Плутократы

Поделиться с друзьями:

Нешуточные страсти разгорелись вокруг процветающего Нижнебайкальского бумажного комбината. Поддерживаемый высшими эшелонами власти, олигарх Алентович стремится захватить предприятие, проведя его через процедуру банкротства. Однако контрольный пакет акций принадлежит банкиру Жуковскому. Между двумя олигархами разгорается отчаянная борьба. А между ними, как между молотом и наковальней, находится знаменитое аналитическое агентство «Миллениум», которое способно решить за деньги любую финансовую проблему. И каждый из соперников пытается переманить директора агентства Петровского на свою сторону.

ЧЕРЕЗ ТРИ МЕСЯЦА ПОСЛЕ НАЧАЛА

Машины выехали с дачи в обычном порядке: сначала «Мерседес», в котором сидели сам Петровский, его водитель и телохранитель, за ними «джип» еще с четырьмя охранниками. В последние дни Святослав Олегович, словно предчувствуя опасность, требовал, чтобы охрана сопровождала его повсюду. На Рублевском шоссе, по которому они ехали в город, достаточно много постов милиции и ГАИ, там можно чувствовать себя в относительной безопасности. Петровский мрачно смотрел в окно, ни о чем не спрашивая, а водитель и телохранитель испуганно молчали, понимая его настроение.

Святослав Олегович Петровский, руководитель аналитического агентства «Миллениум», был известным в стране человеком. Его агентство давало не только безошибочно верную оценку положению в стране в тот или иной момент благодаря безупречным социологическим опросам, но и предлагало реальные выходы из сложных ситуаций, проводило блестящие пиар-кампании, почти всегда добиваясь нужных результатов. Сплетники поговаривали, что все последние президентские и парламентские компании выигрывали не конкретные политики, а именно «Миллениум», сумевший добиться победы на выборах для определенных кандидатов. Так что по степени влияния на общественную жизнь Петровского сравнивали с руководителями государства.

Среднего роста, с коротко подстриженными волосами, отекшим лицом и с наметившимися мешками под глазами, этот человек, казалось, мог служить образцом успешного имиджмейкера. В прессе его называли самым влиятельным частным лицом страны, после олигархов и членов правительства.

Машины двигались медленно, что вызывало еще большее раздражение Петровского. Но на этой правительственной трассе по утрам всегда полно машин.

Он достал мобильный телефон, намереваясь узнать у секретаря последние новости, однако звонить не стал, подумав, что в столь решающий для его аналитического агентства день все мобильные телефоны могут прослушивать. Не стоит помогать соперникам, снабжая их информацией.

НАЧАЛО

ЗА ТРИ МЕСЯЦА ДО СЛУЧИВШЕГОСЯ НАПАДЕНИЯ,

НИЖНЕБАЙКАЛЬСК

 Когда Орлов вошел в приемную, его секретарь — пожилая женщина, проработавшая с ним больше двадцати лет, поднялась со своего места. В глазах у нее был испуг. 

— Они уже приехали, — выдохнула она, — сидят у вас в кабинете. 

Илья Федорович кивнул и, нахмурившись, прошел в свой кабинет. Там находились эти двое типов, которые уже приезжали к нему две недели назад. Надо было заставить себя улыбнуться, но он не умел и не хотел улыбаться хамовитым людям, так бесцеремонно оккупировавших чужие владения в отсутствии хозяина. 

— Добрый день, — отрывисто произнес Орлов. 

Оба посетителя поднялись со своих мест. Один, похожий на сутенера, лысоватый, с маленькими лисьими глазами и прижатыми к черепу ушами. Второй — рыжий, с вьющимися волосами, мясистым носом, тяжелым подбородком и светлыми глазами. Прошлый раз говорил в основном первый — скороговоркой, глотая окончания фраз, второй больше молчал, уставившись на приятеля, и лишь изредка вставлял какие-то слова.