Пепел надежды

Абдуллаев Чингиз

Глава 27

 

В этот день в разных концах Москвы говорили об одном и том же. Всех интересовал исчезнувший самолет. Послу страны, которой принадлежал самолет, позвонил его непосредственный руководитель — министр иностранных дел.

— Самолет еще не нашли, а наш консул уже убит, — раздраженно констатировал министр.

— Мы готовим специальную ноту, — попытался оправдаться посол, понимая, что никакие его оправдания приняты не будут.

— Вы уже передали ноту, и никакого результата не было, — напомнил министр. — Если так пойдет и дальше, мы, очевидно, должны будем рассмотреть вопрос о вашем пребывании в России. Неужели не ясно, что самолет спрятали? Или вы тоже считаете, что он просто упал в море и затонул?

— Нет, конечно, — испугался посол. — Наши сотрудники все время находятся в Махачкале. Я сам собирался туда вылететь.

— Вылетайте, — разъяренно прохрипел министр, — и помните о нашем самолете.

Посол положил трубку и подумал, что исчезнувший самолет может стать последней точкой в его карьере. И решил немедленно лететь в Махачкалу.

Примерно в это же время Максимову позвонил генерал Ларионов, попросивший зайти к нему в кабинет. Когда Максимов вошел, там уже находился заместитель министра внутренних дел, специально приехавший для встречи. Они были знакомы много лет, и Максимов, тепло поздоровавшись, прошел к столу.

— Очень важное дело, — объяснил Ларионов, показывая на гостя.

— Ваши люди сейчас находятся в Махачкале? — спросил заместитель министра.

— Да, — подтвердил Максимов, — они полетели туда для координации действий по розыску пропавшего самолета. Насколько я знаю, сегодня двое наших сотрудников собираются лететь в Чечню. Это не закрытые данные, и мы сообщили о них в МВД.

— В том-то все и дело, — вздохнул генерал. — Мы уже давно готовили операцию по внедрению в преступную среду нашего офицера-нелегала. Дело в том, что, по нашим данным, в Москве за последние годы активизировалась некая группа, специализирующаяся на наемных убийствах. В нее, согласно нашим данным, входят бывшие офицеры МВД и КГБ СССР. Причем заказы принимают посредники, которые довольно легко блокируют все наши попытки выйти на них. Вы знаете, что заказные убийства раскрыть почти невозможно. Поэтому мы решили внедрить в эту еду своего человека, чтобы взорвать ее изнутри. По нашим сведениям, кто-то из МВД поставляет информацию о вышедших на пенсию офицерах, которые могут стать новым пополнением для отряда наемных убийц в Москве.

— Понимаю, — сказал Максимов. — Я вообще считаю, что нужно было давно внедрять в эту среду своих людей и делать это таким образом, чтобы преступники об этом знали. Возможно, в таком случае они станут бояться вербовать новых киллеров.

— Мы хотим выйти на предателя в наших рядах, — угрюмо ответил генерал.

— Сначала мы должны найти того, кто передает информацию, и уже затем начать сеять панику в рядах киллеров и их заказчиков.

— Но при чем тут мои люди в Махачкале?

— В том-то все и дело, — сообщил генерал. — По нашим оперативным данным, одним из главных координаторов действий наемных киллеров является бывший офицер МВД. Правда, мы пока не можем установить, кто именно. А наш человек сейчас находится на Северном Кавказе. Он выдает себя за киллера и уже получил конкретное задание убрать одного человека, в котором мы подозреваем главного координатора.

Генерал помолчал и добавил:

— Вы должны отозвать своих людей из Махачкалы.

— Почему?

— Дело в том, что офицер, которого мы внедрили в преступную среду, известен вашим сотрудникам. И если они встретятся…

— А почему они должны встретиться?

— Нашему офицеру поручили охоту на человека, который возглавляет группу по розыску исчезнувшего самолета. Преступную группу, — пояснил генерал. — Как видите, преступники сработали оперативнее, чем мы. Они сумели все выяснить и послали группу на розыски самолета. Поэтому они могут столкнуться с вашими сотрудниками. А нашего человека они знают в лицо. Это Цапов…

Максимов помрачнел. Он понял, что произошло.

— Вы хотите, чтобы я отозвал оттуда своих офицеров?

— Да.

— Но как я объясню своим людям, почему я их отзываю?

— Ничего объяснять не нужно. Просто отзовите.

— Будет скандал, — напомнил Максимов. — Там находятся представители их посольства. Убили их консула. Если сейчас мы отзовем наших офицеров, это будет только подтверждением того, что Москва действительно заинтересована в сокрытии фактов. Если даже международная организация СБК отказывается помогать в поисках самолета, то они вполне могут поднять вопрос о выходе из СНГ.

— Что они и делают, — напомнил Ларионов.

— Все равно ваших сотрудников нужно отзывать, — упрямо сказал генерал.

— Иначе мы провалим очень важную операцию. Они могут случайно оказаться рядом.

— Мои сотрудники — хорошо подготовленные профессионалы, — возразил Максимов. — Они знают, как себя вести в подобных случаях.

— Все может получиться случайно, — продолжал упорствовать генерал. — Мы потратили на эту операцию много сил и времени. И мы не можем Рисковать. Мы убираем оттуда всех, кто мог знать или даже случайно видеть Цапова.

— Может быть, сделаем по-другому? Я сам полечу в Махачкалу и постараюсь предупредит, своих людей.

— Вы гарантируете, что не произойдет утечки информации? — спросил генерал. — Вы же понимаете, что это несерьезно. Отзывайте людей, Максимов, у нас нет другого выхода.

— Хорошо. А если они полетят в Грозный? Все трое. Я думаю, ваш Цапов не появится в Грозном. А дипломаты будут знать, что наши сотрудники работают в Чечне. Потом мы дадим распоряжение чтобы они вернулись через Назрань. Такой вариант вас устроит?

— Это большой риск, — задумчиво заметил генерал.

— По-моему, это правильное решение, — осторожно вставил Ларионов. — Не нужно отзывать людей. Помимо всего прочего, это насторожит оставшихся.

— Хорошо, — согласился генерал, — но только в Чечню и сразу обратно в Москву. И только на два дня.

— Договорились, — кивнул Максимов. — Я отдам соответствующее распоряжение. Думаю, они все поймут.

Пока в кабинете Максимова шел этот разговор, в другом конце города Филя Кривой разговаривал с Колей, которого Колесов считал одним из самых надежных своих людей. Он его даже вытащил из тюрьмы, помог устроиться на работу. Но Фидя знал людей гораздо лучше. Большая сумма денег, соблазнительное женское тело, лесть, клевета, зависть, несостоявшаяся карьера — все могло послужить поводом для предательства. И все использовал Филя, чтобы заполучить нужного человека.

— Значит, Колесова нигде нет? — задумчиво уточнял Филя.

— Он куда-то улетел, — кивнул Коля, — и не сказал никому, даже Родиону.

Но водителю и охране он приказал ждать его в Домодедово.

— Куда он мог так срочно улететь? — подозрительно уставился на Колю его одноглазый собеседник.

— Мы ничего не знаем. Такого никогда не было. Он нам ничего не сказал.

— А может, он и не улетел. Может, к нему кто-то прилетел, — предположил Филя.

— Не знаю. Но его нет очень давно. И никто не знает, почему его нужно ждать в Домодедово.

— Узнай, куда он улетал, — приказал Филя. — Если все выяснишь в течение двух-трех дней, получишь пять тысяч долларов. Тебе ведь на твою девочку деньги нужны. Они у тебя быстро кончаются?

Это был крючок, на который поймали Колю. Лика работала в баре и имела репутацию довольно определенного свойства. За то недолгое время, пока они крутили любовь с Колей, она умудрилась сделать так, что он залез в долги и был увлечен ею настолько, что не замечал ничего вокруг. Конечно, он не знал и не должен был знать, что Лика выполняла конкретные поручения Фили Кривого. Но об этом знало не так много людей.

— Я постараюсь, — вздохнул Коля. — Вообще-то он в последнее время такой подозрительный стал. Я ведь тогда с ним приезжал к вам, не думал даже, что он и меня возьмет.

— Нужно было сначала мне все рассказать потом к нему тащиться, — недовольно прохрипел Филя.

— Но вы не знали Семена. А он знал. Я не думал, что вам будет интересно говорить про Серебрякова. Он ведь Колесова был должник, а не ваш.

— Это я решаю, что мне интересно, а что нет, — с явной угрозой прохрипел Филя. — Ты должен в первую очередь все говорить мне. Только мне. Ты меня понял?

— Понял, — испуганно подтвердил Коля.

— Узнай, куда он ездил и зачем, — снова повторил свой приказ Филя. — Мне важно знать каждый его шаг, каждую его встречу. Если не сможешь узнать про Колесова, постарайся выяснить хотя бы подмосковный адрес Высоченко. Родион один раз был у него дома. За адрес получишь две тысячи. Но только достань мне точный адрес его дома.

Когда парень ушел, Филя раздраженно подумал, что он недооценил бывшего чиновника Колесова. Нужно было сразу принять решение о его ликвидации. Еще в прошлом году, вместе с Жеребякиным. Теперь опять будут проблемы. Филя достал телефон и набрал известный ему номер. После третьего звонка кто-то негромко сказал:

— Да.

Филя отключился. Он с раздражением подумал, что там произошло нечто невероятное. Он вспомнил, что у абонента, которому он звонил, был аппарат системы «Эрикссон», на котором высвечивался номер звонившего. Филя с раздражением ударил аппаратом по столу, сломав его. И хотя аппарат был зарегистрирован на какую-то подставную фирму, тем не менее, если с его человеком что-то произошло, там будут знать, что ему звонили именно из Москвы.

Он подумал немного и решил набрать другой номер. Если и тот окажется в руках чужого человека, то это будет означать, что вся его операция провалилась.

Но больше рисковать не стоило. Он вызвал автомобиль и не поленился отъехать подальше от своего дома. Он нашел улицу, на которой было несколько телефонных автоматов, и вышел из автомобиля, чтобы позвонить. У водителя он взял карточку и, подойдя к телефону, начал набирать номер второго мобильного телефона. На этот раз ответил тот человек, которому он звонил.

— Что случилось? — гневно спросил Филя. — Почему по первому телефону отвечает кто-то другой?

— Он погиб, — услышал он всего два слова и замер, не веря услышанному.

— Как погиб? — спросил Филя. Его убил полковник. А вы? Мы следуем за колонной, точнее — параллельно ей. А он шел сразу за ними. Его и заметили.

Полковник устроил засаду и убрал его.

— Почему вы ему не помогли?

— Мы поняли все слишком поздно.

— Значит, вы остались вдвоем, — разозлился Филя, — и теперь не хотите его преследовать.

— Мы идем по пятам, — услышал Филя, — мы вместе, и нас полковник не сумеет остановить так просто.

— Будьте осторожны, это настоящий дьявол, — сказал на прощание Филя и повесил трубку.

Филя расстроился. Значит, мобильный телефон его первого посланца захватил сам полковник. И, значит, он теперь знает, что наблюдатели за ним посланы из Москвы. Самое страшное, если он поймет, что в его группе есть осведомитель, который работает на Филю. Если он уберет и этого человека, Филя сразу станет глухим и слепым. Филя сжал зубы. Он еще поборется за этот проклятый груз. Он еще покажет этому убийце-полковнику, как нужно убивать.

В этот момент самолет Колесова вылетел в Москву. Андрей Потапович летел обратно удовлетворенный. Если Хозяин решил взяться за дело, значит, группа полковника Высоченко не дойдет до места назначения. Первыми там будут люди Хозяина. И тогда Филе ничего не останется, кроме его кривого глаза. И вот тогда Колосов приведет в исполнение свой приговор.