Пепел надежды

Абдуллаев Чингиз

Глава 8

 

Было около восьми часов утра, когда два автомобиля подъехали к метро «Кунцевская». Люди спешили на работу, нескончаемым потоком неслись машины, все торопились по своим делам. Подъехав к нужному дому, оба автомобиля затормозили.

На этот раз Митя приказал своим людям перекрыть двор, поставив оба автомобиля при выезде из него. Два человека остались в машинах, тогда как четверо остальных привычно поспешили в дом. Поднявшись на нужный им этаж, они сосредоточились вокруг массивной сейфовой двери. Такую так просто не откроешь.

Один из парней, обследовав дверь, покачал головой. Что ж, нужно звонить в дверь без всяких шансов на успех. Серебряков мог не открыть и вызвать подкрепление. А начинать разборку через дверь не входило в планы нападавших. Кроме того, в подъезде почти все время работал лифт. Был как раз тот самый час, когда все спешат на работу.

— Может, подождем, пока выйдут? — нерешительно предложил один из парней.

— С ума сошел, — разозлился Митя. — Они могут выйти вечером. С хорошей стервой можно запереться на весь день. Хочешь, чтобы нас засекли?

— Может, использовать «ментовский вариант»? — сказал другой.

Это был хорошо наработанный вариант по выманиванию из укрепленных убежищ нужных людей. Кто-то, неизвестный хозяевам, звонил по телефону, тревожно сообщив им о том, что сейчас в квартиру нагрянет милиция. Скрывавшийся немедленно выскакивал наружу, пытаясь уйти, и тут же попадал в руки уже поджидавших его людей. Несмотря на широкую известность подобного варианта, на эту уловку попадались многие. Как правило, у людей, за которыми охотились сообщники, были очень большие неприятности с законом, поэтому милиции они опасались не меньше бывших друзей. Конечно, выходили они только в том случае, если не подозревали, что на выходе их ждет участь гораздо более тяжкая, чем даже долгое пребывание в тюрьме.

— Не выйдет, — возразил Митя. — Да мы и не знаем их телефона. Давай «телеграмму».

— А если не откроет?

— Черт возьми! — выругался Митя. — Нужно было узнать номер телефона, перед тем как пристрелить этого пьяницу. Стучи в дверь. Может, они сонные, не сообразят.

— Может, по-другому?.. — сказал самый молодой и самый сообразительный в этой компании. — Артист говорил что-то про полковника, с которым видел Серебрякова. Давайте скажем, что принесли сообщение от полковника.

— Верно, — обрадовался Митя, — хорошо соображаешь. Давай попробуем.

Трое поднялись по лестнице наверх и скрылись за выступом стены, чтобы их не могли увидеть, а четвертый позвонил в дверь два раза.

— Кто там? — раздался через несколько секунд молодой женский голос.

— Меня прислал полковник, — словно задыхаясь, сказал молодой человек, — срочное сообщение, он сказал, что не может позвонить.

— Одну минуту.

За дверью послышались шаги. Потянулись секунды томительного ожидания.

Митя от волнения кусал губы. Если им не поверили, придется уходить. Это было обиднее всего. За дверью снова послышались шаги, и она открылась.

— Какое сообщение? — спросил высокий худой мужчина в махровом халате.

Он не дождался ответа. Дверь больно ударила его в бок, и он отлетел к стене, а в квартиру уже врывались боевики. Молодой человек, предложивший трюк с полковником, уже стоял в прихожей с пистолетом в руке. Митя и его люди тоже вбежали в квартиру. Из спальни донесся испуганный крик молодой женщины.

— Спокойно, — посоветовал Митя дернувшемуся было Серебрякову, — мы не грабители. У нас к тебе серьезный разговор.

Он толкнул Серебрякова в гостиную. Через несколько мгновений туда же втолкнули и молодую девушку — хозяйку дома. Девушка была красивой, густые каштановые волосы обрамляли чуть скуластое лицо с широко расставленными, немного раскосыми глазами. Она морщила маленький носик, не понимая, почему грабители ведут себя так странно. Девушка была в легком коротком халатике, под которым, очевидно, ничего не было, и от этого она чувствовала себя еще более неуютно, незаметно натягивая халат на свои длинные ноги.

— У нас к тебе дело, — серьезно повторил Митя, усаживаясь на стул напротив Серебрякова. — Есть важный разговор. Меня серьезные люди послали.

— Серьезные люди сначала звонят, — зло огрызнулся Серебряков. Он уже понял, что его не собираются убивать сразу и хотят о чем-то договориться.

— Мы звонили Артисту, он и дал нам твой адресок, — спокойно заметил Митя. — Постой, ты не больно дергайся. Разговор у нас длинный будет. Девочку можно убрать отсюда, пусть в спальне посидит.

Серебряков заметил, как вздрогнула при этих словах Оля и как плотоядно посмотрели на нее двое из ворвавшихся в квартиру. Третий стоял у дверей, в коридоре. Его, очевидно, мало интересовали женщины. Он в этот момент осторожно шарил в гардеробе, пытаясь найти деньги в карманах пальто и плащей, висевших в шкафу.

— Нет, — твердо возразил Серебряков, — пусть сидит с нами. У меня от нее секретов нет. Говори, зачем пришли?

— Догадываешься, кто нас послал? — спросил Митя. — Людей интересует, зачем ты такой отряд собираешь? И на какие шиши? Откуда у тебя баксы взялись, если ты должок до сих пор вернуть не можешь?

— Ах, вот оно что! — разозлился Серебряков. — Тебя этот чиновник послал? Этот партократ вонючий? Думает, я его деньги не верну? Пусть не волнуется, все в срок верну. И еще с процентами.

— Кто послал — это отдельный разговор, — угрюмо заметил Митя. — Я тебе задал два вопроса. Откуда бабки и зачем тебе отряд? Ты давай сразу колись, чтобы мы ни тебя, ни девочку твою не мучили. Сам понимаешь, не хочется этим заниматься. Тебя мы не тронем, ты еще для серьезного разговора нужен, а девочку твою…

Митя облизнул губы, потом спросил:

— Может, по-хорошему все расскажешь?

— Мне обещали деньги, большие деньги, — пробормотал Серебряков, — если я соберу отряд.

— Для чего?

— В Чечню. Кажется, пленных освобождать.

— Все?

— Все, — кивнул Серебряков.

— Ребята, — сказал Митя, глядя ему в глаза, — возьмите девочку и обработайте ее по полной программе. По самой полной — вы меня поняли?

Ребята, улыбаясь, подступили к Оле. Она испуганно охнула, все еще пытаясь натянуть свой короткий халатик на ноги.

— Подождите, — нервно приказал Серебряков, — подождите. Сначала объясните, чего вы хотите?

— Зачем ты приехал в Москву? — спросил Митя.

Серебряков оглянулся по сторонам, словно ища чьей-то поддержки. На него смотрели чужие враждебные люди. Их лица не предвещали ничего хорошего.

— Хорошо, — выдохнул он, — я все расскажу Колесову, везите меня к нему.

— Ты все расскажешь здесь, — возразил Митя. — И немедленно.

— А потом вы нас обоих кончите, — усмехнулся Серебряков. — Думаете, я такой фраер? Зачем я вам после этого нужен? В качестве стукача на суде? Чтобы срок вам увеличили? Я говорю, везите меня к Колесову, я ему все расскажу.

— Дурак ты, — презрительно сказал Митя, — неужели ты думаешь, что у такого типа хватило бы мозгов сюда людей послать? Дешевец ты. Мы совсем от другого пахана. У твоего кишка тонка, он бы нас не послал.

— Тогда везите меня к своему пахану, — решительно сказал Серебряков, — все равно мне свои козыри вам отдавать. Так я хоть их вашему пахану отдам.

— Значит, так, — подвел итог Митя, — ты не торгуйся, не на базаре. И баба твоя у нас. Сначала скажи, какая у тебя информация, а потом мы посмотрим, стоит ли вообще тебя куда-то везти или лучше здесь кончить. Не тяни резину, я могу расстроиться, и тогда ты нам все равно все расскажешь. Но уже по-другому.

Говори, сука.

— Самолет, — выдавил Серебряков, — речь идет о самолете.

— О каком самолете? — не понял Митя.

— Самолет затонул прямо рядом с берегом. Там, говорят, золото. Много золота. Золотой запас одной республики. Его везли в Швейцарию. Вот я и решил ребят собрать, чтобы этот самолет достали, — обреченно выговорил Серебряков. — Только учти, что место, где он находится, один я знаю. И ничего вам не скажу, хоть на куски режьте, если с собой не возьмете.

— Какой запас? — не понял тугодум Митя. — Откуда он?

— Золотой запас одного из государств СНГ, — терпеливо объяснил Серебряков. — Самолет свалился в воду. Там много ящиков. Целое состояние. Все золото страны.

— Так… — Митя мучительно размышлял. Это было несвойственное ему умственное упражнение, и Серебрякову на мгновение показалось даже, что он слышит, как гудят мозги его собеседника, словно от напряжения они издавали такой шум, как будто кто-то переворачивал камни. Серебряков даже не подозревал, что ему действительно ничего не послышалось. При подобных умственных упражнениях Митя начинал тяжело дышать, а его гайморит при этом громко срабатывал. Этот «шум мозгов» и слышал Серебряков.

— Поэтому ты людей набираешь? — недоверчиво спросил Митя.

— Конечно, — Серебряков вздохнул, — я же говорил, что будет лучше, если ты меня отведешь к своему пахану. Если тот узнает, что ты такое скрыл… Сам знаешь, что за это бывает, — добавил хитрый Серебряков. Он видел замешательство бандита.

— Погоди, погоди, — совсем растерялся Митя, — самолет, говоришь…

Подожди… — Он вышел из комнаты в коридор и, не глядя на своего боевика, который испуганно отпрянул от вешалки, набрал номер телефона Фили Кривого.

— Алло, — сказал он, облизывая губы, — это я, Митя. Тут такое дело…

Мы у него дома.

— Короче, — потребовал Филя.

— Он говорит, там какой-то самолет упал… затонул, значит. А в нем золотой запас республики и…

— Постой, — сразу прервал его Филя, — позвони мне по обычному телефону.

Я сейчас скажу номер…

Филя продиктовал номер телефона, и Митя ринулся к стоявшему в прихожей аппарату. Через минуту он тяжело дышал в трубку.

— Говорит, что знает, где лежит самолет с золотом…

— Какой самолет?

— Не знаю. Говорит, «золотой запас республики», — повторил слова Серебрякова Митя.

— Так и сказал: «золотой запас»? — недоверчиво переспросил Филя.

— Так и сказал. — Митя от волнения снова облизнул губы.

— Давай его сюда, — приказал Филя, — и чтобы осторожно. Без глупостей.

Кто там у него еще есть дома?

— Девка его.

— Оставь с ней двух ребят. И чтобы они не дергались. Пусть только охраняют ее. Хотя нет, бери и ее с собой. Может, он, стервец, нарочно все придумал, чтобы как-нибудь бабу свою спасти. Такие герои иногда встречаются.

— Привезти их к вам? — уточнил Митя.

— Да, обоих. И быстро.

— Все сделаем, — сказал Митя, — никуда они теперь не денутся.

Он положил трубку и вернулся в комнату. Девушка встретила его испуганным взглядом.

— Одевайтесь, — оказал Митя, — поедете с нами.

Серебряков согласно кивнул. Он понял, что человек, пославший этих людей, заинтересовался самолетом. Подобный интерес предоставлял шанс на выживание. Он поднялся и пошел в спальню.

— Стой, — сказал Митя, — сиди здесь, тебе принесут одежду. А баба твоя пусть пройдет и оденется в спальне. Только я сам за ней следить буду, чтобы она случайно пушку не захватила. Ты не будешь возражать? Иначе я ребят пошлю. А они у меня горячие… — добавил он, издевательски ухмыляясь.

Серебряков взглянул на девушку. Ольга поднялась, оправила свой халатик, чуть поморщилась и направилась в спальню. Митя пошел следом.

— Где его одежда? — спросил Митя.

— Вот, — показала Ольга, — это его брюки, рубашка, галстук. Носки не забудьте.

— Галстук ему не нужен, — грубо сказал Митя, — не интеллигент небось.

Он вызвал одного из своих ребят, передал ему одежду Серебрякова. От него не укрылось, как плотоядно парень смотрел на стройную фигурку молодой женщины в очень коротком халатике.

— Иди, иди, — толкнул его Митя, — потом посмотришь.

Глядя на девушку, он чувствовал легкое волнение. Если все пройдет нормально, Филя, конечно, отдаст ему эту куколку. Было хорошо известно, что Филю женщины давно не волнуют. Ему важны только деньги. Это его единственная страсть. Девушка обернулась.

— Вы не отвернетесь? — спросила она.

— Нет, — грубо ответил Митя, — я отвернусь, а ты откуда-нибудь пушку достанешь. Ты на меня не смотри, не сахарная, не растаешь. Давай одевайся быстрее. У нас мало времени.

Девушка посмотрела на него и поняла, что его нельзя уговорить.

Вздохнув, она отошла к шкафу, чуть подумала и достала трусики, надела их на себя. Потом надела джинсы. Митя разочарованно крякнул. Она и не думала раздеваться. Только натянув джинсы, она чуть распахнула халатик, чтобы надеть бюстгальтер.

«Ничего, — злорадно подумал Митя, — потом сочтемся».

Оля была готова через минуту. В столовой уже заканчивал одеваться Серебряков. Митя посмотрел на часы. Через двадцать минут они будут у Фили. Он даже не подозревал, что не проживет этих двадцати минут.

— Пошли, — решительно сказал Митя. И в этот момент в дверь позвонили.

Митя обернулся, посмотрел на Серебрякова и кивнул одному из своих людей.