Пылающий Север

Поделиться с друзьями:

Прошло уже много лет с тех пор, как Сергей выбрал Империю своей новой родиной. Давным-давно уже гладиатор превратился в офицера, а офицер — в знатного лорда, полновластного хозяина огромной имперской провинции. Жизнь Сергея вошла в приятную колею: он богат, влиятелен, уважаем, у него прекрасная семья и буквально всё, чего только может желать человек.

И почему только судьбе неймётся именно тогда, когда больше всего мечтаешь о покое и об отсутствии каких-либо изменений?

Увы, его величество избрал не самое лучшее время, чтоб осмотреть север Империи и в своё удовольствие поохотиться здесь. Но откуда было знать и государю, и Сергею, распахнувшему перед ним объятия своего гостеприимства, что именно сейчас захватчики из чужого мира решат отхватить кусок Империи, чтоб присоединить его к собственным владениям? И врата они откроют именно здесь, возле лучших охотничьих угодий?

И что правильнее — спасать государя или свои земли, своих людей, свою семью? Поди угадай.

Глава 1

МОНАРШИЙ ВИЗИТ

Мне очень нравился мой замок — мой собственный, по сути, мною и выстроенный, укреплённый, обжитый, где было уютно мне и моей семье, где всё соответствовало моему вкусу и моим представлениям о том, как надо. В детстве, воображая и рисуя замки, я выводил что-то вот такое, хоть и условно — с мощными, грозными стенами, башнями, башенками, барбаканами и машикулями, галереями и фахверками. Само собой, обязательным элементом был донжон и несколько чуть менее рослых и намного более стройных башен с длинными шпилями, на которых гордо реют флаги и крутятся флюгеры.

Ледяной замок, моя постоянная резиденция, конечно, сильно уступал Венцу Солор, обиталищу моей названой сестры, Лабрису Акшанта, где теперь жил мой старший сын со своей супругой, а с императорским Ваджедом даже рядом не стоял. Ну так и что? Он мой, он мне нравится, а на других нечего оглядываться. Меня мало волновало, что, выслушивая мои пожелания, строители иной раз делали удивлённые лица, переспрашивали, уточняли, предлагали свои, более привычные им, варианты, и в конце концов повиновались без охоты. Только с теми своими офицерами, которым при случае предстояло оборонять мою резиденцию, я готов был обсуждать детали, им готов был уступать. Да ещё жене — в вопросах комфорта.

И, как ни удивлялись или возмущались строители, получилось именно то, что хотел я. Выросшая на фундаменте старого приземистого замка новая громада царствовала над окрестными полями, лугами, лесами и посёлками. Её венчало, как короной, множество стеклянных галерей и террас, вознесённых на такую высоту, куда и из баллисты не вдруг достанешь, что уж говорить о стрелах или чарах. Как они пламенели на восходе или закате, воодушевлённо отражая красноватые лучи рождающегося или уходящего светила!

Внутри всегда было людно. Само собой — в замке жила не одна моя семья, но и все мои люди, по крайней мере, те, у которых не имелось собственных замков, а также огромное число прислуги, и неизменно — множество гостей. Об этой особенности жизни знатных господ моего уровня я раньше никогда не задумывался и первое время даже злился. Не случалось такого, чтоб мы с женой ужинали или обедали только вдвоём или только в компании старших чад. Трапезничало разом ну никак не меньше тридцати человек, иной раз и до полутора сотен доходило. Мне пришлось привыкнуть.

Вот и сейчас, когда я в отведённом для тренировок внутреннем дворике упражнялся с сыновьями, по периметру толклось столько людей, что можно было подумать, будто мне снова приходится показывать себя на гладиаторской арене. Здесь с десяток тренеров и инструкторов: четверо из них занимаются с моими сыновьями, один — со мной, ещё пятеро тренируют моих бойцов самого высокого уровня, а также офицеров. Кстати, кое-кто из офицеров тоже торчит поблизости. А уж бойцы, стражники, адъютанты хоть и делают вид, будто заняты своими делами, всё равно пялятся и пялиться будут. Стоило упомянуть и слуг. Их тут полно, как праздных зевак, так и тех, чьи услуги вполне определены протоколом. Вон Худжилиф терпеливо ждёт с моим камзолом и плащом, а те двое — с прохладительными напитками.

Глава 2

СЕВЕРНЫЕ ГРАНИЦЫ

Север Серта был мне особенно любезен — летом в меру тепло, зимой в меру холодно. К жаре, круглый год заставлявшей изнемогать большую часть Империи, я так и не смог привыкнуть. Обычно дела держали меня вдали от здешних краёв, но если выдавалась возможность, я приезжал сюда со всей семьёй или её частью.

Здесь, в холмистой Джелене, у меня не имелось собственных крупных замков. Располагать я мог, пожалуй, только резиденцией Седара, моего вассала, где, конечно, всегда были рады и мне, и любому из моих людей. Кроме того, имелись небольшие охотничьи домики и так называемые «виллы путешественников» — особняки, которые содержались в полном порядке, чтоб в любой момент принять и обеспечить полнейший комфорт вельможного гостя. Неважно, кем он оказался бы: императорским или моим личным чиновником, одним из моих вассалов, посыльным или мной самим.

Конечно, для всей свиты императора в одном таком особняке не нашлось бы места. Но уж для самого государя, для меня, Аштии и самых знатных спутников его величества нашлись и комнаты, и слуги, и припасы. Всё самое необходимое. Конечно, каждому из нас досталось не более чем по одной комнате, лишь государь расположился с большим комфортом. А спутники рангом пониже имели возможность устроиться в шатрах, возведённых поблизости на лугу.

Да тут, положим, никто не стал бы жаловаться на отсутствие удобств. Всех слишком придирчивых спутников его величество оставил в Ледяном замке — таких как господин Бограма и его супруга, как граф Ридзина, как представитель Увеша… Всем им предстоит приятно проводить время в моей резиденции и клясть здешний холодный климат. А может, наоборот, наслаждаться им? Они ведь тоже люди — неужели не изнемогают от влажной страшной жары, безраздельно царящей по ту сторону Хрустального хребта?

Здесь же легко дышалось. Кристальный воздух, прозрачный, как вода горного родника, никогда не бывал по-настоящему пронзительно-холодным или чересчур знойным. Так уж сложились природные условия, что в этой части Серта всегда царила терпимая мягкая погода, и колебания температур в течение года были минимальными. Это облегчало задачу, стоящую перед пастухами — обиходить скот, практически круглый год пасущийся под открытым небом. Сами пастухи были людьми привычными. У них тут повсюду были разбросаны укрытия, которые вернее было бы назвать пастушьими заимками — крохотные, но настоящие домишки.