Победила бы нынешняя Россия в Великой Отечественной? Уроки войны

«Только дураки учатся на своих ошибках – умные учатся на чужих!» – говорил Бисмарк. Какие уроки преподала нам Великая Отечественная война и почему они так актуальны по сей день? Против кого на самом деле сражался сталинский СССР – против Третьего Рейха или всей Европы? Кто был главным «поджигателем» мирового пожара – Гитлер или Черчилль? В чем основная причина наших поражений и чудовищных потерь 1941 года и не грозит ли сегодня повторение трагедии? И если, не приведи бог, завтра снова война – усвоила ли нынешняя Россия уроки Второй Мировой? Способны ли мы, по примеру дедов, отстоять свою Родину?

Отвечая на главные вопросы истории, эта книга доказывает: все было совсем не так, как врут учебники!

Предисловие

Зачем нам это знать?

Наши предки в своей жизни добивались порой выдающихся успехов, а порой их постигали неудачи и поражения, пусть и не такие точно, какие постигают нас сегодня, но тоже тяжелые и болезненные. Поскольку мы и сегодня нуждаемся в победах, поскольку нам и сегодня желательно избегать поражений, то нам, ныне живущим, очень важно знать, как это сделать. Да, мы можем сами проанализировать свою собственную ситуацию и найти пути, как из нее выпутаться, более того, мы и обязаны это делать сами. Но любой поиск решений – это перебор либо уже опробованных в истории вариантов, либо тех, которые дает нам наша фантазия. Однако даже для самой богатой фантазии нужны кирпичики для строительства вариантов, а такими наиболее подходящими кирпичиками опять-таки являются элементы исторического опыта.

Сегодняшние массовые историки и журналисты предлагают нам из истории Второй мировой войны вывод о том, что наша страна добыла победу в той войне исключительно большой кровью потому, что во главе ее стоял глупый тиран Сталин. А не будь его, все было бы тип-топ. Но Сталин умер, и сегодня у нас во главе страны не он, а Медведев и, возможно, даже сам Путин. Получается, что в случае войны мы ее при таких полководцах выиграем малой кровью и оглушительным ударом. И действительно – у Грузии войну выиграли. А что будет, если противник будет посильнее Грузии? Достаточно ли нам будет для войны только вывода о тиране Сталине из всей истории Второй мировой?

Короче,

историю надо изучать, чтобы лучше жить сегодня

, а историю войн нужно изучать, чтобы уменьшить потери в будущих войнах. По-моему, Бисмарк очень неглупо заметил: «Только дураки учатся на своём опыте. Умные учатся на чужом». История – это и есть чужой опыт, на котором следует учиться умному человеку, и если вы историей не интересуетесь, то вы дурак, и дурак не потому, что так Бисмарк сказал (поскольку сказанное Бисмарком – это не только его опыт, это логика), а потому, что вы по жизни дурак. Вы, конечно, с тем, что вы дурак, не согласитесь, не понимая, что своим несогласием только подтвердите мысль Бисмарка.

Откуда ложь

Однако в изучении истории есть большая трудность – ложь. Лгут многие. Немцы говорят, что нигде так много не врут, как на войне и на охоте.

Прежде всего лгут профессиональные историки, то есть те, кому правительство платит деньги, но лгут они не только за деньги.

Вот, скажем, два паренька. Один после школы поступил на исторический факультет, и там его заставили прочитать и запомнить то, что написано в полусотне книг. Он получил диплом и начал называться историком, зная всего лишь это да то, что приходит к человеку автоматически с опытом повседневной жизни. Второй пошел в армию, после нее работал в сельском хозяйстве, в промышленности, одновременно читая книги по истории и в конце концов прочитав их больше, чем тот, кого эти книги заставляли читать. Но он, в понимании глупцов, не историк, так как его не заставляли читать книги по истории и он не имеет диплома исторического факультета. Между тем без знания деталей и человеческих взаимоотношений нашей многообразной жизни, включающей в себя и экономику, и воинскую службу, и национальные особенности, невозможно оценить истинное значение исторического факта. Не знающему жизни историку «с дипломом» тот факт может искренне казаться глупостью и варварством наших предков, а на самом деле он свидетельствует об их уме и целесообразности.

Вот есть такой историк с дипломом– Алексей Исаев, между прочим, один из лучших и честных историков. Но с дипломом. Трудолюбив, нарыл в архивах десятки тысяч документов, публикует их в многочисленных книгах. Но отсутствие практического опыта и отсутствие образного мышления (тоже следствие отсутствия опыта) вынуждает его строго следовать уже известным историческим концепциям, полученным от авторитетов, а сам он представить то, что написано в документах, неспособен. Соответственно по итогам исследования документов он неспособен сделать не только творческий вывод, но часто и просто правильный. Возьмем, к примеру, его книгу «Котлы» 1941-го», главу, посвященную окружению немцами советских войск под Киевом.

Предыстория такова. 15 сентября 1941 года передовые отряды двух немецких танковых армий, пройдя с севера через город Ромны, а с юга через город Лубны, формально замкнули окружение четырех армий советского Юго-Западного фронта в населенном пункте Лохвица (две армии этого фронта оказались вне этого кольца). Формально территория, занятая Юго-Западным фронтом, была окружена с запада фронтом немецких пехотных дивизий, а с востока – слабыми отрядами двух немецких танковых армий. Не нужно быть военным или историком, чтобы понять, что тут нужно было делать: нужно было ударами из кольца и снаружи по городам Ромны и Лубны перерезать в этих городах коммуникации танковых отрядов немцев. И тогда получится не просто соединение окруженных со своими войсками, а прорвавшиеся немцы в свою очередь окажутся окруженными советскими войсками и могут быть ими разбиты. Однако от Хрущева дипломированным историкам вбивают в голову, что окруженные войска драться не обязаны, а должны «выходить из окружения», или «прорываться», или сидеть и ждать, когда их «деблокируют». И Исаев от этой концепции отойти не может, какие бы документы об этих событиях он ни читал.

Часть 1

Внешнеполитические обстоятельства

С кем воевал Советский Союз

Если вы начнете смотреть книги по истории Второй мировой войны или Великой Отечественной войны, то вам сообщат, что в те годы СССР воевал с Германией. Это застенчивая, но, несмотря на эту застенчивость, наглая ложь!

Древнеримский сенатор Катон Старший вошел в историю тем, что любое свое публичное выступление на любую тему обязательно заканчивал словами: «Ceterum censeo Carthaginem esse delendam», что дословно означает: «В остальном я полагаю, что Карфаген нужно разрушить». (Карфаген – враждебный Риму город-государство.) Я не готов полностью уподобиться сенатору Катону, но буду использовать любой повод, чтобы лишний раз упомянуть: в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов СССР, с начальной численностью 190 млн человек, воевал не с 80 млн тогдашних немцев. Советский Союз воевал практически СО ВСЕЙ ЕВРОПОЙ, численность которой (за исключением союзной нам Англии и не сдающейся немцам партизанской Сербии) была около 400 млн человек.

В ходе Великой Отечественной войны шинели в СССР надели 34 476,7 тыс. человек, т. е. 17,8 % населения. А Германия мобилизовала в свои вооруженные силы аж 21 % от численности населения. Казалось бы, немцы в своих военных усилиях напряглись больше, нежели СССР. Но в Красной Армии в большом количестве служили женщины, как добровольно, так и по призыву. Была масса чисто женских частей и подразделений (зенитные, авиационные и т. д.). В период отчаянного положения Государственный комитет обороны принял решение (оставшееся, правда, на бумаге) создать женские стрелковые соединения, в которых мужчинами были бы только заряжающие тяжелых артиллерийских орудий. А у немцев, даже в момент их агонии, женщины не только не служили в армии, но их было очень мало и на производстве. Почему так? Потому что в СССР один мужчина приходился на трех женщин, а в Германии – наоборот? Нет, дело не в этом.

Для того чтобы сражаться, нужны не только солдаты, но и оружие с продовольствием. А для их производства тоже нужны мужчины, которых женщинами или подростками заменить нельзя. Поэтому и вынужден был СССР посылать на фронт женщин вместо мужчин. У немцев такой проблемы не было: их обеспечивала оружием и продовольствием вся Европа. Французы не только передали немцам все свои танки, но и произвели для них огромное количество боевой техники – от автомобилей до оптических дальномеров. Чехи, у которых только одна фирма «Шкода» производила оружия больше, чем вся довоенная Великобритания, построили весь парк немецких бронетранспортеров, огромное количество танков, самолетов, стрелкового оружия, артиллерии и боеприпасов. Поляки строили самолеты, польские евреи в Освенциме производили для убийства советских граждан взрывчатку, синтетический бензин и каучук, шведы добывали руду и поставляли немцам комплектующие для боевой техники (к примеру, подшипники), норвежцы снабжали гитлеровцев морепродуктами, датчане – маслом… Короче, вся Европа старалась как могла.

И старалась она не только на трудовом фронте. Лишь элитные войска фашистской Германии – войска СС – приняли в свои ряды 400 тыс. «белокурых бестий» из других стран, а всего в гитлеровскую армию вступили со всей Европы 1800 тыс. добровольцев, сформировав 59 дивизий, 23 бригады и несколько национальных полков и легионов. Самые элитные из этих дивизий имели не номера, а собственные имена, указывающие на национальное происхождение: «Валония», «Галичина», «Богемия и Моравия», «Викинг», «Денемарк», «Гембез», «Лангемарк», «Нордланд», «Нидерланды», «Шарлемань» и др.

Главный враг СССР в Европе

Одним из основных и выдающихся участников той войны был английский премьер-министр Уинстон Черчилль. Он был яростный и непримиримый враг коммунизма и СССР потому, что был яростным патриотом Британской империи, для которой коммунизм являлся реальной угрозой. Но Черчилль был выдающимся деятелем, достаточно умным, чтобы не подличать и не врать по мелочам. Такой враг не может не вызывать уважения.

Чуть ли не сразу после окончания второй мировой войны Черчилль призвал англоязычные страны начать новую, «холодную» войну против СССР, начать с тем, чтобы не допустить распространения коммунизма по всему миру. В своем известном выступлении в Фултоне 6 марта 1946 года он, чтобы убедить слушателей в правомерности своего упреждающего шага против СССР, кратко остановился и на начале Второй мировой:

«Никогда еще в истории не было войны, которую было бы легче предотвратить своевременными действиями, чем та, которая только что разорила огромные области земного шара. Ее, я убежден, можно было предотвратить без единого выстрела, и сегодня Германия была бы могущественной, процветающей и уважаемой страной; но тогда меня слушать не пожелали, и один за другим мы оказались втянутыми в ужасный смерч».

Из этих его слов со всей определенностью следует, что Германия была так слаба накануне войны, что без содействия, без попустительства остальных стран, в том числе и своих будущих жертв, начать войну просто не смогла бы. Так что же случилось? Почему жертвы войны выступили ее пособниками?

Да, Черчилль был великим политиком. Но значит ли это, что остальные политики мира были идиотами и ничего не видели? В свете сегодняшней лжи о начале войны кажется, что это так. А на самом деле?

В рабах

Как должно было выглядеть это немецкое рабство?

Итак, когда национал-социалисты во главе с Гитлером пришли к власти, то Советский Союз официально запросил правительство Германии – являются ли цели, указанные Гитлером в «Моей борьбе», целями немецкого государства? Отдадим должное Гитлеру – он не стал юлить или обманывать: ответа на запрос Советского Союза не последовало. Стало ясно, что в противовес немецкому мечу остается срочно ковать советский меч.

На какие земли в СССР конкретно претендовала Германия? По ее первоначальным планам в состав Германии должны были войти Прибалтика, северо-западные области России и Крым. Из этих регионов полностью выселялось все коренное население, и они становились землями собственно Германии. На всей остальной территории СССР, до линии Урал – Волга – Астрахань, создавались марионеточные государства, аналог нынешних «суверенных» государств СНГ, во всех отношениях полностью зависящие от Германии. Эти государства и должны были быть собственно колониями Германии.

На территориях этих «московий» и «украин» должны были быть построены чисто немецкие города и села, типа элитных поселков нынешних «новых русских», в которых туземцам запрещено было бы жить, – это и были собственно немецкие колонии. А русские, украинцы и другие народы должны были бы жить в своих городах и селах, но работать на полях немецких колоний, на немецких заводах, фабриках и нефтепромыслах. Правда, немцы собирались и сами работать, поэтому по их планам в их колониях оставлялось всего 50 млн славян, а остальные выселялись за Урал.

Существует навязываемое Западом мнение, что раб характеризуется покорностью. Это неправильно – это то, к чему принуждают раба свободные люди, а не то, чего он хочет сам.

Подстрекатели

Немного скрываемых ныне подробностей подготовки к войне.

Согласно обвинительному заключению Нюрнбергского международного военного трибунала (МВТ) первыми агрессиями Германии в Европе был захват Австрии и Чехословакии. Но нынешние «профессиональные историки» как бы в упор не видят бросающихся в глаза «совпадений». Да, Францию и Англию попрекают, что они немедленно не приняли мер и не освободили Австрию хотя бы с помощью Лиги Наций. Но никто не рассматривает, а до Австрии ли было в то время Франции?

План захвата Австрии («план Отто») Гитлер утвердил еще 24 июня 1937 года. По этому плану он накалил события в Австрии и ввел туда войска 12 марта 1938 года. Казалось бы, Франция и Англия и союзница Франции Польша должны были прореагировать на захват Германией суверенного европейского государства, но дело в том, что накануне, 10 марта, на польско-литовской границе кем-то был убит польский солдат. Польша отклонила попытки Литвы создать совместную комиссию, тут же выдвинула Литве ультиматум, развернула в прессе кампанию с призывом похода на Каунас и начала готовиться к захвату Литвы. И Германия тут же согласовала с Польшей захват всей Литвы и лишь заявила, что ее в Литве интересует Клайпеда. Теперь уже и Советскому Союзу стало не до Австрии ввиду угрозы войны у своих границ.

И что было делать Франции? В одном конце Европы союзница-Польша ввязывается в войну в перспективе даже не с Литвой, а с СССР, а в другом немцы нагло лезут в Австрию. С самого начала Франция попросила свою союзницу утихомириться и помочь ей, но Польша не только не помогла Франции, а еще и начала упрекать Францию, что та не хочет помочь Польше в захвате Литвы.

Соединим исходные данные. Германия захватывает Австрию, Франция боится этого усиления Германии и не хочет допустить его, для чего даже пытается привлечь в случае войны с Германией из-за Австрии Советский Союз, который тоже боится усиления Германии. И в это время «союзница» Франции Польша с благословения Германии готовит захват Литвы! В результате, не дав решить вопрос с пропуском советских войск через свою территорию в случае если СССР и Франция заключат союз в защиту Австрии, Польша обессилила Францию и позволила Германии обосноваться в Австрии беспрепятственно – фактически помогла Германии совершить первую агрессию в Европе.

Решение политических вопросов

Если посмотреть на европейскую историю с начала весны по конец августа 1939 года, то в этом периоде шла жесточайшая война нервов. Ведь почему Польша и Великобритания отказывались от союза с СССР, хотя не могли не видеть, что начинается Вторая мировая война? На что они рассчитывали ввиду того, что Гитлер начал мобилизацию? Когда 22 июня 1941 года Германия напала на СССР, то проблем уже не было: и Великобритания, и Польша бросились заключать с Советским Союзом военное соглашение. Но почему же они не хотели его иметь в 1939 году?

Ответ один – в 1941 году они уже воевали с Германией, а в 1939 году еще было неясно, кого именно атакует Гитлер. У Польши и Великобритании была надежда, что Гитлер все же побоится союза двух великих держав и Польши, что он из-за этого страха нападет сразу на того, на кого обещал в «Майн Кампф» – на СССР. Нападет через Прибалтику и Румынию, предварительно введя их в сферу своего влияния. Эти надежды были очень обоснованны.

В 1939 году Германия еще и близко не имела той армии, которая разгромила в 1940 году всю Европу, а в 1941–1942 годах нанесла тяжелейшие поражения Красной Армии. В 1939 году немецкая армия (начав создаваться в 1934–1935 гг.), была еще очень слаба и численно, и организационно, и в техническом, и в моральном планах. Гитлеру нужно было иметь стальные нервы, чтобы с такой армией начать войну с той коалицией, которая победила гораздо более сильную германскую армию в 1918 году. И уж совершенно немыслимо, чтобы Гитлер решился напасть на Польшу в условиях, когда СССР мог примкнуть к данной коалиции в любой удобный для себя момент.

В условиях созданного против Германии единого фронта Гитлеру действительно было удобнее напасть на СССР, тем более что после первых немецких побед над Красной Армией на Советский Союз ринулась бы и европейская гиена – Польша. А если учесть, что военный союзник Германии по Антикоминтерновскому пакту (по оси «Рим – Берлин – Токио») Япония со 2 июля 1939 года уже фактически воевала с СССР в Монголии у реки Халхин-Гол, и наступление японцев в глубь Монголии поначалу было успешным, то нападение Германии на СССР было и наиболее удобным по моменту.

И Советский Союз сделал очень точный и верный шаг: оказавшись не в силах предотвратить войну, СССР СТРАВИЛ АГРЕССОРОВ МЕЖДУ СОБОЙ – он заключил договор о ненападении с Германией. Текст этого договора таков.