешательства в ваши действия. После действия заклинания — замедление речи и сильная головная боль".

— Точно! — кивнул я. — Он еще просил тебя, Эль, чтобы ты была в этот момент с Жере рядом.

— Но ведь враг тоже может применить такое заклинание, — задумчиво изрекла Аранта, легонько проводя коготком по щеке Жереста. — А потом, бери нас тепленькими.

— Ну нельзя же быть такой невнимательной! — укоризненно сказала Гариэль. — Тан Хараг сказал, что контрзаклинание и защитные меры преподаст на следующем занятии.

— О! — подскочил Тартак так, что парта угрожающе заскрипела. — Кажись, оживает!…Жерест, а Жерест! Ты что-то можешь сделать?…Может, легонько постучать ему по голове?

— Ты что?! — сердито напустилась на Тартака Морита. — После твоего стука он уж точно не начнет двигаться и говорить! Изверг!

— Так он и так не двигается и не говорит, — трезво заметил Тартак. — Ну, чего нам с этим статуем делать?

— Сейчас как… дам… из рогатки! — вдруг прорвало Жереста. — Гариэль, а ну, дай мне конспект! Я ему сейчас зачитаю, а потом — по голове, по голове!.. И убегу!

— А? — умно спросил Тартак, в прострации уставившись на Жереста.

— Уй-ей-ей! — схватился за голову Жерест. — Голова трещит. Кто-нибудь — помогите! Или отрубите ее на фиг!

— Я понимаю, что для тебя — никакой разницы! — сердито заговорила Гариэль. — Но с головой ты красивее и естественнее смотришься! Иди сюда, горе ты мое! И угораздило же тебя попасться под горячую руку тану Харагу!

Пока Гариэль выделывала пасы руками над головой Жереста, мы с интересом рассматривали оттаявшего.

— Хорошее заклинание, — сделал вывод я. — Надо его обязательно подвесить на "мгновенный ответ". Оно на вампиров будет действовать, Ари?

— Почему, нет? — Аранта задумалась, но потом встряхнула головой. — На полигоне будем испытывать — так и быть, разрешаю меня заморозить. Но только тебе, Колин! И на первой степени. Быть отдохнувшей и свежей после него я не возражаю.

— Почему вы здесь? Разве не время медитации? — строго спросил тан Алим, появляясь в аудитории.

— Мы как раз собирались, — честно доложила Морита. — Но надо было сначала привести все тела в порядок!

— Дела? — удивленно повернулся к ней Алим.

— Не дела, а тела, — мило улыбнулась Морита. — Вон то тело, с рыжей шевелюрой, было заморожено. И теперь Эль убирает последствия.

— Зная тана Харага, я удивляюсь, что только одно тело подверглось этому, — хмыкнул Алим.

— Ну, конспектировать лекцию кому-то же надо, — трезво пояснил Тимон.

— Для этого хватит и одного студиоза, — ехидно улыбнулся Алим. — Видимо, сегодня у тана Харага было доброе настроение. Так значит, вам действительно стали давать боевые заклинания. Не рановато ли?

— Судя по ситуации — поздновато, — вздохнул я.

— Да. Сегодня после занятий состоится совещание, — внезапно став серьезным, кивнул Алим. — Вы тоже там будете?

— Наверное, — пожала плечиками Аранта. — В конце концов, это напрямую касается нас.

— Совершенно верно замечено, малышка! — раздался тихий голос у нас за спинами. — Это касается нас, и я не могу понять, зачем сюда вмешивают всех остальных?

Я резко обернулся, мобилизуя "мгновенный ответ"…Фух! Отлегло. Свой. Приятно нам улыбаясь, у окна стоял брат Аранты — Арин.

— Все очень просто, — так же улыбнулся в ответ и я. — Именно я угрохал того вампира. Выводы сам сделаешь?

— Да, — кивнул Арин. — Ара! После занятий встретимся. Прадед тоже уже здесь. У него, как он выразился, есть несколько вопросиков к тому милому мальчику.

Арин подарил мне гаденькую улыбку.

— Арин! Изволь обращаться с уважением к серебряному дракону! — строго сказала Аранта. — Если, конечно, не желаешь стать кучкой пепла на полу.

Улыбка Арина мгновенно увяла.

— Этот вопрос прадед тоже хотел бы рассмотреть, — заметил он. — И перед совещанием здесь состоится еще одно совещание — там, у нас. Я достаточно понятно выразился?

— Более чем! — пожал плечами я. — Передай уважаемому главе Аррахату, что мы обязательно будем.

Арин удовлетворенно кивнул и, легко просочившись сквозь наш строй, покинул аудиторию.

— Ты скажи братцу, чтобы он так не разгуливал! — заметил тан Алим. — Не ровен час, за врага примут. Ты же знаешь, Аранта, серебро никогда здоровья вампирам не прибавляло!

Аранта кивнула, соглашаясь.

— Так! Все! — опомнился тан Алим. — Всем на занятия! Мы сегодня должны усвоить новый метод воспарения! Учтите, если вы не сможете воспарить, то падение будет весьма болезненным, хоть и происходит в ментальном плане.

— Так зачем же тогда воспарять? — пробурчал Тартак, которому медитация давалась с некоторым трудом.

— Чтобы узреть неведомое! — заученно ответил Алим.

— Ну и как? — с интересом спросил Харос. — Вы, тан Алим, узрели?

Фулос ехидно улыбнулся брату.

— Узрел! — с достоинством ответил Алим, широко шагая по коридору.

— И что это такое — неведомое? — с нетерпением осведомился Жерест, стараясь попасть в ногу с преподом.

— Вот когда узреешь — тогда поймешь! — выдал исчерпывающий ответ Алим, сворачивая в класс медитации.

Надо ли говорить, что воспарить из всех удалось только Гариэль? Во всяком случае, она так нам сказала. А эльфы говорят только правду. Или не договаривают. Это уже как получится.

У меня лично воспарения не получалось, хоть плачь. Уж лучше бы я воспарял на своих крыльях! Тут проблем не предвиделось. А вот в состоянии медитации… Судя по тоскливым взглядам, которые время от времени бросал по сторонам Тимон, сидящий рядом со мной, его обуревали похожие чувства.

Короче, пару медитации я перенес с большим трудом. И с большим облегчением вздохнул, когда Алим, наконец, над нами сжалился и отпустил. Но он строго предупредил, что ненадолго, а только на обед!

— Потом всем в кабинет тана Гория! — грозно обвел взглядом он наши физиономии.

 

Глава 16

Беседка, что находилась неподалеку от нашего домика, всегда играла роль нашего штаба. Так уж сложилось. Вот и сейчас мы собрались в ней. Ну, не то чтобы все в ней. Тартак обычно устраивался наружи, но так, чтобы все слышать. Жерест, подобно пернатым, примащивался на перилах, или на нижней ветке дуба, растущей вплотную к беседке. А вот остальные прекрасно помещались на лавочках.

— Ну, что вы думаете по этому поводу? — хмуро спросил я.

— Ох, что-то мне не нравится желание отодвинуть нас на второй план, — пробурчал Тартак.

— Желание предохранить нас от опасностей понятно и закономерно, — вздохнула Гариэль. — Ты, Тар, забываешь, что не все могут так постоять за себя, как ты.

— Вот взять хотя бы Жерестика… — присоединилась к подруге Морита.

— Меня брать не надо! — донеслось с ветки. — Я теперь все время с Тартаком буду.

— Даже ночью? — искренне удивился Харос.

Фулос недоуменно поднял брови.

— Нет, — после некоторой паузы сообщил Жерест. — Ночью, если он захрапит, не то что спать, бодрствовать рядом с ним невозможно.

— Гы! — оценил Тартак. — А я еще во сне руками размахиваю. Но это когда я расслаблен и не настороже.

— Ребята! Давайте все же будем серьезнее! — решил вернуть разговор в деловое русло Тимон. — А дело обстоит именно таким образом. Из нас лишь Тартак, Аранта и Колин могут противостоять вампирам. Ну, еще и Гариэль. А как быть остальным?

— Ты очень оптимистичен, Тима, — вздохнула Аранта, просовывая свою руку под мою и кладя мне на плечо голову. — Лишь Тартак, и то благодаря своему меху, может чувствовать себя уверенно. Пока вампиры будут добираться до его толстой кожи (которую, кстати, еще прокусить — проблема), Тар дремать не будет.

— Нам, троллям, без густого меха и толстой кожи — никак! — прокомментировал Тартак.

— Да и Гариэль, с ее выучкой "зеленой стражи", тот еще подарочек, — продолжила Аранта. — А вот я, по меркам нашего народа, весьма посредственный боец. Да и Колин, если успеет обернуться, только тогда может уцелеть.

— Ты посредственный боец? — изумленно выдохнул Жерест.

— Да! — твердо сказала Ари. — Вот Арин всегда побеждал в поединках со мною. А дед его одной левой скручивает в бараний рог! Так что ситуация для людей очень серьезная. Именно поэтому так озабочены наши преподы.

— Понятно, — покивал Фулос. — И что ты предлагаешь? Как нам-то быть?

— Я предлагаю? — повернулась к Фулосу Аранта. — А почему это я должна что-то предлагать?

— Ты же у нас главный эксперт по вампирам! — присоединился к брату Харос. — Кому же еще, как не тебе знать, на что способен твой народ?

— Спокойно! — я, подкрепляя свои слова, прихлопнул ладонью по столу. — Мы уже услышали совет эксперта. А то, что прадед Ари — эксперт, никто спорить не будет.

— Это какой совет? — нахмурился Тимон. — Напомни!

— Держаться постоянно вместе. Всех вместе нас проглотить трудно.

— Это если они будут нападать поодиночке, — напомнила Аранта. — Я, честно говоря, не могу представить себе, как они смогут обеспечить такое.

— Вы, главное, мне спину прикрывайте! — решительно сказал Тартак. — А там уж я им обеспечу и одиночек, и парников, и даже групповиков.

Война войной, а занятия никто не отменял. Колокол выдернул нас из постели исправно, ни на йоту не опоздав. Я, стараясь не вывихнуть челюсть зевками, повесив на шею полотенце, открыл дверь и наткнулся взглядом на пару сапог. Такой же сонный Тимон ткнулся носом в мою спину и тоже остановился. Сапоги, как ни в чем не бывало, стояли на той самой ветке дуба, где обожал примащиваться Жерест. Сапоги были щегольские, зеленоватого цвета, изукрашенные замысловатым узором из пупырышек и завитушек, с чуть загнутыми носками и невысоким каблуком.

— Чего стоим? — осведомился Тимон. — Тартака ждем?

Я наконец сообразил поднять взгляд, для того чтобы определить содержимое сапог. Логично, что сами сапоги прийти и вскарабкаться на дерево не могли. Обладателем обувки оказался эльф. Он, насмешливо улыбаясь, наблюдал свысока за нашими сонными и удивленными физиономиями. Несомненно, это был один из воинов отряда, присланного Владыкой Светлого леса. Он расположился со всеми удобствами на нашем дубе и собирался находиться на своем посту неопределенное время. Рядом с ним я увидел сложный большой лук и несколько колчанов со стрелами. Весь наряд этого воина был выдержан в зеленоватых тонах и плотно облегал его гибкое и мускулистое тело.

"Блин! И тут без форса не могут обойтись!" — мелькнула мысль в голове, в то время как я делал шаг в сторону, пропуская на крыльцо Тимона.

Тимка в точности повторил мою реакцию. Он тоже в первую очередь внимательно изучил сапоги и только потом сообразил, что в них кто-то есть.

— Я вас запомнил, и вы можете идти по своим делам, — музыкально пропел этот щегол.

— Ты нас запомнил, — отреагировал Тимон. — А нам тебя запоминать надо? Ты теперь постоянно там гнездиться будешь? Или все же предусмотрена смена?

— Это мой пост! — надменно прозвучало сверху. — Я здесь буду находиться весь день.

— Ну-ну, — неопределенно проговорил Тимон.

Распахнулась дверь девичьего домика, и появились Ари с Гариэль.

— Мальчики! Подождите нас! Мы уже идем.

Приглушенный возглас часового мне очень не понравился. А как он не понравился Тимону, я даже передать не могу.

Слух у девушек был отменным. Реакция — тоже. Гариэль движением пальцев мгновенно вырастила рядом с собой две толстые лианы, которые, подобно удавам, начали извиваться, выискивая врагов, чтобы скрутить их в своих смертельных объятиях. Аранта поступила проще. Быстрое, смазанное от скорости движение, и вот она уже на ветке заботливо обнимает эльфа, приставив к его горлу одну из своих смертоносных штучек.

— И что это мы тут, на веточке, делаем? — промурлыкала она.

— А он тут нас запоминает, — наябедничал Тимон, с удовольствием рассматривая слегка побледневшее лицо часового, не ожидавшего такого оборота.

— Да? А он всех запоминает или только отдельных студиозов?

— Всех! — прозвучал резкий голос с верхних ветвей.

Я вскинул голову и узрел там еще одну личность типично эльфийской наружности. Она недвусмысленно целилась из лука в Ари. Да у них что, крыша уехала? Они хотят сделать то, что, по идее, должны предотвратить? Быть может, они двойные агенты? Да как он смеет целиться в Аранту?!

Возмущение и тревога за любимую меня сразу же вытряхнули из сонного состояния. Причем вытряхнули конкретно и буквально. К счастью, при этом мне повстречалась только одна веточка дуба. Удачно обернулся… Вот у этого эльфа лицо уже не слегка побледневшее! Острие стрелы чуть ли не щекочет мой нос. Я аккуратно подвинул голову и откусил наконечник.

…М-м-м. Да тут магия! Лесная магия. Выплюнул стрелу и внимательно посмотрел на замершего эльфа.

— Никогда не смей целиться в эту девушку! — пророкотал я. — Понял?

Эльф ошарашенно кивнул. Я удовлетворенно фукнул (да так, что ушастого чуть не снесло с его ветки) и обернулся в нормальное состояние.

— Колин! Ты был неподражаем! — поднялась с травы Аранта и протянула руку, помогая подняться и первому эльфу. — Хорошо, что ты оборотился с этой стороны, а не со стороны своего домика и беседки! Дом-то — ладно! А вот беседочку было бы жалко!

— Ты лучше меня пожалей! — прокряхтел Тимон, выбираясь из куста. — Этот дракон недоделанный и не думает, что предупреждать надо. Я же рядом с тобой стоял! А если бы мне улетать некуда было? Ты же мог меня раздавить!

— Прости, — виновато сказал я. — Просто я еще не проснулся на тот момент.

Тимон только осуждающе покачал головой.

— Еще не хватало, чтобы мы поубивали друг друга! — прозвучал голосок Гариэль. — Вы что, не получали инструкций, кого охраняете? Представьтесь немедленно!

Строгость подействовала на эльфов. Второй эльф мигом спустился с веток (первого сбросило с них, когда я обернулся драконом). Оба вытянулись перед Гариэль, но доложиться не успели.

— Кербана хартак херак! И амбрец жуста! — раздалось неподалеку вместе с последующим громким хлюпом воды.

— Ну, вот! — уныло прокомментировал Тимон. — Помылись одни.

— Не одни, а один, — хмуро поправил его я.

— Я жду! — напомнила о себе Гариэль оглушенным эльфам.

— Пост "у дуба" — начал доклад эльф. — Командир поста Алантроэль и стрелок Талантоэль.

— Вот! — вмешался Тимон. — У дуба! А не на дубе! Вы чего инструкции нарушаете?

— Тимон! — укоризненно сказала Гариэль.

— Все! Молчу! — сделал честные глаза Тимон. — И вообще, разбирайся со своими сама, а мы мыться пойдем. Надеюсь, что течение ручья успеет стабилизироваться.

— Интересно, — хмыкнул я, набрасывая полотенце на шею, — а у домика Тартака тоже пост есть, вернее, был?

— Почему был? — недоуменно спросил Тимон, двигаясь вслед за мной.

— Догадайся с трех раз! — хихикнула Ари, пристраиваясь рядом. — Тартак просыпается сразу и соображает мгновенно. Уж пост-то он вычислит сходу! А высоких деревьев рядом не имеется.

— Ну, куда бедному эльфу податься? — хохотнул я.

— Остается только надеяться, что он не прибил его сразу, — озабоченно пробормотал Тимон.

— Тартак! Ты уже умылся? — закричал я на берегу ручья.

— Уже, не уже. Кричать-то так зачем? — пробасил Тартак, выдвигаясь из-за кустов на берегу. — Я рядом и великолепно все слышу.

— Это я на тот случай, если ты не рядом, — сообщил я.

— Что-то вы сегодня поздновато, — прищурился Тартак, еще больше выдвигаясь из-за кустов.

— Была причина, — хмыкнул Тимон. — Тебе эльфы не встречались?

— Такие, что ли? — Тартак окончательно выбрался и дернул за веревку, которую сжимал в своей лапе.

На другом конце веревки обнаружился эльф. И был этот эльф в очень дурном расположении духа. Во всяком случае, у меня сложилось именно такое впечатление.

— Ну, что я говорила? — улыбнулась Аранта. — Тар, чего ты наших защитников на поводок сажаешь?

— Защитников? — Тартак внимательно осмотрел эльфа. — Ты защитник?

— Я - часовой "зеленой стражи"… — высокомерно начал было тот.

— Вот видишь! Он — не защитник, — поучающе пробасил Тартак. — И вообще он грубиян и какой-то там часовой. И что он тогда делал возле моего дома?

— Он был один? — деловито спросил Тимон.

— Второго я не успел поймать, — печально сообщил Тартак. — Бегает по веткам, что твоя белка!

— Ой! — озабоченно воскликнул я. — Да сейчас здесь будет не продохнуть от эльфов и их луков!

— Да уж! — подтвердил пленный эльф.

— А не гхыр было возле моего дома прятаться! — отрубил Тартак. — Думаете, раз эльфы, то я вас не замечу?

— Мда, — задумчиво произнесла Аранта. — Как-то это не очень похоже на то, что я слышала о "зеленой страже".

— А это не "зеленая стража", — услышали мы неподалеку голос. — Это интенданты, которые почему-то присвоили себе несвойственные им полномочия.

Мы резко обернулись. Говорящего видно не было, но голос, судя по звучанию, явно принадлежал эльфу.

— Уважаемый тролль, мы бы были тебе очень благодарны, если бы ты отпустил нашего собрата и избавил его от унижающей его достоинство веревки, — продолжал тем временем голос.

— А он больше у моего дома таиться не будет? — осведомился Тартак, внимательно шаря взглядом по гуще ветвей.

— Не будет, — пообещал голос, но уже с другой стороны.

— Ловко! — крякнул Тимон.

— И заметь, — пробурчала Аранта, — в нас сейчас целятся, по крайней мере, с трех сторон.

— Ты тоже это почувствовала? — хмыкнул Тартак, снимая с пленника путы. — Хорошо прячутся! Я их не вижу, но чувствую.

— Вот это уже больше похоже на "зеленую стражу", — кивнула Аранта.

— Благодарю тебя, уважаемый тролль! — из зелени материализовался эльф. — Тартак, если эта информация верна.

— Верна, — пробасил Тартак. — Но не полностью!

— Да? — бровь эльфа поползла вверх. — И чего же в ней недостает?

— В ней недостает: Хоран Банвириус.

Вторая бровь эльфа решила не отставать от первой и тоже поползла вверх.

— Не будете ли вы добры объяснить?

— Тартак — это для друзей, — любезно забурчал тролль. — Ты пока еще моим другом не стал. Значит, должен обращаться ко мне полным именем — Тартак Хоран Банвириус.

— Мда, — эльф озадаченно покачал головой. — Это, конечно, неожиданно, но раз уж вы настаиваете…

— Настаиваю, — Тартак нахмурился. — И еще настаиваю, чтобы ты бросил всякие там "вы". Мы, тролли, — демократы. Поэтому либо на "ты", либо в лоб! Ты ведь из "зеленой стражи"?

— Верно, — кивнул эльф. — Эльтэлиен Тихий Шаг, командир отряда.

— Вот и давай, как я сказал! — Тартак указал на бывшего пленного. — И наблюдателей своих располагай так, чтобы я знал. Если хочешь, я места покажу. Оттуда все видно! Ну, или почти все.

— Иди в расположение отряда! — коротко распорядился Эльтэлиен, обращаясь к освобожденному эльфу.

Проследив взглядом за унылой фигуркой уходящего, Эльтэлиен обратился к нам:

— А вас как величать?

— Аррантарра дер Тордерресс Хамра Коэрресс, — злорадно выпалила Ари, принимая правила игры Тартака.

Эльф крякнул, по достоинству оценив сложность. Мне это понравилось, и я решил не отставать от ребят и добить беднягу:

— Колин тор Порранья Бутрельд Петрр сен Еугения, — представился я своим драконьим именем.

Помнится, я здорово попотел, запоминая его. Не зря потел, однако!

— Тимон ад Зулор, — скромно завершил наши представления Тимон.

Эльф выслушал это в некоторой прострации.

— Надо будет поскорее записаться в ваши друзья, — принял он, наконец, мудрое решение.

— По этому вопросу — к Гариэль, — отозвалась Аранта. — Именно она ведает нашими эльфийскими друзьями.

— Кстати, а где принцесса? — среагировал Эльтэлиен.

— Разбирается с теми, кто облюбовал наш дуб, — просветил его Тимон. — Не думаю, что это займет очень много времени.

— Боюсь, это у меня займет много времени, — сухо сказал Эльтэлиен. — Грубое нарушение, превышение полномочий и, как результат, подмоченная репутация. Будь это мои ребята, вы бы даже не заметили, что мы тут.

— Мы бы — заметили! — поправил Тартак. — Я — так точно!

Эльф только улыбнулся.

— Эльтэлиен! — к нам подошла Гариэль. — Что за интересные вещи я услышала? И как это называется? Неужели мне придется выяснять это с отцом?

Эльтэлиен склонился перед Гариэль в изысканном поклоне.

— Приветствую вас, ваше высочество! Прошу прощения за этот инцидент! Разрешите мне разобраться и достойно наказать виновных. Интенданты проявили ненужную инициативу. Они не совсем верно восприняли возлагаемую на них задачу, и вот результат.

 

Глава 17

Лирическое отступление

Лекция тана Харага "Сияние Света"

— Я вас приветствую, друзья мои!

Сегодня мы вспомним о том, какую сторону выбрал каждый из нас… Нет, Тартак. Я не имею в виду сторону этой аудитории. Я имею в виду Свет и Тьму. Моя задача облегчается тем, что вы все идете по пути Света. Будь это иначе, мне пришлось бы давать отдельные лекции для светлых и темных. Так уж складывается, что выбравшие Свет не могут использовать силы, принадлежащие Тьме. И наоборот, естественно.

…Жерест, еще пара соображений по этому поводу, и я тебя заморожу…Мой уровень значительно выше твоего, а значит, контрзаклинание тебе не поможет… Да, я бессердечный и черствый сухарь! Поэтому лучше молчи и записывай то, что я вам даю.

Итак, раз уж мы все идем по светлому пути, то первое заклинание — это "сияние Света". Его на дух (да и на вид тоже) не переносят все создания Тьмы. Это относится и к нечисти. Суть этого заклинания сводится к тому, что вас на некоторое время окружает ослепительное сияние. К примеру, зомби до четвертого уровня, включительно, оно сжигает моментально.

…Нет, Жерест, вампиры — это тебе не зомби!…И подзатыльник от Аранты ты получил по заслугам.

…Почему я вам его даю? Да очень просто! При нападении (а нападать вампиры будут ночью, естественно) активация этого заклинания может их ослепить на некоторое время. Если вы, конечно, успеете его активировать. Что даст вам возможность (или не даст, что тоже вероятно) спастись. Очень великое значение имеет то, что уровень Дара не имеет решающего значения для этого заклинания. Создается оно индивидуально для каждого. Формулу расчета я вам написал вот тут — на доске.

Зафиксируем жест и слово активации! Учтите, произносить его следует четко и внятно.

…Тебя, Жерест, уже ничто не спасет! Я что говорил о том, чтобы практику вы осваивали на полигоне? Так вот, все и будут ее осваивать, а ты за нарушение будешь осваивать половую тряпку и веник в моем кабинете. И не смей снова обращаться к бытовикам! Стены кабинета блокируют заклинания до первого уровня Дара…

Я протер слезящиеся глаза. Вспышка заклинания от Тимона была для меня неожиданной. Радостно улыбающийся друг пробормотал извинения без малейших следов раскаяния.

— Тимон! Совесть имей! Я же сейчас делал расчет для подвески его на "мгновенный ответ"! А ты меня слепишь! Я тебе что, нечисть?

— Зато получилось!

— Ну и что? То, что ты несколько минут светишься на манер фотовспышки, не спасет тебя от вампира.

— Фотовспышки? — нахмурился Тимон. — Это что-то из твоего мира?

— Ну, ты же фотографии видел? Ночью тоже фотографируют. Вот и освещают место специальным образом, — пояснил я и добавил: — Ярким образом. Почти таким, как твой несколько секунд назад.

— Э-э-э…

— Можешь подзаработать! — кивнул я.

— Я, между прочим, дворянин! — оскорбился Тимон.

— Я тоже.

— Дворянам не пристало подзарабатывать!

— Нет на вас Петра Первого, — хмыкнул я, снова принимаясь за расчеты. — Правда, не уверен, что он бы здесь выжил.

— Он бы здесь не выжил! Его сожрали бы еще в самом начале пути! — Аррахат собственной персоной стоял у входа в беседку, с интересом рассматривая нас. — Я проводил сравнительный анализ исторических личностей на предмет их влияния на наш мир, появись они здесь. Получается весьма занимательно! Они не смогли бы сотворить чего-то глобального, ввиду того что у нас такие события предсказываются. А они — всего лишь люди. А значит, смертны.

Мы с Тимоном вскочили и учтиво поклонились главе клана.

— Где Арра? — кивнув нам, поинтересовался Аррахат.

— Они с Гариэль пошли на полигон, — сообщил Тимон.

— Я же советовал вам не расползаться, — недовольно поморщился Аррахат, проходя и присаживаясь на лавочку в беседке. — А тот эльф на дубе давно там торчит?

— Какой эльф? — встрепенулся я.

— Ну да, он неплохо замаскировался. Но я-то его заметил! — усмехнулся Аррахат. — А вот он моего мальчика, пристроившегося рядом, не заметил.

В этот момент раздался взрыв гневных восклицаний вверху. По тембру голоса можно было определить, что они вырывались изо рта эльфа.

— А вот теперь заметил! — удовлетворенно кивнул Аррахат.

— Вы привели своих воинов? — вежливо осведомился Тимон.

— Воины, в том понимании, которое вкладываете вы, у нас явление редкое, — просветил нас Аррахат. — Каждый из нас может стать машиной смерти при необходимости. Задача вампира, вышедшего на "тропу кровавой охоты", незаметно подобраться к врагу, уничтожить его и так же незаметно уйти. Только другой вампир, и с более высоким уровнем, может его приметить за этим делом.

— Приметить и помешать? — спросил я.

— Именно, мой мальчик! И мои парни на это способны!

— А почему ругается эльф? — поинтересовался Тимон.

— Мои парни — ребята вежливые, — пожал плечами Аррахат. — Видимо, решил поздороваться. А у эльфов есть такая нехорошая привычка: ругаться, когда происходит что-то неожиданное.

На пороге беседки появился Эльтэлиен. На его лице одновременно отображалось изумление и раздражение. Описать словами это сожительство эмоций трудно. Это надо видеть!

— Это вы предводитель вампиров? — прямо с порога обратился он к Аррахату.

— Эльф, — вздохнул Аррахат.

Это был такой вздох! Не ожидал, что только одним вздохом можно дать оплеуху, в переносном смысле, естественно.

— Мы с вашим народом обычно находимся на разных полюсах, — посуровел Эльтэлиен. — А если бы мой воин не сдержался?

— Мы все слышали и оценили его сдержанность, — почти незаметно улыбнулся Аррахат.

Я заметил, что клыки его удлинились.

— Ваш воин весьма цветасто отобразил свою сдержанность. Ваше счастье, что мой парень не владеет квенья. У меня бы ваш воин замолчал сразу же, после первых слов, — в голосе Аррахата прозвучал смертельный холод.

Эльтэлиен задохнулся от возмущения.

— Это недопустимо! Представьтесь! Я немедленно доложу вашему главе о том, что такие действия несовместимы со званием союзников.

— Докладывайте! — согласился Аррахат. — Вот прямо сейчас и можете начинать.

— Что?

— А докладывать.

— Эльтэлиен! — я еле сдерживался от желания засмеяться. — Ты что, не знаешь с кем сотрудничаешь? Перед тобой глава клана Виа Дента, Аррахат дер Тордерресс Хамра Коэрресс. Неужели тебя не ввели в курс дела? Это прокол!

— Несомненно! — поддержал меня Аррахат.

— Но мы прибыли сюда раньше! — запротестовал Эльтэлиен. — И по правилам, они должны были нам представиться перед тем, как приступить к службе.

— Я знаю, что вы, эльфы, очень высоко себя цените, — хмыкнул Аррахат. — Как вы себе это представляете? Я, глава клана, буду представляться простому эльфу? Пусть и командиру отряда, но простому эльфу? Ибо я не вижу на вашей ауре метки принадлежности в высшему дому. К тому же, о том, кто прибыл раньше — вопрос спорный. Я-то тут еще со вчерашнего утра. Эльфийским духом еще и не пахло! О! Конечно, я не имею в виду твою подругу, милая.

Так, Ари уже тут. Как всегда, тихо и незаметно. И Гариэль тоже появилась. А ведь это попахивает скандалом! Вот только этого нам сейчас и не хватало!

— Уважаемый Аррахат, — зажурчал голосок Гариэль. — Мне кажется, что происходит какое-то недоразумение. Во всяком случае, я предлагаю перейти от оскорблений и разговоров на повышенных тонах к конструктивной беседе.

— Ты права, девочка, — кивнул Аррахат. — Позволь только заметить, что ни о каких повышенных тонах с моей стороны не может идти и речи.

— А об оскорблениях? — задала вопрос Аранта.

— Я не оскорблял, а констатировал факты, — метнул на правнучку недовольный взгляд Аррахат.

— У нас не придают особого значения принадлежности к высшим домам, — продолжила Гариэль. — В первую очередь оцениваются личные данные. И у нас нет простых эльфов…

— Ты что-то говорила о конструктивной беседе, — негромко напомнил я.

Гариэль на секунду запнулась, но мгновенно опомнилась.

— Да! Ты прав Колин. Вы уже скоординировали свои действия?

— Судя по всему, еще нет, — усмехнулся Тимон. — Если не ошибаюсь, на ветвях нашего дуба завис весь цвет эльфийско-вампирского воинства.

Под вечер случилось то, чего мы ожидали не раньше чем через седьмицу. Неожиданно оперативно сработала бюрократическая машина королевства. Через ворота к административному корпусу прогромыхал копытами отряд конной стражи. Заинтересовавшись происходящим, мы тоже подтянулись туда.

Стражники были не местными. Судя по шевронам, они прибыли из столицы королевства, города Трантая. Воины были хмуры. Не менее хмурый командир спешился и зашел в корпус.

Мы рассматривали стражников. Стражники рассматривали нас.

Ну, мы-то понятно! Мы пытались сообразить, каким это образом обычные люди смогут противостоять вампирам, уж коли те сюда сунутся? Нет, конечно, стражники парни опытные и все такое. Но мы-то уже имели представление, на что способны ребята Аррахата. Вряд ли наши враги будут хуже. Таким образом, шансы того, что стражники сумеют беседовать с ними на равных, сводятся к нулю.

А вот почему стражники с таким интересом пялятся на нас? Впрочем, скоро я понял, что они с интересом пялятся не на всех, а на наших девушек.

— Слышь, Питрим? — заговорил один из них. — Ежели тут имеется кабак, то, может, это будет и не такая уж тягомотина. Вон и девочки имеются смазливые.

Я еле успел перехватить руку Тимона, метнувшуюся к рапире.

— Не спеши! — тихо шепнул я ему. — Уж кто-кто, а ты-то наших девочек должен знать.

— Я - дворянин! — сквозь зубы прошипел Тимон. — Невместно мне молчать, если при мне дам оскорбляют!

Я вопросительно взглянул на Аранту. Она, немного склонив голову на бок, рассматривала заговорившего стражника.

— Тебе, Дарголка, абы бабы да выпивка были, — заговорил другой стражник, который и был, по всей видимости, Питримом. — А не соображаешь ты, глупая твоя башка, что тут тебе не столица! Это там ты бравый страж, а тут сплошь маги да ведьмы.

— Дык! А чего ж? Я с вон той белобрысой ведьмочкой не прочь и замутить чего! — оскалил крупные зубы в улыбке Даргол.

Тимон, услышав эти слова, невольно зарычал. Тихо, но угрожающе. Ребята вокруг меня напряглись. Воздух загустел, наливаясь напряжением. Удивленно распахнулись синие глаза Гариэль, сузились глаза Аранты, мелькнув алым всполохом. В предвкушении засопел Тартак. Стража была из тех, кого в племени Тартака называли "железнобокими".

— Как ты смеешь так говорить о благородных дамах, мужлан? — не выдержал Тимон.

Да что же это такое? Что это у нас все знакомства с конфликтов начинаются? Но с другой стороны, и спускать такое нельзя!

— Это кто там против королевской стражи выступить решил? — высокомерно спросил Даргол, с досадой отмахиваясь от пытающегося его удержать Питрима. Остальные стражники, тихо звякнув доспехами, взяли короткие копья наизготовку. Вот это да! Это против своих же? Может, это какие вампиры переодетые? Озвучить мелькнувшую мысль я не успел.

— Граф Тимон ад Зулор к твоим услугам, страж! — шагнул вперед Тимон, взявшись за рукоять рапиры.

Но дочь Хранящего Свет решила по-другому.

— Не стоит обнажать против этого невежды благородное оружие, граф! — царственно произнесла Гариэль. — Он, видимо, еще не понял, что здесь для его солдафонских наклонностей не место. Ты хотел что-то замутить со мной, страж? Попробуй!

Гариэль так зазывающее и чарующе улыбнулась, что стражников аж качнуло. Ух! Даже меня проняло! Тимон, отчетливо скрипнув зубами, сделал шаг назад и встал рядом со мной.

— Не переживай! — пробормотал я. — Я что-то не горю желанием, чтобы мне так улыбались. С чего бы это, а?

Даргол, как под гипнозом, спрыгнул с коня и деревянными шагами направился к Гариэль. Ее глаза стали темно-синими. По обе стороны от нее вздулась земля, появились ростки и в воздух взвились толстенные лианы, которые, хищно извиваясь, нацелились на подходящего стражника.

Даргол побледнел и остановился. Было видно, что это ему далось нелегко. Гариэль пустила в ход чары. Просто чувство самосохранения оказалось сильнее.

— Ну, что же ты остановился, страж? — с мягкой угрозой спросила Гариэль. — Ты же только что был таким смелым. У тебя даже хватило смелости оскорбить дочь Хранящего Свет….

— Что здесь происходит? — врезался в ход событий внезапный вопрос.

На крыльце стояли наш директор и офицер, командовавший прибывшим отрядом. Они с беспокойством рассматривали создавшуюся мизансцену.

— Да ничего особенного, тан Горий, — отозвалась Аранта, азартно приплясывая. — Просто сей бравый страж вызвался показать, насколько он ловко владеет оружием. Моя подруга решила помочь ему в этом благом пожелании.

Офицер тем временем всматривался в Гариэль. По мере узнавания, росло и изумление.

— Ваше высочество?! Здесь? Для меня великая честь видеть вас!

Гариэль поморщилась.

— Оставьте, господин офицер! Здесь я самая обыкновенная, такая же, как и все студиозы. Просто наше внимание привлек ваш блестящий отряд. Мы теперь будем часто вас видеть? Особенно меня интересует, часто ли мы будем видеть этого блестящего стража? Он был так смел.

Она легким жестом руки ликвидировала свой антураж. Я услышал как Тимон, рядом со мной, гулко взглотнул.

— Я сожалею, ваше высочество, — отрицательно качнул головой офицер. — Но, как оказалось, ваш городок и так надежно защищен. Мы вынуждены вернуться в столицу и отправиться туда, где наши воины нужней.

— Какая жалость! — вздохнула Гариэль, и обратилась уже к Дарголу:

— Надеюсь, храбрый воин, что ты найдешь возможность доказать свою силу и храбрость.

— В-в-ваше высочество! — запинаясь, проговорил Даргол.

— На коня, воин! — рявкнул офицер, видимо, о чем-то догадываясь. — Я еще поговорю с тобой. Простите, ваше высочество и тан маг. Мы вынуждены спешить!

— Да-да, — покивала Гариэль.

Она проказливо улыбнулась и послала воздушный поцелуй Дарголу. С ее подставленной ладони слетел пушистый комочек. Он быстро преодолел разделяющее пространство и, несмотря на то, что Даргол пытался увернуться, со звучным чмокающим звуком впечатался ему в щеку. На щеке стража расцвел девичий поцелуй. Правда, вызывало сомнение, что это поцелуй Гариэль. Судя по следу, губы у целующей были большие, как оладья. Тимон озадаченно крякнул. Несколько мгновений все в некотором ступоре рассматривали этот феномен. Потом на лицах стражников начали проявляться улыбки.

— Ну, все Даргол! — хохотнул Питрим. — Не мойся! Тебе принцесса подарила медаль!

— Он может мыться, — продолжала улыбаться Гариэль. — Заклинание сойдет только через месяц.

— Э-э-э, — осторожно вклинился офицер. — А как же смотры? Построения? Да служба, наконец? Я же не могу его ставить в караул!

— Насколько я понимаю, уважаемый, — заметил тан Горий, — вам придется как-то самим решать этот вопрос. Ваш страж сделал нечто такое, что заслужил этот знак.

— Ну, я тебе устрою! — пригрозил офицер Дарголу, вскакивая на коня. — Месяц у меня света белого видеть не будешь!

— Что-то мне подсказывает, что так оно и будет, — пробормотал я. — Мне даже жалко этого беднягу. О, женщины! Коварство ваше имя!

Тем временем Гариэль подошла к Тимону.

— А вам, граф, я дарю совсем другой поцелуй.

Она приподнялась на цыпочки и легко коснулась щеки Тимона губами.

— Спасибо, Тима!

Лицо Тимона могло бы послужить моделью для аллегорической картины "В нирване". Именно туда ухнуло сознание моего друга.

— Как мало надо человеку для счастья, — хихикнула, прижимаясь ко мне, Аранта. — А вот ты таким счастливым не выглядишь, когда я тебя целую!

— Я - счастливей! Просто я скромный, поэтому не показываю этого.

Легкий тычок в бок подсказал мне, что Ари по достоинству оценила мой ход.

— Гариэль, ты не хочешь мне рассказать, что, собственно, тут произошло? — с непонятным выражением на лице спросил тан Горий. — Уж больно ты жестка была с тем стражником. Да и "свинью" этим поцелуем, ты ему подложила немалую. На тебя это не похоже.

— Тан Горий! — мурлыкнула Ари. — Вы уж мне поверьте, это стражник получил наименьшее наказание из возможных.

Тан Горий обвел взглядом наши лица и кивнул:

— Почему-то я верю. Но кто вас сюда звал? Если бы вы не подошли, то и такой ситуации не сложилось бы.

— Ах, тан Горий, — томно вздохнула Аранта. — Блестящие воины на конях — это так романтично! Любую девушку привлекает подобное зрелище. А мальчики нас просто сопровождали.

— Я вынужден вам напомнить, что положение сейчас не такое, чтобы расслабляться, — сердито сказал тан Горий. — Немедленно отправляйтесь на ужин и по домам! Видимо, у вас слишком много свободного времени! Придется мне дать указания преподавательскому составу увеличить объем заданий. Неслыханное дело! У студиозов есть время и энергия на что-то еще, кроме выполнения домашнего задания!

— Тан Горий! — взвыл Жерест. — А как же романтика? Мы же будущие боевые маги! Мы должны быть в курсе всяких военных событий!

— Да? — прищурился тан Горий. — А почему тут собралась именно ваша группа? Где другие? Не знаешь? Так я тебе отвечу! Другие учатся! Они заняты! Это только вы встреваете во все, во что только можно. А ну, исчезли отсюда! Колин! Когда я сказал: "исчезли", — я не имел в виду телепорт. Я имел в виду быстрое шевеление нижними конечностями! Еще одно такое происшествие, и я лично займусь вашим досугом. То есть, его (досуга) не будет у вас никакого!

 

Глава 18

Я долго всматривался в ветви нашего дуба, пытаясь различить стража. Сейчас еще светло, и, по идее, тут где-то должен торчать эльф. Но что-то его не видно. Хотя….

Я подобрал с земли желудь и метнул его в подозрительную ветку. Ветка дернулась, что-то неразборчиво прошипела и показала мне кулак. Отлично! Есть страж. Это он так удачно замаскировался. Если что — прикинулся сучком, и порядок!

— Надо было его из рогатки, — заметил Жерест, умащиваясь на лавочке.

На свою излюбленную ветку он лезть не рискнул, опасаясь соседства вооруженных часовых, и настроение это ему испортило.

— Я своего легко добыл, — похвастался Тартак. — Я просто дерево потряс — он и свалился.

— Но ты же знаешь, что это был не настоящий страж, — хмыкнул Харос.

Фулос покивал.

— А по мне, все они одинаковые, остроухие, — благодушно отозвался Тартак. — Ты, Эль, не обижайся! Ты — классная краля. Но вот твои родственники меня утомляют.

— Тогда что говорить о моих родственниках? — мило улыбнулась Аранта. — Они-то, наверное, утомили тебя еще больше?

— Нет, — вздохнул Тартак. — Они не особо выпендриваются. И драться умеют.

Меня разбудил невнятный шорох за окном. Я раскрыл глаза и прислушался. Вроде бы ничего. Но я точно слышал шорох! Тихо встал, быстро натянул штаны и прокрался к двери. Приоткрыл ее и, прислушавшись, выглянул наружу.

Мое внимание привлекли две тени, метавшиеся в лунном свете по поляне. Они то сходились на мгновение, то вновь отскакивали к краю. Я ускорился, пытаясь рассмотреть, что же происходит? Два вампира сошлись в бою. Они, сближаясь, пытались нанести друг другу удары, одовременно блокируя удары противника. Класс был примерно одинаков. Поэтому поединок и затянулся. Не знаю, сколько бы они еще так метались. Помочь нашему вампиру я никак не мог. Просто я не знал, какой из этих двоих наш. Тут же активизированный мной "мгновенный ответ" не помог. Мне-то пока никто не угрожал! Что же делать?

Мои колебания прервал третий силуэт, возникший на поле боя. Судя по всему, этот воин был совсем уж запредельного класса! Он мгновенно переместился к одному из вампиров, и тот ничего не успел ему противопоставить. Будь я в нормальном состоянии, я бы так и не понял, что же, собственно, произошло. Удар был настолько быстрым и незаметным, что отразить его казалось просто невозможно. Вампир рухнул на землю как подкошенный. И сразу все замерло.

— Ну, с почином тебя, мой мальчик! — услышал я, вываливаясь из "темпа". — Первый гость — мужчина. Значит, и время будет урожайное.

Да. Еще рано списывать прадедулю Ари со счетов! Есть еще порох в пороховницах. И, судя по всему, этого пороха еще немерено!

Я шагнул по направлению к нему. Это сразу же привлекло внимание молодого вампира.

— Харр, стоять! — тихо распорядился Аррахат. — Этого как раз ты должен защищать. К тому же, если я не ошибаюсь, у него сейчас висит что-то очень неприятное наготове. Это так, Колин?

— Как всегда, — светски улыбаясь, сообщил я. — "Мгновенный ответ". Туда много чего можно прицепить. Главное, удержать все это в куче.

— Почему не спишь?

— Да вот услышал, как тут веселятся. Вышел посмотреть.

— Нашумел, — укоризненно покачал головой Аррахат, обращаясь к стражу. — Что же ты так — непрофессионально? Я вас чему учил?

— Мы не шумели! — возмущенно вскинул голову молодой вампир. — Если бы был шум, то тут все высыпали бы на поляну.

— Зачем высыпать? Нам и из окошка все великолепно было видно, — ехидно произнесла Аранта, материализуясь рядом со мной. — Но, деда, шума большого не было, правда. Я даже сразу и не поняла, что меня разбудило.

— Тебя разбудил скрип открываемой Колином двери, — заметила Гариэль, подходя к нам. — Я же тебе говорила, когда применяла это заклинание, что если он и будет ночью выходить, то не на свидание.

Сказанное Гариэль прочно вогнало меня в ступор. Я изумленно посмотрел на Аранту.

— Эль! — зашипела Аранта, прожигая подругу взглядом. — Ну кто тебя за язык тянул!

— Ой! Ари, извини! — Гариэль испуганно прикрыла ладошкой рот. — Это я со сна не сообразила.

— Так! — прочистил я горло. — А теперь я хотел бы услышать более подробную версию вышесказанного.

— Харр, — заметил Аррахат, рассматривая меня. — Когда ты услышишь что-то подобное, и если при этом ты не являешься заинтересованной стороной, то самый правильный выход: залечь где-нибудь подальше от эпицентра. И то я не гарантирую, что тебя не зацепит.

Я с шумом выдохнул набранный для гневной тирады воздух.

— Коль, — виновато сказала Аранта. — Я же беспокоюсь о тебе. Вот и попросила Эль помочь. У нее было только такое заклинание. Это временно. Ты ведь уже не сердишься, правда?

Пришлось пробурчать что-то неразборчивое в ответ.

— Пронесло! — заметил Аррахат и зачем-то добавил: — А еще, Харр, драконы, когда сердятся, имеют обыкновение плеваться пламенем.

— Снимай это заклинание! — распорядился я, обращаясь к Гариэль. — Терпеть не могу находиться под колпаком.

Гариэль кивнула, делая какой-то замысловатый жест рукой.

— Так, ребятки, — Аррахат требовательно посмотрел на нас. — А теперь все по домам! Вон то тело я заберу. Харр, продолжай нести вахту! И аккуратнее мне, аккуратнее! Гасить "облик" надо в полной тишине.

— Тим.

— Да?

— Может быть, ты переедешь пока к Жересту?

— Это с какой стати? — резко сел на кровати Тимон.

— Нет, ты только правильно пойми меня, — заторопился я. — Подумай, ведь целью вампиров являемся я и Ари. Зачем тебе, с твоим пятым уровнем, рисковать?

— Ох! Какой ты заботливый! — саркастически заговорил Тимон. — Я еще лучшее предложение сделаю. А почему бы вас с Арантой вообще не поселить отдельно? Да еще указатель поставить: "Обидчики вампиров Колин и Аранта живут вон там! Других студиозов не трогать!" А вокруг вашего места жительства выстроить оцепление из вампиров вперемежку с эльфами. И каждое утро приходить и спрашивать: "Ну, как? Еще живы?" Да, я еще не сказал тебе спасибо за то, что ты меня не разбудил этой ночью. Так вот: спасибо тебе огромное!

— Тим…

— Нет уж! Я в этом случае для тебя не Тим, а граф Тимон ад Зулор. И я сейчас думаю: а не вызвать ли мне тебя, барон Колин, на поединок? Ты же меня в трусости подозреваешь. Если я соглашусь, то и буду этим трусом.

— Да пойми ты! Я как раз тебя не обвиняю в трусости! Я не хочу, чтобы рикошетом досталось тебе то, что предназначено мне. Я-то, со своей шкурой, это переживу, а вот ты — вряд ли…

— Колин! Ты неправ, — раздалось из-за окна.

— Вот и Гариэль со мной согласна! — радостно объявил Тимон.

Я выглянул в окно и наткнулся на взгляд синих глаз нашей эльфийки.

— Это почему же я неправ? — подозрительно спросил я.

— А неправ ты потому, что ничего не знаешь о тактике вампиров, — отозвалась Гариэль.

— Ну, и что? Что там такое может быть особенное?

— Вот ты бы, вместо того чтобы ворковать с Ари о всяких глупостях, и спросил бы ее, — ехидно заметил из-за моей спины Тимон.

На мой тяжелый взгляд этот изверг не среагировал.

— А тактика вампиров такова, — продолжила спокойно Гариэль. — Если к объекту их охоты не подобраться сразу, то надо сначала уничтожить то, что этому объекту дорого. Заметь, друзья тоже входят в этот список. Как ты думаешь, почему у домиков братьев, Мориты, Жереста и Тартака охрана такая же сильная, как и здесь?

— А до моих родителей они не достанут? — поинтересовался я, вспоминая пламенную речь обо мне и моих достоинствах брата Лехи, которую тот выдал перед отправкой в Светлый лес.

— У нас твоим родным ничего не угрожает, — поняла мои опасения Гариэль. — В Светлом лесу врагам лучше не появляться. И они это великолепно знают.

— Надо было бы и вас туда отправить, — хмыкнул Тимон.

— И что бы мы там делали всю оставшуюся жизнь? — спросила Аранта, появляясь, как всегда, неслышно и неожиданно. — Ты учти, Тим, продолжительность жизни у нашего народа весьма не мала, а список "кровников" к тому же передается из поколения в поколение. Как бы эльфы ни были терпеливы, но и их терпению придет конец, когда мы, одурев от безделия, начнем разносить их Светлый лес на щепочки.

— Дело не в этом, — отрицательно качнула головой Гариэль. — Хотя и такой вариант предусматривался. Ты пойми, сейчас речь идет не о том, что вампиры хотят уничтожить именно тебя и Ари. Речь идет о том, что они противопоставили себя всем народам королевства, нарушив Коронный договор. Это очень тяжкое преступление. О нем стало известно благодаря вам. Вампиры, конечно, были бы рады вас убить, но пока у них своих забот немерено. Как отреагирует Кронтай Первый? А то, что он должен отреагировать — это точно!

— Если у них, вампиров, забот немерено, то что тогда было этой ночью? — прищурился я. — Или мне приснилось все это?

— Я умею толковать сны! — прогудел Тартак, вываливаясь из-за кустов. — Что тебе приснилось, Колин?

— Да ночью тут одного вампира выловили, — охотно сообщил Тимон. — А этот меня не разбудил! Тоже мне, другом называется!

— ШО?! — Тартак впился взглядом в мое лицо. — Я не ослышался?

Я криво улыбнулся и пожал плечами:

— Ты тоже хочешь меня поругать за то, что я и тебя не разбудил?

Тартак немного посопел, сверля меня взглядом.

— Да нет, — наконец сообразил он. — Это если бы около моего жилища дрались, тогда да! Впрочем, тогда бы я сам проснулся и посмотрел, или даже поучаствовал бы.

— Размечтался! — фыркнула Ари. — С этим так просто не справиться. Я бы не смогла — это точно!

— Это ты, — кивнул Тартак. — А вот я — другое дело. Ты просто не знаешь, что такое тролль, когда его будят среди ночи без его разрешения. Хотя и с разрешением тоже трудно удержаться.

— Ребята! Время! — вдруг опомнился Тимон. — Занятия вот-вот начнутся, а мы еще ничего не сделали.

Лирическое отступление

Указ короля Кронтая Первого

Мы, милостью Единого король славного королевства Сантарнии, Кронтай Первый, простирающий свою благодатную длань над народами королевства, сообщаем нашим народам следующее.

Ведомо нам стало о гнусном преступлении, совершенном вампирскими кланами. Только славный клан Виа Дента остался верен нам.

В связи с этим повелеваем ввести на территории королевства особое положение.

Мы также повелеваем предателям сдаться добровольно. А до той поры земли сих кланов будут блокированы войсками нашими. К каждому воинскому подразделению будут прикреплены боевые маги, дабы выше рекомые предатели не смогли покинуть земли свои ни по земле, ни по воде, ни по воздуху.

Каждую такую попытку мы будем расценивать как объявление войны, и будут предприняты по сему поводу действия соответствующие.

Повелеваем снабдить каждого члена клана Виа Дента специальными метками, дабы отличить их от других вампиров.

Милостью Единого, король Сантарнии Кронтай Первый.

Писано в Трантае, жовтня месяца, числа десятого, года восемьдесят четвертого правления моего.

— Дедуле идея с метками может не понравиться, — задумчиво изрекла Аранта, закончив чтение королевского указа.

— Но надо же их как-то отличать, — трезво заметила Морита. — И потом, скорее всего, метка будет магическая. Типа: "Я свой!"

— В том-то и дело! — поморщилась Ари. — Простой народ ее видеть не будет. А ему, простому народу, каждый вампир теперь врагом станет.

— Я надеюсь, что это временно, — задумчиво сказал Тимон. — Если все гнезда будут блокированы, то ясно же, что встречный вампир — это из вашего клана.

Лирическое отступление

Лекция тана Тюрона про коконы абсолютной защиты

— Начнем нашу лекцию мы с демонстрации, мои друзья. Что вы так на меня смотрите? Вы думаете, что я буду вам что-то показывать? Вот уж нет! Показывать будет… Ну, скажем, Тимон. Да-да! И не надо так удивленно на меня смотреть! Вы достаточно долго обучались искусству построения всевозможных защит в Харшаде, что должны были уже стать экспертами. Но!

Вы обучались создавать всевозможные защитные экраны, поглотители и отражатели в расчете на таких же магов, как и вы. И все заклинания действуют на магическом уровне. Вспомните тамошних магов. В физическом плане они довольно беспомощны. Поэтому в боевых условиях, естественно, их сопровождает приличная куча всяких там бойцов с мечами, копьями и, чего уж там скрывать, арбалетами.

Вас, понятно, такая куча воинов сопровождать не будет. С одной стороны, это печально, с другой — ну и не надо! В такой ситуации нам не остается ничего иного, как вспомнить о старом добром защитном коконе…

Тартак! Толстая кожа троллей уже давно стала притчей. Но это совсем не значит, что она спасет тебя всегда. И потом, вспомни, что остальные члены вашей группы такой кожей не обладают. А жить хочется всем!

Так вот. В позапрошлом году, как раз перед каникулами, я обучил двоих из вас этому простому, но очень полезному заклинанию. Не так ли, Колин?.. То, что ты его освоил, еще не означает твоего права не обращать на меня внимания, а уделять его Аранте. Учти, у меня все еще значительно больше методов заставить тебя внимательно меня слушать…

Тимон, продемонстрируй ребятам свое умение и создай защитный кокон вокруг себя… Обратите внимание на его действия! Он должен мысленно окружить себя защитной сферой… Да-да! Слово "денфиус" является ключевым… Вот! Прошу всех взглянуть! Это и есть защитный кокон. Быть может, построение и незамысловатое, но хорошо действующее на физическом уровне. К его недостаткам относится то, что его границу относительно легко может преодолеть разумный… Нет, вы не ослышались! Всякие неразумные твари, ножи, стрелы, короче, всякие метательные снаряды его преодолеть не могут, а вот обладающие разумом — могут…

— Жерест! Это где ты, мой друг, слышал о разумных стрелах? Еще несколько замечаний подобного рода, и ты разумной стрелой вылетишь из аудитории. И смотри! На экзаменах тебя не будут спрашивать о том, что же ты делал после того, как я тебя выгнал. Тебя будут спрашивать о защитном коконе!

Итак. Каково же решение возникшей проблемы? И есть ли оно вообще? Я с удовольствием сообщаю вам, что есть. И это не какие-нибудь умопомрачительные заклинания высших уровней (хотя есть и такие), а достаточно простое магическое воздействие. Это кокон абсолютной защиты! При создании его изменяется всего лишь одна буква в ключевом слове. И звучит это, как "денфауз"….

Вот сейчас ты, Колин, продемонстрируй его своим товарищам. Тем более что один раз у тебя уже получилось. Пусть это и произошло вследствие твоего невнятного произношения…

Вот! Вы видите перед собой такой кокон. К сожалению, и он обладает рядом недостатков. Откройте конспекты и записывайте…

В виду того, что нам существенно ограничили свободу перемещений, мы уже не могли свободно посещать хаундарские таверны. А где еще можно почерпнуть новостей? Ну, нет тут ни телевидения, ни газет. Все новости распространяются старым добрым дедовским способом. И поверьте, хоть искажения неминуемы, но скорость впечатляет.

Мы начали испытывать настоящий информационный голод. То один, то другой из нас отправлялся к административному корпусу в надежде что-то узнать или услышать. Вот и я поддался общему веянию и сейчас околачиваюсь возле крыльца. Это просто издевательство какое-то! Нет чтобы кто-нибудь из преподов вышел и утолил нашу жажду новостей о последних событиях. Неужели это так трудно понять и пойти навстречу? Но, видимо, трудно! Никто не собирался выходить и просвещать.

Я с досадой поддал ногой камушек и тоскливо проследил взглядом за его полетом. Неожиданно моего слуха коснулось тихое и какое-то даже вопросительное карканье. На нижнем сучке ближайшего дерева восседал самый настоящий ворон, внимательно следящий за моими действиями.

— Ну, и чего тебе, пернатый? — неласково спросил я.

Ворон в ответ каркнул что-то невнятное и переступил лапами на месте.

Эй! А ведь к одной из лапок что-то прикреплено! Точно! Я подошел ближе. Ворон напрягся, но улетать не спешил.

— Ты позволишь мне взглянуть, что это там у тебя? — негромко сказал я.

В ответ ворон что-то изрек на своем, на вороньем. Не разобрал, то ли это согласие, то ли совет держаться от него подальше. Предпочел принять это за согласие и придвинулся еще ближе. Ворон издал чихающий звук, склонил клюв к лапе и покопался там. Вниз скользнул сворачивающийся на лету в трубочку свиток. Птица снова каркнула, сорвалась с ветки и, громко хлопая крыльями, улетела.

Блин! Ничего себе, почтовый голубок! Я сделал несколько быстрых шагов и подобрал свиток. Интересно, что это может быть? То, что это послание, сомнений нет. А вот кому? Вопрос, конечно, интересный. Неужели мне? От кого? Не из Светлого же леса принесло сюда этого посланца. А писать в этом мире мне могли только родители и брат. Но, с другой стороны, что за бредовая идея передавать свои послания подобным образом? Пусть Леха еще не умеет делать "летяшки", но там разве мало местных магов, которым это, как… два пальца об асфальт?

Я аккуратно развернул свиток и с некоторым удивлением убедился, что писано все-таки мне.

"Привет тебе, Серебряный!

Старый Крук не ошибается, а значит, ты читаешь это письмо. Ничтожные людишки и самонадеянные эльфы думают, что смогли нас запереть в местах нашего обитания. Это не так! В чем они вскоре убедятся. Конечно, благодаря стараниям старины Аррахата, нам до вас не добраться, но это и не нужно.

Ты идешь по пути Света. И эта девчонка, Аррантарра, умудрилась встать на него тоже. Вот это и будет тем, что заставит вас самих явиться к нам. Ведь вы не сможете отмахнуться от того, что ты прочтешь ниже.

Так вот. Мы каждый день будем выпивать по десять людей до того момента, пока ты с Аррантаррой не появишься здесь. По десять ни в чем неповинных людей! У нас есть такая возможность, несмотря ни на какие ухищрения людишек.

Мы гарантируем, что, как только вы придете, больше не тронем никого. Король получит своих "предателей", и все успокоится.

Само собой разумеется, что тебе не следует показывать это письмо кому-либо еще. Иначе число жертв увеличится. Поспеши, если ты действительно светлый, каждый день уносит жизни людей.

Когда вы решитесь, то приходите ночью к Старому кладбищу. Там есть склеп семьи барона ад Хавога. Ждите нас там.

Твои друзья до гроба, предводители кланов".

Мне пришлось перечитать два раза, чтобы понять, о чем речь. Пришедшее понимание заставило покрыться меня холодным потом. А вот об этом мы и не подумали! Вампиры нашли простое и беспроигрышное решение. Действительно, зачем им стремиться добраться до нас, теряя своих лучших бойцов, если можно при помощи шантажа достичь той же цели? Да, потом они назначат смертников, готовых умереть ради идеи. Пойди разберись, действительно ли это те предатели или просто "левые". В итоге все довольны, все смеются (кроме нас, естественно). Надо срочно показать письмо Аранте! Что скажет она? С одной стороны, как-то не хочется умирать, но с другой — мы не можем допустить смертей невинных людей.

Я сам не заметил, как перешел на бег, стремясь побыстрее найти Ари.

— Оп-па!

Мои ноги оторвались от земли, когда я попал в медвежьи объятия Тартака.

— Ты имеешь такой вид, Колин… — раздался бас. — Мне почему-то кажется, что наклюнулось что-то новенькое. Не расстраивай меня! Скажи, что я прав!

— В чем-то ты прав, Тар, — прохрипел я. — Но если ты меня не поставишь на землю, то рассказывать будет некому!.. Спасибо!

— Ну? — Тартак выжидательно уставился на меня.

— Прости, но сначала мне надо поговорить с Арантой. Просто пришла в голову одна идея. Если Ари признает ее стоящей, то, честное слово, ты услышишь ее первым, — пришлось соврать мне.

— А почему ты не хочешь сначала поведать ее мне? — осведомился Тартак. — Я тоже могу ее признать стоящей.

— Потому, что ты не Аранта! — отрезал я.

— Эх! Пропал парень, — услышал я за своей спиной.

Тартак, Тартак! Если бы ты знал, насколько ты близок к истине. К сожалению, пропадать придется не только мне. Как бы Ари уберечь от этого? И посоветоваться-то не с кем! Ни тан Горий, ни Тюрон не дадут нам разрешения. И будут гибнуть люди!

Именно с этой мыслью я открыл дверь домика Аранты и Гариэль.

— Колин! Ну, где тебя носит? — Ари легонько прижалась ко мне и чмокнула в щеку. — Тимка уже весь извелся, ожидая тебя. Да и я тоже ждала. Есть что-нибудь новенькое?

— Эти преподы как сговорились! — отозвался я. — Хоть бы один на крыльцо вышел и что-то сообщил.

Я незаметно всунул в ладонь Аранты свиток. Ладонь сжалась, а правая бровь Ари недоуменно поползла вверх.

— Пойдем прогуляемся! — предложил я. — Но сначала загляну к себе и успокою Тимона.

— Только недолго, ребята, — попросила Гариэль. — Мне из леса прислали травы. "Лесной напиток" скоро будет готов.

— Эль, конечно, мы недолго, — улыбнулась Аранта. — Обожаю этот нектар!

Мда! Боюсь, что придется испортить тебе наслаждение, Ари. Но и откладывать то, что я хочу тебе сообщить, тоже нельзя!

— Ну, и что ты об этом думаешь? — спросил я, когда Аранта прочла послание вампиров.

— Это я тебя хотела об этом спросить, — Аранта пытливо взглянула на меня. — Что предлагаешь?

— Они нас достали, — был вынужден признать я. — Конечно, умирать не хочется, но… знаешь, давай я пойду туда один. В конце концов, это я убил ихнего Белурра, мне и отвечать. Только я поставлю условие, чтобы люди больше не гибли.

— Дурак! — констатировала Аранта.

— Эй! Я бы попросил без оскорблений, — возмутился я.

— А я бы попросила тебя думать! — огрызнулась Ари.

— Ты видишь иной выход? Только учти, каждый день будут гибнуть люди.

— Эх, Колин, Колин! — вздохнула девушка. — Ты такой иногда бываешь наивный, что, хотя мы и примерно одинакового возраста, я чувствую себя намного старше и умнее. Что бы вы, мужики, без нас, мудрых и хитрых женщин, делали? Впрочем, я знаю что. Перебили бы друг друга, а те, кто остался — вымерли бы.

— Эти рассуждения я уже где-то слышал, — хмуро сообщил я. — Теперь еще хотелось бы услышать практические советы от одной из мудрых и хитрых.

— Первый совет: пошли пить "лесной напиток"! — расцвела улыбкой Аранта. — Он не только бодрит, но и хорошо прочищает мозги, что тебе сейчас и необходимо.

— Но в письме сказано, что если мы его покажем кому-нибудь, то количество жертв возрастет, — напомнил я.

— Вот я и говорю, что прочищает мозги! — рыкнула Аранта. — Откуда они узнают, что мы его кому-то показывали?

— Не знаю. Может, при помощи птиц? Следит какой-нибудь ворон за нами и накаркивает в диктофон свои наблюдения.

— Мне неизвестно, что такое диктофон, но вот вороны следить за нами не будут, — усмехнулась Аранта. — Эту почетную обязанность у вампиров всегда выполняли летучие мыши. Если ты не заметил, то сейчас ясный день, и все эти твари спокойно спят. И потом, мы попросим Эль проработать этот момент.

— Ну, если ты уверена… — протянул я.

— Я - уверена! — жестко сказала Аранта и хищно улыбнулась. — И еще как уверена!

— Эль, можно сделать что-то такое, чтобы нас никто не смог подслушать и подглядеть? — спросила Аранта, заходя в жилище.

— Конечно! — отозвалась Гариэль и удивленно спросила: — Только зачем?

— А затем, что это одно из требований, изложенных в неком документе. Чтобы Колин его никому не показывал.

— В каком документе? — с любопытством спросила Гариэль, делая какие-то волнообразные движения руками при накладывании заклинания.

— Я тоже хочу знать, о каком документе идет речь, — выглянул из комнатки Тимон.

— А ты откуда здесь взялся? — удивленно спросил я, заметив друга.

— А, так ты собирался один лакомиться "лесным напитком"? — обвиняюще поинтересовался Тимон. — Вот ты какой! А еще другом называется.

Я умоляюще взглянул на Аранту, прося ее помочь. Но вредная девчонка даже бровью не повела. Выпутывайся, мол, сам.

— Мы тут посоветоваться решили, — в затруднении произнес я. — Надо решить один вопрос.

— И ты считаешь, что я тут лишний! — подхватил Тимон, нахмурив брови. — Ну что же, я могу и уйти.

— Во-первых, — заметила Гариэль, — это наш с Ари дом. И именно мы определяем, кого сюда приглашать. И кого просить уйти, решаем тоже мы. Во-вторых, Тима — твой ближайший друг. Ты не хочешь ему ничего рассказывать?

— Просто я считаю, что круг посвященных должен быть как можно уже, — оправдался я. — Знание — очень опасно!

— Ты, кажется, собираешься обвинить меня в трусости? — прищурился Тимон.

— Вот уж в чем-чем, а в трусости тебя не обвинишь, — вяло отозвался я. — Но дело реально опасно. Тут надо хорошенько подумать.

— Понятно! Ты собираешься еще обвинить меня и в тупости, — решил мой друг. — Ну, спасибо! А ведь одна голова хорошо, а четыре — лучше!

— Три с половиной! — хладнокровно поправила Аранта. — У Колина этот орган работает лишь наполовину. Он не может сообразить простейших вещей.

— Вот сейчас мы рассоримся, — предрек я. — И разбежимся дуться друг на друга.

— Тогда, лучше перейти к делу! — решила Гариэль. — Прошу к столу! Я разливаю "лесной напиток".

— Так, все же. В чем заключается вопрос? — поинтересовался Тимон, с удовольствием делая маленькие глотки.

— Колин, покажи им! — потребовала Аранта.

Я протянул Эль полученное мною послание. Она, приподняв бровки, взглянула на него, нахмурилась и прочла вслух.

— Ого! — оценил Тимон. — Классический развод! И ты хочешь на него пойматься?

— Но ведь будут гибнуть люди! — воскликнул я.

— А почему ты решил, что они не будут гибнуть и после того, как ты и Ари им сдадитесь? — поинтересовался Тимка. — Мне что-то не очень верится в то, что они сдержат свое слово. Да и имея вас в руках, они смогут манипулировать, шантажируя его величество, добиваясь выгодных для себя решений.

— Вот и я о том же! — поддакнула Аранта.

— Но что же тогда делать? — растерянно спросил я. — Как светлые мы не можем допускать гибели людей. Ведь мы как раз для этого и обучаемся, чтобы их защищать!

— Я бы выделил слово "обучаемся", — улыбнулся Тимон. — И еще. Как дворянин я должен был учить основы военного искусства. Так вот, когда в прошлой войне войска короля блокировали кланы, специально назначались люди, которые отвечали за безопасность населения. Им выделялись для этого специальные силы.

— И зачем ты мне это рассказываешь? — хмуро спросил я.

— А затем! Думаю, что и сейчас будет такая же политика. Чего ты пытаешься подменить специалистов? — Тимон ткнул пальцем в послание. — Если это правда, то отвечать должны те, кого для этого назначили.

— А если они не справляются? Если вампиры действительно нашли способ добраться до людей? Вот и встречу они назначили в месте, которое находится за границей блокады!

— А вот об этом месте стоит подумать отдельно, — заметила Аранта.

— То есть? — заинтересовалась Гариэль.

— Колин прав. Если они назначили местом встречи Старое кладбище, то как-то же они на него рассчитывают попасть сами. Вот и интересно — как?

— Может быть, стоит обратиться к тану Горию или к твоему дедушке? — нерешительно спросила Гариэль. — Наших я не хочу трогать. Эльфы не очень хорошо могут воевать в темноте.

— Ага! — сердито ответила Аранта. — И начисто потерять возможность поучаствовать в веселухе! И потом, существует, хоть и ничтожный, но шанс, что они действительно могут добраться до людей. Обратись мы к Горию или к деду, станет ясно, что Колин показал послание вопреки совету этого не делать. Так или иначе, а не хотелось бы увеличивать количество жертв.

— Так давайте сами устроим там засаду! — азартно подскочил Тимон. — Нашей группой.

— Смотрю я на тебя, Тима, — задумчиво сказала Ари. — Вот умный ты… но дурак! Во-первых, стражи — что эльфы, что вампиры, — они же не слепые. Как ты планируешь незаметно ускользнуть от их недреманного ока? Наверняка у них возникнет вопрос: "А куда это вы, на ночь глядя, собрались?"…

— А что во-вторых? — с досадой спросил Тимон.

— Достаточно и "во-первых"! — отрезала Аранта. — Хотя так и быть, скажу. Во-вторых, почему ты думаешь, что вампиры дураки и придут на встречу собственными персонами? Нет уж! Скорее всего, они пришлют какого-нибудь смертничка, и даже не обязательно вампира. И этот посланник будет иметь одну задачу: встретить да провести нас, и только нас от одного места до другого. Нет, тут надо действовать тоньше!

— Но вот только — как? — задумалась и Гариэль. — Наверняка, если там будет еще кто-нибудь, кроме Ари и Колина, этот посланник даже и не появится.

— А что если?.. — я замолчал, пытаясь обдумать пришедшую мне (как всегда — внезапно и без предупреждения!) мысль.

— Не томи! — рыкнул на меня Тимон. — Что у тебя за манера?

— Ну, тут может быть всякое, — отозвался я. — Либо нас начисто отстранят в сторону, либо… Короче, предсказать я не могу. Но попробовать стоит.

— Ты о чем? — вскинулась Ари.

— Есть еще одна особа, с которой можно посоветоваться.

 

Глава 19

Я напрягся, вспоминая способ, которому меня учили.

"Хораст! — мысленно позвал я. — Ты меня слышишь? Хораст!"

"Колин? — возникла в моем мозгу ответная мысль. — Что случилось, мальчик мой?"

"Ты можешь появиться здесь? Только незаметно? — спросил я. — Нам нужен твой совет".

— "Незаметно? Это обязательно?"

— "Да! За нашими домиками наблюдают эльфы и вампиры", — печально подумал я.

— "Забавно, — отозвался Хораст. — Хорошо, я сейчас появлюсь".

— …И это меня тревожит! — ворвался в мое сознание голос Аранты. — И вот так замрет и не реагирует ни на что.

— Это когда я замирал и не реагировал? — возмущенно спросил я.

— Ну, слава Единому, очнулся! — облегченно вздохнула Ари. — Ты что, куда-то выходил из себя?

— На секундочку, подышать свежим воздухом, — съязвил я в ответ.

Движение воздуха в углу комнаты было едва заметным. Но не обратил на него внимания только Тимон. Гариэль нахмурилась. У Аранты мгновенно в руке оказалась одна из ее смертоносных штучек. Только я, ожидая этого, был спокоен. Из воздуха материализовался мужчина. Эту атлетическую фигуру невозможно было не узнать. Хораст! Собственной персоной.

Я еле успел перехватить руку Аранты, которая уже совсем было собралась отправить свой снаряд в смертоносный полет.

Хораст внимательно взглянул на нас, кивнул каким-то своим мыслям и улыбнулся.

— Рад вновь тебя видеть, Колин. Это, насколько я понимаю, твои друзья?

— Да, Хораст. Я тоже очень рад тебя видеть! — радостно отозвался я.

Не знаю уж, почему, но у меня неожиданно появилась уверенность, что все закончится хорошо.

— Ты, девушка, очень напоминаешь мне одного давнего моего знакомого, — обратился Хораст к Гариэль. — Он тогда был на должности Хранящего Свет в Светлом лесу.

— Я его дочь, — скромно отозвалась Гариэль. — Можете называть меня просто — Гариэль. А как обращаться к вам?

Странно! Меня удивило, что Эль не обратилась в этот раз к Тимону, чтобы он ее представил. Впрочем, возможно, она почувствовала, кто перед ней, и сочла этот способ излишним.

— Тогда тоже очень просто — Хораст, — еще раз улыбнулся предводитель драконов.

— Вы?! — удивленно округлились глаза Тимона. — Я думал, что вы дракон….

— Я что, должен был появиться здесь в своем истинном виде, развалить этот прелестный домик и поплеваться пламенем? — весело приподнял бровь Хораст. — Позволю себе заметить, что Колин тоже дракон. Почему он может пребывать в человеческом виде, а мне ты в этом отказываешь? Как, кстати, к тебе обращаться? Уж не друг ли ты Колина — Тимон?

— Тимон ад Зулор, — торопливо вскочил на ноги Тимка.

— А вот второй девушке нет нужды представляться, — благосклонно кивнул Аранте Хораст. — Колин о тебе, Аранта, много рассказывал. Я ведь не ошибся?

— Нет, — настороженно ответила Аранта. — Но все же я не понимаю, почему вы здесь появились?

— Меня позвал Колин, — пожал плечами Хораст. — Сказал, что нужно посоветоваться. Попросил прибыть незаметно. И вот я здесь. Так какие проблемы, парень?

— Проблемы в вампирах, — ответил я.

— Это в тех, которые следят за вами? — удивленно поднял брови Хораст.

— Да нет же! Эти нас защищают. Есть другие, которые хотят пустить нам кровь.

— Так! — неожиданно посуровел Хораст. — А теперь с самого начала и подробно! Значит, к этому человечишке из темных еще и вампиры добавились.

— Это сначала они добавились, а потом человечишка отнялся, — разъяснил Тимон. — Колин его увековечил. Сделал, так сказать, из него памятник ему же самому.

— Рассказывай! — потребовал Хораст, обращаясь ко мне.

Когда я закончил свой рассказ, Хораст некоторое время молчал, задумчиво потирая подбородок.

— Мда, — наконец изрек он. — Скажу сразу: все не настолько критично, как я было себе представил. Вы молодцы! Справились с Салтуком и без нашей помощи. Уже легче! А что касается зубастиков, то они, простите, вам пока не по зубам. Каламбур получился, однако. Конечно, при определенных условиях они могут нанести некоторый вред дракону. Главное — не дать им создать такие условия.

Хораст откинулся на стуле, наморщив лоб.

— Гариэль, деточка! Налей мне еще одну чашечку этого чудесного напитка! Вот только за одно это чудо можно простить эльфам все обиды! Впрочем, эту мысль надо еще донести до всего остального нашего народа…Благодарю!

Мы изнывали от интереса, а Хораст, как будто издеваясь, неторопливо потягивал "лесной напиток".

— Э-э-э, хотелось бы знать, — начал я, — что предполагается предпринять по данной ситуации?

— Признаться, так, навскидку, мне уже пришла одна мысль, — задумчиво сказал Хораст. — Просто я сейчас думаю над персоналиями.

— И? — осторожно поинтересовался я.

— Ну, если они так жаждут этой встречи, то почему бы ее не организовать?

— То есть, вы хотите, чтобы Аранта и Колин пошли этой ночью на Старое кладбище? — недоверчиво спросила Гариэль.

— Что-то вроде этого, — улыбнулся Хораст. — Хотя это не будут именно Аранта и Колин.

— Мы очень хорошо видим в темноте, — напомнила Аранта. — И посланец вампиров сразу же поймет, кто пришел на встречу.

— Мы видим не хуже! — отрезал Хораст. — И кто сказал, что на встрече мы появимся в истинном виде?

— Мы? — заинтересовался я.

— Именно! Только не я и ты, а я и, скорее всего, Хризмон.

— Но почему? — взвился я.

— Подумай, и тогда ты сам сможешь ответить на свой вопрос, — хмыкнул предводитель.

— Но нам тоже хочется поучаствовать в этом благом деле!

— Подождите! — озабоченно воскликнула Гариэль. — Неужели вы думаете, что вампиры поверят иллюзии?

— А кто сказал, что будет иллюзия? — нахмурился Хораст. — Нет, девочка, я не хуже тебя знаю, что иллюзия тут не пройдет. Ты слышала о заклинании подобия?

— Но это же… — изумленно проговорила Гариэль.

— Ну и что? — приподнял бровь Хораст. — Двум "внеуровникам" такое вполне под силу. Конечно, это заклинание требует соблюдения очень многих условий. Особо надо продумать, как из этого состояния выйти. Но уже сейчас я могу сказать, что мы можем таким образом действовать.

— А как же мы? — настойчиво спросила Аранта.

— А вы отдохните! — посоветовал Хораст. — Неужели вам мало того, в чем вы уже поучаствовали?

— Мало! — сердито отозвалась Ари. — Дед не поймет, если в этом деле не будет участвовать хотя бы один вампир из нашего клана!

— Ах, вот оно что? — сообразил Хораст. — Кто у вас в клане лучший боец?

— Мой прадед, конечно, — честно ответила Аранта.

— Тогда позови его сюда, но так, чтобы об этом знал только он. Сможешь?

— Не проблема! — улыбнулась Ари, вскакивая.

— А тебя, Колин, попрошу пригласить сюда Хризмона. Постарайся также не афишировать этого!

— Наблюдатели, а сейчас это эльфы, заметят, — озабоченно сказал я.

Хораст на мгновение закрыл глаза, напрягся и, расслабившись вновь, спокойно сказал:

— Не заметят! Только поскорее! Надолго этого не хватит. А более мощное воздействие скрыть не удастся. Горий очень чувствителен к подобным вещам.

— Я постараюсь! — воскликнул я, бросаясь к выходу.

Аранта выскочила следом за мной.

— А твой дракоша начинает мне нравиться, — бросила она мне на ходу.

— Что?!

— Но только в роли некоего сва-генерала, — показала Аранта мне язык и бросилась бежать в свою сторону.

"Не совсем понимаю, причем тут какой-то генерал?" — подумал я, набирая скорость.

К счастью, мне не пришлось долго искать тана Тюрона. Я его увидел на крыльце административного здания. Он стоял, прикрыв глаза, и настороженно водил головой из стороны в сторону.

— Тан Тюрон! — позвал я. — Можно вас оторвать на одну секунду?

— Колин? — открылись янтарные глаза. — А так ты тоже чувствуешь это? Не знаю, где и кто, но в нашем мире появился еще один наш сородич.

— Зато я знаю, где и кто! — отозвался я. — Я прошу вас пройти со мной! Этот "кто" приглашает вас прийти на место "где".

— Так вот почему это чувство так сильно, — догадался Тюрон. — Ну что же. Веди, конспиратор! Надеюсь, что это не очередная твоя авантюра.

Уже недалеко от дома Гариэль и Аранты я услышал подозрительное шарканье ног за спиной. Обернувшись, я убедился в том, что наша маленькая группа из двоих превратилась в маленькую группу из четверых. За нами очень деловито и целеустремленно шествовали Жерест и Тартак. Поймав мой взгляд, Тартак укоризненно покачал головой — мол, обещал ему первому, а сам все Тюрону рассказал. Тан Тюрон обратил внимание на то, что я оглядываюсь. Увидев сопровождение, он резко остановился и вперил грозный взгляд в меня.

— Думаю, что я не ошибусь, если предположу очередную авантюру в вашем исполнении. А, Колин?

— Ни в коем случае! Вы очень скоро сами в этом убедитесь. А вот это, — я ткнул пальцем в сладкую парочку, — это уже местная самодеятельность. Так сказать, массовка.

— Массивная массовка, — тихо, но убедительно поправил меня Тартак.

— Их что, не приглашали? — вопросительно взглянул на меня Тюрон.

— Куда? — тут же заинтересовался Жерест.

— Убирать территорию Старого кладбища, — не растерялся я.

— Это, по-моему, не совсем то, что ты мне обещал, — повернулся к Тартаку Жерест.

— А разве я тебе что-то обещал, рыжий? — удивился Тартак. — Я только сказал, что у Колина есть идея, и он ее думает.

— Неправильная идея! — вынес вердикт Жерест.

— Зато очень полезная, — заметил Тюрон. — Давно пора было заняться этим кладбищем, да все руки не доходили.

В беседке сидели остальные члены нашей группы.

— Мда, а у вас служба оповещения работает оперативно, — кивнул на них Тюрон. — Только я что-то не вижу Аранты, Гариэль и Тимона.

— Они в штабе, — указал я на домик девочек.

— И не только они, — Тюрон приостановился, и прикрыл глаза.

— Именно! — я подтолкнул препода в направлении дома. — Сейчас все сами и увидите.

Тюрон решительно зашагал к двери, а я, обернувшись, прошипел Тартаку:

— Сядьте в беседке и никуда оттуда не уходите! Пусть стражи пялятся на вас!

— Еще чего! — возмутился было Жерест, но, получив легкий подзатыльник от Тартака, замолчал.

— Так надо! — тихо пояснил я и бросился вслед за Тюроном.

— …И я очень рад тебя видеть, Хризмон! — услышал я, закрывая за собой дверь.

Хораст, радостно улыбаясь, похлопывал Тюрона по плечу.

— Тут обозначилась небольшая заварушка, и я подумал: а почему бы не подключить к ней тебя? Ты еще мхом не оброс на своей преподавательской должности?

— Да разве с этими лоботрясами обрастешь, драк Хораст! — отмахнулся Тюрон. — Только вот недавно вернулись с очень неспокойной экскурсии. Кроме массы впечатлений, приволокли с собой еще и войну с вампирами.

— Кстати о вампирах! — Хораст прошел к столу и налил себе еще чашечку "Лесного напитка". — Тебе не кажется, что стоит одним ударом покончить с их верхушкой?

— Мне кажется! Еще и как кажется! Да вот только способ, каким это можно сделать, пока мне не удается найти.

— Посмотри вот на эту писульку! Думаю, тебе это будет интересно.

Пока тан Тюрон вчитывался в послание, я тихо пробрался к Гариэль и Тимону, которые настороженно наблюдали за происходящим.

— Откуда это? — тихо спросил Тюрон.

— Передано в руки Колина непосредственно их посланником, — хмыкнул Хораст.

— И как этот посланник смог сюда проникнуть, обойдя стражей? — нахмурился Тюрон. — Ой! Кажется, мне придется кое-кому устроить головомойку!

— Какое общество! — Аррахат, возникнув в дверях, взирал на Хораста и Тюрона. — Неужели мне, старому слабому вампиру, посчастливилось лицезреть предводителя покинувших нас драконов? Неужели вернутся те добрые времена, когда небеса нашего мира бороздили ваши прекрасные сородичи. Мда! Жгли вы нас тогда пачками….

— Здравствуй и ты, старый хрыч! — в тон ему отозвался Хораст. — Ну, не всех же мы жгли. Кое-кто и уцелел, а?

Аранта пристроилась рядом со мной, с упоением вникая в разговор старших.

— Да, что это за головомойку тут собирались устроить и кому? — уважительно пожав руку Хорасту и Тюрону, сразу приступил к делу Аррахат.

— Да вот прошляпили появление на территории посланника вампиров! — сердито пояснил Тюрон, протягивая письмо Аррахату.

— Это что же? Всем птицам, которые имеют несчастье пролетать над территорией Школы, сворачивать шеи и обрывать крылья? — иронично поинтересовался Аррахат. — Меня уже Арра просветила по дороге.

— Птицам? — Тюрон удивленно повернулся к Хорасту.

Тот кивнул и развел руками.

— И что это была за птица? — нехорошо прищурившись, обратился Тюрон ко мне.

— Ворон, — четко доложил я, вставая по стойке "смирно".

— И что? — спросил Аррахат, присаживаясь на кровать Аранты. — Ты теперь намерен всех воронов проверять на предмет принадлежности к слугам вампиров?

— Мы собрались здесь не для того, чтобы рассуждать об орнитологии! — напомнил Хораст. — Речь идет о возможности закончить войну с вампирами одним ударом.

— Так! Вот это правильно! — покивал Аррахат. — Узнаю старину Хораста! Это как-то связано с письмом?

— Именно!

— И как же? Мы же не сможем проследить, куда утащат Колина и Арру эти негодяи.

— Действительно! — присоединился к Аррахату Тюрон. — Да их посланник и не покажется, если учует наблюдение! И потом, совсем не обязательно, что их потащат в самое логово. Пришлют парочку киллеров и закроют дело.

— Сразу видно, что этот молодой не интересовался нашим народом! — покачал головой Аррахат. — В отличие от вас. Парочки киллеров не может быть, в принципе!

— Это почему? — угрюмо спросил Тюрон, которому не очень понравился упрек, сквозивший в голосе Аррахата.

— Потому что будет нарушен весь церемониал "ночной мести", — пояснил вампир. — Жертва должна сама, добровольно прийти на место. Это необходимое условие церемониала!

— А что, без этого никак не обойтись? — нахмурился Тюрон. — Что даст им этот церемониал?

— О-о-о! — протянул Аррахат. — Правда, устроившие его окончательно переходят на сторону Тьмы, хотя, по сути, они и так давно уже там. Зато бонус — очень, очень приличный!

— И каков же этот бонус?

— Да тогда с этими дьяволами все сообщество магов, вместе взятое, не сможет справиться! Улавливаете, что они пытались организовать? Они понадеялись, что детки ничего не знают об условии и придут к ним сами, добровольно.

— Так зачем же их лишать этого удовольствия? — спросил Хораст, потягивая напиток и откинувшись на спинку стула.

— Та-а-ак, — протянул Аррахат, внимательно всматриваясь в Хораста. — Что ты задумал, старый лис? Ты же понимаешь, что если мы хотим связать нашу кровь, то рисковать этими ангелами мы не имеем права.

Это кто ангелы? Я изумленно взглянул на Аранту, которая, в свою очередь, пораженно смотрела на деда. Я уже совсем было собрался вставить свои пять копеек для прояснения ситуации, когда почувствовал на своем локте ладонь Гариэль. Я обернулся. Эльфийка отрицательно качнула головой и приложила палец к губам, предлагая мне помолчать. Ари тоже сдержалась от комментариев, но прожгла деда гневным взглядом.

— А никто и не собирается рисковать этими ребятами! — Хораст весело подмигнул нам, заметив нашу реакцию на слова Аррахата. — Вместо них на встречу пойдем я и Тюрон.

— Угу! — кивнул Аррахат. — Подстава! Но чтобы ее скрыть, требуется очень попотеть! Да я и не уверен, что вам это удастся!

— Вспомни заставу "Гнилая лощина"! Уж как несколько магов ни обнюхивали карету, а никто так и не заподозрил, что это была твоя жена. А ведь маги были не из последних!

— Да! Ты мне тогда здорово помог, — вздохнул Аррахат.

Его лицо на мгновение стало нежным и печальным. Но только на мгновение! Через секунду он снова стал самим собой.

— Заклинание подобия? Это должно пройти! Тут им не владеют. Уж очень оно сложное и отнимает уйму энергии.

— У нас энергии хватит, — успокоил вампира Хораст. — И мы этим заклинанием владеем.

— Хорошо! А теперь перейдем к нашим интересам, — Аррахат впился взглядом в лицо Хораста. — Ты ведь позвал меня сюда не для того, чтобы просто рассказать о своих планах, а?

— Конечно! — кивнул Хораст. — Аранта мне сказала, что при этом должен присутствовать хотя бы один из ваших.

— Ай, внучка! — улыбнулся Аранте вампир. — Ай, молодец! Вот что значит, когда голова работает на все сто! Не забыла, чему я ее учил. И как это ты устроишь, мой друг?

— Да очень просто! — пожал плечами Хораст. — По прибытии на место, убедившись, что все в сборе, я открываю портал, одновременно закрывая пространство "стеной отталкивания". Ты можешь взять с собой еще нескольких своих ребят. Только уж будь добр, они должны иметь какие-то знаки отличия — ну, скажем, белые полосы на рукавах или круги на груди и спине. Нам ведь будет некогда разбираться. Ты меня понимаешь.

— Отлично понимаю!

— Подождите! — воскликнул Тюрон. — Но где гарантия, что там соберутся все главари? И я не уверен, что уничтожение их сможет остановить войну.

 

Глава 20

— Ну что?

Как вы понимаете, это вопрос задал не я. Этот вопрос задали те, кто томился в беседке. Вот только почему его адресовали именно мне?

Я пожал плечами и хлопнулся на лавку.

— Тим! Поставь полог, а то знаю я этих стражей. Обязательно станут подслушивать!

Тимон понятливо кивнул и нырнул в дверь нашего домика за жезлом.

— События развиваются согласно прогнозам, — утешил я жаждущих новостей товарищей, когда "полог молчания" был установлен. — Нас начисто отстранили от грядущих событий!

— Эх! Так я и знал, — прогудел Тартак.

— И что, нет никаких шансов? — хмуро спросил Фулос.

Его брат вопросительно посмотрел на меня. Пришлось еще раз пожать плечами.

— Они решили одним ударом выиграть кампанию, — вздохнула Аранта, отодвигая Жереста и садясь рядом со мной. — И, как вы понимаете, сделать это решили там, а не здесь.

— А что это за мужик рядом с таном Тюроном? — подозрительно спросил Тартак.

— А это и есть предводитель драконов Хораст Сарсат, — пояснила Гариэль. — Его Колин позвал.

— Ну да! — признал Харос. — Если в дело вмешается стая драконов, то нам там делать нечего.

Фулос печально покивал, поддерживая мнение братца.

— А он ничего, — заметила Морита. — Симпатичный.

— Он такой давно уже, — хмыкнул я. — Пару тысячелетий, как минимум.

Потаенный вздох Мориты был ответом на это замечание.

— Вообще-то обо всей стае речь не шла, — задумчиво сказал Тимон. — Речь шла о паре драконов и десятке вампиров.

— Всего десятке? — вскинул брови Жерест. — А причем тут этот десяток?

— Ничего-то ты не понимаешь, рыжик, — отозвалась Аранта. — Для того чтобы прекратить войну, вампиров должны победить вампиры. Если будут только драконы, то наш народ будет драться до последнего! А так — порядок будет соблюден. К тому же туда отправятся только лучшие бойцы.

— А как туда они все попадут? — внезапно заинтересовался Жерест. — Проберутся через блокаду?

— Ну да, вы же не знаете, — хлопнул себя ладонью по лбу Тимон. — Колин получил милое приглашение на вечеринку. Правда, приглашали его и Ари, а пойдут два дракона. Причем Колин не будет ни одним из них.

— Интересно, кто будет изображать меня? — хихикнула Аранта. — Надо будет дать парочку советов чисто технического плана.

— Да! — развеселилась и Морита. — Обязательно напомни, чтобы постреливал глазками.

— О постреливании не беспокойся! — пробурчал я. — Будет постреливание! Только не глазками.

Что-то мне не очень понравилось замечание Мориты. Представить себе, как Хораст или Тюрон постреливают глазками, я не мог.

— Вы не ответили на мой вопрос! — рассердился Жерест. — Я спросил, как они туда попадут? Это-то вы мне можете сказать?

— Да очень просто! Хораст и Тюрон — как приглашенные. А там они откроют портал и заберут всех мальчиков дедули, желающих присоединиться к веселью, — отозвалась Аранта.

— И что портал?

— А что портал? — пожала плечами Аранта. — Портал схлопывается, и они все там начинают танцы. Я же сказала, что вечеринка будет закрытой, исключительно для своих!

— Колин! Ты умеешь создавать порталы, — повернулся ко мне Жерест. — Скажи, можно как-то незаметно перехватить управление им?

— Вообще-то, — медленно сказал я, лихорадочно соображая, — если подмешать свою энергию, то после схлопывания останется ручеек, который будет туда тянуться. По нему можно будет восстановить портал. Но как это сделать? Они же почувствуют! Да и мне надо будет при этом присутствовать.

— Ай да Рыжий! — взревел Тартак. — Молодец! Соображаешь! Не волнуйся, Колин. Этот порос мы решим. Ты мне скажи, сможешь это сделать, если будешь присутствовать?

— Наверное, смогу, — кивнул я. — Но как ты это себе представляешь? Ты думаешь, что Аррахат будет спокойно наблюдать за этим?

— Никому не покажется странным, что Ари пойдет провожать своего прадедушку на подвиг, — убежденно заговорил Тартак. — Ты, как ее парень, вызовешься тоже там присутствовать. Пока Аранта будет прочувственно шмыгать носом и махать на прощание платочком, ты вплетай энергию. Мне ли тебя учить? А мы уж будем тут, за углом домика поджидать.

— Тар! — сочла своим долгом сказать Аранта. — Во-первых, дед может и отказать. Тем более что я не могу прочувственно шмыгать носом, и махать платочком мне несвойственно, и дедуля это великолепно знает. Во-вторых, там будет крутая драка. Предводители кланов — это тебе не котятки! Простите, ребята, но все не смогут с ними драться на равных. И в-третьих, вспомни о том кадре, что сидит на ветке нашего дуба. Думаешь, он будет просто наблюдать? Не вмешается?

— Это — да! — опечалился Тартак. — Ну, наблюдателя можно отвлечь. А вот что касается самой драки… Я тут, понимаешь, начинаю закисать. Мне эти клыкастики не очень страшны. Колин может драконом обернуться. Тут тоже нормально. Ты как?

— Прости, Тар, — твердо ответила Аранта. — Но это не мой уровень. Тебе лезть туда я тоже не советую! Там разборка будет на сверхскоростях.

— Нет! Я должен! — упрямо набычился Тартак. — Я смогу! Не хочешь — не надо! Только мне помогите, а! Ну, пожалуйста!

Аранта беспомощно оглянулась на меня. А что я? Если Тартак что-то берет себе в голову, то отговорить его… Мне только осталось пожать плечами.

— Я не подведу! — клятвенно заверил тролль. — Ты как, Колин? Присоединишься?

— За ним надо присмотреть, — тихо сказала Морита. — Коль, может, действительно?

— Нет! — твердо ответил я. — И тебе, Тар, не советую. Ты силен, спорить никто не будет, но я видел, на что способны эти ребята. И я видел, на что способны предводители кланов. Прошлой ночью это мне было продемонстрировано. Я вообще удивляюсь, что ты остался жив после той давнишней встречи с дедулей Ари.

— Да ничего особенного, — отозвался Тартак. — Тогда он просто завяз в шерсти, пока я его палицей охаживал. Ну, и потом я удачно попал. Пока он из того оврага вылез, я уже успел смыться.

— Вот! — поучающе заявил Жерест. — Главное — вовремя смыться!

— Так ведь там, смываться будет некуда! — заметил Тимон. — Я согласен с Колином. Нам в такие разборки лезть рано. А в коконах абсолютной защиты много не навоюешь. Разве что для иллюминации постоять.

Тартак, оставшись в одиночестве, сдался. Он, вздыхая и хмурясь, вынужден был признать, что еще не пора.

Потом нам, с Арантой, пришлось выдержать подгонку заклинания подобия. Оказывается, там накладывается ряд параметров, точно соответствующих тем, с кого берут пример. Вплоть, до слепка аур. Хораст просканировал каждого из нас, диктуя Тюрону свои наблюдения. Тот прилежно их записывал в большом журнале, который приволок с собой. Через час нас оставили в покое, и мы смогли снова присоединиться к нашим ребятам.

Мы наблюдали, как происходила смена караула. На вахту заступали ребята из Виа Дента. Страж эльф, подозрительно на нас косясь, что-то втолковывал заступающему вампиру. Тот его выслушал внимательно, кивнул и быстро исчез в ветвях дуба.

— А вот сейчас наступает черед появления наших, — шепнула Аранта.

И точно! Через несколько минут из кустов осторожно выглянул Аррахат. Он внимательно обозрел окрестности и вопросительно уставился на Ари. Она махнула ему рукой — мол, все в порядке, идите!

К дому девушек одна за другой быстро скользнуло теней десять. Я успел заметить, что у каждого на плечах были нашиты две белые полоски.

— Ну что? — поднялась Аранта. — Я сегодня в группе поддержки. Конечно, я так скакать, как скакали те девчонки на баскетболе, не буду. Но морально дедуле будет приятно, если я с ними посижу. Коль! Идешь?

— А уж как твоему деду будет приятно, если и я с вами посижу, — буркнул Тартак, вставая. — Не волнуйся, Ари! Я же согласился, что нам еще рано.

— Ой ли? — прищурилась Аранта. — Ладно, иди. Только не вздумай!

— А можно и мне? — подскочил Тимон.

— Тим, ты что, думаешь, что наш дом безразмерный? — возмутилась Аранта. — Вообще непонятно, как там поместятся те, что туда уже зашли.

— Тим, а пойдем просто прогуляемся, — неожиданно предложила Гариэль. — Я вот тоже не иду домой.

Надо было видеть блаженную физиономию моего друга! Действительно, когда из головы вылетают все мысли, вкупе со здравым смыслом, выражение становится именно таким. Подозреваю, что когда мы с Ари целуемся, у меня тоже что-то похожее на лице.

Да. Аррахат действительно отобрал крутых бойцов. Я не удивился, когда среди них заметил Сарреста, наставника по боевым искусствам клана. Он приветственно нам махнул, показывая, что узнал и помнит. В комнате было столпотворение, но тут уж ничего не поделаешь! Кучкование вне дома было бы слишком заметным. Так как первую фазу было решено сделать секретной, то приходилось терпеть. Только перед самым броском группа Аррахата должна была покинуть помещение и ожидать появления портала. Я не знаю, как это происходит у людей, но вампиры ожидали в полном спокойствии. Кто деловито подтягивал снаряжение, пытаясь достичь полного слияния, кто начищал клинки, время от времени проверяя на свет остроту кромок. Аррахат и Саррест о чем-то тихо беседовали с Арантой. Тартак только сопел, с завистью рассматривая этот бивуак.

Раздался негромкий звенящий звук, похожий на удар небольшого колокола. Аррахат вскинул голову:

— Пора, мальчики мои! Выходим! Саррест — замыкающий!

— Деда, только ты там все же осторожнее, — попросила Ари.

— Конечно, девочка моя! Я же помню, что уже не так молод, как когда-то. Всех на себя одного брать не буду. Вот этих парней для этого и захватил с собой.

Невидимый колокол ударил два раза.

— Построились! — как-то сразу преобразился Аррахат.

В его руках оказались клинки, как две капли воды похожие на клинки, которыми орудовала Аранта. Группа быстро, но без спешки выстроилась в колонну. Возглавлял ее, конечно же, Аррахат.

— Главное, чтобы сейчас никто не появился и не испортил! — озабоченно пробормотал я.

— А оцепление вокруг поляны дед выставил именно для такого случая, — отозвалась Аранта, озабоченно смотрящая на сородичей.

Три удара разорвали ночную тишину.

С негромким гудением посреди поляны возникла рамка портала. Оттуда прорвались вскрики, рев, звуки ударов. Не успели воины начать движение, как из рамки на них вылетело чье-то тело. Но бойцы Аррахата уже были на взводе! Реакция на появление этого тела была молниеносной. Не меньше трех клинков пронзили его, качнули и швырнули назад, в проем портала. Туда же бросились измененные боевой трансформацией и вампиры Аррахата.

Неожиданно Тартак взревел и кинулся к порталу.

— Стой, идиот! — закричала Аранта.

Но Тартак в этот момент совершил красивый длинный прыжок и исчез в рамке. Края вспыхнули сильным светом.

"Сейчас схлопнется" — успел подумать я, в некотором оцепенении глядя вслед Тартаку.

Но не схлопнулся! Пусть и не так красиво, как влетел, из портала спиной вперед вылетел Тартак и шлепнулся на землю. Вслед за ним вылетела и его палица. Не знаю, то ли мне показалось, то ли действительно его движение сопровождала здоровенная лапа, блеснувшая в отсветах серебром чешуи. И лишь после этого портал, еще раз озарившись светом, исчез.

Тартак, завозившись, поднялся на четвереньки.

— Не получилось! — констатировал он.

— А нечего тебе было там делать! — безжалостно заявила Аранта.

Права, права народная мудрость! Ждать и догонять — самое сложное. Догонять — не так сложно, на мой взгляд, а вот ждать действительно тяжело.

Как оказалось, никто из наших так и не смог заснуть. И вот мы, мучаемые бессонницей, собрались на поляне, откуда стартовали воины Аррахата. Аранта в нетерпении металась по поляне. Мы с Тимоном и Гариэль, сидя на небольшом пригорке, синхронно сопровождали ее взглядами. Морита вполголоса втолковывала Тартаку, какой он!.. и!.. Жерест и братья восторженно ей внимали. На нижней ветви дуба восседал страж-вампир. Он также, следя за передвижениями Аранты, внимательно прислушивался к словесным конструкциям Мориты, время от времени про себя повторяя наиболее удавшиеся моменты. Тартак, чувствуя себя виноватым, покорно выслушивал все характеристики, коими награждала его наша охотница.

Не знаю, сколько прошло времени. Но это тягостное ожидание запомню навсегда. Конечно, рано или поздно закончилось и оно.

Я почувствовал изменение в обстановке на поляне. Встрепенулась и Гариэль.

— Что? — резко повернулась к нам Ари.

Вместо ответа я ткнул пальцем в центр поляны. Воздух там замерцал. Один за другим начали вываливаться из портала участники сражения. Скажу сразу: вымотаны они были основательно! Каждый, сделав шаг-два в сторону, бессильно опускался на траву. Некоторые чувствовали себя неважно. Наши девочки сразу бросились к ним, вспоминая лекции танессы Хирув по целительству.

То, что говорят о мгновенной регенерации вампиров — полная чушь! Просто нанести рану вампиру весьма проблематично. Вот вроде бы и ударил, и даже убежден, что попал, ан нет! Тренированный вампир может увернуться немыслимым образом. И вот он снова перед вами — невредимый и даже улыбающийся. Впрочем, улыбка зависит от настроения.

Но сегодня они столкнулись с равными противниками. Вот и зажимали некоторые раны, нанесенные отбивающимися врагами.

Последними из портала вышли Аррахат, Тюрон и Хораст. Драконы уже сменили ипостась на человеческую.

Аранта бросилась к Аррахату и повисла у него на шее, ну а я, сами понимаете, повиснуть не мог, но тоже бросился к Тюрону и Хорасту.

— Смена эпохи вампиров произошла! — торжественно провозгласил тан Тюрон. — Победа на нашей стороне, что и следует достойно отметить.

— Вы что, всех там поубивали? — жадно спросил я.

Лицо препода внезапно омрачилось.

— Одному удалось уйти, — тихо сообщил Хораст. — Конечно, на результат это особо не влияет. Теперь на сбежавшего будут охотиться все, в том числе и свои. Недолго ему осталось. Но чистота битвы не полна. А жаль!

— Как же так? — сочувственно спросил я.

— Да вот так! — сердито отозвался предводитель. — А где этот, с дубинкой? Именно по его милости я отвлекся, что и дало возможность скрыться одному из главарей!

Тартак тяжело вздохнул, поднялся и подошел к нам, виновато опустив голову.

— Может, ты мне объяснишь, что это была за самодеятельность? — многообещающе осведомился Тюрон. — Зачем ты полез в портал? Неужели ты не понимал, что там тебе делать нечего? Хорошо еще, что другие оказались умнее!

Тартак в ответ только еще раз тяжело вздохнул.

— Над наказанием я подумаю, но то, что оно будет, можешь не сомневаться! — безжалостно решил тан Тюрон.

— Но я же — тролль! — безнадежно прогудел Тартак.

— А они — вампиры! — резко отозвался преподаватель. — Или ты решил, что раз ты тролль, то ты бессмертен? А о своих родителях, друзьях ты подумал? А о том, что я, в конце концов, за тебя отвечать буду, ты подумал? Исчезни с глаз моих! Не серди меня еще больше!

Судя по тому, с какой скоростью испарился Тартак, он все отлично понял.

— Раны залечены! — доложила подошедшая к нам, Гариэль.

 

Глава 21

— Сегодня я, пожалуй, разрешу вам отдохнуть, — тан Тюрон, выпивший очередную чашечку "лесного напитка", был настроен благодушно. Да! Всем, кроме одного. Ты, конечно, догадываешься о ком речь.

— Согласен! — Хораст жестом попросил Гариэль налть ему еще. — Хорошо, что все прошло так удачно, а то бы я его просто прибил бы!

— А как, собственно, все произошло? — с жадным интересом спросил я.

— Как планировали, так и произошло, — хмыкнул Тюрон.

— Народ, — Жерест повел рукой в сторону "народа", состоящего из братьев и Мориты, — хочет знать!

— Насчет выходов из блокады они не преувеличивали, — покачал головой Хораст. — Скорее наоборот. У них есть несколько каналов, о которых королевские маги и не подозревают. Вот по одному из них нас и доставили в Соласрот. Весьма примечательно замечание одного из встретивших нас вампиров: "Я же говорил, что эти придурки слишком болезненно воспринимают смерти людишек!". Из чего я делаю вывод, что далеко не все надеялись на успех задуманного предприятия.

— Но как бы там ни было, — подхватил Тюрон, — к церемониалу они были готовы и начали его, не медля…

— И что? — глаза Жереста блестели от предвкушения.

— Ну, и мы тоже начали, не медля, — с простодушным видом Тюрон пожал плечами.

— А кто из вас был Арантой? — с нездоровым интересом спросила Морита.

— Вынужден напомнить! — строго сказал Хораст. — Там не было Колина и Аранты! Там было два дракона под действием заклинания подобия. Пока вампиры ошарашенно рассматривали преобразовавшегося тана Тюрона, я создал портал. И вот, когда я тоже уже преобразовался, из портала вывалился этот ваш тролль! Пришлось отвлечься, забрасывая его обратно! Именно в этот момент один из главарей, оказавшись слишком сообразительным, бросился в бега.

— А остальные? — Фулос напряженно наклонился в сторону тана Тюрона.

— А остальные были не столь расторопны, — усмехнулся тот. — И достаточно глупы, чтобы принять бой.

— Я бы так не сказал, — качнул головой Хораст. — Все же их было многовато. И нам пришлось поднапрячься. Если бы не Аррахат с его ребятами, то я не смог бы поручиться за исход этой драчки.

— Не понимаю! — Жерест недоуменно смотрел на Хораста. — Вы же могли пожечь там все! Почему не сделали этого?

— Пожечь? — приподнял правую бровь Хораст. — А ты не думаешь, мой юный друг, что эти визуальные эффекты привлекли бы к нам ненужное внимание со стороны остальных вампиров?

— Ну и что?

— А вот это-то в наши планы никак не укладывалось! Идея была — уничтожить верхушку. Если бы мы просто все там пожгли и поубивали, то мира бы это не принесло. Рискну предположить, что война пошла бы с еще большим ожесточением.

Меня клонило в сон. Ари ушла вместе с прадедом. Тимон тоже уже дрых дома. Рассказ Хораста и Тюрона, конечно, интересен, но бессонная ночь давала о себе знать. Мимолетно кольнула жалость к Тартаку. Мало того, что ничего не вышло из его затеи, так еще придется и отрабатывать. С этой мыслью я и заснул.

— Колин! У тебя больше проблем нет? — ворвался в мое сознание вопрос Хораста.

Я рывком сел на лавочке и попытался сориентировать себя в пространстве и времени.

— Что?

— Я спрашиваю: у тебя есть еще какие-нибудь проблемы, которые я смог бы помочь тебе решить?

— Таких, чтобы сейчас и немедленно, нет, — встал я. — А что там будет дальше, я, не обладая даром ясновидения, пока предсказать не могу.

— Не расстраивайся! — благодушно улыбнулся Хораст. — Лет через пятьсот он к тебе явится. И тогда ты поймешь, что это не такой уж и дар! Тем более что всякие мелочи он не дает возможности предвидеть.

— Так! И кто это к нам заглянул? — тан Горий изумленно рассматривал Хораста. — Почему я об этом визите ничего не знал?

— Видимо, потому, что визит был частным, так сказать, неофициальным, — Хораст вежливо сделал полупоклон в сторону директора.

— И тем не менее, это большая честь для Школы вообще, и для меня лично! — последовал ответный поклон со стороны Гория. — Сам предводитель драконов пожаловал к нам. Я вижу, вы уже успели познакомиться.

— О, да! — Хораст широко улыбнулся.

— И не только познакомиться, — так же широко улыбнулся Жерест. — Ой! Колин, ты чего пихаешься?

Тан Горий остро взглянул на Жереста, но уточнять, чем же мы еще занимались, кроме знакомства, не стал. Он прошел к столику беседки и с удовольствием налил себе чашечку напитка, свежую порцию которого как раз принесла Гариэль.

— У меня с утра две радостных новости, — провозгласил он, усаживаясь на скамеечку.

— Две? — приподнял бровь Тюрон.

— Ну, да! Первая, как вы уже, наверное, догадываетесь — то, что драконы, совсем было пропавшие, нашлись, — тан Горий вновь учтиво склонил голову к Хорасту. — Но есть и вторая, которую вам тоже будет приятно узнать…

Тан Горий, растягивая удовольствие, замолчал и со вкусом прихлебнул из своей чашки. Мы с интересом смотрели на него в ожидании информации.

— Так вот, друзья мои. Война закончена! Причем, что интересно, мы победили!

— А эта информация по поводу войны, она… — осторожно поинтересовался тан Тюрон.

— …Достоверная! — отрезал Горий. — Я ее получил от королевских магов, многие из которых окончили нашу Школу. Подробностей я пока не знаю, но это только "пока". Так что причина, по которой вы, драк Хораст, видимо и появились тут, у нас, устранена. Можете со спокойной совестью возвращаться в свой мир. Я так понимаю, что переселяться оттуда вы пока не намерены?

— Переселяться оттуда? С какой стати? — Хораст приятно улыбнулся. — Мы нашли этот мир. Он нас вполне устраивает. Нет уж! Переселяться мы не будем. Но за нашими детьми мы, конечно же, внимательно следим.

— Кстати, о детях, — тан Горий многозначительно посмотрел на нас. — Скоро начнется учебный день, а я что-то не вижу оживления у группы. Почему вы здесь, а не на учебе?

— Так тан Тюрон объявил нам сегодня выходной, — пояснил Жерест. — Вот мы и не на учебе.

— Выходной? — удивился Горий. — Это по какому случаю?

— По значительному! — коротко сказал Тюрон. — Ребята нам помогли в одном очень важном деле. В качестве компенсации за бессонную ночь я позволил им сегодня не идти на учебу. Но только сегодня!

— Так, — протянул Горий. — Интересно, что за важные дела происходят на территории Школы, а ее директор о них не знает?

— Ну, строго говоря, дела-то происходят не на территории Школы, — ухмыльнулся Хораст. — Поэтому директору необязательно о них знать.

— Но в этих делах задействованы мои преподаватели и студиозы, — с нажимом сказал тан Горий. — А значит, это напрямую касается директора! Должен же я знать, за что мне ожидать неприятностей!

— Ну, почему сразу неприятностей? — возмутился тан Тюрон.

— Тем более! — резко отозвался Горий. — Я должен знать, за что мне ожидать приятностей.

Он немного помолчал и ткнул пальцем в Жереста.

— Вот ты сказал, что вы не только познакомились. Я бы хотел подробно услышать, что включает в себя это "не только".

— Мы не только познакомились, но и подружились! — вскочил Жерест.

— И провели вместе незабываемую ночь? — иронично прищурился тан Горий. — Ой! Кажется мне, что тут дело нечисто. А ну, рассказывайте все! Иначе, вы меня знаете, в гневе я страшен!

Я не стал уточнять, кто страшнее в гневе, а вопросительно взглянул на Хораста. Тот, все так же улыбаясь, наблюдал за происходящим. Заметив мой вопросительный взгляд, он кивнул, разрешая открыть тайну. В чем-то тан Горий, конечно же, прав. Уж он-то должен все знать. Тем более что авантюра в данном случае закончилась успешно, а значит, перестала быть таковой.

— Ну, в общем, — начал я, — подробности по поводу войны вы, тан Горий, можете получить сейчас, не ожидая рассказов ваших выпускников. Так сказать, из первых рук. К тому же я не уверен, что ваши выпускники сами что-то об этом знают.

— Что?! — даже подскочил на месте директор. — Так это вы опять во что-то вмешались?!

— На этот раз не мы, — со злорадством отозвался я. — Нам не дали. Подробности вы можете узнать у драка Хораста и тана Тюрона, если они захотят их вам поведать.

Лирическое отступление

Лекция тана Харага "Птичья весть"

— Слышал-слышал! Как же это вы так? Упустили такой случай вляпаться! Правда, Тартак пытался что-то сделать, за что и получил месяц общественных работ.

Как тебе новые коллеги, мой друг? Я понимаю, лешие для тебя, такого могучего и героического, мелковаты, но тут уж ничего не поделаешь.

Но, если честно, то я рад тому, что вы все-таки начали понимать одну простую истину — не все враги вам по плечу. Уже одно это стоит многого.

Ну, раз с угрозой нападения мы покончили, то перейдем к нашей программе. Мы, в связи с войной, вынуждены были от нее отойти. А ведь экзамен я буду принимать в полном объеме. Так что придется вам поработать самостоятельно!

Так вот, первая мирная лекция после перерыва: "Птичья весть". Учтите, материал в книге вы не найдете, поэтому записывайте…

…Вот Гариэль знает, насколько важна информация, когда она поступает вовремя и быстро. Одним из таких быстрых способов получения информации являются, конечно же, наши пернатые друзья….

…Я сказал: пернатые друзья, а не пернатая еда, Тартак!

…Именно наши крылатые друзья могут принести нам весть очень быстро, что порой является решающим фактором для многих вопросов….

…Тебе, Жерест, об этом можно и не мечтать. О твоей рогатке уже оповещен весь ближайший лес, и не без помощи той самой "птичьей вести", кстати…

Для передачи вести требуется, в первую очередь, правильно подобрать вестника…

…Какой буревестник? Откуда ты его взял, Колин?.. Немедленно отправь его обратно, а то от него так несет рыбой… Да заткните ему клюв, чтобы он так не орал!

…Нет, Тартак, сворачивать ему шею не надо… Что значит — не можешь отправить обратно? Как вызвать, знал? Ладно-ладно! Я отправлю… Спасибо Гариэль, за запах соснового леса!

…Так. На чем я остановился?.. Ах, да! О подборе вестника. Записывайте!

— А вот, к примеру: почему нельзя брать мелких пичуг? — Тимон требовательно смотрел на Гариэль. — Ведь они могут в такие места залететь, что не каждой большой птице доступно.

— Ну ведь тебе же объяснили, что мелкие птицы не в состоянии усвоить весь объем информации, — терпеливо ответила эльфийка. — Помнишь, когда мы искали в Харшаде эльфов? Синичка ничего о них сказать не могла.

— Угу! А почему тогда сова может?

— Потому что у нее в голове есть немного свободного места и для этого. Ведь тан Хараг объяснил: чем больше птица — тем больше сведений она может передать.

— Все равно не могу понять! — упрямо сказал Тимон.

— Прими как данность, — посоветовал я. — В конце-то концов, это работает, ну, и пусть работает!

— Тартак тоже работает, — вздохнула Морита.

Ну, да! Тан Тюрон все-таки придумал для Тартака наказание. Теперь нашему троллю предстояло целый месяц наводить порядок в лесу в составе сводной бригады леших. Для Тартака это оказалось унизительно как в прямом, так и в переносном смысле. Но тролль это стоически терпел.

После радостного известия о прекращении войны вампиры Виа Дента и эльфы Светлого леса покинули территорию Школы. Жизнь начала налаживаться и перешла в спокойное русло. Наши мысли уже полностью были заняты учебой и подготовкой к зимней сессии. Тем более что жовтень уже заканчивался, и оставалось всего два месяца до этого события. А учить еще предстояло так много!

Мы с таном Тюроном и Гариэль съездили в Светлый лес и помогли родителям вернуться в родовое поместье. Мама с гордостью мне показала подарки эльфов, гобелены и всякие другие удобные в хозяйстве мелочи. Я, рассматривая их, почувствовал легкую магию. Оно-то и понятно! Эльфы всегда, изготавливая ту или иную вещь, вплетают в нее и магическую составляющую. К примеру, удобное легкое плетеное кресло еще и снимало усталость с того, кто в него опускался. А искусно вышитые картины на гобеленах становились объемными. Когда их рассматривал кто-нибудь, то этому наблюдателю слышались звуки, он чувствовал запахи, и ему мнилось какое-то движение в картинах. Папе не терпелось вновь приступить к технической реорганизации поместья. Он сердито мне заметил, что могли бы и побыстрее справиться с вампирами. Тут, понимаете ли, предстоит запуск турбины на плотине, а какие-то кровососы это дело задерживают. При этом па мило улыбнулся Аранте и сказал, что он не ее имеет в виду.

Лешка заявил, что с меня причитается. Он, видите ли, пропустил по моей милости несколько лекций. Хотя по ним его тан Пекарус обещал и не спрашивать, но знать и уметь все равно надо! Да и всем известна забывчивость вышеозначенного тана! Обещать-то он обещал, а если все же спросит? А вот у него, Лехи, превращение еловых шишек в съедобные клубни не получается! И шпроты из желудей не выходят, как ни старайся!

Тан Тюрон клятвенно заверил моего брата, что вопрос с лекциями он уладит лично. После чего на несколько минут погрузил брата в транс, в котором прочистил элемент неверия в то, что шишки могут быть съедобными, а желуди превратиться в шпроты.

 

Глава 22

Во время утренней пробежки Тартак с гордостью показывал то одно изменение, то другое, сделанное его бригадой.

— Вот тут была поваленная ель! — пыхтя, сообщил он. — Мы ее и так, и этак, а она валится и все!

— И что? — поинтересовался Жерест.

— А ничего! Вырвал ее к лешим, — сообщил Тартак.

— И куда дел?

— Я же сказал: к лешим.

Мы выскочили на лесную прогалину. На другом ее конце я увидел двух медведей. Завидев Тартака, они быстро поднялись на задние лапы и отдали ему честь, что выглядело достаточно забавно.

— То-то же! — буркнул польщенный Тартак. — А то бегают, мешают, ревут недовольно…

Багран Скиталец муштровал очередную группу первокурсников. Ребята еще не осознали, куда они попали. Преподаватель боевых искусств всегда бывал рад исправить это маленькое упущение. Сонные студиозы, которым непосчастливилось попасть под его крыло, тоскливо проводили взглядом наш сплоченный коллектив, пронесшийся мимо.

Я услышал многообещающую фразу Баграна:

— …Видите? И это еще не предел! Вы у меня будете бегать еще быстрей!

Я почему-то не испытывал сомнений, что будут.

За завтраком Морита выложила очередные новости:

Клан Виа Дента получил звание коронного. Что это дает, никто не знает, но звучало впечатляюще.

Сбежавшего главаря ищут. Причем, ищут все. Но тот как в воду канул. Русалки озера, примыкающего к городу вампиров Соласроту, обшарили все дно на всякий случай. Ничего не нашли.

Магистр Саланас обнаружил на юге доселе неизвестное дерево. Его плоды оказывают на организм человека феноменальное действие. Какое именно, Морита не уточнила, сказала только, что нам еще рано им интересоваться. А представители находящейся неподалеку деревни заявили, что больше магистра и на версту не подпустят к женской части деревни.

Тан Горий дал распоряжение на зимней сессии провести два экзамена. Один по теоретической магии, тана Хорага, второй — по оптимизации магического воздействия, тана Тюрона. Сессия должна закончиться до Нового года, чтобы ничто уже не омрачало праздника студиозам и преподавателям.

Алим Хусейн ибн Хурды-Торнум, или просто тан Алим строго осмотрел нас, выстроившихся перед круглыми матами для медитации.

Надо ли говорить, что занятия медитацией — одни из самых любимых? Паришь себе над собою же и в ус не дуешь! Отдых, опять же! Да, начинать было трудно. Пока научишься отделять духовное тело от физического, намучаешься. Алим очень добросовестно относился к своему предмету. Он моментально просекал, когда студиоз, вместо того чтобы трудолюбиво отделять тело, тривиально дрых. Конфликты на первых порах были у всех. Ну, разве что Гариэль этого избежала. У нее, как вы понимаете, уже был основательный опыт до поступления в Школу.

Лирическое отступление

Руководство тана Алима, по пространственному перемещению нематериальной сущности мага

— Сегодня у нас будет необычное занятие!

…Это касается всех, Жерест! Сегодня тебе не удастся заснуть, как это ты намереваешься сделать по своему обыкновению. Я же тебя вижу насквозь! Причем, буквально…

Сегодня нам предстоит обучиться перемещаться в состоянии медитации…

Нет, Тартак, не вместе с матами по полу, а перемещаться будет духовная часть по окружающему пространству.

Итак, слушайте внимательно! Сейчас мы, как обычно, войдем с состояние, когда вы воспарите над собственными телами. Учтите, я буду все фиксировать. Кто не воспарит, зачет не получит! Каждый должен попытаться дотянуться до меня. Мой дух будет обозначаться в астрале фиолетовой аурой. Смотрите, не перепутайте! А то в начале года Колин и Гариэль зацепили какого-то некроманта. Хорошо, что тот был очень слабеньким. Впрочем, попробуй не испугайся, когда к тебе пристают образы дракона и эльфа! А нам пришлось извиняться перед ковеном темных!

…Что, Тартак? Ты сегодня присоединишься к Колину и Гариэль?.. И ты, Аранта, тоже? Колин и Гариэль! Вы слышали? Никакой самодеятельности!

Вот уж не ожидал, что это так интересно — перемещаться в состоянии медитации. Тут уж, действительно, нет преград! Четко видно только твое тело, все остальное подернуто флером нереальности. Но так и должно быть! Еще хорошо видны духовные тела моих друзей и тана Алима. Он разрешил нам пока перемещаться только в пределах аудитории, чтобы мы не утратили связи с реальным телом.

Вот что интересно: чем ниже уровень дара, тем менее видны духовные тела.

Вот, к примеру: духовная составляющая Гариэль. Четко видимая фигурка, озаряющая все вокруг яркими изумрудными лучами. В районе головы — чистое белое свечение. Такое же свечение, впрочем, у всех членов нашей группы. Ведь мы пошли по Светлому пути.

А вот это Ари. У нее преобладают темно-красные цвета. Она меньше, значительно меньше Гариэль. Уровень дара — это вам не шутка! Интересно, а потом, ну, когда мы с ней… Наверняка что-то изменится!

Вон как все опасливо оплывают меня! Гариэль как-то сказала, что я с недавних пор смотрюсь как огромный дракон с радужной аурой. Себя я со стороны не вижу, а жаль! Интересно было бы посмотреть.

Мимо важно проплывает нечто бурое. А! Это же Тартак! Мда, тут он не так внушителен. Да и палицы его что-то незаметно. А то бы я его сразу узнал.

Тан Алим рассказывал, что обычные люди тоже могут при медитации уходить в астрал. Их духовные тела едва заметны. С одной стороны, это хорошо. Более сильные сущности могут нападать на более слабых с целью поглотить. Да! Такое тоже может быть. И тут чем меньше ты заметен, тем лучше для тебя. Но и сила тоже определяется Даром. Чем ярче — тем больше сил.

Наш преподаватель советовал на первых порах не пытаться противостоять темным сущностям. Он настоятельно рекомендовал, как только мы заметим такую сущность, сразу возвращаться в тело. Мол, приемы и методы ментального боя мы еще не освоили. Нам этому только предстоит обучиться. А надо сказать, что обученный маг может здорово потрепать заведомо сильного, но необученного. Может даже победить и поглотить духовное тело.

А астрал — это общее информационное поле всех миров. Сюда могут забрести всякие…

Что? Уже пора возвращаться? Ну, это просто! Беремся за связь и тянем себя к своему телу, неподвижно сидящему на мате.

Мгновение — и я открываю глаза.

Опадающие листья мягко стелятся под ногами. Насколько бы ни были трудолюбивы лешие, но и они не могут справиться с листопадом. Как ни очищай дорожки, а через малое время они снова покрыты желтым, красным и бурым ковром.

Мы с Ари идем по одной из таких дорожек, загребая ногами листья. Наш разговор обо всем и ни о чем. Так бывает, знаете ли. Да и какое это имеет значение? Просто нам рядом хорошо. И это главное!

Вечер такой прекрасный! Все занимаются своими делами, а мы с Арантой сбежали. Сбежали, чтобы вот так просто побродить по осеннему лесу.

— …Нет, Коль, я, конечно, к тебе отношусь очень хорошо, но надо еще многое сделать и многому научиться. Да и куда ты торопишься?

— Но, Ари!..

— Я сказала — все! Закроем эту тему на ближайшие сто лет! Может, ты за это время и передумаешь.

— Я?! Да ни за что! Мы, драконы, держим свое слово!

— Ох-ох-ох! Драконы! Ты еще огоньком поплюйся да подыми.

— Ари!

— Да шучу я, шучу! Подожди, я вон туда на секундочку заскочу….

Короткий испуганный вскрик, электрическим током, пронзил мой слух. Моментально изменился окружающий мир, приобретая четкость и ясность. Исчезли сгущающиеся сумерки. В руках забушевал мощный боевой пульсар. Я рванулся на голос Аранты, заметив, что вокруг меня начинает сгущаться желтоватая дымка преобразования.

Он стоял, захватив Ари одной рукой за шею, приставив серповидные когти другой руки к сонной артерии. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что тут шутками и не пахнет.

Да, это был он! Тот, кого сейчас все разыскивают. Один из бывших глав вампирских кланов. Непримиримый враг Аррахата.

— Стой, дракон! Стой, или она сейчас умрет!

Я затормозил, внимательно вглядываясь в лицо (скорее морду) преобразованного вампира. Потушил пульсар, но коротким словом активизировал заклинание мгновенного ответа. Там у меня есть кое-что, гарантировано не по нраву этому дяде.

Это же надо! Как мы лоханулись! Ведь ясно же было, что он все случившееся свалит на нас. Во всем будет именно нас винить. Рано, ох рано сняли караулы! А с другой стороны, что они против очень сильного, имеющего тысячелетний опыт, врага?

Он медлит, не пытается убить Ари. Значит, чего-то хочет. Быть может, есть шанс договориться? Если бы Аранта смогла хотя бы на миг освободиться… Да, тогда бы разговор пошел по другому руслу.

— Чего ты хочешшшь? — вырвалось у меня с шипением.

Вампир рефлекторно прижал Ари сильнее. Ее лицо исказилось от боли.

— Легче! — рыкнул я. — Оссслабь хватку! Говори, чего ты хочешшшь!

— Да, я хочу! Ох, как я хочу уничтожить вас! Но не сейчас. Не сейчас…

— Лирика! Переходи к делу! — прервал я. — И не вздумай навредить ей! Быстрая смерть тогда станет недосягаемой мечтой для тебя.

— Да! Как ты умеешь убивать, ты уже показал, — признал вампир. — Вот уж не ожидал от тебя! А вторым кто был? Твой препод?

О чем он? Неужели его так впечатлила смерть Белурра? Быть перекушенным, конечно, удовольствия мало, но что тут такого впечатляющего?…А! Понял! Он просто перепутал меня с Хорастом. Я пока не буду его переубеждать. Похоже, этот факт вызывает у него уважение.

— Сейчас это неважно. Ты так и не сказал, чего ты хочешь?

— Чтобы вы прекратили свою охоту на меня! Разве не ясно? Дайте мне уйти!

— Это не в моих силах. Даже если за тобой перестанут охотиться люди, то остаются вампиры. Ты уверен в том, что они меня послушают?

— Вот моя гарантия в том, что послушают, — кивнул на Аранту этот гад.

— Отпусти ее! Я обещаю сделать все возможное, чтобы тебя оставили в покое.

— Ты думаешь, что я тебе поверю? Нет уж, дракон! Она останется со мной до того момента, пока я не буду в безопасности.

— А где гарантия, что ты просто ее не убьешь, когда это случится?

— Гарантии нет, — согласился вампир. — Придется тебе довериться моему слову.

— Не слушай его! — крикнула Аранта. — Убей его!

— Молчи, девчонка! Одно движение рукой — и ты останешься без головы! Так как, дракон? Ты согласен?

Я всмотрелся в лицо любимой. Она осунулась, губа закушена, волосы растрепались. Ох, не такого мы ждали от этого вечера!

— …Я попробую!

— Молодец! А сейчас возьми веревку, которая лежит у моих ног, и свяжи эту девочку! Крепко свяжи и надежно! Учти, я все вижу и контролирую. Малейшее подозрение, что ты делаешь не то, и я ее убью.

— Колин, не делай этого! Он все равно меня убьет!

— Уж во всяком случае, не сейчас, — гадко улыбнулся вампир. — Зачем мне убивать свой пропуск?

— Учти! — тихо, но жестко сказал я, подбирая веревку. — Если ты причинишь ей хоть малейший вред, я тебя найду! Найду, где бы ты ни прятался. У тебя большой опыт. Так что можешь себе представить, что я тогда с тобой сделаю.

— Не пугай меня, ящерица! — хихикнул вампир. — То, что знаю я, тебе и в голову не придет.

— Ну, я бы на это не рассчитывал! Для таких целей есть библиотеки, да и, в конце концов, можно обратиться за помощью к более опытным товарищам. А они у меня есть, можешь в этом не сомневаться.

— А теперь беги к этим своим товарищам и выполняй свою часть договора! — распорядился вампир, проверяя качество узлов, не отнимая правой руки от сонной артерии Ари. — Не зачем тебе знать, как я сюда попал и куда отсюда уйду. И не вздумай хитрить! Никакое заклинание не действует настолько мгновенно, чтобы я не успел среагировать!

Я мчался к тану Горию. Надеюсь, он еще у себя в кабинете. Тюрон, насколько я знаю, отправился в город. К Хорасту я пока не обращался, оставлю это на крайний случай. Сначала надо понять, что можно и нужно сделать нам самим.

Я вихрем пронесся по коридору, рывком открыл дверь приемной кабинета и наткнулся на танессу Валеа. Она как раз собиралась выходить.

— Ох! Колин, что случилось? Ты же меня чуть не сбил!

— Тан Горий у себя?

— Ты не извинишься?

— Извините! Тан Горий у себя? Это срочно!

— У себя, — танесса Валеа, поджав губы, окинула меня осуждающим взглядом. — Тебе не кажется, что сейчас несколько поздно? Приходи завтра!

— А вам не кажется, что я только что сказал, что это срочно? — огрызнулся я, пытаясь протиснуться мимо танессы.

— Вали! Что там такое? — донеслось из кабинета Гория.

— Эти студиозы совершенно стыд растеряли, тан Горий, — громко сказала Валеа, пытаясь меня удержать.

Это меня уже буквально разъярило! Я тихо зарычал, окутываясь маревом.

— Да! — не сдавалась танесса. — Мало того! Когда я говорю, что уже поздно, они рычат и туманом покрываются. Колин, этим меня не испугать!

— Стоп! Только не у меня в приемной! — заорал тан Горий. — Колин! Пропустите его, уважаемая танесса Валеа! Пропустите! Это не просто туман. Особенно, если он имеет желтоватый оттенок.

— Как скажете! — откликнулась Валеа, пропуская меня. — Вечно вы им потакаете, тан Горий.

— Попробуй не потакать такому, — пробурчал Горий, выходя из своего кабинета.

Тут он увидел мое лицо и мгновенно подобрался.

— Боюсь, что вам придется остаться, танесса! — жестко сказал он. — Чувствую, что случилось что-то из ряда вон! Ваша помощь может быть необходима.

Тан Горий посторонился, повелительно кивнув мне, указывая вглубь своего кабинета.

— Рассказывай! — распорядился он, тяжело садясь в кресло.

— Помните, что один из главарей сбежал? — спросил я.

Тан Горий кивнул.

— Так вот. Он только что появился здесь и взял в заложники Ари… Аранту.

— Что?! — даже подпрыгнул на своем месте Горий.

Я повторил, не сводя взгляда с директора. Тан Горий застонал и схватился за голову.

— Ну, за что мне такое наказание? Вот же группка попалась! Конечно, я сейчас же извещу его величество! Но как мне связаться с Аррахатом, который стал негласным лидером вампиров? Как мне снять их с "охоты крови", которую они устроили на этого Таррэна?…Танесса Валеа! Немедленно собрать весь преподавательский состав! Немедленно! Выдергивайте их из кроватей, если понадобится! Да! И приготовьте мне чашечку бодрящего! Чувствую, что ночь сегодня будет долгая. Колин, у тебя есть связь с Хорастом? Вызывай его!

"Колин? Что там опять случилось, мой мальчик?" — удивленно откликнулся на мой зов Хораст.

"Все те же проблемы с вампирами", — пояснил я.

"Проблемы? Прадед твоей крошки, вроде бы, взял их крепко".

"Не всех! — отчаянно простонал я. — Ты придешь?"

"Уже иду!"

Некоторое время мы с Горием сидели, молча глядя друг на друга, в ожидании прихода преподавателей, которых активно вызывала танесса Валеа.

— Что за вызовы среди ночи? — ворвался в кабинет тан Хараг. — Магистр! Я имею полное право на ночь! Я только настроился на серьезную работу, а тут меня дергают!…Колин, доброй ночи! Я тебя сразу и не заметил. Опять что-то случилось?…Горий, что это у вас творится в углу кабинета? Или вы уже отменили запрет на телепорты? Хотя нет! Я же чувствую! Это надо иметь совсем уже запредельную силу… или нахальство… Здра…. Здравствуйте… Э-э-э… Что-то такое помнится…

Хораст, проявившийся в углу кабинета тана Гория, небрежно кивнул тану Харагу и нашел взглядом меня.

— Вводи в суть дела!

— Еще не все собрались, предводитель, — заметил тан Горий.

— А они, эти все, нужны? — поднял бровь Хораст.

— Сложилась очень непростая ситуация, — пояснил Горий. — А наш преподавательский состав — это очень опытные и умные люди. Мне кажется, что совместные усилия могут весьма помочь в решении вставшей перед нами проблемы… Да где же этот Хризмон?! Я его уже в десятый раз вызываю, а он не отвечает, зараза!

— Позволь мне это сделать, — кивнул Хораст.

Хараг присел рядом со мной, не сводя взгляда с Хораста.

— Колин, а это только мне чудится нечто драконообразное в нем? — тихо спросил он.

— Вам, тан Хараг, не чудится, — нервно отозвался я, поглядывая на дверь.

— Дракон?! — ахнул преподаватель. — Здесь? Откуда?

— Хараг! — повернулся к нему Горий. — Этот вопрос не ко времени. Потерпи, я тебе потом все расскажу.

— Ну, вот! — обреченно сказал тан Хараг. — У вас в углу что, стационарный телепорт?

— Я трезв! — гордо сказал тан Тюрон. — Мы с Аррахатом как раз ожидали заказ в таверне, когда вы меня вызвали.

— Тогда мчись назад, хватай его и тащи сюда! — распорядился тан Горий. — Его это тоже касается самым непосредственным образом.

Тан Тюрон понимающе кивнул головой и, развернувшись, исчез в портале.

— Что за манера будить среди ночи! — возмущенно поинтересовалась, заходя, танесса Лиола, преподаватель практической магии. — Что опять случилось?…Ох! Здравствуйте, все!

— И не скажите, милочка! — поддержала ее целительница, танесса Хирув. — Вечно у них аврал!

— Бодрящее на всех! — провозгласил бытовик, тан Пекарус, негромко хлопая в ладоши.

В руку мне ткнулась горячая чашка свежезаваренного чая с добавлением бодрящих трав. Я автоматически отхлебнул из нее. Хотя спать не хотелось совершенно!

— Ну, и зачем ты меня сюда вытащил? — раздался голос Аррахата из угла. — Лучше бы ты их всех затащил в таверну! Вот что теперь с заказом делать? А я, между прочим, голоден!…Колин?! А ты что тут делаешь?

— Внимание! — громко сказал тан Горий. — Повод, по которому мы все тут собрались, очень серьезный! Колин, не сочти за труд, повтори свой рассказ всем присутствующим. Постарайся припомнить все детали, даже незначительные, на твой взгляд.

Я закончил говорить в полной тишине. Невольно взгляды всех скрестились на Аррахате. Тот смотрел прямо перед собой, на самом деле, ничего не видя. Что-то хрустнуло. Аррахат опустил взгляд и непонимающе посмотрел на кусок дубовой столешницы, крошившейся в его пальцах.

— Спокойнее, старый друг! Спокойнее! — тихо сказал Хораст. — Еще не все потеряно, и есть шанс урегулировать этот вопрос.

— Ты не понимаешь! — хрипло сказал Аррахат. — Запущен механизм, у которого нет обратного хода. Сейчас никто не сможет остановить "охоту крови". Это означает, что Арра погибла!

— Погибнет, — кивнул Хораст, — если мы вот так и будем бездействовать. Лично я не собираюсь сидеть и ждать. Ты меня знаешь!

— Да никто не собирается сидеть и ждать! — крепко сжав мое плечо, высказался тан Тюрон. — Надо разработать план действий! И сделать это надо незамедлительно! Мы должны опередить твоих сородичей, Аррахат!

Вампир вздрогнул и поднял глаза на Тюрона.

— Ты думаешь, что это возможно, парень? Когда идет "охота крови", мы, как отличные ищейки, идем по следу жертвы. Таррэну не ускользнуть от нас! Ты хочешь опередить ядро, состоящее из нескольких десятков лучших бойцов?

— Именно! — четко сказал Хораст, поддерживая Тюрона. — Нам нет нужды идти за твоими бойцами, пытаясь опередить их в последний момент. Это, действительно, будет невозможно. Необходимо идти своим путем, более коротким.

— Мне кажется, что тут я мог бы помочь, — вмешался тан Хараг. — Мне нужна какая-нибудь вещь, принадлежащая Аранте.

— И что это даст? — нетерпеливо спросил тан Горий. — Мы только сможем идти по тому же следу, на котором уже находятся вампиры. И не факт, что они уже не вышли на него тут, в Школе.

— Нет, — качнул головой тан Хараг. — Я разработал одно интересное заклинание. Пока, правда, чисто теоретически. Но, имея в наличии несколько внеуровников, его можно будет легко проверить на практике. Если мы хотим опередить вашу охоту, уважаемый Аррахат, то не стоит посвящать ваших сородичей в это дело.

— Я буду молчать! — резко отозвался Аррахат, подобравшись. — Только с одним условием: я первый доберусь потом до глотки Таррэна!

— Эй! Я попросил бы соблюдать очередь! — не выдержал я. — Тем более, что у меня к нему несколько личных обещаний.

— В чем заключается ваша теория, тан Хараг? — недовольно отмахнулся от моего замечания Горий.

— Мы сможем определить непосредственно место, где находится Аранта, — улыбнулся преподаватель теоретической магии.

— А не могли бы вы кинуть мне разверточку этого заклинания? — вежливо спросил Хораст.

— А я схожу за какой-нибудь вещью Аранты, — поднялась танесса Лиола.

В это время дверь в кабинет тана Гория приоткрылась, и в проеме мы увидели рыжую шевелюру и хитрющие глаза Жереста. Он обозрел нас и остановился взглядом на мне.

— Ага! — удовлетворенно провозгласил Жерест.

В поле зрения появилась крепкая ручка танессы Валеа, вцепилась в ухо рыжего и, дернув, оторвала его от проема двери. Дверь резко захлопнулась.

— Что-то не нравится мне это "ага!", — задумчиво протянул тан Пекарус.

— Я все равно схожу! — решительно сказала танесса Лиола. — А вы тут держите оборону!

За дверью раздался грохот и испуганный взвизг Валеа.

— Ой! — вздрогнул тан Пекарус. — Мне почему-то кажется, что тут не обошлось без большого и лохматого.

Дверь снова приоткрылась.

— Ага! — сообщил на этот раз уже Тартак. — Колина вижу. А где Ари?

— Извините, тан Горий, — прощебетала Морита, втискиваясь в щель. — …Ой! Что случилось?

— Вас кто сюда звал?! — сердито закричал тан Горий. — Что за бесцеремонность? Немедленно идите по домам!

— Разрешите вам напомнить, тан Горий, что я отвечаю за безопасность Колина, — прошла мимо Тартака Гариэль. — Я, как представитель Светлого леса, получила такое поручение от отца.

— Вот он, твой Колин! — ткнул в моем направлении пальцем Горий. — Как видишь, живой и здоровый. И ему ничего не грозит. Поэтому, будь добра, забирай это стадо и уводи его домой!

— Не понял! — прогудел Тартак. — Это кто — стадо? Это я — стадо?! А ну, посторонись, Гариэль! Я, если хотите знать, нюхом чую, что что-то случилось. И на этот раз вам не удастся оставить меня в стороне!

— И меня тоже! — завопил за спиной Тартака Жерест.

Тан Горий нахмурился и поднял руки над головой.

— Ну, если вам так непонятно, что я приказываю, то придется объяснить по-другому! Это же надо! Приказы директора Школы не выполнять…

— Подождите! — неожиданно вырвалось у меня. — Можно мне сказать?

Горий искоса взглянул на меня.

— Только быстро, Колин! Я еле сдерживаюсь.

— А что если нашу группу подключить к этой самой охоте? В помощь.

Директор застыл, так и не опустив руки. Все преподаватели изумленно уставились на меня.

— Ты думаешь, Колин, что это умная мысль? — поинтересовался Хораст.

— …Подожди! — Аррахат усиленно соображал.

Вдруг его лицо расплылось в широкой улыбке.

— Ну, что же. Это если и не поможет, то уж, во всяком случае, не помешает. Надо же! А ты мне с самого начала не показался. Впрочем, Ари всегда лучше меня разбиралась в людях. Это у нее врожденное.

— Я хотел бы понять, о чем идет речь? — нетерпеливо спросил Хораст.

— Просто ты не знаешь этих оболтусов так, как знаем их мы, — любезно пояснил тоже начавший улыбаться тан Горий. — А ну, заходите все сюда! Да дверь поплотнее закройте! Хотя нет! Гариэль! Птичкой лети к себе и принеси какую-нибудь вещицу Аранты!

— Ту, которой она часто пользовалась! — поспешно присоединил свой голос тан Хараг. — Это существенно.

Гариэль кивнула, показывая, что поняла суть задания, и поспешно вышла. Тан Горий подождал, пока вся группа, сопя от возбуждения, рассядется на свободные места.

— На вас будет возложена особая миссия! — торжественно сообщил тан Горий. — Учтите! Это очень важно! Для начала сообщу неприятное. Аранту снова похитили…

— Опять? — округлила глаза Морита. — Кто? Она что, снова впала в спячку?

— Не перебивать меня! — грозно нахмурился тан Горий. — Да, опять! А похитил ее один из главарей кланов, которому удалось сбежать. В частности, не без вины некоторых из присутствующих. Не буду показывать пальцем, но все этого присутствующего знают.

Тартак виновато опустил голову, рассматривая рукоять своей палицы, зажатой между колен. Тан Горий удовлетворенно вздохнул.

— Сейчас по следу этого главаря, которого зовут Таррэн, идут лучшие охотники вампиров. Поэтому жизнь Аранты подвергается серьезной опасности. Наша задача опередить охоту и найти Торрэна раньше их.

— Как? — привстал со своего места Жерест. — Мы все сделаем, что надо! Найдем, тан Горий, можете не сомневаться!

— Сядь! — рявкнул директор. — Это наша забота, как. И не беспокойся, этим займутся самые опытные и умелые. Ваша задача будет несколько иной. Уважаемый Аррахат введет вас в группу преследования вампиров. Я не ошибаюсь?

Аррахат, внимательно рассматривающий наших ребят, кивнул.

— Введу! Это будет трудно, но я это сделаю! Продолжайте, уважаемый тан Горий!

— Отлично! Так вот, ваша задача будет замедлить охоту…

— Чего? — недоуменно поднял голову Тартак. — Замедлить? Мне показалось, что вы собирались послать нас им в помощь?

— Я, кажется, начинаю понимать, о чем идет речь, — улыбнулась танесса Лиола.

— А я так — нет, — холодно отозвался со своего места Тимон. — Можно попросить объяснить все это более подробно? В чем смысл?

— А смысл в том, что вы будете активно помогать вампирам в поисках, — злорадно ухмыляясь, пояснил тан Хараг. — Это существенно их замедлит. И мы будем первыми в этом небольшом соревновании.

— По-моему, это как-то связано с Троянским конем, — медленно сказал я, не сводя взгляда с Хораста.

Предводитель драконов, кажется, тоже начал понимать, в чем тут фишка. Он хмыкнул и потянулся за чашкой бодрящего.

— Так нам помогать им или мешать? — озабоченно осведомился Тартак.

— Единый! — вздохнул тан Горий. — Да делайте, что угодно! Только замедлите их! И так, чтобы они ничего не заподозрили. Это — главное!

— Ну, это нам по силам! — радостно потирая руки, заявил Жерест.

— Ты в этом уверен? — спросил Фулос.

Его брат поддерживающе кивнул.

— Я знаю сто один способ это сделать так, чтобы никто и не подумал, что это специально, — уверенно отозвался рыжий.

— Не забудь сначала поделиться этими способами с нами, — напомнил Жересту Тимон. — А то как бы не влипнуть в историю.

Открылась дверь, и в кабинет вбежала Гариэль. Она протянула тану Харагу тонкий кожаный ремешок с узором из блестящих металлических заклепок.

— Вот! Ари носила его все последнее время. А что с ней случилось?

— Ребята тебе потом все расскажут, — торопливо беря ремешок, отозвался тан Хараг. — Я думаю, что легче всего нам будет настроиться через Колина.

Хораст кивнул, с уважением глядя на тана Харага.

— Ваше решение свежо и остроумно, уважаемый! Это должно получиться!

— Ну, вы пока занимайтесь! — распорядился Аррахат. — А всем остальным — быстро бежать собираться! Я немедленно займусь этим вопросом. Сбор у дуба, рядом с домом Аранты. Одна нога там, другая… тоже там!

Аррахат быстро вышел из кабинета. Ребята вскочили с мест и потянулись за ним.

— Ты уж постарайся, Колин! — обернулся Тимон. — Не подведи! Ждем тебя на месте сбора.

— У Колина особая задача, — громко сказал тан Хараг. — Не ждите, а отправляйтесь без него! Быть может, он вас в пути нагонит. Необходимо, чтобы вы как можно раньше занялись своей частью.

Пока Хораст и тан Хараг готовили к применению свое заклинание, каждый из нас думал о своем.

— Тан Горий, — Тюрон свел к переносице брови. — А как же Аррахат введет наших студиозов в поисковое ядро? Послушают ли его другие вампиры?

— Введет! — уверенно заявил директор. — Им ведь сейчас надо вернуть себе доверие людей. Поэтому, когда Аррахат предложит ввести в состав поисковой группы наших парней, они вынуждены будут согласиться. Другой вопрос, смогут ли наши ребята им помешать.

— Зная таланты наших студиозов, я уверен, что будет сделано все необходимое! — хмыкнул Тюрон.

— Колин! Подойди сюда! — тан Хараг протянул мне ремешок Аранты. — Сейчас ты, как лучше всех знающий Аранту, будешь держать ремень и представлять себе ее. Не удивляйся, если у тебя возникнут странные ощущения. Ты будешь служить проводником.

— Максимально открой свой разум! — присоединился к тану Харагу Хораст. — Я буду наблюдать за процессом вместе с тобой. Ну, что? Начнем, пожалуй?

— Начнем! Колин, бери ремешок и становись сюда. Глаза прикрой! Так будет лучше. Я начинаю активизировать заклинание…

 

Глава 23

Я почувствовал, как нагрелся в руке ремень Ари. Пол под ногами вдруг провалился в пустоту. Я повис в сером нечто. Посветлело, и я обнаружил, что завис в небе над Школой. Ремешок ощутимо рванулся в руке и потянул за собой. Все больше набирая скорость, я понесся над землей, ведомый этим нехитрым проводником.

"Не бойся, Колин! Я с тобой!" — раздалось в моем мозгу.

"Хораст?" — спросил я.

"А кто же еще?" — хмыкнул предводитель. — "Очень хорошо, что у нас мысленная связь появилась с самого начала! Харага этот момент волновал больше всего".

Я стремительно летел в южном направлении, вбирая в себя картину плывущей внизу земли.

"Если мне не изменяет память, то скоро появится Внутреннее море, — прокомментировал Хораст. — Смотри-ка, столько не был, а помню!"

Действительно, несколько мгновений полета — и подо мной раскинулась бескрайняя равнина волн. Несмотря на то, что час был ночной, я видел все прекрасно! Постепенно полет начал замедляться, и высота стала поменьше. Я скользил над волнами, двигаясь к еще неведомой цели.

"Посмотри вперед, Колин! — попросил Хораст. — Я мельком, через твое зрение, заметил там нечто интересное".

Я поднял голову и вгляделся вдаль. Несомненно, там обозначились берега какой-то земли. Что это?

"Срединный архипелаг, — прозвучало в моем мозгу. — Но как он умудрился за столь короткое время оказаться здесь? Таррэн же магией не владеет!"

Я завис над одним из островов. Нельзя сказать, что он был очень велик. Хотя и маленьким его не назовешь. Из буйной зелени вверх прорывались острые скалы коричневого цвета. Белоснежный пляж раскинулся с одной его стороны, и высокие обрывистые берега поднимались с другой. Ремешок Аранты опустился строго вниз. Я попытался было двинуться за ним, но не смог. Видимо, мой спуск на остров не был предусмотрен сценарием.

"Понятно! — с удовлетворением прозвучало в голове. — Возвращаемся! Хараг, заканчиваем!"

Меня тут же выдернуло из моего видения. Я покачнулся и плюхнулся на вовремя подставленный Тюроном стул.

— Это Срединный архипелаг! — возбужденно доказывал Хораст нашему магу-теоретику. — Мне ли не знать! Ведь мы раньше жили недалеко от Срединного моря. Меня другое волнует: как Таррэн смог туда добраться за столь короткое время? Вампиры не владеют магией. Во всяком случае, на таком уровне! Или за годы нашего отсутствия здесь что-то изменилось? Он неожиданно открыл в себе магические залежи, которые ждали этого мгновения?

— А по-моему, ничего удивительного… Ох, спасибо! — пробормотал я и сделал пару жадных глотков из чашки, поданной мне танессой Лиолой.

— Да? И как же ты это объяснишь? — повернулся ко мне Хораст.

— Очень просто. Вампиры сотрудничали с темным Салтуком. А Салтук (чтобы ему на том свете икалось!) был признанным мастером по порталам. Этим своим умением он несколько раз нам смог очень серьезно досадить. Почему бы ему и вампирам не удружить, раз уж они стали его союзниками?

— Короче, мы знаем, где Аранта. Это уже неплохо! — потирая руки, прошелся по кабинету тан Горий. — Ай, молодец Аррахат! Так вовремя ушел! Я думаю, что "охота" будет сбита со следа.

— Мы знаем приблизительно, — счел нужным напомнить я. — Я не видел убежища. Там все скрыто деревьями. Очень похоже, кстати, на поселение клана Виа Дента. Ари как-то говорила, что там, где поселились вампиры, земля начинает подчиняться их магии.

— Да какая там у них магия! — пренебрежительно махнул рукой Хораст. — Даже приличных ловушек создать не могут. Когда мы с Хризмоном там, в сердце их столицы, преобразовались… Это даже не смешно!

— Да, но как нам туда добраться? — озабоченно спросил тан Хараг.

— Нет ничего проще! — воскликнул Хораст. — Мы с Хризмоном оборачиваемся драконами и летим туда. Ну, а там уже по обстановке… Колин, не смей! Тан Горий очень дорожит своим кабинетом.

— Ты забываешь, Хораст, что есть несколько обстоятельств, которые надо учитывать, — прошипел разъяренно я. — Это очень важные обстоятельства! Для меня, по крайней мере.

— Озвучь! — коротко отозвался Хораст.

— Во-первых, Аранта не кто-то, а моя девушка, которой я очень дорожу. Очень может быть, что вы таки достанете этого Таррэна. Но где гарантия, что он прежде не достанет Аранту?

— Логично! Дальше?

— Во-вторых, почему ты и Тюрон? Я что, не дракон уже? Может быть, мне нужно доказать это? Но тан Горий так дорожит своим кабинетом. Может, выйдем?

— В третьих есть? — осведомился Хораст.

— Имеется! — кивнул я. — Аррахат и весь народ вампиров. Это их Таррэн! Ты слышал, что сказал Аррахат? Именно они должны решить этот вопрос окончательно.

— А ты? — тихо спросил Тюрон.

— А мне? Мне только бы Ари была в порядке. Меня интересует только она, и плевать на все остальное. Если хоть волос упадет с ее головы, я за себя не ручаюсь! Кто-то тогда сможет меня остановить?

— Мда, — промычал Хораст. — Это будет действительно сложно.

Он провел ладонью по лицу и кивнул мне.

— Ладно! С тобой вопрос решим. А вот с Аррахатом… Где мы его найдем?

— Он сейчас отправляет ребят к своим охотникам, — торопливо создавая портал, вспомнил я.

На поляне возле дома Гариэль и Аранты рядком выстроились все наши ребята. Перед ними стояли Аррахат, Арин и какой-то незнакомый мне вампир. Он был высок, гибок и ощутимо силен.

— Хорошо, Аррахат. Я, раз уж ты так настаиваешь, возьму их. Но это балласт! Поэтому они будут двигаться только с основной группой. К разведке я и близко их не подпущу! И не проси!

— Но они будут полезны! — с досадой заговорил Аррахат. — Это же маги! Они многое могут. И уже это доказали.

— Мне они ничего не доказали, — холодно отозвался вампир. — Доказали драконы. Но их тут нет.

— Тут они! — отозвался выпрыгнувший в портал Хораст. — Но с вами мы идти не можем. Бери этих ребят, дружище! Не пожалеешь!…Колин, держи портал!

Это Хораст отреагировал на мое желание присоединиться к нему. Вампир внимательно и цепко посмотрел на Хораста, кивнул каким-то своим мыслям и распорядился, обращаясь к группе:

— Идите за мной! К месту будем добираться стандартными цепочками.

Ребята подхватили свои пожитки и тронулись за ним. Тимон, обернувшись, помахал на ходу рукой.

— Подожди! — Хораст придержал Аррахата, который уже собирался тронуться вслед.

— Но я должен как-то повлиять на ситуацию, — задумчиво сказал глава клана. — Я же говорил, что это бесполезно!

— Это уже не имеет значения, — хмыкнул Хораст. — Тебе этот парень ничего не говорил? Ну, типа, что появились проблемы?

— Нет, — повернулся к нему Аррахат. — Хотя он выглядел несколько более озабоченным, чем обычно. Что-то случилось?

— Пошли к нам! — повернулся к порталу Хораст. — Там все и расскажем. Открылись новые обстоятельства.

— Любопытно, — Аррахат с интересом обозрел присутствующих. — Какие же обстоятельства открылись за то краткое время, что я отсутствовал?

— Ну, вы тут продолжайте, а я не вижу причин, по которым мне следует здесь оставаться, — поднялся бытовик. — Мне сегодня предстоит читать две лекции. Танесса Хирув, вы идете? Я могу проводить вас.

— Да-да! Конечно! — заулыбался тан Горий. — А вот танессе Лиоле, скорее всего, это будет небезынтересно.

— Итак? — Аррахат выжидательно смотрел на Хораста.

— Могу тебе сообщить, что твои сородичи потеряли след, — Хораст подошел к столу и устроился в одном из кресел.

— "Охота крови" не может потерять след! — жестко отозвался вампир. — Ты не знаешь. Это особое состояние. Как бы жертва ни изворачивалась и чего бы ни придумывала, сбить нас со следа у нее не получится!

— Да? — поднял бровь Хораст. — А ты в курсе, как идут дела? Поинтересуйся!

— Это потребует времени, — Аррахат сердито посмотрел на предводителя. — Ты же знаешь, что "охота" идет своим путем, а ты только что не дал мне стать на него.

— Можешь повторить попытку! — с насмешкой посоветовал Хораст. — Я готов поручиться, что твои ребята сейчас топчутся на месте.

— Перестань говорить загадками! — потребовал глава клана. — Вы, драконы, на них мастаки. Что произошло?

— Да ничего особенного! — пожал плечами тан Горий. — Они нашли место, где Таррэн прячет Аранту и прячется сам.

Маленький вихрь, в который превратился Аррахат, мгновенно переместился к Хорасту.

— Где они? — прошипел преображенный вампир.

Я с ужасом смотрел на то, во что превратился прадед Ари. О! Теперь-то он совсем не был тем благолепным и слегка ленивым дедулей. Пылающие алым светом глаза, оттянувшиеся назад уши и волосы, выдвинутые сантиметров на пять верхние клыки. Его руки превратились в смертоносное оружие, благодаря выросшим до неимоверной длины когтям. И это чудовище стояло вплотную к Хорасту. Впрочем, дракона это не впечатлило. Он невозмутимо глотнул из чашки и посоветовал:

— Расслабься! Нам надо еще скоординировать действия.

— Какие действия! — проревел этот монстр. — Я должен сейчас же добраться до него! Пока до него не добралась "охота". Я должен спасти девочку!

— Успокойся и сядь! — резко приказал Хораст. Его глаза зажглись зеленым огнем, зрачки превратились в вертикальные щели. — Разговаривал бы я с тобой, если бы времени не было!

Долгие мгновения они мерялись взглядами. Потом Аррахат с шумом выдохнул, и произошла обратная его трансформация.

— Рассказывай! — каким-то сразу уставшим и слабым голосом попросил он.

— Вот это другое дело! — расслабился Хораст. — С телепортами ваша "кровавая охота" когда-нибудь сталкивалась? Если жертва уходит через телепорт, это можно отследить?

— Откуда Таррэн может раздобыть телепорт? — поднял глаза на Хораста Аррахат. — Он не маг! Он не может создавать такое! Это нонсенс!

— Ты не ответил на мой вопрос! — требовательно сказал Хораст.

— Это очевидно! Конечно же, нет. Но откуда такие сведения?

 

Глава 24

…Сначала в сознание ворвался чей-то тихий плач.

— Не убивайся так, Аранточка! — услышал я голос Хораста. — Если дышит, то живой. Сейчас мы его доставим прямо к танессе Хирув. Она и не таких с того света вытаскивала.

— Ну, почему вы его сюда пустили? — выкрикнула Аранта. — Неужели не понятно было, что это ему еще не по силам?

— О! Смотрите! Он открыл глаза, — вмешался тан Горий.

А я действительно попытался осмотреться, чтобы понять, кого так оплакивает Ари. Неужели что-то случилось плохое с Тюроном?

— Я сейчас создаю портал. Хризмон, возьми Колина на руки! — решительно распорядился директор. — Эх! Ну, что же мы целителя не догадались с собой прихватить! А ты, предводитель? Я-то думал, что ты в таких вещах дока! Сейчас же вызову Хирув!

Дальше я снова почему-то выпал из реальности.

— Колин! Коли-ин! Приди в себя! — услышал я озабоченный голос танессы Хирув.

Я с трудом открыл глаза. Оказалось, что я лежу на больничной койке в изоляторе целителей. Я никак не мог сосредоточиться и вспомнить, что же вызвало столь плачевное мое положение.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила танесса Хирув, заметив, что я пришел в себя.

— На букву "х", — прохрипел я. — Но это не слово "хорошо". Что со мной?

— Теперь все в порядке! — быстро отозвалась Хирув. — Правда, вид, в котором тебя доставили сюда твои сородичи, вызвал у меня большие сомнения в твоей жизнеспособности. Тебя разделали основательно. Я уж и не говорю о страшной ране на животе; хорошо еще, что внутренности не были серьезно повреждены!

Видимо, мое лицо таки здорово перекосило. Танесса Хирув замолчала.

— Так! Ты поспи немного, — спохватилась она. — Тебе будет полезно! А я пойду сообщу толпе, которая собралась под нашими окнами, что ты жить будешь….

— Только вот рожать — вряд ли, — попытался пошутить я.

— Если будешь так разговаривать, то я смогу устроить тебе такое удовольствие! — ядовито отозвалась танесса Хирув. — Спи, герой!

— Колин! Ты спишь?

— Нет, — я заворочался, пытаясь принять сидячее положение.

Аранта пришла мне на помощь в этом нелегком деле. Поправила подушку, одернула одеяло и легко присела на стул, стоящий у изголовья кровати.

— Тебя что, Хирув впустила? — спросил я.

— Пустит она, как же! — фыркнула Ари. — Я сама пришла.

— Эй! Тут же третий этаж! — озаботился я.

— Па-адумаешь! — пренебрежительно отозвалась она. — Да у нас, если хочешь знать, детки первого круга такие штуки легко проворачивают.

Не знаю, легко или нелегко, но все равно чертовски приятно, что Ари ради меня даже по стене вскарабкалась!

— Так что же там все-таки было?

— Мы победили! — пожала плечами Аранта. — Когда Таррэн тебя вырубил, его достали. Дедуля и твой предводитель, практически одновременно. Хораст вогнал в Таррэна какую-то ярко-красную молнию, а дед успел отхватить голову. Как вы нас нашли?

— А! Потом, — отозвался я. — Ты рассказывай, что там дальше-то было?

— Что потом? — неожиданно рассердилась Аранта. — Ты какого демона защиту не повесил? Решил, что ты бессмертный? Я, когда увидела твою тушку, уже знаешь, что подумала? Вот сейчас бы, как дала!..

— Ари! Но я же не знал, что это до меня докатится. Меня взяли, чтобы я смотрел и учился…

— Ах, какая прелесть! "Смотрел и учился"… — всплеснула руками Аранта и неожиданно рявкнула:

— Так сидел бы и учился где-нибудь в сторонке! Какого ты подлез под удар высшего?

Я пристыженно молчал. Тут уж крыть было нечем. Права Ари. Это моя ошибка, которая едва не обошлась слишком дорого.

Ари немного посидела, остывая от вспышки. Неожиданно она задала вопрос:

— А кто такая дарра Рассия?

Я не сразу сообразил, о чем это Ари спрашивает. Некоторое время я непонимающе смотрел на нее, но потом что-то в мозгу щелкнуло.

— Откуда ты взяла это имя?

— Не виляй, Колин! Отвечай, кто она?

— Она — мать тана Тюрона. Помнишь его полное имя? Хризмон Тюрон тор Перрия Кроуншельд Прастима сен Рассия. Так вот, последним идет имя матери. Вот как у меня:… сен Еугения.

— Понятно, — кивнула Аранта. — Вернее, не совсем понятно…

— Что тебе непонятно? И вообще, откуда она взялась, дарра Рассия?

— Вот откуда она взялась, тебе лучше знать, — сердито отозвалась Ари. — Непонятно ее положение. Она что, жена предводителя? Или что-то еще большее?

— ??

— Хорошо! Слушай! — Ари устроилась удобнее. — Когда мы тебя сдали танессе Хирув, то собрались в кабинете у тана Гория. Сам понимаешь, настроение было неважное. Сидели и просто пялились друг на друга в ожидании новостей отсюда. Вдруг тан Тюрон дернулся. Глаза у него стали круглые и испуганные. Впервые видела его таким! "Сейчас придет дарра Рассия!" — только и пробормотал он. Сразу после этого посреди кабинета забил фонтан золотистых звездочек. Красиво!..

Аранта мечтательно прищурилась и замолчала.

— Ты не молчи! — не вытерпел я. — Рассказывай! Что дальше было?

— А дальше был конкретный конец света! — выпалила Аранта. — В отдельно взятом кабинете директора Школы. Досталось всем! Из фонтана появилась эта дарра. С виду — так, ничего особенного. Скромная женщина. Ну, красивая, это — да! И очень разъяренная!..

Аранта расхохоталась.

— Что тут началось! Аха-ха! Дед пытался спрятаться под столом!…Ты представляешь?!…Тан Горий хотел выпрыгнуть в окно!…И это притом, что его кабинет на верхнем этаже! Почему вы ее сразу не взяли? Да она бы Таррэна в порошок истолкла одной левой!

— И что? — нетерпеливо поторопил я.

— Что? — удивленно переспросила Аранта. — Вот уж я не знаю, что там дальше было. Всех незаинтересованных лиц вынесло из кабинета. Это меня, тана Харага и танессу Лиолу. Наше неожиданное появление на диванчике в приемной произвело на танессу Валеа неизгладимое впечатление! Впервые видела хоть какие-то эмоции на лице этой швабры!

— Она не швабра! Она — секретарь. Ей положено такой быть.

— Неважно! Дверь в кабинет была заморожена! То есть покрыта толстенным льдом! Тан Хараг как увидел во льду изображение головы дракона, подскочил и сразу же отправил нас домой. И сам ушел… Очень быстро уходил.

— Угу! Они-то хоть живы остались?

— Кто?

— Ну, Хораст, твой дедуля…

— Вчера, вроде бы, были живы, — задумалась Аранта. — Только изредка вздрагивали и испуганно озирались, когда раздавался женский голос.

— Фу-у-ух! — облегченно выдохнул я.

— Рано вздыхаешь! — ехидно прищурилась Ари. — За тебя она тоже обещала взяться, когда в себя придешь. Говорит, что у тебя голова большая, а мозгов — кот наплакал!

— Кто? — подскочил я.

— Дарра Рассия, — уже откровенно оскалилась Аранта. — Она ко мне заходила. Я так понимаю, хотела посмотреть.

— И что?

Аранта засмущалась, щеки у нее порозовели.

— Сказала, что хоть на это у тебя ума хватило, — тихо призналась она.

— Значит, не безнадежен! — с удовольствием подвел я итог.

— Дубина ты, Колин! — с чувством изрекла Ари. — Дубина, покрытая драконьей чешуей! Это у меня ума хватило, а не у тебя! Понял?

Вот уж не ожидал, что меня будет встречать такое количество народу. Конечно же, тут были все наши ребята. Торчал среди них и Лешка. Тан Тюрон и Хораст, тан Хараг и танесса Лиола. Я увидел невозмутимые лица эльфов из Светлого леса. У самого крыльца стояла небольшая группка вампиров, которую возглавлял Аррахат. Я не сразу заметил дарру Рассию. Она стояла в отдалении. Но по тому, как взгляды драконов и старого вампира время от времени отдрейфовывали в ее сторону, можно было сказать, что она тут центральная фигура.

В тот же вечер я понял, почему ее так боялись остальные. Нет, она на меня не кричала и огнем не кидалась. Она вообще ни разу не повысила голос. Вот только почему мои волосы становились дыбом, а тело покрывал холодный пот?

Дарра Рассия четко дала мне понять, в чем заключалась моя глупость. По пальцам перечислила все моменты, когда я мог отправиться к праотцам. И пригрозила: если я буду продолжать в подобном духе, то меня заберут в мир драконов и в ближайшее тысячелетие никуда оттуда не выпустят. Что совсем мне не улыбалось, как вы понимаете.

Во время нашей беседы (для меня неприятной) никто (очень благоразумно!) нам не мешал и не отвлекал (на что я в тайне надеялся). Да права она была! Во всем права! Вот что меня добивало. Даже возразить было нечего. Впрочем, я бы и не решился возражать.

Вечером мы молча сидели в нашей беседке. Как-то не тянуло к разговорам. Невдалеке неспешно прошлись Тюрон с даррой Рассией.

— Во баба! — Тартак повертел головой от полноты чувств. — Моей мамане до нее далеко! Если перед ней сам тан Горий становится навытяжку…

— А мне она очень понравилась, — неожиданно призналась Гариэль. — Она же о нас беспокоится!

— Ну, предположим, она беспокоится о Колине, — счел нужным возразить Тимон.

— Не-а! — отрицательно мотнул головой Жерест. — О нас. Она вон даже меня по голове погладила, когда со мной разговаривала!

— Это когда она тебя по голове гладила? — изумился Фулос.

— Ну, когда просила больше ей не показывать, чему я тут научился, — признался рыжий.

— Ты бы у нее под это дело еще что-нибудь бы выпросил, — хмыкнула Морита.

— Что? — немедленно заинтересовался Жерест.

— Аранта, — заговорил весь вечер молчавший Алексей. — А твой дед что может?

— Ты о чем? — недоуменно спросила Ари.

Надо сказать, что Аррахат произвел на брата огромное впечатление. Леха, до этого знакомства считавший, что Багран Скиталец — идеал по части боевых искусств, несколько изменил это мнение.

— Ну, какими еще видами боя он владеет? — уточнил брат.

— Всеми! — убежденно ответила Аранта.

— Ну да? — недоверчиво прищурился Леха.

— А вот представь себе! Только я хочу немного уточнить. Он мой прадед, а не дед.

— Что-то он на прадеда не очень похож, — пробурчал брат. — Да и на деда, если подумать, тоже не тянет. А айкидо он знает?

— Знает, — улыбнулась Ари. — Чтобы снять все вопросы, я тебе вот что скажу. Аррахат последние тысячелетия регулярно бывает в реальности Земля. Он там изучает все новое, что касается боевых искусств. Более того, он сам дал начало некоторым экзотическим видам боя. К примеру, искусство парных клинков — это его заслуга.

— Не может быть! — подскочил Лешка. — Это же было очень давно!

— Ты уловил! — кивнула Аранта.

— Хм, я что-то рапиру у него в руках никогда не видел, — заметил Тимон. — Неужели он и этим благородным оружием владеет?

— Нет, он им в зубах ковыряется, вместо зубочистки, — огрызнулась Аранта. — Да тебя с твоим благородным оружием любой из клана разделает под орех.

— Да, — задумчиво пробасил Тартак. — Они верткие, заразы! Если сразу по нему палицей не прошелся, считай — покойник! Причем, что характерно, не он, а — ты.

— Дворянам невместно драться с вампирами! — заявил Тимон.

— Вот это ты им при случае сам скажешь, — посоветовал Харос. — Ты чего в боевые маги подался? Определять, с кем тебе вместно, а с кем невместно драться?

— Гы! — подтвердил Фулос.

— А эта дарра еще долго здесь пробудет? — опасливо покосился на прогуливавшуюся парочку Тартак.

— Чего это тебя так интересует? — пробурчал я, тоже взглянувши на драконов. — Есть новые идеи и планы?

— Ну… это… — замялся Тартак. — Не то чтобы там планы или идеи. Просто скоро осенние каникулы. Декаду надо же как-то провести…

— Не тяни, здоровый! — подскочил Жерест. — Что предлагаешь?

— Не торопи, мелкий! — отмахнулся Тартак. — Не уверен, что если она будет тут, то нам позволят.

— Ну, она, вроде бы, сегодня и собиралась домой, — припомнила Гариэль. — Она что-то такое говорила.

— А! Ну, это другое дело! — расслабился Тартак. — Тогда не помешают. Только об этом молчок!

— Да, о чем? — не вытерпел Тимон.

— Вот! — Тартак порылся в карманах и достал замусоленный листок пергамента. — "Летяшку" я от папана получил. Они какого-то мага-бытовика в горах прихватили. Заблудился человечек. Так он у моих работать согласился. Ну, за жратву, само собой.

— И что пишут? — светски спросил Тимон.

— А вот, — Тартак вчитывался в текст. — Гхыров маг, почерк не разберешь!

— Дай я! — предложила Морита.

— Сам! — отрезал Тартак. — Тут много личного… Вот!"…Ты, сынок, много где побывал и много где гостил. Вот мы и подумали, что же ты к себе своих друзей не приглашаешь?"…Ну, тут мои характеристики, это неинтересно… А! Вот!"…Приезжайте к нам в гости! Вождь Парут, сто гхыров ему в глотку, разрешил и пообещал, что с магами никто связываться не будет. Мол, себе дороже. Ты же знаешь, что красивее наших гор ничего на свете нет…"

Тартак сложил письмо и выжидательно уставился на нас.

— Так это что? — нерешительно переспросил Жерест. — Это нас приглашают?

Тартак кивнул.

— А они там петь не будут? — передернуло Фулоса.

— Гарантировать не могу, — пожал плечами Тартак. — Мы — народ певческий. Ты себе представить не можешь, как красиво в горах наши песни звучат.

— Что-то мне не особо и хочется, представлять, — пробормотал Тимон.

 

Глава 25

— Чем собираетесь заняться в эти десять дней?

Тан Тюрон пытливо всматривался в наши физиономии, подозревая (и очень правильно, между прочим) какой-то подвох.

— Я поеду к своим, в горы, — честно признался Тартак. — Не присоединитесь?

— Нет! Спасибо! — поспешно отозвался Тюрон. — Я преподаватель. Это у вас, оболтусов, каникулы, а мне надо работать.

— Мое дело предложить, — пожал плечами тролль.

— Хорошо. А остальные?

— Остальные тоже планируют по родственникам, — сделал честные глаза Жерест.

Он только не уточнил, по чьим родственникам.

— А, — кивнул Тюрон. — И то! Иногда надо отдохнуть друг от друга.

Тан Тюрон повернулся и пошел в сторону административного корпуса.

— Фууух! — выдохнул Тимон. — Я уже боялся, что он нас раскроет.

— Да никогда! — хмыкнул Жерест. — Если я умудрялся обвести вокруг пальца своего папашу, а он тот еще был мошенник, то что мне тан Тюрон! Главное, чтобы вы промолчали.

— Я не понимаю, почему мы должны делать из нашей поездки тайну? — сердито спросила Гариэль. — Нет, я, конечно, как все, но хотелось бы понять.

— О нас какое мнение у всех сложилось? — спросил Тартак, и тут же сам ответил на этот вопрос:

— Мы, тролли, тупые, драчливые, грубые и сильные типы. Так? Когда нас один (то есть я) — это еще не страшно! Но когда нас много, то лучше слиться со стеной и не отсвечивать. И то не гарантия, что уцелеешь!

— А разве нет? — поинтересовался Фулос.

— Вот! — удовлетворенно кивнул Тартак. — На самом деле — нет. Нам выгодно, чтобы о нас так думали. Это…

Тартак замялся, подыскивая определение.

— Стереотип, — подсказал я.

— Чего? — удивился тролль.

— Это устоявшееся мнение о чем-то или о ком-то, которое может быть и ошибочным, — пояснил я.

— Да! — согласился Тартак.

— Но почему? — спросила Морита. — Зачем вам это?

— Сама подумай! — насупился Тартак. — Кто-нибудь рискует со мной спорить (ну, кроме вас, конечно)?

— Поспорь с таким, сразу по кумполу отхватишь! — буркнул Харос.

— Потому как это самый бесспорный аргумент, — благосклонно пояснил Тартак. — Так вот. На самом деле мы добрые и душевные. Даже где-то сентиментальные. Вот природу тоже любим. И она нас любит…

— Хех! — не выдержал Тимон. — Это как вы ее любите, поясни, пожалуйста?

— Нежно мы ее любим, — отозвался Тартак. — Вон, даже медведей не обижаем. Ну, иногда, разве что, когда они раньше нас до меда добираются. Но не больше двух-трех оплеух! А зато как у нас по вечерам танцуют! А туша горного барана, да с пылу с жару! А какие истории наши охотники рассказывают! Закачаешься!

Тартак мечтательно прищурился, вспоминая родные края.

— Ох, какие же вы хорошие! — прищурился Тимон. — А четыре побоища королевских войск, это случайно не ваша работа?

— А их что, кто-то звал к нам? — отмахнулся Тартак. — Да мы бы их и не тронули. Больно нужно! Так ведь они подумали, что мы большие и глупые. И еще они подумали, что мы драться не умеем… Мда! Пришлось им объяснять, что они неправы. А так как с первого раза не дошло, пришлось догонять и объяснять еще три раза. Опять же, для этого (как ты там сказал, Колин?) стеревотипа полезно!

— Стереотипа! — поправил я.

— Вот! — подтвердил Тартак.

— А нам так объяснять не будут? — опасливо спросил Жерест.

— Так ведь вас пригласили! — возмутился Тартак. — И потом, с вами же буду я! А я дома, между прочим, сейчас очень уважаемый! Ни у кого нет таких мордашек, какие у нас над очагом висят. Даже вождь слюни пускает… Наверное, когда приеду, просить будет. Не дам! И еще привезу! Пусть от зависти загнется!

Тартак задумался.

— Хотя нет! Он, вообще-то, нормальный. Посмотрим.

— Что, никак ему не можешь простить мордобоя перед поступлением в Школу? — понимающе улыбнулась Аранта.

— Да, нет! — отмахнулся Тартак. — То разве мордобой был? Так, деловой разговор. В итоге все остались довольны! И мы с вождем порезвились, и народ зрелищем полюбовался. Короче, едем! Сами все и увидите!

— Я так и не поняла, почему мы должны держать это в тайне? — не успокаивалась Гариэль.

— Да потому, что к нам таким, как нас привыкли представлять все, вас никто не отпустит! — рыкнул Тартак. — Все привыкли думать, что там у нас постоянные драки, убийства и резня. Да если бы это было так, то нас давно бы уже не было! Мы друг друга поубивали бы!

— Значит, все делают вид, что едут к своим родственникам, — бодро заявил Жерест, — а на самом деле все едут к твоим родственникам! А сколько, кстати, туда ехать?

— Долго! — вздохнул Тартак. — Вот это и есть основная проблема!

— А ну, дай свое письмо! — попросила Гариэль.

— Зачем? — удивленно взглянул на нее Тартак.

— Оно же прибыло к тебе "летяшкой"? — поинтересовалась Гариэль.

— Ну да, — тролль все еще не мог взять в толк, что понадобилось Гариэль.

— Я могу определить, откуда оно прибыло, — пояснила Эль. — Могу восстановить картинку. Мне самой создать телепорт не под силу. Но вот Колину это вполне! Я просто кину ему образ, а он по нему создаст телепорт.

— Мне еще и вектор необходим, — напомнил я. — Без него нас может занести, леший знает куда.

— С вектором — не проблема! — подскочил Тимон. — Это же Магир! У меня есть карты. Тут можно самому рассчитать!

— А жизнь-то налаживается! — прокудахтал Жерест, потирая руки. — Вы с этим долго не тяните! Каникулы — завтра!

— С вещами на выход! — пробормотал я, подбрасывая на плече вещевой мешок.

Тартак, конечно же, обещал, что с едой там нет проблем. Но кто знает, что именно считается там едой? Именно к такому выводу пришли мы с Тимоном и решили взять на всякий случай некоторые запасы. Вон он, Тимон, топает позади с таким же мешочком.

На уединенной поляне уже торчал Тартак. Ему не терпелось поскорее попасть домой. В чем-то его понять можно. Ага! Вот и Гариэль! Она держит письмо в руках и, прикрыв глаза, считывает образ. Тартак внимательно наблюдает за тем, чтобы считывался именно образ, а не содержание письма. Он уже неоднократно указывал на то, что там очень много личного. Ну, вспоминая визит его родителей к нам, я могу представить о каком "личном" идет речь. Девушек тогда не было. А тролли любят ввернуть словечко-другое из местного словаря ненормативной лексики.

— Ну, наконец-то! — встретил нас Тартак. — Мы тут уже все собрались, а вы все не идете и не идете!

Гариэль открыла глаза и, протягивая письмо Тартаку, улыбнулась:

— Я свою часть выполнила. А как у вас с картами?

— Полный порядок! — бодро пропыхтел Тимон. — Мы нашли эти Тролльи Горы!

— Что это вы такое тащите? — сразу же поинтересовался Жерест, потряхивая своим тощим мешочком.

— Сухой паек, — вздохнул я, опуская на траву свою ношу. — Так, на всякий случай.

— Вы что, глухие? — осведомился недовольно Тартак. — Я же сказал, что с "хавчиком" у нас нет проблем!

— А вдруг ночью захочется перекусить? — отозвался Тимон. — У меня иногда ночью просыпается зверский аппетит….

— Угу! — кивнул я. — Что интересно, аппетит просыпается, а сам Тимон — нет. Представляете, в каких опасных условиях я живу? Ведь себя же, в случае чего он есть не будет! А я тут, неподалеку сплю….

— Хватит трепа! — вмешался Фулос. — Мы едем или так просто посидеть сюда пришли?

— Что там с образом? — обратился я к Эль.

— Принимай!

Очень неплохо! Гариэль сумела взять отличный образ. Так. Теперь по методике тана Харага отсекаем все, что в данный момент может быть не на месте. Особо уделим внимание лицам характерной наружности, в которых можно узнать отца Тартака — дядюшку Таргума и мать — тетушку Ротону. Был там еще один субъект — явно человек. Наверное, тот маг-бытовик, которого родичи Тартака в горах прихватили. Что-то лицо у него не особо счастливое. Может быть, кто-то из троллей спел перед отправкой почты?

Дело сделано! Место посадки готово! Место высадки тоже, вроде бы. Вектор перемещения я вчера рассчитал и запомнил.

— Ну что, готовы? — спросил я всех стоящих рядом со мной. — Первым — Тартак! Ты принимаешь на себя огонь и объятия своих родственников. Дальше Ари и Эль. Тимон не хмурься! Ты идешь сразу за ними. Братья, Морита, Жерест, ну, и я — замыкающим.

Я сосредоточился, вплетая в заклинание данные, и перед нами возникла рамка портала. Я крутанул ее вокруг оси, высматривая, куда мы можем выйти. Пещера. Большая, судя по всему. Никого нет. Это уже неплохо! Начинаем!

Я кивнул Тартаку, который не заставил себя долго ждать. Один за другим мы переправились в Тролльи горы, где издавна обитало племя горных троллей.

Я выскочил из портала, и он сразу же схлопнулся. Ну, что здесь у нас? Тартак гордо демонстрировал собравшимся красиво укрепленные у очага головы добытых им монстров. Выглядело это действительно очень внушительно. Поражало то, что нас окружало достаточно много предметов мебели; правда, все они были очень велики, на мой взгляд. Мне почему-то казалось раньше, что сородичи Тартака не пользуются столами и стульями, принимая во внимание их рост и вес. У меня в воображении неизменно вставала картинка плохо освещенной пещеры с россыпью шкур на полу, мехом вверх. Как я ошибался! Да, пещера! Но быт совсем иной! Вот и пара шкафов у дальней стены. Проход, видимо в соседнюю пещеру, аккуратно завешен портьерой, сшитой из плотных шкур. Причем, видно, что шил ее мастер, которому не чужда тяга к прекрасному. На портьере наблюдался оригинальный орнамент из тщательно подобранных разноцветных кусочков меха.

— Вот! — гордо возвестил Тартак. — Это мой дом, и я в нем долго жил.

— Ты иди, своих подготовь! — посоветовал Жерест тревожно прислушиваясь к гаму, стоящему за пределами жилища. — У вас там случайно не война началась?

— Нет! — расплылся в улыбке Тартак. — Узнаю братца. Опять он зазевался, и туша горного барана подгорела! Папаня не любит подгоревшего мяса! Ему подавай, чтобы с кровью!

Наш тролль решительно вышел из пещеры.

Там на секунду воцарилась тишина, которая потом взорвалась восторженным ревом. Мы переглянулись и выйти вслед за Таром не решились. Лучше здесь подождать.

— Ну, где они? — прогудел дядюшка Таргум, вплывая в пещеру. — Ротона! Немедленно готовь стол! У нас гости! У нас много гостей!…О! Даже своих баб прихватил! Ну, это неплохо! Помогут Ротоне на стол накрывать; и прибраться после тоже нелишним будет.

Тартак, зашедший вслед за отцом, с досадой крякнул. Я почувствовал нарастающее напряжение. Наши девушки уже не раз доказывали, что сумеют постоять за себя, и к дискриминации полов относились резко негативно.

— Дядюшка Таргум! — громко сказал я, делая шаг вперед. — А разве воины должны заниматься такими делами?

— Воины такими делами не занимаются, — согласился Таргум, всматриваясь в меня. — Это ты к чему, малыш?

Малыш? Я услышал, как рядом подвился смешком Тимон. Ладно! Проглотим! Сейчас надо выправлять положение с девушками!

— К тому, что эти девушки (не бабы, а девушки!) такие же воины, как и все мы!

— А? — пораженно проговорил Таргум.

Видимо, в его голове такие понятия были просто несовместимыми.

— Разрешите представить! — продолжил я. — Принцесса Светлого леса Гариэль. Кто такие эльфы, надеюсь, рассказывать не надо?

Таргум пораженно качнул головой, давая понять, что не надо. Гариэль скромно шагнула вперед. Внезапно возле нее пол раскололся. Вверх взметнулись две толстенные лианы, исполнили незамысловатый танец, состоящий из угрожающих извиваний, и так же внезапно скрылись в полу. Трещины затянулись сами собой.

— Угу! — принял к сведению показанное тролль.

— Воительница клана вампиров — Аранта! — продолжил я.

Ари мгновенно преобразовалась, выскользнула вперед, держа в руках свои клинки, и вихрем прошлась вокруг остолбеневшего Таргума. На пол посыпались отсеченные ее клинками мелкие детали с костюма дядюшки. Таргум ошарашенно рассматривал лежащие на полу пуговицы, тесемки и что-то, напоминающее кисет с обрезанными кончиками, висевшее раньше у него на поясе.

— А… — только и выговорил он.

— И наконец, — не давая ему передышки, продолжил я. — Великая северная охотница Морита!

Морита, надо отдать ей должное, не растерялась и представилась не менее эффектно, чем ее подруги. Воспользовавшись тем, что дядюшка Таргум встал возле толстого бревна, подпиравшего каменную плиту у выхода, Морита мгновенно подняла свой лук. Надо ли рассказывать, что она с ним никогда не расставалась? В очень хорошем темпе пять раз щелкнула тетива, и вокруг головы дядюшки, впритирку, появились пять стрел, вонзившихся в толстенную колоду.

Быть может, девчонки и погорячились. А может, и нет. Наверное, именно такая демонстрация и нужна была отцу Тартака, чтобы его пронять не по-детски.

Кто-то гулко взглотнул. Как бы не сам Таргум.

— А я ведь тебе рассказывал, батя, — напомнил Тартак. — Еще когда вы ко мне приезжали. Ты говорил, что такого быть не может… Сам напоролся!

Таргум кивнул, хрюкнул и неожиданно расхохотался.

— Ай да цыпы! — сквозь хохот выдавил он. — Молодца! Эй, бледная! Спасибо, что вот эту пуговицу не резанула, а то бы оставила бедного дядюшку без штанов.

— Именно поэтому и не резанула, — сообщила Аранта.

Это вызвало еще один взрыв хохота.

В пещеру озабоченно заглянула тетушка Ротона. За ее плечом обозначилась физиономия, удивительно похожая на Тартака.

— Что это тебя так развеселило, старый? — поинтересовалась она. — Тут гости прибыли. Голодные, небось, с дороги, а он ухает, как филин в лесу.

— Да не голодные мы, ма! — отозвался Тартак. — Мы позавтракали перед отправкой. Я же тебе сказал, что мы через телепорт сюда добрались!

— Ай! Не понимаю я ваших тонкостей, — отмахнулась Ротона. — Это что, не три дня добирались, а два? Или сколько?

— Это значит — мгновенно! Там вошли — здесь вышли.

— Не трынди! — хриплым басом посоветовал брат, решив внести и свою лепту в беседу.

Реакция Тартака была молниеносной. Бросив палицу, он одним прыжком оказался рядом с братишкой, врезался в него и исчез из виду. За пределами пещеры послышались шлепки, гулкие удары и взревывания.

— Кому из них помочь? — деловито поинтересовался Жерест. — Хотя я лично ставлю на Тартака.

— А я ведь ему говорил, гхыру дурному, — сообщил Таргум, с интересом прислушиваясь к звукам борьбы. — Тартак здорово прибавил в этой вашей Школе…Ну, вот!…Ты ему там ничего не поломал? А то шаман, курдюк имрецовый, дерет три шкуры за починку.

— Нет, — оскалился в улыбке слегка запыхавшийся Тартак. — Помял немного и отпустил. Эй, Тарнак! Заходи!

— Здоровый стал! — пробурчал брат Тартака, снова появляясь в проеме пещеры.

— Сейчас, вы лучше здесь посидите, — посоветовал дядюшка Таргум. — Я к вождю схожу. Предупрежу его, что гости прибыли. Чтобы он вам тотемы гостей выдал. А то не ровен час кто-то не признает!

— А что, у вас таких много? — удивленно спросил Фулос.

— Да нет, — пожал плечами Таргум. — Этот человечек, который маг, и все.

Дядюшка сурово посмотрел на Тарнака.

— Так ведь эти дурни молодые взяли за моду его пугать. Им, видите ли, нравится смотреть на его испуг. Курдюки здоровые! Как бы они и к вам не начали приставать. Правда, вон эльфийку да и вампиршу они трогать не станут. Знают, стервецы, чем это может закончиться. А вот за остальных ручаться не могу.

— Пусть только попробуют! — со значением взглянул на меня Тартак. — Мои друзья тоже не прочь попугать. Так шуганут, что только мокрые подштанники от этих имрецов останутся!

— Да? И как же это? — заинтересовался Тарнак.

— А вот попробуй, и увидишь, — буркнул Тартак.

— …Ты еще здесь? — возмущенно воззрился на Тарнака дядюшка. — А тушу кто разделывать будет? Это они уже позавтракали! А у меня еще и кусочка во рту не было. А ну, марш к костру!

Дядюшка Таргум сходил к вождю, которого звали Великий Тыр Парут. Кто такой Тыр и чем же это он так велик, мы выяснять не стали. Да и редко к нему так обращались. Обычно в разговоре Таргум говорил о нем "Парут", иногда — "имбец рыжий". Это уже от степени официальности разговора. Наш визит настолько заинтересовал Парута, что он соизволил сам явиться в пещеру дядюшки.

Экземпляром вождь был очень колоритным. Действительно, его шерсть имела рыжий окрас. В рыжей же шевелюре торчали в разные стороны орлиные перья. На шее красовалось ожерелье, составленное из устрашающих клыков и когтей.

Куртка, штаны и рубаха были украшены замысловатым орнаментом. Тартак как-то говорил, что такой может быть только у вождя, и ни у кого более. Если кто использует такой же, то это означает, что появился еще один претендент на место вождя. Правда, пока дураков не было. Неизвестно, победишь ли ты в бою за столь теплое местечко или нет (при взгляде на внушительную тушу, скорее — нет), так ведь еще не факт, что тебя примет племя. А с племенем, какой бы ты здоровый ни был, тебе не совладать.

Великий Тыр вошел, внушительно посопел на Тартака (который понял все правильно и шагнул в сторону, освобождая вождю обзор) и обратил внимание на нас.

— Эти што ль? — недоуменно спросил он появившегося за ним следом Таргума. — Я представлял их другими. Побольше немного.

— Так чего ты хочешь? Это же человеки! Ну, и девки еще, — пояснил Таргум. — До нас им далеко, но тоже кой-чего могут. Сам убедился! Вон та, что бледная, очень шустрая деваха! Как начала своими ножиками махать! Я за ней и уследить не смог! Хорошо, что вот эту пуговицу не срезала.

Таргум ткнул толстым пальцем в означенную пуговицу.

— А ежели б срезала, то что? — с интересом спросил вождь, рассматривая пуговицу.

— Молчи, похабник! — резко вмешалась вошедшая Ротона.

Она несла здоровенное блюдо, на котором исходили паром куски поджаренного мяса.

— Она тебе, Парут, все твои перышки обкорнает, если в оборот возьмет.

— Угу! — согласился с ней дядюшка. — И перышки тоже.

— А! И остроухие тоже здесь! — заметил вождь Гариэль. — Ну, куда же без них? Ух, у них магия и вредная! А что человеки могут? Они умеют "летяшки" делать, как тот гхыров маг?

— Они могут такое делать, — вмешался Тартак, — что нам тут места будет мало! Особенно вон тот, Колином его зовут. Помнишь, когда железнобоких били, там был один, который молниями швырялся? Так по сравнению с Колином, это было дите малое!

— А вон тот? — кивнул Парут на Жереста.

— Ты можешь его попросить что-нибудь тебе показать, — вкрадчиво сказал Тартак. — Только мы сначала выйдем. Или нет, лучше вы выйдете! Не хватало нам пещеру заново отстраивать!

Жерест укоризненно покосился на тролля.

— У меня, между прочим, в последнее время все лучше получается. Вот смотри!

Жерест взмахнул рукой в сторону Парута. Небольшая тучка, состоящая из серебристых и красных звездочек, вырвалась из нее и устремилась в сторону вождя. Тот айкнул и попытался уклониться. Не успел! Через секунду мы рассматривали вождя, который, наподобие новогодней елки, был украшен гирляндами разноцветных флажков.

— А что, — задумчиво изрек дядюшка. — Очень неплохо! Тебя и так было видно издалека. А так еще дальше видно будет.

— А почему флажки? — с интересом спросила Ротона.

— Ну не заклинание же левитации ему читать? — пожал плечами рыжий. — Я им до сих пор не очень-то владею. А где ваши туалеты, я еще не знаю. Ваш вождь, конечно, знает, но…

— Это да! — согласился Тартак. — Лучше флажки.

Парут очнулся и начал торопливо сдирать с себя украшение.

— Ты, это… Ты так больше не балуй! — прохрипел он.

— Это было не баловство, — отозвался Тартак. — Я удивляюсь, что мы все еще целы. Замечу, вождь, это еще самый слабый из нашей группы. Хочешь, чтобы и остальные показали, на что они способны?

Парут, освободившись, наконец, от флажков, затравленно обвел взглядом ребят. Прикинув, на что он будет похож после демонстрации способностей остальных прибывших, вождь благоразумно заявил, что он и так верит.

Порывшись в сумке, Парут достал какую-то штучку, похожую на грубо вылепленную игрушку. Она имела вид уточки. Во всяком случае, очень похоже. Озабоченно повертев ее в руке, вождь обернулся к нам.

— Ну, этот тотем был уже сделан давно, мог и выдохнуться. Шаман, имрец ему в дышло, за все требует хавчик. Растолстел, гхыр, в проем уже протиснуться не может, а все жрет! На вот! Попробуй!

Вождь протянул игрушку Жересту. Тот принял тотем из рук вождя и вопросительно посмотрел на него.

— Счас! — пообещал Парут.

Он помахал лапой перед лицом Жереста и что-то утробно проревел. Из тотема вырвался едва видимый сгусток света, вознесся над рыжим и обернулся маленькой светящейся уточкой. Несмотря на то, что она еле-еле светилась, в темноте ее можно было все-таки увидеть. Вот за дневной свет не ручаюсь.

— Ты гляди! — с удовольствием пробурчал Парут. — Вот ведь раньше делать умели! Лет двести прошло, а работает! Не то, что сейчас. Этот Сафур меня нервирует! Если бы было кем заменить, давно бы прибил кабздеца драного! Он, видите ли, шаман! Простую "летяшку" сделать не в состоянии! Мага, что мы поймали, со скалы сбросить хотел. А он, между прочим, у меня в пещере свет сделал! Тартак, ты шаманом быть не хочешь? Соглашайся, не обидим!…Не хочешь? Жаль! Тогда, хоть эти тотемы энергией накачай!

— Я могу накачать, — вызвалась Гариэль, с интересом рассматривая доставшийся ей слепок, похожий на ежика. — Только тут есть небольшая проблемка.

— Давай! — согласился вождь, но тут же спохватился. — Проблема? Какая проблема?

— Я сказала — проблемка, — улыбнулась Гариэль. — Вот сейчас ваши метки светятся светло-коричневым цветом. После того, как я подкачаю энергию, они приобретут салатный цвет. У нас с магом, который создал эти тотемы, разные основы энергетики.

— А! Ну, это фигня! — успокоился Парут и протянул эльфийке сумку. — Давай, девка! Главное, чтобы их видать было!

Эль взяла сумку и присела на лавку, которая была самой маленькой из всей мебели. Ее руки окутались зеленоватым свечением. Она брала одну статуйку за другой, немного держала в руках и откладывала в кучку.

— Ты умеешь заряжать энергией? — присел я рядом с ней.

— Это просто, — улыбнулась Гариэль. — Вот создавать артефакт значительно сложнее. Нас будут этому обучать на четвертом курсе, если я не ошибаюсь.

После сеанса накачки вождь снова выдал Жересту "уточку". Символ вспыхнул над ним насыщенным светом.

— Во! — с удовольствием констатировал Парут. — Вы к нам почаще приезжайте! А я таки дам этому Сафуру по башке! Назначу племяша шаманом! Он уже давно под Сафура копает.

Он обвел взглядом нашу группу и остановил его на мне.

— Я чего-то не помню, чтобы у меня был такой тотем.

Все обернулись на меня. Я взглянул на игрушку, которую сжимал в ладони. Ничего особенного. Что-то напоминающее мышку, только без хвостика. Я поднял глаза на символ.

Надо мной сиял чистым изумрудным цветом дракончик, свернувшийся клубочком. Я удивленно посмотрел на Эль. Она ответила мне таким же непонимающим взглядом.

— Коль! — заметила Аранта. — Вечно ты выпендриваешься! Что ты там на себя налепил?

— Я дракон, а не мышшшка! — вырвалось у меня.

— Ну вот! — огорченно вздохнул Харос. — Опять у него крыша поехала!

Парут ошалело смотрел на меня. Вид родителей Тартака от вида вождя практически не отличался.

— Кто? — наконец обрел голос Парут.

— Что — кто? — осторожно спросил я.

— Ну, ты только что сказал, что ты не мышка, а… Кто?

— Дракон, — неуверенно добавил я.

— Гы! — вырвалось у вождя. — Ты нас не разводишь?

— Он не разводит! — ответил вместо меня Тартак. — Ну, чего вы на него уставились? Подумаешь, дракон! Вы что, драконов не видели?

— Ну, вот так близко — ни разу! — отозвался Парут во все глаза, рассматривая меня. — Впрочем, и издалека — тоже. Надо же! А я, простая душа, представлял их по-другому!

— Это потому, что он оборотень! — важно пояснил Жерест. — Только не проси его оборачиваться! Он тут не поместится, да и мебель всю поломает! А если мы не успеем выскочить, так он и нас по стенкам разотрет!

Некоторое время царило молчание. Было видно, что Паруту ужасно хочется посмотреть именно мою вторую ипостась, но предупреждение Жереста сдержало его.

— Рассказывают, что однажды дракон, пролетая над нашими горами, выпустил пламя по горному барану, — вкрадчиво пробасил вождь. — Это глупое животное торчало на вершине скалы. Будь я драконом, тоже не удержался бы. Так вот! Баран был так хорошо зажарен, что этот случай стал одной из легенд нашего племени.

— И что? — коротко спросил я, видя, как замялся Парут.

— Хотелось бы попробовать того мясца. Барана мы обеспечим!

Вождь смотрел на меня, а вся группа (исключая разве что Тартака) тихо кисла от смеха. Нет, они не показывали, что веселятся вовсю. Но я-то чувствовал!

— А для того, чтобы гвоздь забить, вы камнепад не вызываете? — мягко поинтересовался я. — Тут ведь как. Я могу заодно с бараном и тех, кто рядом окажется, поджарить. И что характерно, тоже очень качественно.

Видно было, что эта мысль для вождя нова.

— А ведь действительно! — припомнил он. — Мне рассказывали, что и скалу этот дракон не пожалел. Жаль! Может, все-таки, что-то придумаем?

Я услышал рядом уже явственный смешок.

— Думайте! — раздраженно сказал я.

— Ну, ладно, — Парут нахмурился и принял решение. — Пошли! Я вас представлю.

 

Глава 26

Лирическое отступление

Представление гостей в исполнении вождя племени Великого Тыра Парута

— Ну, что? Все тут, или кто не слышал, что я зову?…А вот я тебе сейчас, как дам! Ты на кого хвост поднимаешь?.. То-то же!

…Кто сюда приволок этого медведя?…Что?…Он шалить не будет? А что он будет? Ты видишь, что он скоро лапы от страха откинет?…Немедленно отведи его в лес!…А я сказал — в лес!…И убери то, что он только что сделал!…Нет, сначала убери, а потом — в лес!

Так. Всем смотреть на меня и слушать! Я сейчас говорить буду…Все смотрят?.. Хорошо! А теперь смотрите вот сюда! Тут у нас несколько мелких образовалось. Однако они только с виду мелкие. Их Тартак, сын Таргума, сюда привез.

…Хармен! Еще раз так заревешь, и я лично тебе имбец устрою! Это тебе не тот человечек, которого ты пугать любишь. Эти могут и тебя пугануть. Так пугануть, что ты, если от тебя что и останется, всю жизнь от любой тени шарахаться будешь.

…Вот я тут им тотем гостей приладил. Все знают, как с гостями надо себя вести?…Что?…Не помните?…Это было так давно?

Ладно! Повторю для тех, кто забыл.

Гости — это такая штука, когда кто-то к тебе приходит, а трогать его нельзя. Ну, кто его знает, почему? Нельзя! Это, типа, друг. Вот! И пугать его тоже нельзя! Вы же, к примеру, если я к вам захожу, меня не пугаете! Впрочем, если есть кто-то не шибко умный, то может попробовать. Гы!

Вот это и есть — гости. Они к нам прибыли, чтобы посмотреть, как мы тут обретаемся. Хочу предупредить сразу. Они — маги. Боевые маги, если кто не понял. Как тот, который молниями швырялся, когда мы железнобоких изгоняли. Только он там один был.

…Эти тоже могут, но лучше тебе не проверять!

Короче, если вы их трогать не будете, то, может быть, мы с них что и поимеем. Вот тот, который рядом с Тартаком стоит, баранов жарить умеет…

Да. Когда стоишь среди таких великанов, действительно чувствуешь себя не очень уютно. Тартак оказался не самым крупным представителем горных троллей. Тут есть дяди и повнушительней!

Парут, представляя нас племени, ревел и размахивал своей палицей. Она у него была эксклюзивом. Сделана из металла, с шипом на верхушке, вся изукрашена замысловатым орнаментом. Такая палица может принадлежать только вождю. Ее в незапамятные времена орки вручили первому вождю племени, когда походом на людей уговаривали идти. Орков потом побили, а палица осталась.

Тролли слушали речь, поглядывая на нас с некоторым недоумением. Действительно, мало кто решится по доброй воле приехать к ним в гости. Уж больно слава о них ходит "хорошая". Впрочем, к такой славе они сами приложили руку, по признанию Тартака.

— …В честь прибытия гостей надо прибить десяток баранов! Охоту поручаю возглавить Тартаку. Не забыл еще, как это делается? Вечером устроим пир! — закончил свою речь Парут.

Это решение вождя тролли встретили с воодушевлением. Еще долго среди скал ходили отголоски эха восторженного рева.

Когда мы направлялись к пещере Таргума, к нам метнулась тщедушная тень.

— Таны! Таны маги! Помогите мне! — запричитал человечек, подбегая к нам.

— А это еще что, на наши головы? — хмуро поинтересовался Харос.

Это он сравнил показатели троллей и свои, что его явно угнетало.

— Я ваш коллега! Я маг-бытовик Валериас. Меня тут держат… А я домой хочу! Тут опасно!

Тимон без лишних слов шагнул к магу, подхватил его под руку и провел в жилище родителей Тартака.

— Вообще-то, мы в гостях, — напомнила Морита. — Это означает, что не нам учить хозяев, что делать можно, а чего нельзя.

— Ты про Сафура слышала? — тихо спросил Жерест. — А я его и видел! Торчала эта рожа около того здоровенного раскрашенного столба.

— Ну и что? — спросил Тимон, зайдя в пещеру и указав магу на скамейку. — Помочь коллеге — это наш долг!

— А то! — упрямо продолжил Жерест, проходя вслед за ним. — Мы даже не помогаем, а спасаем! Для Сафура это конкурент в чистом виде. Рано или поздно сожрет. Или сожжет. Достаточно было его взгляд увидеть. Я — увидел.

— Тем более! — обернулся Тимон к Морите.

Та только вздохнула, но спорить не стала.

— О! И ты, мелкий, здесь, — хмыкнул Таргум, появляясь в проеме. — Впрочем, как иначе?

— Дядюшка Таргум, — обратилась Гариэль к троллю. — Этого человека нам придется забрать. Он наш. Маг. Вы понимаете?

— И, кстати, где Тартак? — подал голос Фулос.

— Забрать? — дядюшка задумчиво рассматривал Валериаса. — Уже нажаловаться успел! А мы ведь тебя не обижали! Вон, даже хавчик давали.

— Нет-нет! — маг даже руками торопливо замахал. — Вы действительно были ко мне добры. Но вот там есть другие… И в их числе тот, с косточкой в носу и с бубном… Они рычали и обещали меня отдать горным барсам или… Ну, они много чего обещали. Мне кажется, что если бы не вы и не вождь, дай Единый вам здоровья, то они бы и сделали то, что обещали.

— Эх! — тролль обрушил кулак на стол так, что все подскочили. — Дал бы я этому Сафуру, так ведь нельзя. Шаман все-таки! У меня еще было несколько дел к тебе. Сделаешь — отпущу! Слово! А чтобы все путем было, с этими рядом держись. Особенно с бледной. Она тебя защитить сумеет! Она знает, какие пуговицы срезать.

— А действительно, где Тартак? — обеспокоенно спросил я.

— Ты, дракон, чего? Глухой что ли? — обернулся ко мне дядюшка. — Ты слышал, что ему вождь велел охоту организовывать? Наконец-то чести дождались! Это тебе не бабура из болота за хвост вытаскивать.

— Может, пока перекусите? Ну, пока к пиру готовятся? — заглянула к нам тетушка Ротона.

— Пока к пиру готовятся, как раз лучше поголодать, — высказал умную мысль дядюшка. — Тогда на пиру в тебя больше поместится.

— Так как нам быть с Валериасом? — уточнил Тимон.

— Забирайте! — махнул рукой Таргум. — Прибьют его здесь, если оставить. Вон вчера Сафур тучу отогнать не смог, а этот что-то пробормотал, руками помахал — и тучи как небывало. Такого Сафур простить ему не сможет.

— Там, вроде бы, вождь что-то говорил о мечтах своего племяша, — задумчиво пробормотал Жерест. — А не оказать ли ему услугу?

— Не вздумай! — торопливо попросила Аранта. — А то, вместо того чтобы оказать услугу вождю, ты можешь оказать услугу тому же Сафуру.

— Так вообще-то я не себя имел в виду! — обиделся Жерест. — Хотя и я не так уж плох!

— Ты не плох! — согласился Харос. — Ты очень даже хорош, но на широких и открытых пространствах, где есть возможность спрятаться, когда ты будешь особо хорош.

Пир в исполнении троллей — это зрелище красочное, шумное и очень опасное для тех, кто троллем не является. Вы уж мне поверьте! Лично видел и участвовал.

Тартак оказался хорошим организатором. Под его мудрым руководством и не менее мудрой палицей отряд быстро отыскал в горах стадо горных баранов. Бараны, конечно, мастера скакать по скалам, этого у них не отнять! Да вот только тролли скакать умеют не хуже!

В дальней части поселения тем временем уже были подготовлены костры, вертела и прочая кухонная утварь, без которой приготовление баранов не может обойтись. Процессом уже руководил отец Тартака. А мы остались под надзором братишки Тарнака.

Был у нашего тролля еще один брат, младший. Звали его Тарток. Но того в племени на данный момент не было. Причину отсутствия Тарнак объяснял как-то невнятно, из чего я сделал вывод, что он и сам ее толком не знает.

— Можно я посмотрю, что там делается? — не выдержал Жерест, прислушиваясь к ритмичному уханью и взревыванию со стороны площадки, где готовили фирменное блюдо.

— Там готовится хавчик на пир, — флегматично известил его Тарнак. — Это не обычный хавчик. А значит, его надо готовить по-особому. Только тебе самому туда лучше не ходить. Ты очень мелкий. Тебя просто могут не заметить. Ежели на тебя кто наступит, с меня батя голову снимет. А она, голова, мне нужна! Я ею ем. Ну, и еще разные дела делаю. Вот опять же, с тобой разговариваю. Так что очень нужная штука голова.

— Ну, так пошли со мной! — предложил Жерест.

— Не могу! — мотнул башкой Тарнак. — Батя сказал, чтобы я тут с вами был.

— Да что с нами станется? — удивленно поднял голову Тимон.

Мы с ним рассматривали большой кинжал. Он попал к Таргуму в качестве трофея. Тогда много чего троллям досталось.

Надо сказать, что всякие там рубящие и колющие виды оружия тролли не уважают. Вот палица или молот (тролли иногда молот называют "кувадлой") — это другое дело! Конкретно! И силу молодецкую показать можно. Почему ту же силу нельзя показать с топорами или мечами, я в толк взять не могу. Но вот что-то не то для троллей! Зато мечи очень подходили им в качестве столовых ножей. Ну, или шкуру содрать с того же барана.

— Мы же тут, в вашей пещере, в безопасности, — продолжал тем временем Тимон.

— То-то и оно! — многозначительно сообщил Тарнак. — Вот и батя сказал, чтобы мы дома сидели.

— Да-да! — торопливо отозвался из угла Валериас. — Если Таргум сказал, что дома лучше, то, действительно, дома лучше!

Наш благоприобретенный коллега посвящал девушек в тонкости хозяйственной магии. Вы думаете это глупости? Зря! Правда, мне самому это было неинтересно. Я было прислушался. Но когда моего слуха достигли всякие там: "потоки, прибивающие пыль к полу… параллельные струи воды, смывающие лучше, чем поперечные… жироразлагающее заклинание, позволяющее мыть посуду обычной водой…", — я поспешно отключился от подслушивания. Ну, не мое это!

— Так это что, мы все каникулы дома просидим? — взвился Жерест. — Мы чего сюда прибыли?

В чем-то я нашего рыжего понимал. Просидеть в пещере все каникулы было для его деятельной натуры невыносимо. Заботы о нашей безопасности — это, конечно, со стороны Таргума правильно, но мы же не дети малые!

— А давайте я с ним пройдусь! — поднялся я. — Хочется и мне взглянуть на то, что там происходит.

— Дык, — мудро заметил Тарнак. — Что один мелкий, что два мелких — для наших все едино!

— О! — протянул Фулос, начищая клинок трофейного меча. — Колин, когда у него начинает крыша двигаться, становится очень не мелким!

Его брат, делая фехтовальные движения еще одним трофейным мечом, согласно закивал.

— Да? — Тарнак с сомнением посмотрел на меня. — Ну, тогда, наверное, можно.

— Колин! Только ты там смотри! — Аранта строго взглянула на меня. — Не нарывайся! Хорошо?

Я сделал успокаивающий жест, мол, постараюсь, и вышел из пещеры вслед за приободрившимся Жерестом.

Первым делом я посмотрел, как видны наши с Жерестом отметки гостей. Мой дракончик, лучась синим цветом, успокаивающе мне подмигнул. Зеленая уточка Жереста тоже ярко сияла. С этой стороны проблемы не будет.

Я окинул взглядом окрестности. Если кто-то думает, что место обитания троллей — это ровная широкая площадь в окружении аккуратных пещер, то он ошибается. Пещеры расположены несколько хаотично и к тому же на разных уровнях. И вообще горы как-то не предполагают ровных местностей, за весьма немногими исключениями.

Жерест дернул меня за рукав, другой рукой показывая направление, куда, по его мнению, следует двигаться. Если известную поговорку об умном и горе принимать всерьез, то Жерест был полным придурком! Понимание того, что не он один такой, пришло ко мне, когда я, вздохнув, тронулся за ним. А что делать, если именно там отмечалось наибольшее оживление?

Жерест целеустремленно двигался в направлении уханья и топота.

— Жере! Стой! А если они сейчас запоют?

Рыжий резко затормозил, соображая.

— Нет, Колин! Здесь они петь не будут. Горы все-таки. А ужинать они хотят. Это уже потом, после пира, стоит поберечься. Именно после еды, ну и того, чем ее запивают, просыпаются певческие таланты.

— Да? — с недоверием спросил я, догоняя Жереста. — А то, что они топают, как стадо слонопотамов, это ничего?

— Как стадо кого? — не понял Жерест.

— Неважно! — отмахнулся я. — Главное, что топают!

— Я думаю, что это не страшно. Если что-то и могло обрушиться, то уже это сделало, — успокоил меня Жерест.

Мы проходили не очень широкую расселину, как путь нам перегородили три тролля, двигавшиеся навстречу. Увидев нас, они резко затормозили. Надо ли говорить, что мы с рыжим затормозили еще раньше?

— А это — Сафур, — пробормотал Жерест на тот случай, если я сам не догадался.

Догадаться было, в общем-то, несложно. Ну, у кого еще нос может быть так похож на дикобразий? Видимо, Сафур считал свой нос злейшим врагом и для устрашения остальных проткнул его острыми костями в нескольких местах. Причем, изверг этакий, так эти кости там и оставил. К тому же его физиономия была раскрашена на манер африканских масок. Одежда отличалась пестрыми цветами, которые и символизировали его принадлежность к миру духов.

За шаманом возвышались два тролля угрюмой наружности. Я могу их понять! Тут такое увлекательное занятие, как приготовление хавчика для пира, а их отрывают и тащат в неизвестном направлении.

— Ага! — с удовлетворением изрек Сафур. — Очень хорошо, что мы повстречались! Ну что же, гости. Вы мне ответите на пару вопросов, и можете идти дальше.

— Ну, это смотря на какие, — задвигая рыжего за спину, сказал я.

— Да! — донеслось из-за спины. — На какие?

— Ты не вздумай колдовать! — процедил я, полуобернувшись к Жересту. — Я сам, если что, разберусь.

— Хорошо! — подозрительно покорно согласился Жерест.

— О! Вопрос простой. Где тот человечек? Маленький такой. Он около вас отирался.

— Человечек? — переспросил я. — А что, тут есть еще кто-то, кроме нас?

Шаман грозно втянул воздух через свой дуршлаг.

— Не пытайся меня обмануть, гость! Я великий шаман Сафур! Меня обмануть невозможно!

— Да что ты говоришь? — послышалось за спиной.

— Отвечайте!

— К сожалению, я не могу помочь тебе, шаман, — усмехнулся я. — Есть некоторые обстоятельства, по которым тебе лучше не пытаться его найти.

— Гарак, Пушут! Помогите им вспомнить, где человек, который посмел оскорбить меня, и устраните эти обстоятельства! — высокомерно распорядился Сафур.

Реакция сопровождающих Сафура троллей меня несколько удивила. Они синхронно выронили свои палицы, ухватились за живот и бросились к нам. Причем, их взгляд был устремлен сквозь нас. Я отпрыгнул к скальной стене, рядом со мной прижался Жерест. Тролли пронеслись мимо и, не замедляя, а даже ускоряя бег, рванули вниз.

— Если в ближайшие два-три мгновения не найдут, то не успеют, — пробормотал Жерест, следя за передвижением пыли, которую поднимали за собой эти несчастные.

— Твоя работа? — осведомился я.

— Перенос неправильного заклинания, — отозвался рыжий. — Меня Кер ас Кер тогда здорово научил.

Я взглянул на Сафура. Он ошарашенно взирал на свою подмогу, которая мчалась по спуску в поисках мест уединения. Потом его взгляд медленно переместился в нашу сторону. Нехороший взгляд, надо сказать.

— Странно, что на него не подействовало, — пробормотал Жерест. — Я растягивал на всех. Видимо, не дотянул.

— Ага! Так, значит, вы тоже колдовскими штучками балуетесь, — обличил нас шаман.

— Да вот как-то так получается, — пожал я плечами.

— Ну, со мной это у вас не пройдет! — прорычал тролль.

Картина была не очень приятная. Шаман возвышался над нами. Ростом он Тартаку не уступал. Да и не было рядом с нами Тартака. Да еще этот тролль имел в руках приличную колотушку. И сомнений в том, что он ею хорошо владеет, не возникало. К тому же он находился на своей территории.

— Скажу, что с духами разговаривал, — гадко улыбаясь, сообщил нам Сафур. — Я, когда с ними разговариваю, ничего вокруг не замечаю. Велика беда, ну, раздавил сослепу двух мелких. Зато духи приоткроют мне великую тайну.

Шаман, поигрывая своей колотушкой, сделал к нам шаг. Мы с Жерестом попятились. Я быстро создал пульсар и пригрозил Сафуру:

— Не надо нас трогать, и останешься цел! Это не "светляк", а боевой пульсар.

— У меня есть амулет, — любезно информировал меня шаман. — Твой пульсар будет для меня безвреден. А вот отразившись от стен, он может вам же нанести вред. Лучше не рыпайтесь, мелкие. Я быстро вас убью. Или говорите, где тот маг! Хотя можете и не говорить, я его все равно найду.

Сафур двинулся к нам. Его физиономия не обещала нам ничего доброго.

— Мелкие да мелкие, — проворчал я, окутываясь желтым маревом. — Что за слова такие? Жерест, исчезни! И постарайся это сделать в темпе. Мы сейчас с дядей ростом меряться будем. Слабонервных, женщин и детей прошу покинуть зал.

Быстрый удаляющийся топот ног Жереста был достойным ответом на мою просьбу.

— Куда? — взревел Сафур, бросаясь к нам.

— Подальшшше! — проревел я в ответ. — Он умный. Так кто тут мелкий?

Да, стенки расселины слегка стесняли мои движения, но что тут поделать? Места мы не выбирали.

Сафур с разбега налетел на мою грудь, и его отбросило назад. У дальнего поворота его копчик соприкоснулся с каменным полом. Как ни массивен был тролль, но для моего изящного организма он был слишком мал.

— Не так быссстро, — насмешливо пророкотал я. — Ты называл меня мелким. Ты можешь повторить это сейчассс?

Надо сказать, что мое превращение было для Сафура шоком. Уж чего он не ожидал, так это встретить на своем пути дракона. Ну да! Вождь не удосужился сообщить об этом другим. А может, и не принял всерьез этого сообщения, что более вероятно. Да вот он, вождь, стоит во главе группы троллей, изумленно меня разглядывая. Сафур испуганно что-то прохрипел и, быстро перебирая конечностями, попытался отползти от меня подальше. Так как за ним стояла вертикальная стена, то он в этом деле не преуспел.

Великий Тыр медленно подошел к краю расселины и заглянул в нее.

— Сафур, — констатировал он. — Надо же! Вот уж не думал, что ты так силен, что смог дракона вызвать. И что нам теперь с ним делать? Он же все, что мы приготовили, один сожрет. И я не уверен, что ему этого хватит. А как же мы? А ну, отзывай его обратно!

— А…мня! — донеслось от Сафура.

Парут шумно втянул ноздрями воздух и лицо его искривилось.

— Вот ведь гхыр болотный! — обернулся он к своим. — Вызвать — вызвал, а о последствиях не подумал! Теперь вот на этих самых последствиях и сидит.

Решив, что хватит испытывать нервы окружающим, я произвел обратное преобразование.

— Ух! — восхитился вождь. — Круто! Так это был ты, парень? Уважаю!

— Колин! — протолкался сквозь толпу Тартак. — Он чего?.. Он зачем?.. Да я его сейчас!.. Не посмотрю, что шаман. Я сам сшаманить смогу не хуже!

— Так можно считать, что мы договорились? — мгновенно среагировал Парут. — Остаешься?

— Племяша своего назначай! — отозвался Тартак, грозно раскручивая палицу. — Этого я сейчас на отбивную пущу.

— Тебе не кажется, что отбивная с душком получится? — вмешался дядюшка Таргум. — Он нарушил главное! Он преступил запрет на то, что нельзя трогать отмеченного гостевым тотемом!

— Нарушил, нарушил! — услышал я голос Жереста. — Он хотел нас прибить! И еще он хотел того мага тоже прибить.

Среди стоящих троллей промелькнула туманная полоса, которая возле меня преобразовалась во встревоженную Аранту. В руках два обнаженных клинка, глаза мечут алые искры.

— Что здесь происходит?

Ошибиться невозможно! Этот высокий звонкий голос мог принадлежать только Гариэль. Они-то как узнали, что здесь происходит?

— Да ничего особенного, — наконец прорезался у меня голос. — Просто мы с этим поклонником пирсинга поспорили о том, кто из нас больше. Он проиграл.

— Правильно говоришь дракон, проиграл, — задумчиво изрек вождь. — И по законам племени он с нами больше жить не может.

— Камнями сопровождать будем? — деловито спросил Тартак, подбирая с земли приличный булыжник. — Или пусть так идет? Мое мнение: просто так отпускать некрасиво, шаманом был все-таки.

— Ладно! — отмахнулся Парут. — Пускай так идет! Только пусть сначала отмоется, а потом идет.

— Эй, Сафур! — хмуро посмотрел на шамана Тартак. — Только ты очень быстро иди! И очень далеко иди! А то еще одним жареным бараном станет больше. Колин — мой друг. Он очень добрый. А я вот не такой. И память у меня хорошая. Интересно, поможет тебе твой амулет, когда я тебя своей палицей буду охаживать?

— Как вы здесь оказались? — повернулся я к Аранте.

— Ты что, головой работать разучился? — отозвалась она. — Рев дракона разве что глухой не слышал! А мы потерей слуха не страдаем. Особенно Эль! Она-то сразу сообразила, что это неспроста! Так что же, все-таки, тут случилось?

Я заметил, что вокруг нас собралась вся группа. Все смотрели на меня, ожидая моего рассказа. Пришлось вкратце изложить им хронологию событий.

— Вот имрец драный! — в сердцах высказался Тартак. — Мало того, что закон нарушил, так еще и на боевого мага хвост поднял! Найду — бабой сделаю!

— Уж больно непривлекательная баба получится, — усмехнулся я. — Пусть живет!

— Э-э-э! — покачал головой Тартак. — Не знаешь ты, что такое злопамятный тролль! Впрочем, вы отдыхайте ребята! Я сам с этим разберусь.

— …Я сейчас скажу! — донеслось сверху.

Мы задрали головы. Наверху, да еще и на камне возвышался Великий Тыр. И сейчас он действительно был великим!

— Народ! — взревел он. — Пока мы тут нового шамана выбирали, хавчик поспел! Это вам пир, или где? Если кто не услышал, то пусть винит сам себя! Остальные быстро на Площадку пиров!

— Ребята, прижимаемся к стенкам! — крикнул я, подавая пример.

Очень правильно я сориентировался! Иначе нам грозила реальная возможность быть затоптанными.

Видимо, пиры на все племя случались нечасто. Тролли рванулись в сторону площадки очень активно. Только Тартак остался на месте несокрушимой скалой. И поток послушно его обтекал.

— Ну, что? Пошли и мы, что ли? — пробасил он.

— А нам там что-нибудь достанется? — опасливо спросил Жерест, глядя вслед убегающим.

— Гостям самые лакомые кусочки отрезаются в первую очередь, — строго проинформировал Тартак. — Таков закон!

— Тар, ты же знаешь, я мяса не ем, — напомнила Гариэль.

— Тебя ждет мед и фрукты, — улыбнулся тролль. — Сам собрал и принес! Ты еще не пробовала наших фруктов. К столу его величества Кронтая таких не подают!

— Ну, тогда чего ждем? — нетерпеливо спросил Фулос. — Пошли!

— А петь там не будут? — уточнил Харос. — Не то чтобы мне не нравилось, но все-таки горы кругом.

— Когда будут собираться петь, я вас предупрежу, — пообещал Тартак, направляясь в сторону пира. — Успеете спрятаться в пещерах. Я же знаю, что наше пение человеческим ушам непривычное.

 

Глава 27

Сам пир можно охарактеризовать одним словом: обжираловка. Тролли ели, ели и еще ели. Все съеденное запивалось "бражкой". Это такой троллий национальный напиток. Мы не решились к нему притрагиваться с самого начала. Только братцы было заинтересовались. Тартак, заметив их интерес, тихо предупредил:

— Не стоит! Это могут пить только тролли, — и, посмотрев на меня, добавил: — Ну, вот еще и он.

— Я не могу!

— Он не может!

Это вырвалось у меня и Ари одновременно.

Зато тролли могли! У них даже тосты были. Правда, особой цветистостью они не отличались. То один, то другой тролль поднимался и, подняв чашу, провозглашал:

— Выпьем!

Вот, собственно, и весь тост.

Там же на пиру я приметил две странные личности. Нет, они были троллями, вне всяких сомнений! Когда я обратил на них внимание Тартака, тот только отмахнулся.

— Это из соседнего племени. Будет Тохтутой!

— Что? — не понял я.

Вот тут Тартак начал вводить меня в курс непростых межплеменных отношений у троллей. Тохтутой — это, оказывается, регулярно проводимые переговоры между вождями племен и приближенными к ним лицами. Так как в горах жило несколько племен троллей, то переговоры, как водится, касались территорий. Основным доводом служило внушительное: "Это мое!" Когда этого не хватало, или оно звучало недостаточно убедительно, то в ход пускались дополнительные аргументы — кулаки и палицы.

Насколько я понял, Тохтутой служил поводом для потасовки, любимого национального спорта троллей. Убивать — не убивали, но тузили друг друга самозабвенно и от всей души.

Был у Тохтутоя и еще один смысл. Дело в том, что на него прибывали не только переговорщики, но и их семьи. Как правило, в этих семьях кто-то пребывал в возрасте, подходящем для создания семьи. Вот на таком мероприятии и заводились знакомства между парнями и девушками разных племен. Но не все так просто!

Понятно, что после Тохтутоя парни и девушки разъезжались. Перед парнем становилась задача: украсть возлюбленную. И молодой тролль отправлялся на охоту за невестой. А невесту, между прочим, начинали очень сильно стеречь! Ну, очень сильно! Так сильно, что, как правило, жениху удавалось ее "стырить". Ну, само собой, тут начиналась лихая погоня, обиженные родители, делегаты к племени. Завершалось все это "выкупным" пиром и свадьбой.

Именно таким образом дядюшка Таргум обзавелся тетушкой Ротоной.

Пока Тартак рассказывал, пир все набирал обороты. Настроение окружающих уже поднялось до таких высот, когда хочется выплеснуть его в песне. Это я понял по тому, как прочищал горло сидящий неподалеку вождь.

— Тартак! Сейчас начнутся песни, — встревоженно предупредил я.

Тар присмотрелся к троллям и, соглашаясь, кивнул.

— Сваливаем! Успеем добежать до пещеры, пока начнут!

Главное вовремя заметить приближающуюся опасность! Мы заметили. Как раз в тот момент, когда мы уже входили в жилище семьи Тартака, и грянуло. Как бы это точнее описать? Стадо бомбардировщиков на взлете — подойдет? Несмотря на то, что тянуло запихнуть в каждое ухо по полкило ваты, все же чувствовался какой-то ритм и даже музыкальность. Я понял: песни этого славного народа надо слушать, привязав к ушам подушки! Тогда получается очень даже ничего. А то, что в горах в это время случились обвалы, камнепады и сошло несколько лавин, так это пустяки. Зато тролли оттянулись на полную катушку.

— Тартак, ты заметил, что на пиру были ребята из Северного племени?

Дядюшка Таргум выжидательно уставился на своего сына.

— Ну? — вежливо отозвался тот.

— Будет Тохтутой, — проинформировал Таргум.

— Ну? — повторился Тартак.

— Поедешь с нами!

— Шо? — сбился с намеченной линии тролль.

— Что, после вчерашнего пения уши заложены? — насмешливо спросил дядюшка. — Поедешь с нами на Тохтутой!

— Таргум, может, не надо? — осторожно спросила тетушка.

— Надо! — решительно пристукнул по столу Таргум. — Пока выберет, пока украдет, как раз к весенним свадьбам и успеет.

— Батя! — пришел в себя Тартак. — Во-первых, ты сначала вон то тело жени!

Тартак указал на мирно посапывающего на подушках Тарнака.

— Во-вторых, на тот случай, если память тебе изменять стала, я в Школе учусь!

— Ну и что? — поднял брови Таргум. — Хорошая баба учебе не помешает! А так все ж присмотр будет. Да и что там такое ты учишь, что жениться не можешь?

— Что? — переспросил Тартак. — Магию я учу!

— Да из тебя маг, как из Сафура — шаман! — взревел Таргум, выведенный из себя непокорством сына.

— Да! Из меня — маг! — вскочил на ноги Тартак. — А вот из Сафура — шаман хреновый!

Тролль принял стойку боевого мага. Из его лап заструилась ощутимая энергия. Табурет, на котором восседал отец, поднялся в воздух и завис.

— Все равно поедешь! — не успокаивался Таргум. — Положь где взял!

— Не поеду! — набычился Тартак. — Мать! Ты-то что молчишь?

— Да! Ротона, чего молчишь? — присоединился Таргум.

— Вообще-то мы здесь не одни, — первым делом напомнила тетушка.

— Пускай знают, — отмахнулся Таргум. — Может быть, они даже помогут. Колин вон погоню шуганет. А эльфийка пару-тройку деревьев на пути вырастит. Они, конечно, не удержат погоню, но хоть на время притормозят.

— Нет! — твердо сказала Ротона. — Это дело троллей, и негоже другим народам в него вмешиваться. И чего это тебе, старый, среднего приспичило женить? Вон, о старшем, подумай! Сидит обормот гхыров, пользы от него никакой!

— Не сидит, а спит! — поправил ее "обормот", приоткрыв один глаз. — Рано мне еще.

Он там, на Тохтутое, ни к чему, — с досадой махнул рукой Таргум. — Как только начнутся дебаты, его сразу же вырубят. А вот Тартак — это другое дело! Страсть к полемике у него в крови. Достойное подспорье для вождя будет. Короче, я сказал, что он едет! И точка!

— А вот фиг тебе, батя!

Тартак, прихватив свою палицу, выскочил из пещеры.

— Куда? Стоять! — рыкнул Таргум, вываливаясь с висящего в воздухе табурета. — Стой я сказал!

Но пока Таргум поднялся на ноги, да пока нашел свой молот, Тартака и след простыл.

Мы в некоторой прострации наблюдали эту семейную сцену.

— Ну? — нарушила молчание тетушка. — И чего ты добился? Где теперь его искать?

— Ничего! — отдуваясь, отозвался Таргум. — Проголодается — придет!

— Это вряд ли, — негромко заметил Жерест. — Он умеет суп из еловых шишек готовить.

— Какой такой суп? — недоуменно повернулся к нему Таргум.

— Он действительно многому научился, — присоединилась к Жересту Морита. — А суп у него получается лучше, чем у нас всех. Он туда еще что-то добавляет. Так вообще, мясной бульон, да и только!

— Да? — дядюшка задумчиво ухватился за подбородок. — Может быть, действительно вас там чему-то полезному учат? Хавчик — это первое дело! Ладно! Посмотрим. Но ехать он все равно должен!

— Колин, Колин! Это я, Тартак.

Я стоял недалеко от жилища. Вышел подышать свежим горным воздухом. Тем более что в пещере шла готовка ужина. Наши девушки кашеварили под руководством тетушки Ротоны. А все остальные, алчно шевеля ноздрями, составляли группу поддержки. Запахи стояли умопомрачительные. Я, чтобы не истечь слюной, счел за благо выйти.

— Тар? Ты чего прячешься? Скоро ужин будет.

Тяжелый вздох из-за ближайшего камня послужил мне ответом.

— Батя не оставил идею отправить меня на Тохтутой?

— Вроде бы, нет, — вынужден был разочаровать я друга.

— Тогда я не выйду. Буду прятаться, пока не уедет делегация, а то придется потом отбиваться от разъяренного папаши.

— А уговорить нельзя? — осторожно поинтересовался я.

— Ага! Его уговоришь! Если он что в башку вбил, то только палицей выбить можно! Да и то — не факт!

Мы философски помолчали, раздумывая о том, что родители не понимают стремлений своих потомков.

— Ты это… — через некоторое время донеслось из-за камней, — как-нибудь мне ужин вынеси, а? Мать соберет. Она знает.

— Конечно, вынесу! — заверил я. — Для чего еще существуют друзья?

— Да. Вы завтра вниз спускайтесь! Я неподалеку видел дупло с медом. Пойдем за ним. Все равно всем остальным завтра будет не до вас. Отправка делегации на Тохтутой — это дело серьезное и ответственное. Самое то — за медком сходить!

— А нас не хватятся?

— Я же говорю, что остальным будет не до вас! Хоть вы и гости, но подбор переговорщиков и их отправка — важнее! На прошлом Тохтутое нашим дали просра… короче, не договорились! Вождь намерен на этот раз убедить всех, что наша точка зрения самая правильная. Отец еще и поэтому меня в делегацию хотел запереть.

— Ну, так и поехал бы. Чего упираешься?

— Ничего ты не понимаешь! Тохтутой длится декады две. Да еще и ехать туда да оттуда — дней восемь уйдет. А у нас каникулы всего одна декада. Уловил?

— Это — да! — вынужден был признать я.

Ужин для Тартака превратился в целую операцию под прикрытием тщательной конспирации. Дядюшка Таргум, для которого такие споры были не впервой, справедливо полагал, что его непутевый сын шляется где-то поблизости. Также он полагал, что его жена состоит в негласном заговоре против него, Таргума. Поэтому он бдительно наблюдал за тетушкой Ротоной. Но так в который уже раз доказала, что женскому коварству нет границ.

Я заметил, что она шушукалась с нашими девушками. Быть может, Таргум тоже это заметил, но не придал значения. А зря!

Когда я передал просьбу Тартака Ротоне, она успокаивающе подняла руку и кивнула головой.

— Морита уже приготовила Тару порцию, — сообщила мне Аранта. — А Эль отправит ее за пределы пещеры. Иди принимай!

— Что это вы там задумали? — подозрительно присматривался к нам Таргум.

— А что тут можно задумать, старый сыч? — отмахнулась Ротона. — Я тут. Выйти не могу. Ты же не дашь!

— Не дам! — воинственно подтвердил Таргум. — Пусть поголодает! Или этим вашим еловым супом подавится! Куда это ты, парень?

— Выйду, воздухом подышу, — сделав честные глаза, соврал я.

— А в руках у тебя чего?

— Да ничего тут нет! — показал я Таргуму руки.

— Да? — подозрительно прищурился он. — Вы, колдуны, на всякие такие штуки горазды! Вот, вроде бы, руки пустые, а на самом деле и не пустые вовсе!

Дядюшка тщательно исследовал мои ладони, подозревая, что там находится склад пищевых продуктов. Вообще-то в чем-то он был прав. Я мог призвать ке-что съестное. Но, к сожалению, то, что я мог призвать, нашему Тартаку не годилось. Не едят тролли всякие там чипсы и фисташки. Быть может, и правильно, что не едят.

Я выскользнул из пещеры.

— Ну, чего? — конспиративным шепотом донеслось из-за камней.

— Сейчас будет! — так же шепотом сообщил я.

"Колин, ты уже на месте?" — голосок Гариэль прозвучал у меня в голове.

"Да".

"Что-то я Тара не могу найти. Высылаю тебе, а ты уж ему передай".

И как по заказу передо мной появились в воздухе несколько мисок с едой.

— Угу! — удовлетворенно прокомментировал Тартак, заметивший явление ужина.

Из-за камней выметнулись две лапы тролля, которые моментально все заграбастали.

Я постоял, слушая громкое чавканье Тартака, улыбнулся и пошел ужинать. Мысль о том, что нашему другу еще надо где-то переночевать, не очень меня беспокоила. Переночует! И горе тому, кто попытается его сон нарушить.

 

Глава 28

Тартак вел. Он легко скользил среди камней и деревьев, держа курс на долину. Тролли — ужасные сладкоежки. При одном только упоминании о меде глаза разгораются нездоровым маниакальным огнем. Когда мы были на Земле, то Тартак поглощал конфеты килограммами. Поход за медом — это святое для каждого тролля. Одна беда — тролли не пчелы. Делать мед сами не умеют. Поступать по образцу людей-пчеловодов и разводить этих крылатых тружеников тоже не могут: не хватает терпения. Зато вынюхать, где имеется пасека, — это им по плечу. Равных им здесь нет. Разве что медведи. Косолапые тоже большие любители меда, и тоже умеют отыскивать его. Ввиду того, что шерсть у них гуще, то и потери в материальной части тоже меньше.

Хотя тролли к медведям относятся снисходительно, но конкуренции не терпят. Вот такой они народ. Они вообще конкуренции не выносят. На этой почве у троллей и медведей возникают трения. Трения обычно сводятся к парочке-другой здоровенных оплеух со стороны троллей. Ну не могут медведи противостоять взрослым крепким парням, привыкшим скакать по скалам в охоте за горными баранами и сражаться с барсами за добычу.

Горы закончились. Мы спустились в долину, и вокруг потянулся обычный лес. Тартак шуганул стадо диких кабанов. Вожак стада попытался было выяснить, на каком основании. Пришлось Тартаку предъявить основания в виде парочки богатырских взмахов палицей. Мы в это время благоразумно держались в сторонке. Кабаны дружно рванули в лес, выбирать нового вожака стада. Тартак подвязал тушу кабана на ветку. Это чтобы на обратном пути найти ее, а не остатки от нее. Очень хозяйственный тролль! Потом мы двинулись дальше.

— Ждем ночи, — сообщил Тартак. — Днем там оживленно. Рядом тракт.

— Подожди! — удивленно поднял голову Тимон. — Так это что, пасека или дупло с дикими пчелами?

— Оно раньше было дуплом, а потом пришел человек и забрал пчел вместе с медом, — пояснил Тартак. — Так что я беру свое.

— Но он же не знал, что это твое, — выдвинула здравую идею Морита.

— Знал! — убежденно рубанул Тартак. — Я там крест вырезал над дуплом. Меня даже две пчелы ужалили, пока я вырезал.

— А как ты определишь, где твой улей? — с интересом спросил Жерест.

— А чего определять? — удивился Тартак. — Беру первый полный улей — и в лес! А как определить полный улей, я знаю хорошо. Только когда я пчел изгонять буду, вы уж отойдите подальше. Пчелы в это время нервные и несговорчивые, а на вас такой шерсти, как на мне, нет.

— По-моему, это называется воровством, — нерешительно сообщил Тимон. — Дворянам такое не пристало делать.

— Так и не делай! — согласился Тартак. — Я делать буду, а дворяне могут посидеть в сторонке.

— Ты как маг приравнен к дворянам, — проинформировал Тартака Тимон.

— Это вы меня приравняли, — отрезал тролль. — Я себя не приравнивал, значит, в своем праве.

Когда на темнеющем небе зажглась первая звезда, Тартак решительно поднялся с травы.

— Я сам пойду, — сообщил он нам. — Вы там с непривычки путаться будете, шуметь. А мед, он шума не любит. Впрочем, пчелы тоже не любят. Жере, поручаю тебе мою палицу. Глаз с нее не спускай!

— Это как, в темноте? — удивленно спросил Жерест, приподнимая палицу Тартака за комель. — Темно же сейчас будет.

— Это я образно, — пояснил Тартак. — Я пошел.

Прошло уже порядочно времени, а Тартака все еще не было. Мы сидели как на иголках, вслушиваясь в тишину ночного леса.

— Не случилось ли чего? — озабоченно спросила Морита. — Может, там засада была.

— Гы! — отреагировал голос Фулоса. — Если бы была засада, то мы бы услышали.

— Точно! — подтвердил Харос. — Засада — она тихая, пока в нее не попадешь. А там уже не до тишины. В случае с Таром — быть бы живу.

Как будто в подтверждение приведенного тезиса, послышался отдаленный треск, грохот металла и вопль, исторгнутый из нескольких глоток:

— Попался!

В ответ раздался раздраженный рев, не предвещавший ничего доброго тому, кто осмелился мешать. Я уже не говорю о том, кто осмелился ловить. Судя по реву, его песенка будет спета первой. Треск и грохот усилились.

— Эх! Таки была засада! — с печалью сделал вывод Тимон. — Я же говорил, что воровать нехорошо!

Мы услышали крик, в котором звучали командирские нотки:

— …Серв, ты со своими людьми справа заходи!.. Шаруш, слева! Мы ему покажем, как наши ульи воровать! Не упустите его!

Раздраженный рев послужил ему ответом.

— Он собирался с вампирами сражаться, — хмыкнула Аранта рядом со мной. — Хорош вояка! С кучкой людей разделаться не может!

— Так у него же нет инструмента! — вступился Жерест. — Он же безоружный! Палица — вот она! Будь Тартак со своей палицей, там уже было бы тихо. А ульем, да еще с пчелами, не очень-то отобьешься!

— В таких случаях надо не шуметь, а тихо уходить, — авторитетно пробурчал Тартак.

— Да! — подхватил Жерест. — …Что?!

Гариэль выщелкнула маленький "светлячок". Мы остолбенело уставились на нашего тролля, который приветственно помахал нам лапой.

— А там что? — осведомился Харос, махнув рукой в сторону шума.

— Там конкурент получает свое, — хмыкнул Тартак.

— Что, еще один тролль? — озадаченно спросил Фулос.

— Тролли не шумят без надобности, — поучительно сообщил Тартак. — Это косолапый сподобился. Кто же ему виноват?

— Так это что, ты остался без меда? — поинтересовался Жерест.

— Еще чего! — возмутился Тартак, выдвигая на освещенное место бочонок. — Вот! Меда завались, и ни одной пчелы. Пока они за медведем охотились, я их запасы почистил. Там еще есть, но я же не жадный. Мне и одного бочонка хватит… Пока хватит.

— Да, влип мишка! — задумчиво изрек я, прислушиваясь к шуму на пасеке.

— Отобьется! — уверенно сообщил тролль. — Уйдет. Только без меда. Да и нам пора уходить. А то как бы они не обратили внимания на телегу, подготовленную к отправке. Я им там немного порядок нарушил.

Рев тем временем удалялся, сопровождаемый азартными выкриками и треском.

Мы, ведомые уверенно шагавшим Тартаком, двинулись в другую сторону. Здоровяк гордо шествовал, закинув на плечо свою палицу. За ним летела бочка, к которой он применил заклинание левитации. Над бочкой висел "светлячок", который вел за собой остальных членов нашей группы.

До жилищ племени Тартака мы добрались уже во второй половине дня. Карабкаться по крутым горным тропам вверх — это совсем не то, что спускаться по ним же вниз. Это вам любой скажет!

Селение встретило нас тишиной и безлюдьем, если так можно выразиться в отношении троллей. Нет, конечно, тролли были, как же без них? А вот людей точно не наблюдалось. Да и количество троллей явно уменьшилось.

— Так ведь на Тохтутой отправились, — отозвался Тартак на вопрос Гариэль. — Я же специально ушел, чтобы батя меня не прихватил.

— А что будет, когда он вернется? — с любопытством пропыхтел Жерест, стараясь не отставать от широко шагавшего тролля.

— Это мне уже как-то без интереса, — охотно пояснил Тартак. — Главное, что меня тут не будет, когда он вернется.

— Все рассчитал, имрец драный, да? — прогремело сверху. — А то, что я останусь, ты не предвидел?

— …Батя! — ошарашенно пробормотал Тартак, задирая голову вверх.

На уступе скалы высился дядюшка Таргум собственной персоной. Он с вожделением потирал ладони, предвкушая наказание строптивого сына.

— Ребята, — торопливо заговорил Тартак. — Мне было очень приятно с вами познакомиться, дружить и все такое… А сейчас я вынужден вас покинуть…Батя, живым не дамся!

Тартак резво рванул в сторону ущелья.

— Стой! — завопил Таргум. — Стой, урюк! Все равно догоню!

Дядюшка ссыпался по склону и припустился вслед за Тартаком.

— Не догонит! — убежденно заявил Жерест. — Его Багран Скиталец не натаскивал. Да и возраст не тот.

— Не знаю, не знаю, — задумчиво пробормотал Тимон, наблюдая, как резво семенит за сыном Таргум. — Да вот Тартака и бочка еще тормозит…

Это точно! Тартак забыл, что за ним левитирует бочонок с медом. Так тот так и летел за троллем, мотаясь из стороны в сторону во время его резких прыжков и виражей.

Не знаю, чем закончилась та погоня. Видимых повреждений ни на Тартаке, ни на Таргуме мы не наблюдали. Они вернулись через пару часиков вдвоем, мирно переговариваясь. Мед послужил славной смазкой налаживания семейных отношений. А уж как тетушка Ротона была довольна! Он кудахтала, развив бурную деятельность на кухне. Девушки (замечу — добровольно и без всякого принуждения) взялись помогать ей.

— Да имрец с ней, со свадьбой! — прогудел дядюшка, зорко следя за медом, который наливал Тартак ему в миску. — Когда этот гхыр болотный отучится, так он еще выше цениться будет! А значит, и "выкупной" пир дешевле обойдется. Да и выбор будет больше! Завидный жених, однако! Так что Тохтутоев еще больше будет! А там уж мы оторвемся!

Было удивительно тепло, несмотря на то, что наступил листопад. Впрочем, Тартак говорил, что это всегда так. Потом уже наступят холода, и о теплой погоде можно будет забыть до весны.

Мы с Ари сидели на выступе скалы. Под нами расстилалось поселение троллей, отсвечивающее редкими кострами. Над нами расстилался бархат ночи, отсвечивающий сотнями звезд, складывающимися в незнакомые созвездия. Аранта уже досконально изучила все окрестности. Тропку, по которой мы забрались сюда, она открыла сама.

— Жаль, что у меня не будет способностей вампира, — вздохнула Аранта.

— Это еще почему? — удивился я.

— Да потому! — Ари прижалась ко мне. — Впрочем, дракону они вроде как и ни к чему.

Сердце дало сбой, а потом забилось гулко и часто.

— Эй! Ты не спеши! — Аранта шутливо шлепнула меня по руке. — Я еще попользуюсь некоторое время своими способностями.

— Да я что? Я — ничего! — хрипло отозвался я. — Как хочешь. Только учти, что у драконов есть свои способности. Они, кстати, не хуже.

— Ну, — хмыкнула Ари, — это мы еще проверим.

Подходил к окончанию последний день каникул. Завтра с утра мы через телепорт собирались отправиться домой.

Таргум окончательно смирился с мыслью, что женить Тартака в ближайшее время не получится. Зато он смог сосредоточить свои помыслы на старшем сыне. Тарнак этому был не очень рад, но ничего противопоставить натиску отца не смог. Ему предстояло поехать на следующий Тохтутой. Таргум в ожидании этого события начал интенсивные тренировки. Тарнак после них приходил измочаленный и унылый.

Лирическое отступление

Лекция тана Харага о поиске объекта по вещи, принадлежащей этому объекту

— Очень хорошо, что вы все здесь и в полном составе! Я уж было начал сомневаться, что вы сохраните численный состав вашей группы. Слишком много случилось событий, которые имели реальный шанс сократить число боевых магов. Это делает вам честь! Но еще не все потеряно! Это в том случае, если вы не будете меня слушать и конспектировать лекции, которые я вам читаю.

Сегодня я вам дам совершенно новое, я бы даже сказал, свежайшее заклинание. Поиск объекта (имеется в виду, конечно, живой объект) по вещи, ему принадлежащей.

Учтите, этого материала вы в книгах не найдете! Заклинание новое, поэтому записывайте!

…Аранта! Это тебя касается! Учти, именно благодаря этому заклинанию, тебя и нашли на том острове.

Итак…

Киев

Сентябрь 2011