Пепел надежды

Абдуллаев Чингиз

Глава 31

 

Утром пришло сообщение из Москвы. На этот раз сотрудники СБК провели проверку всех известных женщин, проходивших по информационным данным не только ФСБ и МВД, но и военной контрразведки, которая систематизировала все сведения о женщинах-убийцах. Особый упор делался на тех, кто участвовал в чеченской войне.

Выяснилось, что подходящих кандидатур на подобную роль было не так много. Только три женщины, причем одна из них была уже в возрасте. Ей было за тридцать, и она вряд ли подходила под описание дежурных. Кроме того, у нее на подбородке был шрам, который невозможно было не заметить. Оставались еще две кандидатуры.

Обе женщины были спортсменки. Обе высокого роста. Инга Ольшанская была бывшей чемпионкой по биатлону, и на ее счету военная контрразведка числила немало подвигов. Другая — Светлана Вахтрамяэ — была мастером спорта по стрельбе и занималась раньше художественной гимнастикой. Правда, обе они блондинки, а приходившая к консулу женщина была брюнеткой, но это не так важно, волосы можно и перекрасить.

Фотографии обеих женщин прилагались. Министерство внутренних дел собиралось размножить эти фотографии, чтобы раздать их сотрудникам милиции, но Дронго полагал, что женщина-убийца уже давно покинула пределы Дагестана. После убийства консула по распоряжению Москвы в Дагестане было введено специальное положение, по которому каждый приезжавший в республику обязан был зарегистрироваться.

В три часа дня из Махачкалы вылетал самолет в Грозный. В нем должны были находиться сотрудники СБК и Дронго со своим напарником, Перед отъездом он еще раз зашел к Низаметдинову.

— Я улетаю в Грозный, — сообщил Дронго, — вместе с офицерами Бюро координации. Постараюсь узнать что-нибудь в Чечне об исчезнувшем самолете.

— Почему вы не поехали с членами комиссии в Кызылюрт? — нервно спросил Низаметдинов.

— Это мое дело, — жестко отрезал Дронго. — Если вы будете вмешиваться в мое расследование, я вообще прекращу всякие поиски.

— Что мне передать компетентным лицам? — немного умерил свою раздражительность его собеседник.

— Что вы действуете всем на нервы, — ответил Дронго и вышел из комнаты.

Ровно в три часа дня самолет взял курс на Грозный. Кроме офицеров бюро, в нем находилась Делегация Дагестана во главе с секретарем Совета безопасности.

Он летел на переговоры по вопросу освобождения дагестанских сотрудников милиции.

Когда самолет взлетел, Чумбуридзе пересел к Дронго. Самолет был старый — «Ту-134». И хотя лететь было недалеко, Дронго по привычке опустил заслонку иллюминатора и закрыл глаза.

— Вы не любите летать самолетом? — понял Георгий.

— Ненавижу, — признался Дронго, — но все время летаю, — добавил он меланхолически.

— Да, настроение у вас от этого не улучшается…

— Хорошо еще, что лететь недалеко, — пробормотал Дронго.

— Мы будем на месте минут через сорок, — взглянул на часы Чумбуридзе. — Вы думаете, в Грозном могут знать что-нибудь об этом проклятом исчезнувшем самолете?

— Поэтому я тоже лечу вместе с вами.

— Почему его не могут найти, как вы думаете? Может, его действительно не хотят найти?

— Или не могут. А еще точнее — кто-то мешает искать самолет. И убийство консула вполне укладывается в эту версию.

Чумбуридзе замолчал и больше ничего не спрашивал. Вскоре самолет пошел на посадку. Стюардесса объявила об этом, попросив всех пристегнуть ремни. Через некоторое время самолет благополучно приземлился. В аэропорту их встречало сразу несколько машин. Сотрудники бюро и Дронго со своим провожатым сели в автомобили работников чеченского МВД, которые встречали, их в аэропорту, и они поехали в центр города. Первая машина была. «Волга» «ГАЗ-31», вторая «Волга» «ГАЗ-24». В обеих машинах сидели по два сотрудника чеченского МВД. В первой находились еще трое сотрудников СБК, во второй — Дронго и его напарник.

Остальные поехали чуть позже — они давали интервью собравшимся журналистам.

Обе машины двигались к центру, когда раздался взрыв выпущенной из гранатомета гранаты. Дронго сразу же понял, что стреляли именно в них. Передняя машина едва не перевернулась, резко затормозив и с трудом удержавшись на трассе. Дронго открыл дверцу, выпал из машины. Исмаил выпал следом. Третьим выпрыгнул сотрудник чеченского МВД, встречавший их в аэропорту. Водитель на мгновение замешкался. И в этот момент второй выстрел из гранатомета попал прямо в машину. Взрыв подбросил ее вверх, и машина загорелась. Водитель с криком выбросился на дорогу. Он был еще жив, но охвачен огнем.

Увидев горящего шофера, Дронго вскочил, стаскивая с себя пальто. Он ринулся к водителю, набросил на него пальто и, не обращая внимания на его отчаянные крики, прижал к асфальту, сбивая пламя. Когда через минуту к ним подскочили Другие, огонь уже был потушен и водитель, тяжело дыша, смотрел на Дронго.

— Спасибо, друг, — прошептал он, прежде чем потерять сознание.

— В нас стреляли… — бросился к ним Чумбуридзе.

— Я же говорил, что нам пытаются помешать, — сказал Дронго, поднимаясь с земли.

— Кто стрелял? — закричал один из сотрудников чеченского МВД, подбегая к ним. Другие, достав автоматы, Стреляли в сторону разрушенного дома, откуда были выпущены гранаты.

— Вам повезло, что они целились сначала в нашу машину, — сказал Чумбуридзе. Его коллеги в это время, достав пистолеты, бросились к дому пытаясь найти стрелявших.

— Работали профессионалы, — возразил Дронго. — Сначала они остановили ваш автомобиль чтобы остановились и мы. А потом выстрелили в нашу машину.

Хотели наверняка.

— Значит, они стреляли именно в вас, — догадался Чумбуридзе.

— Пойдемте посмотрим, — предложил Дронго.

— Нет, — сказал вдруг Исмаил, вспомнив, что в его обязанности входила и охрана Дронго, — там опасно.

— Иди к черту! — разозлился Дронго. — Нам нужно посмотреть, что там происходит.

Он пошел первым, за ним отправились Чумбуридзе и Исмаил. Сотрудники чеченского МВД, рассыпавшись по всему зданию, прочесывали этажи, пытаясь найти кого-нибудь. У того места, откуда стреляли, лежали два гранатомета. Очевидно, их бросили убийцы.

— Их было двое, — уверенно сказал Дронго. — Выстрелы произведены один за другим. Стреляли два человека, почти одновременно.

Он наклонился к гранатометам, внимательно разглядывая их. Потом сел на корточки, пытаясь рассмотреть гранатометы поближе.

— Что вы смотрите? — удивился Чумбуридзе.

— Это слишком мужской вид оружия, — пояснил Дронго, — из него может стрелять только человек с короткими волосами. Гранатомет кладут плечо, это вы наверняка знаете. И, мне кажется, я обнаружил одну интересную деталь. Когда стреляешь из гранатомета, нельзя так спешить. А они очень спешили, им нужно было уйти отсюда побыстрее.

Он бережно снял с одного из гранатометов длинный женский волос. Светлый волос блондинки.

— Я же говорил, — показал он волос майору Чумбуридзе, — они слишком торопились. Гранатомет не предназначен для женщин. Это та самая женщина-убийца, которая застрелила консула.

— Тогда получается, что она ждала именно — спросил Чумбуридзе.

— Верно. Она знала, что я прилечу в Грозный. И либо здесь есть нечто такое, что нужно от меня скрыть, либо меня нужно убрать за излишнюю ретивость в Махачкале. При любом варианте она хотела убить именно меня. Светлые волосы…

Это одна из тех двух женщин, данные на которых были получены из военной контрразведки.

— Вам нужно быть осторожнее, — сказал Чумбуридзе, — кто-то целенаправленно убирает всех занятых поисками самолета.

— Кто-то заказывает им эти убийства, — хмуро возразил Дронго. — Не так важно, кто их совершает, важно — кто является заказчиком этих убийств.

— Может, вам лучше отсюда уехать? — предложил Чумбуридзе.

— Они именно этого и хотят, — задумчиво заметил Дронго. — Интересно, что в меня уже не в первый раз стреляет именно женщина. Однажды в меня уже стреляла женщина, которой удалось меня тяжело ранить. Тогда думали, что я не выживу.

— Вы хотите повторить этот печальный опыт?

— Кажется, нет. Во всяком случае, не с таким результатом. Я стал старше и мудрее. Значит, сейчас со мной труднее справиться.

Дронго вернулся к машинам. Их автомобиль сгорел полностью. Через некоторое время подъехали новые автомобили, и они сели в них, чтобы проехать в Министерство внутренних дел Чечни.

В самом министерстве царила почти фронтовая обстановка. После окончания войны Чечня оказалась наводнена оружием, боеприпасами и массой неустроенных, озлобленных людей, потерявших свои семьи или близких. Они ничего не умели делать, только воевать. И это была самая большая проблема чеченских властей.

Нужно было обустраивать всю эту массу вооруженных людей, найти им работу, обеспечить оставшиеся почти без средств к существованию семьи.

В этих условиях участились похищения людей с целью выкупа. Никаких других источников существования у людей часто просто не было. Экономика была полностью разрушена во время войны. Тысячи людей не имели крыши над головой, а те, кто имел, часто обходились без света, воды, тепла. Это была другая жизнь, другие обычаи, другие нравы, зачастую не понимаемые в Москве, а потому чужие и враждебные официальным властям, На встрече с министром внутренних дел Чечни Чумбуридзе и Дронго интересовали только сведения о пропавшем самолете. Ничего нового министр сообщить не мог. Самолет не приземлялся Грозном и не садился нигде поблизости.

Собственно, в других местах такой самолет, как «Боинг-737», и не мог сесть.

Только в аэропорту Грозного, но там он не появлялся. Если бы авария произошла где-нибудь рядом, они бы знали об этом. Однако ничего подобного не было.

Министр не мог отвечать за самолеты, которые пролетали над Чечней. У них просто не было радаров, способных следить за самолетами, летящими на высоте десяти километров.

Но министр был твердо убежден, что самолет и не мог дотянуть до Чечни.

Если российские радары засекли самолет у побережья Каспийского моря, где он упал, то лайнер не мог дотянуть до Чечни, это было ясно и без его пояснений.

Когда разговор закончился, Чумбуридзе и Дронго вышли из кабинета. Оба понимали, что министр прав. Однако в Чечне могли что-то слышать о гибели «Боинга». Но министр твердо сказал, что никаких известий о погибшем самолете в Грозный не поступало.

— Нужно вернуться в аэропорт и проверить, какие самолеты вылетали отсюда в последние две недели, — предложил Дронго. — Может быть, сам министр не знает, что там происходит.

— Вы думаете, кто-то доставил сюда груз и вывез его отсюда тайком? — спросил Чумбуридзе. — Нет, такого быть не может. Мы ведь знаем в СБК, какой груз предположительно мог находиться в самолете. Я поэтому и пытался узнать у вас.

— Но вы не говорили, что знаете.

— А вы не сказали, что находилось в самолете! — улыбнулся Чумбуридзе.

В аэропорту выяснилось, что ни один самолет не мог взлететь и сесть без разрешения представителей местных властей. Руководство аэропорта не имело права самостоятельно давать разрешение на какие-либо посадки.

— Что будем делать? — спросил разочарованный Чумбуридзе.

— Нужно выехать к границе Чечни с Дагестаном, побывать в нескольких пограничных селах. Попросим у министра машину и поедем на границу. Возможно, там что-нибудь слышали про этот самолет.

В этот момент зазвонил мобильный телефон Чумбуридзе.

— Слушаю вас.

— Чумбуридзе, передайте Дронго, что мы знаем имя женщины, которая убила консула в Махачкале, — услышал Георгий тревожный голос Максимова. — По нашим данным, Вахтрамяэ недавно погибла в автомобильной катастрофе. Это могла быть только Инга Ольшанские. Ты меня слышишь? Она была снайпером во время чеченской войны. Настоящий профессиональный убийца. Пусть он знает.

— Понятно, — уныло ответил майор. — Она стреляла в нашу машину из гранатомета, как только мы приехали сюда.

— Почему не сообщил?

— Это случилось два часа назад. Просто не успел.

— Что думаете делать?

— Дронго предложил выехать на границу Чечни с Дагестаном и проверить несколько пограничных селений. Возможно, там слышали что-нибудь об упавшем самолете.

— Проверяйте. Но помните, что завтра последний день. Послезавтра вы должны уехать из этого района. Я выпросил для вас только два дня.

— Хорошо. — Майор убрал телефон и сказал Дронго:

— Они знают имя убийцы. Это Инга Ольшанские. Если она в Чечне, нам ее все равно не выдадут. Она сражалась против российских войск во время войны.

— Ничего, — подвел итог Дронго, — зато, когда в меня будут стрелять в следующий раз, я хоть буду знать имя своего убийцы.