Пепел надежды

Абдуллаев Чингиз

Глава последняя

 

Часть полученных денег он вложил в усовершенствование систем наблюдения за своими двумя квартирами. Часть денег оставил в банке, чтобы иметь возможность некоторое время не заниматься никакими делами и читать своих любимых американских фантастов, предаваясь этому занятию целыми днями и выходя из дома лишь по мере необходимости.

Он привык не отвечать на телефонные звонки, привык к постоянной тишине своего дома. Телевизор он включал лишь для просмотра информационных программ, газеты читал в системе Интернет, легко выходя на нужные ему статьи Два компьютера, связывающие его с мировой сетью Интернет, словно открывали весь мир в его квартиру или его квартиру в современный мир.

Лишь однажды ему пришлось побеспокоиться, когда в дверь снова позвонили. Приехавший гость предложил фантастическую сумму, если Дронго согласится работать на его Хозяина. Сумма была неслыханная, невероятная, невозможная. Дронго понимал, что это не столько гонорар, сколько плата за его молчание. В ответ на настойчивость гостя он спустил его по лестнице. С тех пор к нему от Хозяина никто больше не приезжал.

Генерал, кажется, получил его пожелания. Никто больше не беспокоил Дронго, а он не позволял себе вспоминать эту историю, казавшуюся такой невероятной и кровавой, что она больше походила на выдумку, чем на реальность.

Только иногда, когда президент той самой страны случайно появлялся на экране телевизора, выступая на каком-нибудь торжественном заседании стран СНГ или прибывая с визитом в другую страну, Дронго переключался на другую программу. Он ничего не мог поделать с собой, вспоминая самолет «с золотым запасом республики». Но даже за секунду до переключения он успевал заметить генерала, всегда стоявшего рядом с президентом. Генерал стал министром национальной безопасности республики. И все понимали, что это только «случайность» и генерал не мог быть таким образом вознагражден за столь явную «халатность», проявленную им во время поисков золотого запаса.

Генерал стоял рядом с президентом и всегда улыбался. Может, он вспоминал про исчезнувший самолет и его груз, глядя на выступающего президента.

А может, вспоминал еще о других грузах. В конце концов, президент был пожизненный, несменяемый, а значит, и генерал тоже был пожизненным министром.

Так они и собирались жить. Вдвоем до глубокой старости. И горе генералу, если он переживет хотя бы на один день своего президента.