Пепел надежды

Абдуллаев Чингиз

Глава 35

 

События в доме Высоченко стали широко известны в Москве. По всему городу ходили слухи о молодой женщине, которая сумела застрелить двух рецидивистов и остаться в живых. Дошли они и до Колесова. Вечером того же дня он вызвал к себе Родиона.

— Я проверял, — строго сказал он. — Кроме тебя, никто не знал, где именно жил Высоченко.

— Я его примерный адрес знал, — возразил Родион, — всего один раз был, когда нужно было за хороших людей попросить. Вы же сами посылали. А кроме меня, еще Семен знал.

— Ты мне про Семена не напоминай, — зло заметил Колесов. — Вспомни, может, ты кому-нибудь давал адрес Высоченко? Последние дни у тебя его адреса никто не спрашивал?

— Нет, — удивился Родион, — никто.

— Хорошо, — кивнул Колесов, — можешь идти.

Родион повернулся, чтобы выйти, постоял немного, помялся, потом повернулся еще раз и сказал, глядя на Колесова:

— Я Коле говорил, где он живет. Он у меня вчера спрашивал.

— Нашему Коле?.. — не поверил Колесов. Он молчал очень долго. Минуту, другую, третью. Молчал, вспоминая все, что ему было известно. И рейс Коли два года назад в Среднюю Азию. И его арест. И его освобождение. И его загулы, и его новенький «БМВ», цена которого была явно душе той, которую он назвал своему патрону. Колесов достал карты, к которым он пристрастился уже давно и которые помогали ему успокаивать нервы, и начал раскладывать пасьянс. Потом, словно вспомнив о Родионе, поднял голову.

— Что? — спросил он.

— Ничего, — испуганно ответил Родион, — а мне идти?

— Иди, иди, — нахмурился Колесов, — иди, Родион, и никому ничего не рассказывай. Ты меня слышишь? Языком не болтай.

— Да. — Родион никогда не видел шефа в таком состоянии. Тот словно потерял ориентацию, раскладывая свои карты. У него появился какой-то рассеянный взгляд, какой бывает у мужчины, впервые узнавшем об измене своей жены. Гнев и боль приходят потом, сначала бывает именно это чувство растерянности. Родион молча вышел из комнаты, осторожно закрыв за собой дверь.

«Филя… — с холодной ненавистью подумал Колосов. — Это он мог заставить моего человека рассказать ему обо всем. Это он любит подсылать своих человечков везде и повсюду».

Именно Филя настоял на том, чтобы он сдал в прошлом году Жеребякина, своего компаньона и помощника, которого застрелили в кабинете Колесова, куда он явился на встречу.

В Москве только Филя мог организовать подобную пакость. Этот человек искренне считал, то его люди должны быть повсюду. Он справедливо полагал, что обладание информацией есть самая большая власть, какая только может быть у человека. Колесов продолжал раскладывать пасьянс. Значит, Филя решил сыграть в свою игру. Он расставил свои фигуры, как на шахматной доске решив, что в нужный момент пожертвует таким слоном, как Колесов. Его пешки были и в отряде Высоченко, и у самого Колесова под боком. Только с этой девицей у него не получилось. Он послал туда двоих людей, а она оказалась более проворной, чем два его бандита.

Он подумал, что теперь Филя ему будет не нужен. Он сумел договориться с самим Хозяином, сумел все сделать как нужно. Самолет возьмут люди Хозяина, и даже если Колесову достанется только четверть суммы, то и тогда он может спокойно уехать из этой страны. А ведь они договаривались разделить все деньги пополам.

Колесов задумчиво перебирал карты. Теперь нужно решить, что делать с Филей. Он вспомнил, что Родион эти три дня собирал по всей Москве лучших боевиков. И крикнул что было силы:

— Родион!

Тот стоял за дверью, словно ожидая этого призыва, и сразу ворвался в комнату.

— Он тебя про поездку не спрашивал? — уточнил Колесов.

— Спрашивал, — выдохнул Родион.

— И ты сказал?

— Ничего не сказал. Вы же нам ничего не рассказали. Даже куда летали, не сказали. Зачем мне ему было врать?

— Да, — согласился Андрей Потапович, чувствуя, что задыхается. Помолчав немного, он неожиданно спросил, чуть скривив лицо от боли в сердце:

— Ты людей отбирал? Ну для этого… для… И вдруг схватился за сердце. Родион испуганно подскочил к нему, видя, как лицо Колесова постепенно становится пепельного цвета.

— Ничего, — оттолкнул его руку Колесов, — ничего, мне лучше.

Андрей Потапович достал таблетку валидола и положил под язык. Потом, чуть отдышавшись, спросил:

— Помнишь, кого мы отбирали?

— Конечно, помню.

— Можешь найти мне там одного человечка?

— Какого человечка? — спросил Родион, все еще не понимая, чего хочет его шеф.

— Толкового, — выдохнул Колесов, — мне нужен толковый парень.

— Один?

— Да-да, один. Толковый парень, который еще не успел засветиться. И чтобы Филя и его охломоны о нем не знали. Есть у нас такой или обо всех наших людях этот сукин сын все знает?

— Есть, — удивленно сказал Родион, — найдем, если хотите.

— Найди, — приказал Колесов, — найди прямо сегодня. И скажи ему, что мы заплатим двадцать тысяч… нет, тридцать… нет, пятьдесят тысяч, если все сделает быстро.

— Что сделает? — шепотом спросил Родион.

— Если все сделает чисто, — продолжал Колосов, как будто не слыша вопроса Родиона, — сразу получит пятьдесят тысяч.

— Это я понял, — кивнул Родион. — Что он должен сделать?

— В общем, найди мне такого. — Колосов все еще игнорировал вопрос Родиона, продолжая делать вид, что не слышит своего собеседника. Таблетка под языком начала рассасываться. Он вдруг вскочил со своего места, схватил Родиона за шиворот, притянул его к себе. Карты полетели на пол. — И чтобы быстро, — сказал он, тяжело дыша, — чтобы я больше про этого суку одноглазого не слышал!

Ты меня понял?

— Понял, — кивнул Родион, — все сделаю. Найду кого нужно.

— А с Колей сам разберись, — сказал, усаживаясь на свое место, Колесов и выплюнул таблетку валидола. — Он тебя подставил — значит, тебе с ним и разбираться.

— Все сделаю, — помрачнел Родион. Он понял и второе задание.

— Иди. — Колесов откинулся на спинку кресла закрыл глаза.

Вечером Родион встретился с нужным человеком, передав ему заказ Колесова. И даже выдал аванс в две тысячи долларов. Правда, он пообещал киллеру только двадцать пять тысяч. Он справедливо решил, что шеф говорил о двух заданиях и, значит, деньги нужно разделить на двух исполнителей. Вторым исполнителем был он сам.

Позвонив Коле, он предложил ему встретиться за городом, куда Коля должен был приехать на своем автомобиле. Коля и приехал на новеньком «БМВ», которым очень гордился. Родион сел в машину рядом с ним и предложил ехать дальше. Было уже темно, когда они достигли лесополосы.

— Ты почему меня сюда привез? — спросил Филя, выключая дальний свет.

Впереди виднелось какое-то небольшое, но глубокое озеро.

— Встреча у нас здесь, — объяснил Родион, — важная встреча. Сам увидишь.

— Навар хоть будет? — ухмыльнулся Коля.

— Еще какой, — пообещал Родион, — заработаем кучу денег.

— Заказ какой-нибудь?

— И очень денежный. Двадцать пять кусков. — Родион сказал почти правду.

Он действительно собирался взять за убийство своего собеседника двадцать пять тысяч, которые ему никто и не собирался платить.

— Двадцать пять — это хорошо, — глубокомысленно сказал Коля, — а то у меня траты такие!

Сам не поверишь.

— Верю, — кивнул Родион, улыбаясь, — тебе я вообще верю. Пойдем посмотрим, здесь знаешь как красиво.

— Да в гробу я видел эту красоту, — серьезным тоном сказал Коля, — мне главное, чтобы деньги были хорошие.

— За это ты не волнуйся, — пообещал Родион, выходя из машины.

Коля последовал за ним. Он хлопнул дверцей и поспешил за Родионом, который шел по берегу озера.

— И зачем встречу в таком месте назначать? — недоумевал Коля, утопая в болотной жиже. И вдруг Родион обернулся. На небе светила полная луна, и местность была довольно ярко освещена.

— Коля, — жутким голосом спросил Родион, — ты почему меня предал?

— С ума сошел, — усмехнулся Коля, — когда я тебя предавал?

— Это ведь у меня ты узнал адрес полковника. И сразу к нему ребята Фили поехали. Может, случайность, как думаешь? А почему тогда ты у меня и про поездку Андрея Потаповича спрашивал?

Он видел, как вздрогнул его собеседник, как напрягся.

— За сколько продал, иуда? — спросил Родион, вынимая пистолет.

Коля понял, что никакой встречи не будет. Он вдруг осознал, почему его привезли в такое глухое место, почему они так долго шли вдоль озера. Понял и испугался.

— Ты что, Родион, — забормотал он, поднимая руки, словно пытаясь защититься от выстрелов, — как я мог! Ты же меня знаешь.

— Сколько он тебе платил? — сурово спрашивал неумолимый палач. В аскетическом, худощавом лице Родиона было что-то от инквизитора. Широкоплечий, накачанный Коля мог бы постоять за себя, если бы не пистолет в руках его собеседника. Пистолет определял силу. И волю того, кто был с оружием в руках.

— Ничего не платил. Я никому и ничего не говорил, — торопливо бормотал Коля, все еще надеясь спастись.

— Про дом полковника ты меня спрашивал. И сразу туда поехали «шестерки» Фили. Так не бывает, Коля. Колись скорее, у нас мало времени.

— Нет, — отчаянно крикнул Коля, — я не виноват!..

Последнее его слово заглушил выстрел. Родион выстрелил трижды. В еще вздрагивающее тело. Потом наклонился, обыскал покойного, достал ключи от машины, бумажник, документы. Столкнул тело в озеро. Пистолет он тщательно вытер и только затем выбросил следом за убитым.

А потом пошел к автомобилю. Он давно работал у Колесова и знал, как легко можно погореть на собственной жадности. Автомобиль нельзя было трогать.

Он включил зажигание, повернул руль и направил новенькую машину прямо в озеро.

Машина мягко, без всплеска, погрузилась в воду. Вскоре поверхность снова стала спокойной.

А в это время ничего не подозревающий Филя все пытался выяснить, как смогла молодая девушка, никогда в жизни не державшая в руках оружия, застрелить двух его боевиков, один из которых был опытным рецидивистом. Ему казалось это невозможным. Более того, эта девушка была словно проклятием Фили. Сначала у нее на квартире были убиты Митя со своими напарниками, а затем она хладнокровно расстреляла еще двоих нападавших. Филя не верил в случайность. Он считал, что все в мире можно точно просчитать. Филя был рационалистом, а не романтиком. Но убийство двух его боевиков потрясло Филю. Он решил, что нужно ускорить дело с самолетом.

Он позвонил своим людям, которые следили за группой Высоченко. И с огорчением узнал, что Артем больше не отвечает на телефонные звонки и не сообщает о движении колонны. Оставалось сделать вывод, что и там их постигла неудача. Филя еще не знал, что нанятый Колесовым киллер уже ищет его по всей Москве. Он не знал, что Уже заказано его убийство. И Колесов ждет, когда ему наконец сообщат об этом событии.