Пепел надежды

Абдуллаев Чингиз

Глава 44

 

— Быстрее! — закричал изо всех сил Высоченко, показывая водителям джипов, чтобы они подъехали к их группе. Наконец водители поняли и, бросившись в машины, через несколько минут были рядом с группой.

— В машину! — крикнул Высоченко, обращаясь к Дронго. — Наше оружие осталось во втором грузовике.

— Погодите. Если мы его бросим, он погибнет, — сказал Дронго, указывая на самолет, в котором скрылся Казбек.

— Казбек, — заорал полковник, — вылезай быстрее, у нас нет времени!

И, махнув рукой братьям, чтобы они остались у самолета и помогли Казбеку, он бросился в машину. Миленкин уже бежал ко второму джипу. Колонна их преследователей еще не спустилась к песчанику, когда оба джипа на полной скорости подъехали к грузовику и высыпавшие из них люди Высоченко начали разбирать оружие.

— Быстрее, быстрее, — подгонял их полковник, — быстрее, они уже близко.

Вместе с Миленкиным и водителями их было семеро. Высоченко посмотрел на Дронго, чуть поколебался и спросил:

— Вы умеете стрелять?

— Да, — кивнул Дронго.

— А ваш спутник?

— Думаю, тоже.

— Тогда спрячьтесь за машины и лежите на земле, не высовываясь, — зло предложил полковник. — Если вы поднимете голову, я решу, что вы хотите в нас стрелять сзади, и тогда мне придется стрелять в вас.

— Я думал, вам нужно помочь, — возразил Дронго.

— В укрытие, — приказал полковник, — мы справимся и без вашей помощи.

Дронго и Исмаил залегли в пяти метрах от джипа, в небольшом углублении, образовавшемся в результате наслоения скальных образований. Дронго всматривался в подъезжавшие машины. Нападавших, видимо, было много. Он насчитал шесть машин.

Если в каждой по четыре-пять человек, тревожно подумал Дронго, то получается что их не меньше двадцать пяти — тридцати человек. А в группе Высоченко всего семеро. И трое проводников, оставшихся у самолета.

Он увидел, как боевики Высоченко разворачивают в сторону колонны ручной ракетный комплекс. Еще мгновение, и первая машина вспыхнула от прямого попадания. Остальные автомобили начали обходить ее.

Люди Высоченко, рассредоточившись, открыли огонь из автоматов. Еще один автомобиль остановился. Очевидно, там был убит водитель. Дронго видел, как четко действовали люди полковника. Миленкин взял гранатомет и выстрелил в колонну. Граната разорвалась рядом с одной из машин, и в результате были ранены еще двое нападавших.

— Берегите гранаты, — крикнул Высоченко, — у нас их осталось только три!

Один из его людей установил на небольшом холме пулемет и теперь бил длинными очередями по нападавшим. Дронго подумал, что количество нападавших не поможет им одолеть бойцов полковника. И в этот момент кто-то вскрикнул, показывая на горы. Из-за холмов появились два вертолета. Это были вертолеты Хозяина, который приказал Мураду и Саидбеку, не останавливаясь ни перед чем, уничтожить колонну полковника и найти самолет. И если Саидбек лично руководил боем, находясь в одном из подъехавших автомобилей, то Мурад сидел в одном из вертолетов с перевязанной рукой. Вертолеты были взяты на один день в расположении воинской части. Подполковник, командовавший вертолетами, согласился предоставить их Мураду, потребовав по пять тысяч долларов за каждый.

Но зато он дал обе боевые машины с полным боекомплектом и своими экипажами.

Мурад вынужден был согласиться. Он дал бы и десять тысяч, лишь бы вертолеты долетели до колонны и их пулеметы сумели бы сделать то, чего не могли сделать нападавшие боевики Саидбека.

— Воздух! — крикнул Высоченко, и в этот момент длинная очередь сверху прочертила землю. Лежавший за пулеметом водитель был убит наповал.

— Миленкин, воздух! — закричал полковник, продолжая стрелять в нападавших.

В это время второй вертолет, в котором находился Мурад, подлетел к грузовику, стоявшему рядом с самолетом. Лебедка была видна издали, и Мурад приказал стрелять в грузовик. Пулеметные очереди заставили обоих братьев Казбека испуганно прижаться к земле. Один, не выдержав, крикнул в глубь самолета:

— Вылезай быстрее, Казбек! Они нас сейчас будут бомбить.

— Я еще не кончил искать! — крикнул злой Казбек. — У вертолетов не бывает авиационных бомб, не бойтесь.

Перегруппировавшись и составив машины, боевики Саидбека начали приближаться короткими перебежками и под прикрытием огня к защищающимся. Один из людей Высоченко, попытавшийся добежать до замолчавшего пулемета, успел только вскочить, и его тут же срезала автоматная очередь. Высоченко понял, что проигрывает этот бой. В этот момент Миленкин, наконец улучив момент, когда вертолет опустился слишком низко, выстрелил в него из ракетного комплекса.

Первый выстрел оказался неудачным. Миленкин почти сразу же выстрелил еще раз.

На этот раз вертолет взорвался, и все на секунду отвлеклись, глядя, как с высоты падают его обломки. Когда все пришли в себя, они вдруг с удивлением обнаружили, что молчавший на холме пулемет заговорил.

Это был Дронго. Видя, как трудно приходится людям Высоченко, он бросился к пулемету, на ходу доставая свой пистолет и стреляя в нападавших.

Исмаил, помнивший о том, что он обязан всегда быть рядом с ним, начал подползать к нему под убийственным кинжальным огнем.

Пулемет бил прямой наводкой по нападавшим. Высоченко, поняв, в чем дело, одобрительно кивнул. Он знал, что во время боя нельзя раздавать награды или нервировать солдат. Каждый должен знать свое место и драться в общем строю.

Мурад, сидевший во втором вертолете, с ужасом смотрел на гибель первого. Потом взял себя в руки, нахмурился и, показывая пилотам на лебедку, Попросил:

— Сожгите ее или уничтожьте грузовик.

Пилот нажал на гашетку пулемета, и тяжелые очереди прочертили пространство над грузовиком. Еще одна очередь перебила один из тросов, и нос самолета теперь висел всего лишь на двух оставшихся. Выстрелы раздавались со всех сторон, и Дронго просто не знал, как ему остановить нападавших.

Высоченко, взяв гранатомет, пополз в сторону. Он понял, что у них остался единственный шанс. Четверо его людей во главе с Миленкиным ожесточенно отстреливались. У них уже погибло два человека. И хотя нападавшие потеряли не меньше восьмидесяти человек, все равно силы были неравны. Да и вертолет, стрекотавший у них над головами, расстреливал их сверху.

Один из братьев Казбека, видя, что перебит трос, кинулся к лебедке, стараясь еще немного поднять нос лайнера. И получил пулеметную очередь в грудь.

Второй начал стрелять по вертолету из автомата. Но автоматные очереди не могли повредить обшивку вертолета, находившегося на достаточно большой высоте.

Казбек, поняв, что снаружи происходит нечто страшное, решил вылезать.

Он успел осмотреть несколько ящиков, в которых находились всякий хлам и камни.

Вылезая через иллюминатор, он почувствовал, что самолет сильно тряхнуло. Это порвался второй трос. Казбек с трудом вылез и бросился на песок. И тут Мурад увидел его и показал пилоту.

— Снижайся. — Он как раз всматривался в самолет и видел, как Казбек выбрался оттуда. — Мы возьмем его живым! — радостно крикнул Мурад. Он был уверен, что Хозяин останется доволен. И в этот момент раздался взрыв. Загорелся еще один автомобиль нападавших. Это полковник Высоченко, сумев обойти колонну слева, открыл огонь из гранатомета. В ответ несколько выстрелов, и скоординированный огонь из автоматов и пулеметов поджег брезент на грузовике, в котором хранилось оружие.

— Уходите, — закричал своим людям Высоченко, — сейчас взорвется!

Убирайтесь оттуда немедленно!

Дронго понял, что произошло, но своего места не покинул. И лишь когда пламя полностью охватило грузовик, он отполз немного в сторону. Грузовик взорвался со страшным грохотом. Впечатление было такое, будто машина подорвалась на мине. Дронго развернул пулемет и дал короткую очередь в сторону нападавших.

Казбек уже полз от самолета, когда его снова увидел Мурад. Он опять показал на него пилотам.

— Нужно его остановить. Он был в самолете, — уверенно сказал Мурад.

Пилот начал снижаться, чтобы поймать беглеца в прицел пулемета и расстрелять. Но он забыл о втором брате Казбека, оставшемся в живых. Когда вертолет пошел на снижение, брат Казбека поднял свой автомат, в котором он только что заменил магазин, и расстрелял его целиком, выпустив всю очередь в вертолет. Очевидно, он случайно попал в пилота, так как тот неожиданно вскрикнул и упал головой вперед. Мурад обернулся к пилоту, с ужасом чувствуя, что они падают. Второй пилот пытался что-то сделать, но они слишком резко пошли вниз и, врезавшись в самолет, взорвались.

Эхо взрыва, казалось, отразилось в горах. Нападавшие замерли. Они явно не ожидали подобных потерь. Саидбек с ужасом подумал, что у него остались только четыре целые машины. Он приказал отступать. Его боевики, забирая раненых, уходили из-под обстрела, торопясь укрыться, в холмах. Бой был окончен.

Тяжело дыша, Высоченко подошел к машинам и увидел Миленкина, у которого была кровь на лице.

— Ранен? — спросил полковник.

Тот покачал головой, вытирая кровь. Видимо, он просто рассек себе кожу на лице. Высоченко уже видел, что у них двое погибших и один легко ранен в ногу. Ничего не сказав раненому, стонавшему от боли, полковник прошел дальше. И наткнулся на сидевшего на холме Дронго с пулеметом в руках. Рядом с ним был неизменный Исмаил.

— Спасибо тебе, — протянул ему руку полковник. — Твой пулемет сегодня спас нас.

— Не за что, — серьезно ответил Дронго. — Я решил, что они могут оказаться гораздо хуже вас.

— Правильно решили, — улыбнулся полковник, всматриваясь в то место, где лежал самолет. Оттуда уже бежал брат Казбека.

— Он там, — тревожно показывал брат Казбека в ту сторону, где клубился дым от взрыва. Все бросились туда. Полковник, Дронго, Исмаил, брат Казбека, который в результате и оказался первым. Они добежали до самолета и увидели, что взорвавшийся от столкновения с самолетом вертолет догорает, превратившись вместе с самолетом в какую-то немыслимую мешанину металла, пепла и человеческих останков. Рядом лежал с развороченным животом Казбек.

Его брат, добежавший сюда первым, стоял над ним, не зная, как ему помочь. Высоченко подошел ближе, взглянул на раненого Казбека и отвернулся. Он понял, что с такими ранениями невозможно выжить даже при наличии искусного врача и хорошего госпиталя. Но здесь не было ни врача ни госпиталя.

— Я умираю, — прохрипел Казбек, раньше других понявший, что с ним происходит.

— Мы еще вместе будем возвращаться, — попытался улыбнуться полковник, но улыбка у него не получилась.

— Ты меня прости, полковник… — вдруг сказал, задыхаясь, Казбек, — это я виноват… Я вас сюда привел…

— Тебе вредно говорить, — попытался остановить его Высоченко, — лучше молчи.

— Нет, — тяжело говорил Казбек, — молчать нельзя… Там ничего нет…

Ничего и никого… Ты меня понял, полковник?

Высоченко тревожно взглянул на Дронго. Тот кивнул головой. Он понимал, что хочет сказать раненый.

— Нет никакого золота… Ничего нет… — продолжал хрипеть умирающий. — Ты меня прости…

— Что там было? — спросил Высоченко, показывая в сторону горевшего самолета.

— Ничего… — повторил Казбек, — там ничего нет…

Очевидно, это было самое важное, что он хотел сказать. После этого он закрыл глаза и умер. Его брат наклонился над ним.

— Там ничего нет, — задумчиво повторил Высоченко и посмотрел Дронго в глаза. — Вы об этом знали?

— Нет. Но догадывался, что так может быть.

Высоченко сел прямо на песок.

— Столько убитых, — сказал он, — в Москве, в банке, здесь! Столько убитых — и ради чего?

— Здесь нельзя долго оставаться, — напомнил Дронго, — у нас есть две машины, и мы должны отсюда уезжать.

— Уезжать… — вздохнул полковник и, подняв голову, опять посмотрел Дронго в глаза. — Куда уезжать? И куда вообще можно уехать от самого себя?

— Уходите отсюда, — снова сказал Дронго, — забирайте людей и уходите.

Здесь слишком много трупов. Я думаю, что через час здесь будут войска. И милиция. Вы не сумеете объяснить, что вы здесь делали. Уходите.

— Откуда у вас пистолет? — вспомнил полковник про внезапно появившееся в руках Дронго оружие. — Вас же вчера обыскивали. Откуда у вас появился пистолет?

— Я его сделал из скалы, — пошутил Дронго, — или вы хотели, чтобы я оставался на месте?

— Кто вы такой? — спросил Высоченко. — Может, вы посланец ночи? Я слышал что-то про высокого мужчину, который все знает и все умеет. У него была какая-то кличка, что-то вроде названия небольшой птицы, которая никого не боится. Вы не знали такого человека?

— Не знал. Вы теряете время, — терпеливо сказал Дронго, — уходите быстрее.

Полковник наконец поднялся и, не оглядываясь, пошел к машинам. Исмаил и брат Казбека Подняли тело погибшего и понесли его в ту же борону. И только Дронго остался еще на несколько мгновений у места взрыва, словно хотел забрать отсюда некие сувениры. И через несколько минут присоединился к уходящим.

Высоченко простился с ним. Его группа уехала через десять минут. А еще через полчаса над головой Дронго и Исмаила закружились вертолеты. В холмах послышался шум подходившей колонны машин.

— Правительственная комиссия, — кивнул Дронго. — Наконец-то.