Пепел надежды

Абдуллаев Чингиз

Глава 4

 

Было еще темно, когда к дому подъехали два автомобиля. Машины затормозили мягко, почти бесшумно. Из них, не торопясь, вылезли шесть человек.

Не сговариваясь, они направились к подъезду. Один из них, очевидно, старший, махнул рукой, показывая двум другим, чтобы они обошли дом с противоположной стороны. А остальные четверо вошли в подъезд и начали подниматься по лестнице.

Один споткнулся и едва не упал.

— Тише ты, — зло приказал старший, — смотри под ноги, раззява!

Группа поднялась на третий этаж и остановилась. Старший кивнул одному из своих людей, чтобы тот позвонил. Парень послушно нажал кнопку звонка.

Подождал несколько секунд и позвонил еще раз. За дверью раздались медленные шаги.

— Кто там? — спросил кто-то неуверенным голосом.

— Свои, — хрипло сказал молодой человек, звонивший в дверь.

— Чего так рано? — удивились за дверью. — Еще семи утра нет.

Послышался скрежет замка, и дверь начала медленно открываться. Старший махнул своим ребятам, и едва дверь приоткрылась, как они ворвались в квартиру.

Отлетевший к стене хозяин дома успел только растерянно пробормотать:

— Вы что, ребята?

Один из ворвавшихся без лишних слов шагнул к нему и, прижав к стене, два раза ударил ему в солнечное сплетение. Несчастный скорчился от боли.

Остальные нападавшие рассыпались по квартире, словно разыскивая здесь кого-то еще. Но в квартире, кроме хозяина, никого не было. Старший группы удовлетворенно кивнул, когда ему сказали, что в квартире больше никого нет, и подошел к хозяину.

Тому было лет пятьдесят. Очевидно, он вылез из постели, так как корчился у стены босиком, в длинных темно-синих трусах и в белой мятой майке, на которой виднелись две дырочки. Он совершенно не понимал, что нужно нападавшим Его втолкнули в комнату. Квартира была стандартная, двухкомнатная, в обычной «хрущевской» пятиэтажке. Хозяин дома отлетел к столу, едва не упав.

Старший снова подошел к нему и толкнул на стул.

— Ну что. Артист, узнаешь меня? — спросил он.

— Тебя не узнаешь… — прохрипел хозяин дома. Он все еще не пришел в себя, не понимая, что нужно ворвавшимся к нему людям. У него были дряблые руки старика и покатые сутулые плечи. На ногах топорщились редкие рыжеватые волосы.

— Зачем пришел, Митя, чего тебе здесь нужно?

— Адрес, — улыбнулся старший, наклоняясь к нему. — Мне нужен адрес твоего знакомого.

— Чей адрес? — удивился Артист.

— Серебрякова. Ты ведь его корешем был, должен знать, где он обычно останавливается в Москве. Ребята говорят, что вы даже недавно встречались.

— Ах вот оно что! — изумился хозяин дома. — Из-за этого твой сучонок меня ударил?

— И из-за этого тоже, — загадочно сказал Митя. — Ты ведь с ним по ресторанам ходишь? На какие деньги, Артист? Ты всегда все пропивал, а он до сих пор свой должок не вернул. За ним большие деньги числятся.

— А мне какое дело? — огрызнулся Артист. — Меня кто приглашает, с теми и пью. — Он замер, поняв, что совершил очевидную ошибку. Этим высказыванием он лишь подтвердил подозрения ворвавшихся к нему людей о том, что встречается со своим бывшим сокамерником.

Артист попытался подняться, но, увидев настороженные лица ворвавшихся к нему людей, махнул рукой. — Брюки принесите из спальни.

— Принесите, — разрешил Митя, и один из его боевиков отправился в спальню. Через минуту он вышел с брюками в руках.

— Проверил? — спросил его Митя. Парень кивнул, бросая брюки. Митя схватил брюки на лету и привычно быстро ощупал карманы. И только потом отдал их Артисту. Хозяин дома чуть приподнялся на стуле, надевая брюки. Потом спросил:

— А рубашку не принесете?

— Перебьешься, — разозлился Митя. У него было плоское большое лицо с вдавленным носом. Большие уши, похожие на два полукруглых блина, были прижаты к голове. Редкие зубы довершали его не очень привлекательный вид. — Адрес давай и кончай тянуть резину.

— Я с ним встречался в ресторане, — сказал обретающий уверенность хозяин дома. — Он не говорил мне, где остановился.

— И ты не спросил? — ухмыльнулся Митя.

— А мне это без разницы.

— И ты не знаешь, зачем он пожаловал? Что делает в Москве?

— По делам, наверное, приехал.

— С кем приехал, ты тоже не знаешь?

— Мне без разницы, — упрямо повторил Артист. — Приехал, уехал — меня не касается. У меня после нашей встречи запой был. Ты ведь знаешь, какие у меня бывают запои.

— Знаю, — усмехнулся Митя. — А ты, стало быть, ничего не знаешь. У тебя запой был, и тебе память отшибло. Зачем он приехал в Москву, не знаешь, с кем приехал и где живет — ничего не знаешь. Ну прямо ничего?

— Верно, — весело кивнул Артист. В следующую секунду он взвыл от боли.

Митя неожиданно резким движением обеих рук ударил его по ушам. Хозяин дома закричал, хватаясь за голову.

— Кончай трепаться, — посоветовал Митя, — я ведь тебе не зеленый сосунок. Где Серебряков?

— Иди ты… — простонал хозяин дома.

— И еще ругаешься, — удовлетворенно сказал Митя. — Давай по-хорошему, Артист. Где Серебряков обычно ховается и зачем он в столицу пожаловал? Давай говори, у нас мало времени.

— Я же тебе сказал, что ничего не знаю! — зло выкрикнул Артист.

Митя обернулся. Поняв взгляд старшего, один из его людей шагнул к Артисту и ударил того по лицу. Когда тот упал, он еще несколько раз пнул его ногой. Несчастный стонал, пытаясь увернуться от ударов. Боевик надавил каблуком ему на руку.

Артист застонал еще сильнее. Митя наклонился к нему.

— Адрес. Скажи мне его адрес.

— Пусть уберет ногу, — простонал Артист. Митя посмотрел на боевика, наступившего каблуком на руку Артиста, и надавил вдобавок собственной ногой, да так сильно, что хозяин дома закричал. Митя наклонился к нему и закрыл ему рот своей лопатообразной рукой.

— Не ори, — ласково посоветовал он, — люди услышат. Домик у вас хрупкий, все слышно. Ты ведь знаешь, что мы с тобой сделаем, если будешь артачиться. Адрес скажешь? — спросил он, чуть приоткрывая ладонь.

— Да, — выдавил Артист, — скажу. Убери ногу. Он у своей девушки, у Оли. Он у нее всегда останавливается, когда в Москву приезжает.

— Убери ногу, — разрешил Митя, оборачиваясь к своему боевику. Потом снова наклонился к хозяину дома. — Он один приехал?

— Кажется, нет. С ним какой-то тип, видимо, военный. Но я его не знаю.

— С чего ты взял, что это военный?

— Или мент. Я их сразу чую. Но он не обычный мент, скорее какой-нибудь специалист.

— Как его зовут?

— Этого я не знаю. Он с нами не сидел. Я его мельком видел. Серебряков его полковником называл. Я ведь в ресторан всегда прихожу чуть раньше обычного, вот и видел, как они подошли. Потом полковник ушел…

— Это я знаю, — ухмыльнулся Митя, — на халяву выпить все любят. Зачем они приехали?

— Ребят ищут, — тяжело дыша, ответил Артист, — говорят, что им нужны люди. Много людей. Ищут подготовленных, самых лучших. Обещают платить большие деньги.

— Для чего? — Митя стоял, наклонившись над Артистом, и говорил очень тихо, чтобы окружавшие их люди не слышали его вопросов. И тем более ответов Артиста.

— Он говорит, что в Чечню собирается. Но, по-моему, врет. Я не знаю, для чего. Может, с вами счеты решил свести, поквитаться, — злорадно добавил Артист.

— Поквитаемся, — тяжело распрямился Митя. — Принеси подушку, — тихо попросил он одного из своих людей.

— Ты лучше у него все узнай, — посоветовал Артист, чуть приподнимаясь на локте здоровой руки. — Мог бы и спокойно спросить, я бы тебе все равно все рассказал. Без этих фокусов.

— Адрес Оли у тебя есть?

— Есть. Она живет на Молдавской. Дом четырнадцать. Кажется, на восьмом этаже. Это у метро «Кунцевская». Он всегда у нее останавливается.

— Хорошо. — Митя увидел, что из спальни принесли подушку. Увидел ее и хозяин дома. Он посмотрел на своего мучителя и дрогнувшим голосом спросил:

— А подушка зачем?

— Сейчас узнаешь. — Митя взял подушку из рук боевика, неожиданно бросил ее прямо на лицо хозяина дома и, вынув пистолет, наклонился, сделав два выстрела. Ноги Артиста дернулись и замерли. На подушке начало проступать большое красное пятно.

— Пошли, — приказал Митя, убирая пистолет. Они вышли из квартиры, осторожно закрыв дверь. Уже сидя в машине, Митя достал мобильный телефон и, набрав номер, негромко сказал:

— Мы узнали его адрес. Он останавливается у своей бабы. Метро «Кунцевская». Сейчас едем к нему в гости.

— Будьте осторожнее. Артист может предупредить его, — посоветовал Филя.

— Не предупредит, — улыбнулся Митя, захлопывая крышку телефона.

Закончив разговор со своим человеком, Филя позвонил Колесову.

— Спасибо за адресок, — сказал он, — все точно. Он сказал нам, где его искать.

— Только пусть твои люди не увлекаются, — посоветовал Колосов, — нужно все точно узнать. Пусть выбьют из него все возможное. Зачем им столько боевиков и против кого они собирают такой отряд? Пусть все сделают спокойно и без лишнего шума.

— У меня все люди спокойные, — ответил Филя, — все узнают и доложат.

Зачем им лишние неприятности?

— До свидания. — Колосов положил трубку.

В который раз он подумал, что вся эта мразь, с которой он теперь вынужден общаться, действует ему на нервы. Уехать бы куда-нибудь, тоскливо подумал он. Подальше от всего этого дерьма.