Печальный демон Голливуда

Литвиновы Анна и Сергей

Эпилог

 

Российские продюсеры «Трех змеев» до чрезвычайности возбудились по случаю номинации на «Оскар». Еще бы! Самая престижная и одновременно демократичная кинопремия, Венеции или Берлину не чета. Высоколобое кино приз Американской киноакадемии обычно не завоевывает. А если вдруг и завоюет – вскорости становится массовым. Словом, «Оскар» для продюсеров – самый звездный час.

По такому случаю в Лос-Анджелес отечественные кинопредприниматели, имевшие отношение к мультику, летели целым кланом. Не только два брата-продюсера, вкладывавшие в мультик деньги, но и их жены, родители и даже трое детей (на двоих). И режиссер Петя Саркисов вез жену, маму, сына и даже тещу.

Глядя на них, Арсений тоже решил: гулять так гулять. И пусть многочисленных сопровождающих лиц в знаменитый зал «Кодака» не пустят. Пусть за их перелет и отель придется платить из своего кармана (а его доходы не сравнить с продюсерскими или режиссерскими). Но зато Настя с Николенькой тоже побывают в Америке. Съездят на студию «Юниверсал» и в Диснейленд. Погуляют по аллее славы, поглядят на отпечатки ног и ладоней разнообразных звезд. Посмотрят на них – как проходят перед церемонией по красной дорожке, пусть издалека, но вживую. Наконец, первыми обнимут и поздравят Сеню, если вдруг случится чудо и золоченый дядюшка окажется в его руках.

Вдобавок Челышев испытывал сильнейший комплекс вины. И перед сыном, и перед Настей. И то, что он пригласил их в поездку, было отчасти попыткой свои провинности загладить. Киноман Ник, конечно, согласился поехать на фабрику грез, да еще по случаю папиного «Оскара», с ходу и с радостью. Настю пришлось долго уговаривать – и наконец она смилостивилась.

И вот самолет пошел на посадку в международном аэропорту Лос-Анджелеса. Сын сидел у иллюминатора и не мог от него отлипнуть. Под крылом разворачивались бесчисленные белые виллы со сверкающими бассейнами, холмы и на одном из них – белые буквы: HOLLYWOOD.

– Мама, папа, смотрите! – вскричал Николенька, совсем как в детстве, и отклонился, чтобы сидящие рядом Арсений и Настя тоже смогли посмотреть в иллюминатор. А они оба понимающе улыбнулись и переглянулись. Сыну хорошо, а это, наверное, самое главное, ради чего они и живут.

Настоящее предназначение их обоих.

Сеня сжал Настину руку – впервые за последние два месяца. И она руки своей не отняла.

Спасибо за помощь и ценные замечания Алексею Сергеевичу Литвинову.