П. Ш.

Хара Дмитрий

Пить Шабли

 

Проснувшись в полвосьмого утра, Олег почувствовал себя отдохнувшим и свежим. Он уснул после короткого душа, едва положив голову на подушку, и проспал без снов. Окинув свое холостяцкое жилье бодрым взором, сделал себе яичницу, надел костюм и поехал по знакомому уже маршруту. Приехал, как в последнее время, заранее. Подождал минут пятнадцать в машине и сделал за это время несколько звонков. Затем взял портфель и позвонил в дверь.

Михаил встретил его в рубашке и брюках. Видимо, тоже собирался отъехать.

– Михаил, я приехал поблагодарить вас за все, что я понял в последнее время, за все, чему научился. По крайней мере, мой мозг теперь работает по-другому. Есть огромное желание сделать вам подарок, но, к сожалению, вчера я очень поздно лег и сегодня рано встал, так что привезу подарок позже…

– Погоди, погоди. Зайди сначала в дом. Ты завтракал? Могу угостить тебя омлетом из перепелиных яиц.

– Нет, спасибо. Может, только чаю.

Олег прошел за Михаилом на кухню.

– Да ты, я смотрю, пристрастился к моему волшебному чаю? Скоро будешь приезжать ко мне покупать его? – подмигнул Михаил. – Смотри! Он у меня дорогой!

Олег присел за стол, сделанный из палубной доски. Кухня была сделана в стиле кантри. Очень душевно. Натуральное дерево, аксессуары из соломы и семян, какие-то антикварные ручные кофемолки, мельницы, ступки. Красиво поблескивали медные тазики, кастрюли и чайники. Один из них как раз стоял на плите и начинал закипать. Михаил достал несколько баночек с полки комода, бросил из них щепотки трав в глиняный чайник и залил кипятком. Затем перекинул омлет из сковороды в большую глиняную тарелку. Поставил ее на стол и сел.

– Слушаю тебя, Олег.

– Я не справился с заданием на доверие. Я не смог найти человека, которому мог бы доверить конверт с деньгами. Если тебе интересно, я расскажу, как я это делал.

– Конечно, интересно!

Олег поведал Михаилу о своих вечерне-полночных приключениях. Михаил слушал внимательно, иногда улыбался, когда же Олег дошел до эпизода появления милиционеров, Михаил начал хохотать от души. От смеха он с трудом доел свой омлет. Налил себе и Олегу «волшебный» чай в большие глиняные кружки.

– Так ты не потерял деньги?

– Нет, они у меня с собой.

– Дружище! Ты блестяще прошел испытание! Деньги, которые у тебя были – это фактически были мои деньги. Я доверил тебе их, потому что был на сто процентов уверен, что ты не потеряешь их, что ты не станешь рисковать ими. Если бы ты создал ситуацию, в которой был бы на сто процентов уверен, ты так же смог бы отдать деньги и получить их обратно. То, что ты не смог этого, означает, что ты в чем-то ошибался, что-то делал не так. Ошибки – это хорошо. Ошибки – это опыт. Я уверен, что со временем ты сможешь блестяще справиться и с этой задачей. Ты сможешь контролировать ситуацию, свои деньги, даже не зная всех участников сделки. Это все впереди. Если бы ты решил любой ценой выполнить задание и в итоге потерял деньги, мы проиграли бы оба! Если бы ты был в армии – это считалось бы неисполнением приказа. Но моя жизнь – не армия. У меня другие правила. Гибкость, разумность и результат. Конечный результат. Я готов принять твои деньги, передать их Елене и продолжить контракт с тобой. Можешь считать, что это было испытанием моего доверия к тебе, и я понял, что тебе можно доверять, – заключил Михаил и протянул руку с чашкой чая, приглашая Олега чокнуться его чашкой.

Олег протянул свою чашку навстречу. Он опешил. В его сознании проносились мысли, которым пока не было ответа: «Почему правила этой подготовки всегда удивляют меня? Почему я никогда не знаю, что за задание будет следующим и каковы будут критерии успеха? Почему у меня то раскалывается голова, то мысли работают с такой легкостью, что кажется, я способен решить любую задачу? Почему тупик оказывается выходом, а то, что раньше казалось выходом, – на самом деле тупик? И почему мне хочется идти дальше по этой дороге парадоксов? Блин, что же это будет за путешествие? Может, меня сразу отправят настоятелем монастыря Шаолинь?» Вслух он произнес:

– Я готов идти дальше.

– Тогда почему ты не в спортивном костюме?

– Да я думал – все! Конец подготовки. Задание отменяется…

– Сдаваться всегда рано! Теперь просто тебе придется потратить время на переодевание. Ну да у тебя его, наверное, вагон!

На часах было почти десять. В двенадцать подписание.

– Михаил, я поехал, мне действительно надо успеть!

– Хорошо, что ты не сказал «не опоздать»! Уроки усваиваешь! Не забудь поделиться радостью победы! Да, и еще, я на пять дней улетаю к своим. Вечером шестого дня – я дома. У тебя будет время устроить все свои дела так, чтобы ты мог спокойно уехать.

– А телефон оставишь?

– Когда я тебе понадоблюсь, ты всегда меня найдешь. Вообще я стараюсь планировать встречи так, чтобы не пришлось созваниваться. Все звонки делаю вечером и обо всем договариваюсь заранее. Ты слышал, чтобы нашей встрече хоть раз помешал звонок мобильника?

– Нет.

– Я не против прогресса. Просто мобильник расслабляет, в плохом смысле слова. Всегда есть возможность позвонить, перенести встречу, сказать, что опаздываешь, наврать что-то… В общем, ладно. Беги.

Олег передал Михаилу деньги и выбежал.

Прыгнув в машину, Олег помчался домой. Где-то в шкафу еле-еле отыскал черный спортивный костюм, красную футболку и кроссовки. Надел все это на себя. Посмотрел в зеркало. «Боже мой! На что я похож! Да ладно, посмотрим, чем это закончится».

Поверх спортивного костюма он надел дубленку. На голову – черную шапочку «плевок» (еле отыскал). В кроссовках и спортивном костюме было как-то легко, непривычно легко.

Олег прыгнул в машину и быстро добрался до бизнес-центра. Охранники на входе попросили у него пропуск. Пришлось снять шапку-«плевок». Они удивленно переглянулись между собой. «То ли еще будет!»

Более интересной была реакция сотрудников офиса. В коридоре он встретился с Ариной, которая вышла обсудить интимные вопросы по телефону. Она неуверенно кивнула головой и перестала говорить по телефону.

Войдя в офис, он, естественно, не увидел Ксении. Она с Артуром еще не приехала. На ее месте сидела Лиза. «Олег Юрьевич, я тут почту пока приняла… за Ксению». Каждое слово она говорила медленнее, чем предыдущее, а потом спросила: «У вас все в порядке?»

– Если сотрудники заняты делом, то все! А почему ты об этом спросила?

– Просто у вас вид… непривычный.

Олег решил, что если каждый будет интересоваться, что у него случилось, на это уйдет много времени, поэтому он вошел в помещение, в котором сидели его сотрудники. Кроме тех, кто был в разъездах.

– Здравствуйте, коллеги! Чтобы больше ни у кого не было вопросов по поводу моей внешности и одежды… вас… это… не… касается! Даже если завтра я приду в водолазном костюме, это не значит, что вам нужно ловить рыб в мониторе. Требования к вашей работе остаются прежними. Также это не означает, что ваш дресс-код должен как-то меняться! Вам понятно? Улыбаться можно! Если вам это повысит настроение, а следовательно, работоспособность, я буду только рад. Всем успешной работы!

Сотрудники заулыбались и принялись за работу.

Олег вошел в свой кабинет. Все оказалось гораздо проще, чем он думал. Неделю назад он представить себе не мог, что способен на такие подвиги. А теперь… это даже было забавно. По крайней мере, он почувствовал себя более свободным, и это уже было приятно.

«Что у нас по текущим? О, надо Кирилла побеспокоить!» Олег раскинулся в своем кресле и набрал номер.

– Кирилл, привет! Как служба? Есть новости?

– Да, есть. Осмотрели ребята все изъятое. Ничего, похоже, не нашли. Пусть твой Евгений забирает все завтра. Там по мелочи что-то нашли. Протокол составят по административке.

– Спасибо тебе, дружище!

– Ну, за лекарства спасибо не говорят! Завтра после восьми что делаешь?

– Это намек?

– Это предложение!

– Тогда я согласен. Как классно, что у нас в стране еще есть честные сотрудники! За это тебе низкий поклон. А то я вчера такого насмотрелся… Ну, ладно, при встрече.

«С удовольствием возьму его на работу, когда он уволится! Такие надежные люди большая редкость в наше время! Жаль, наверное, долго ждать придется!» – с сожалением отметил Олег.

Следующий звонок, звонок триумфа, делать всегда приятно.

– Женя, привет!

– О, здорово! Что, есть новости?

– Новости в телевизоре, а у меня результаты! Завтра езжай за своими компьютерами и бумагами, пока они не превратились в антиквариат.

– Да ты что?! Как это? Серьезно?

– Да. Но там на тебя какую-то административку наложат. Штраф небольшой. Посмотри, за что, и как все оформлено.

– Да бог с ним, со штрафом! Я все подпишу, лишь бы отдали!

– Ну, как знаешь.

– Что там с меня?

– Ты же знаешь, это не мой профиль. Мне это почти ничего не стоило. Все благодаря тому, что есть еще нормальные ребята в милиции, а я их знаю.

– Да, связи – это самое ценное… Но ты не представляешь, как мне помог, я в долгу не останусь.

– Ладно, давай. Только не забудь, что Попов тебе еще денег должен, надо просудить их в арбитраже, а потом включим механизмы восстановления справедливости, может, заявление на банкротство его фирмы подадим, если за три месяца не рассчитается. Вот это как раз и есть моя работа, которую ты оплатишь. Договорились?

– Да, давай, счастливо, спасибо!

Время к двенадцати. Олег начал немного нервничать. Налил себе чаю. Включил ноутбук и поработал с почтой. Начало первого. Никого нет. «Сам звонить не буду». Посмотрел в окно. За окном дворники лопатами расчищали стоянку под бизнес-центром. Грязно-серый снег.

На противоположной стороне от бизнес-центра искал парковку черный «глазастый» «Мерседес» Артура. Из него вышли Оксана и Артур, а также два господина в темных пальто и костюмах.

Олег сел на кресло и откинулся. Последующие три минуты ожидания показались ему вечностью.

В дверь постучали.

– Да, войдите! – сказал Олег громким и спокойным голосом.

На пороге появилась долгожданная четверка.

– Господа! Вы не вовремя, и это, к сожалению, сократит время нашей приятной встречи. Но я рад вас видеть!

Ксения и Артур впились глазами в шефа в спортивном костюме. Их взгляды перехватили американцы.

– Маркус, Дэйв, – поспешили представиться они.

Обоим господам было около сорока лет. Маркус был высокого роста, со светлыми, слегка вьющимися волосами, светлыми глазами и веснушками. Дэйв, напротив, был коренаст, крепок, с темными коротко-стриженными волосами, овальным лицом и смуглой кожей. Оба были одеты очень официально и неброско. В руках у Дэйва был темно-коричневый кожаный портфель.

– Артур! Переведи господам, что в 13 часов у меня по плану занятия спортом, и если до 12.50 мы не подпишем документы, нам придется встречаться после 15 часов.

Артур перевел, и Маркус спросил:

– Почему так быстро, разве нам не надо обсудить условия?

– Господин Маркус, господин Дэйв! Я даю вам персональную гарантию, что вы получите те услуги и того качества, которые вам необходимы для бизнеса. Мы – эксклюзивная компания и не будем брать на обслуживание несколько крупных клиентов. У нас есть еще две компании, которые хотят пользоваться нашими услугами. Если вы приехали не для подписания договора, то прошу вас не тратить попусту время. В контракте прописаны все условия. Изменению они не подлежат. Вы можете позвонить в Нью-Йорк, можете посоветоваться друг с другом, но на все это у вас есть всего десять минут. Если я вам мешаю – вы можете выйти из моего кабинета и пообщаться конфиденциально.

Видно было, что Артур пытался смягчить речь босса, но потенциальные партнеры явно почувствовали не то, что ожидали. Маркус и Дэйв дали понять, что хотят выйти и пообщаться. Ксения проводила их.

Артур остался. Он не произнес ни слова, в недоумении смотря на шефа.

– Олег Юрьевич! Обычно в спортивном костюме ходят или спортсмены… или в больнице.

– Ну, какой же из меня спортсмен, Артур! – Олег улыбнулся. Артур был единственный, кто не побоялся сказать то, что думает. Если раньше его независимость и прямота раздражали Олега, то теперь явно импонировали. – Ты присядь лучше, в ногах правды нет!

Артур сел в дальнее от Олега кресло.

– А разве вы еще не договорились с ними? – решил все-таки уточнить Артур. – Я так понял по вашей CMC, что все уже решено… Мы с Ксюшей были в этом уверены, даже не обсудили детали. Показали ребятам город. Где лучше останавливаться на будущее, куда сходить. Они только удивленно переглядывались, шутили… О деле вообще ни слова… А тут вы! «У вас десять минут, чтобы подписать документы или идите в ж… мне на спорт надо!» Во прикол!!!

Артур засмеялся. Вместе с ним засмеялся и Олег.

В эту минуту дверь открылась, и иностранцы в сопровождении Ксении вошли в кабинет. Они тоже улыбались. Сели на кресла возле стола. Дэйв расстегнул портфель, достал из него бумаги, ручку в деревянном футляре и хотел уже начать подписывать документы. Олег остановил его жестом.

– Одну секундочку, Дэйв, маленькая формальность. Можно посмотреть ваши полномочия на подписание документов? Артур, переведи.

Артур к этому времени перестал улыбаться. Перевел Дэйву. Тот достал из кипы бумаг нужную и протянул ее Олегу. Олег жестом попросил посмотреть ее Артура со словами: «Я доверяю своим партнерам». Артур с большим удовольствием перевел и эту фразу. После проверки их доверенности он кивнул головой Олегу, что все в порядке.

Дэйв начал подписывать пачку документов. Когда он закончил, то передал ее Олегу. Контракт и приложения к нему, конечно, были на двух языках, но Олег не торопился ставить свои подписи.

– Ну что же, господа, сейчас я предлагаю следующий план действий: Артур, мой заместитель по международным контрактам, проверит соответствие русского и английского вариантов текста, а также сравнит с тем, что мы отправляли вам. Ксения в это время устроит вам культурную программу. Я пока схожу на фитнес. А затем мы встретимся в 16 часов у нас в офисе, где, если не возникнет вопросов, я подпишу договор, после чего угощаю всех ужином. План принимается?

Артур перевел. Все улыбнулись. Иностранцы пожали руку Олегу и пошли с Ксенией. Олег окликнул ее: «Ксюша, возьми в бухгалтерии под отчет тысяч пять. Рублей, конечно. Программу продумай с учетом пожелания гостей».

Ксения кивнула и вышла с высоко поднятой головой.

Артур продолжал сидеть, удивленно глядя на Олега. Его мнение о начальнике явно как-то поменялось.

– Олег Юрьевич! Это было просто блестяще! Поздравляю вас с подписанием контракта!

Было видно, что Артур говорит искренне, да он и не умел лицемерить.

– Нас, Артур, а особенно тебя. Запомни свою новую должность – «директор департамента международного частного права», и то, что теперь это твой клиент. Постарайся работать с ним так, чтобы, кроме подписания актов приемки-сдачи работ и выписок с валютного счета, я больше ничего о них не знал. По техническим вопросам обращайся к Валере. Зарплату я тебе повышаю на десять процентов – пока. Плюс, если все будет идти гладко, можешь рассчитывать на хорошую премию. А если все будет совсем хорошо, и ты сможешь подтянуть еще клиентов, сможешь взять себе помощников и… руководить этим подразделением нашей компании. Понятно?

– Чего ж непонятного! Спасибо за доверие! Честно говоря, еще с утра мы с Ксенией думали, что вы хотите нас уволить.

– Такой вариант тоже был возможен, – Олег посмотрел на Артура, и тот понял, что шеф не шутит. – Но я доверил вам часть работы, и выполнили вы ее блестяще. Так что благодарите себя. Ладно! Давай к работе. Тайм из мани!

Артур вышел, Олег набрал по селектору бухгалтерию и дал указания по поводу подотчетных денег Ксении, а также новой штатки по Артуру. С Ксенией надо было еще пообщаться.

Решив все вопросы, Олег несколько минут молча сидел в кресле и размышлял. «Что изменилось между сегодняшней встречей с потенциальными партнерами и предыдущими? Только одно! Я был более решителен и менее привязан к результату. Я отнесся к вопросу как к уже решенному и внушил такое же отношение моим сотрудникам. Я делегировал им большую часть того, чем занимался раньше сам. Я заинтересовал их результатом. Удивительная вещь: вроде я как бы отпустил контроль, а с другой стороны, я проконтролировал получение результата с большим эффектом, чем делая все самостоятельно. Схожу-ка я и вправду на спорт. Нехорошо обманывать новых партнеров».

Выходя из своего кабинета, Олег зашел в кабинет сотрудников и написал у них на доске маркером. «В пятницу – маскарад по случаю заключения сделки с компанией N! Объявляется приз на самый глупый наряд. О месте проведения будет сообщено дополнительно». Пока он выписывал это на доске, сотрудники начали посмеиваться и спрашивать, не шутка ли это? «Если кто не подготовится – пожалеет об этом!» – дописал Олег. Эта мысль родилась у него спонтанно и показалась очень удачной.

Легкая боль в спине напомнила Олегу, что он не железобетонный и надо восстанавливать ресурсы организма. Олег позвонил в свой клуб и спросил, когда будет ближайшее занятие по пилатесу. «Через час», – был ответ.

Олег заехал домой и взял костюм, рубашку и ботинки. Все же они занимают больше места, чем кроссовки и спортивный костюм, но переодеваться обратно было лень.

У него было еще полчаса. Он заехал в медицинский центр, сделал прививку от гриппа. Он это делал каждый раз в феврале. Он считал это более разумным, чем неделю валяться в кровати. Пока помогало.

В клубе его встретила девушка с улыбкой, которая стала видна еще до того, как он разглядел ее лицо. «Здравствуйте! Рады вас видеть!» У девушки были светлые волосы, смугловатая от солярия кожа и белые зубы. На груди табличка «Анастасия».

– Анастасия! Здравствуйте! Скажите, пожалуйста: «Корабли лавировали, лавировали, да не вылавировали».

– Бык, бык тупогуб, тупогубенький бычок, у быка бела губа была тупа, – довольно четко с улыбкой произнесла она.

– Если захотите сменить здоровый климат спортклуба на деловой офис, знайте, что можете претендовать на вакансию помощника генерального директора.

– Это секретарь?

– Вы еще и сообразительная! Если это вас не гнетет, вы будете на своем месте.

– Мне нравится работать с людьми. Я подумаю.

«Ни черта она не позвонит, телефон мой не записала. Хотя, если захочет, найдет в базе клиентов». Олег сдал верхнюю одежду. Взял номерок, ключ и полотенце и отправился в раздевалку. В спортивной сумке у него лежала деловая одежда и банные принадлежности. Он снял кроссовки и надел банные тапочки на босу ногу. Пилатесом занимаются босиком – это он запомнил.

Оставалось пять минут до начала занятия, и он вошел в зал аэробики. Там уже собрались около десятка женщин разных возрастов. Ни одного мужчины! Он взял коврик и нашел себе место в заднем ряду. Никто не бросал косых взглядов, не показывал пальцем, никто не покинул зал. Собственно говоря, и действительно ничего экстраординарного не произошло.

Когда же началась тренировка, он вообще забыл обо всем остальном. Таким непослушным и тяжелым казалось тело. Он заставлял работать мышцы, которые до этого словно были законсервированы. Ему не хотелось показаться самым слабым звеном, поэтому выкладываться пришлось по полной. Приходилось постоянно держать в напряжении «мышцы центра» и при этом включать еще и другие мышцы. Молодая энергичная тренер по имени Елена периодически поправляла его движения для достижения максимального эффекта. Эффект действительно усиливался. Чуть-чуть другой наклон сустава, разворот конечности, угол наклона – и вся нагрузка менялась! Удивительно! После часа упражнений он почувствовал, будто его организм подменили. Спину хотелось держать прямо, грудную клетку широко, а усталость с плеч, рук и шеи пропала. Как будто снялся хомут с шеи. «Господи! Из-за каких-то дурацких предрассудков я терял возможность получать такое колоссальное удовольствие и поддерживать свое здоровье!»

Греясь в сауне после тренировки, он с удовольствием продолжал потягиваться, наклоняться и поглаживать мышцы, так напряженно работавшие сегодня.

Облившись из шланга холодной водой и обсохнув, Олег почувствовал невероятную легкость.

«Почему я раньше не ходил на спорт днем? Теперь буду!»

В раздевалке появились и другие сторонники «спортивного образа жизни», правда, он для себя отметил, что те, кто пришли после «железа», скорее чувствовали себя скованно, зажато и устало, чем легко и свободно.

Да он и сам раньше «качался» и знал, что на тренировку с «железом» идешь, как на тяжелую работу, и возвращаешься усталым, как после разгрузки вагона. Олег поспешил поделиться своими ощущениями после тренировки с некоторыми из них. Главным вопросом почти у всех было: «А сколько еще мужиков-то ходит?» Узнав ответ, некоторые говорили: «Надо будет как-нибудь», хотя было понятно, что «как-нибудь» в данном случае означает «никогда».

Не это было удивительно. Он вспомнил, как еще недавно сам, сидя в сауне с Михаилом, был твердо уверен в правильности своей позиции по поводу «бабских» занятий. Как все-таки сильно все меняется, когда выключаешь внутренние пластинки с заезженными мелодиями своей судьбы, покупаешь компьютер и закачиваешь нужные мелодии в нужное время и потом всегда знаешь, где их найти.

Это сравнение пришло к нему в голову не зря. Действительно, было ощущение, что раньше он довольствовался старым проигрывателем виниловых пластинок. При этом набор пластинок не менялся уже годами. Вот что-то осталось от родителей, вот от дедушки с бабушкой, вот от дяди, от тети, от папиного друга, от старшеклассника Гоши, от учительницы по биологии и т. д. И при этом на каждый жизненный случай нужно было ставить определенную пластинку. Почему? Такой вопрос даже не задавался! «Такой порядок!» При стечении определенных обстоятельств рука автоматически вытягивала нужную пластинку, и она автоматически включалась. Да нет, это даже больше похоже на «джук-бокс» (он видел это чудо у одного любителя старины, бывшего консула Финляндии в Мексике, у которого он гостил в коттедже на Сайме, недалеко от Савонлинны). Тебе нужно нажать несколько кнопок, а дальше музыкальный автомат сам поставит нужную пластинку, и она заиграет. Беда в том, что сначала, образно выражаясь, даже кнопки нажимаешь не ты, а когда научишься нажимать, довольно не скоро поймешь, что пластинки выбираешь тоже не ты! Их выбрали за тебя! Когда ты это осознаешь, ты через какое-то время научишься сам выбирать пластинки. Если же твое развитие на этом не закончится – сможешь в конце концов пользоваться саморазвивающимся и самопрограммируемым компьютером, коим по сути и является твой мозг, который до этого стоял в красивой коробке у всех на виду только для того, чтобы все знали, что он есть. Когда запустишь его, сможешь самостоятельно выбирать любые мелодии, а в случае необходимости и сочинять их самостоятельно…

Да. Свобода начинается с осознания.

На выходе их спортклуба Олег оставил визитку Анастасии с предложением еще раз подумать над своим предложением и был вознагражден ее улыбкой и пожеланием хорошего дня.

Отдохнувший и довольный собой, переодевшийся в костюм, правда, без галстука, он ехал в офис. «А интересно, если бы я не пришел в спортивном костюме, результат был бы другим? Чувствую, из-за своего необычного наряда я вел себя по-другому. Мне пришлось быть более агрессивным и напористым. В очередной раз, когда пластинки не оказалось на месте, пришлось включать компьютер, а сегодня еще и программу создания мелодий…»

В 16 часов все были на месте. Артур сообщил, что в контракте все идеально и можно его подписывать. Маркус и Дэйв были очарованы обществом Ксении. Шутили и улыбались. Было видно, что и Ксения выросла в своих глазах.

Олег подписал бумаги и передал один экземпляр Дэйву. Тот взял их с гордым и возвышенным видом, после чего произнес фразу, которую Артур перевел так: «Мы рады, что остановились на сотрудничестве именно с вашей компанией, так как видим, что вы цените и чужое, и свое время, скрупулезно умеете отстаивать свои интересы, а, следовательно, сможете отстаивать и наши, не тратите деньги компании для пускания пыли в глаза, а, следовательно, не разоритесь, а кроме того, у вас здоровая голова компании, а, следовательно, и тело тоже здорово. Кстати, наша компания тоже выпускает спортивную одежду, и если в следующий раз вы появитесь на деловой встрече в спортивной одежде нашей марки – мы даже доплатим вам за рекламу (шутка). Ну а качество вашей юридической поддержки мы оценим в процессе работы».

После этого новые партнеры с удовольствием пожали друг другу руки, жестами и мимикой выражая взаимную симпатию и удовлетворенность от удачно заключенной сделки.

– Ну а теперь, по русской традиции, я приглашаю всех на обед! Ехать никуда не надо. У нас внизу есть великолепный ресторан итальянской кухни!

Как в таких случаях принято писать, «обед прошел в теплой и дружественной обстановке». Олег откланялся немного раньше, оставив за столом Артура и Ксению. «Артур уже большой мальчик. Пусть рулит».

Решив поздравить сотрудников компании с подписанием контракта, Олег метнулся на машине до винного бутика «Каудаль», который был недалеко от бизнесцентра.

Приветливая брюнетка Женя с удовольствием отпустила ему бутылочку шабли. Олег решил побаловать своих сотрудников дорогим вином, купил немного винограда, сыр пармезан. Когда он вернулся в офис, все почувствовали, что случилось что-то хорошее. Всех, конечно, интересовал предстоящий в пятницу маскарад, но Олег только сказал, что это будет в центре, что он позвонит всем в десять вечера и скажет, где нужно быть в одиннадцать. Все сотрудники жили недалеко от центра. Интрига, видимо, понравилась всем, кроме Лизы.

– Олег Юрьевич, я, наверное, не смогу! У меня день рождения у подруги.

– Замечательно! И какой у вас план празднования?

– Будем отмечать в кафе.

– В центре?

– Да.

– Во сколько начало?

– В семь.

– Отлично! К одиннадцати вы успеете на карнавал! Просто возьмите с собой костюмы – и все!

– Олег Юрьевич, ну что, карнавальные костюмы тащить с собой на день рождения? А потом непонятно, где переодеться, куда что деть?

– Лиза, можно, я тебе кое-что скажу не как начальник, а как мужчина?

Лиза слегка опешила, немного покраснела и закивала головой. Олег отвел ее чуть в сторону.

– Лиза, у тебя есть молодой человек?

– Нет пока, а что? – она захлопала своими испуганными глазками.

– А то, что и не будет, Лиза!

– Почему это?!

Было видно, что Лиза очень разозлена, задета и не знает, как ей реагировать на такой выпад шефа.

– Лиза, что ты сейчас чувствуешь?

– Мне обидно, и я злюсь!

– Так вот, Лиза, – говорил спокойно и тихо Олег, глядя ей в глаза, – сейчас в тебе играет пластинка обиды и злости. Ты всегда ее ставишь, когда тебе говорят то, что тебе не нравится, не так ли?

– Да!

– Представь себе, чисто гипотетически, что эту пластинку ставишь себе не ты. Понимаешь, она как бы уже есть в привычном наборе, но ты имеешь полное право поставить любую другую, например – любопытства, азарта, желания узнать что-то новое.

– Представила, а что это меняет? – спросила Лиза уже более спокойно.

– А меняет это многое. Во-первых: может быть, ты сможешь разглядеть не только свои эмоции, но и мой настрой. Ты сможешь увидеть, что у меня нет желания тебя обидеть. Я хочу, чтобы ты для себя что-то поняла. Во-вторых: ты сможешь принять информацию, которая может оказаться действительно для тебя важной. А в-третьих, и это самое главное, ты поймешь, что пластинки можно менять и по своему выбору, а это многое может изменить. «Венец безбрачия», кстати, тоже не приварен к твоей симпатичной головке.

Видно было, что Лиза успокоилась и уже с интересом смотрит на Олега.

– Я слушаю вас.

– Замечательно! Так вот, я ощущаю по твоей реакции, что ты боишься чего-то нового, боишься выглядеть глупо, боишься неизвестности. Это так?

– Ну да, но это же нормально – бояться неизвестности…

– Меняем эту пластинку и ставим такую: «Классно радоваться неизвестности, ведь все самое интересное еще предстоит найти и это так увлекает!» Эта пластинка лучше? С ней приятней идти на карнавал?

– Ну, если так думать, то да.

– А кто ж тебе мешает так думать?

– Мне… Никто… Не знаю… Привыкла… А что про мужчин?

– А про мужчин, Лиза, очень просто. Знакомства, отношения – это всегда новое. Это всегда – неизвестное. Это стресс. Причем результат-то важен, но страшно так, что аж ноги подкашиваются, правда? Но надо действовать, надо идти вперед. Иначе все останется, как было!

– Правда. А откуда вы знаете?

– Можешь считать, что из собственного опыта.

– Да вы что? Правда? И как вы справились?

– Начал произвольно менять пластинки.

– Да. Спасибо. Я поняла. Я приду. С подругой.

Лиза присоединилась к ребятам.

Олег искренне поблагодарил весь коллектив за слаженную работу и попрощался. Были еще важные дела.

Было начало седьмого. Олег решил отдать свои «моральные долги». Во-первых, надо было поблагодарить Серафиму Степановну, которой он остался должен двадцать рублей. Адрес ее он помнил и через несколько минут был уже возле ее дома у метро «Чкаловская».

Олег купил букет цветов (не в том ларьке, из которого его выгнали, а у конкурентов!) и отправился в нужный двор. Хорошо, что бабуля сказала ему, как дойти, а не номер квартиры. На Петроградке, в этой старинной части Питера, номера квартир в доме – ребус не для слабонервных. Первая квартира не обязательно будет в первой парадной. Между квартирами 5 и 7 вполне может не быть квартиры 6, по крайней мере, в этой парадной и с этой стороны дома, а может она отсутствовать вообще. Некоторые дома были в царские времена доходными, некоторые – публичными, некоторые «личными резиденциями», а дети, взращенные в «колыбели русской революции», упраздняли и кроили дома и судьбы как хотели. Отсюда появлялись коммуналки с узкими щелями-комнатами и кухнями-базарами. Когда в девяностые годы появилось слово «элитная недвижимость», куда сразу попал Невский проспект и так называемый «Золотой треугольник», а потом разрастающийся спрут «элитки» порадовал расселениями обитателей коммуналок с видами на все реки и каналы, соборы и памятники. Коммуналки оказались хорошим подспорьем для тех, кто хотел жить широко и богато. Дети новой экономической революции были очень похожи на первых представителей рабоче-крестьянской элиты. У них была своя справедливость, свои вожди, сумасшедшее желание перекроить мир по-своему, и методы ведения переговоров об освобождении понравившейся жилой площади варьировались от барских до пролетарских. Завоевав новые территории и поняв, что новые соседи по парадной душатся другим одеколоном и ездят на других машинах (зачастую подземных, многоместных, использующих электрическую тягу), а отдыхают не на Кипре, а в Синявино, им пришлось решать вопрос тотальной изоляции от тех, кто новые экономические возможности почему-то воспринял как «полную жопу». Пошли вторые и третьи железные двери, а наиболее ушлые умудрялись сделать себе отдельные входы с лестниц, которые до этого считались «черными». Но те, кто ездили на черных машинах и выполняли черную работу, не боялись «черных» лестниц и превращали их в белые. Да, впрочем, в то время развелось много магов, превращающих и черное в белое, и спирт в золото.

С этими мыслями Олег добрался до квартиры Серафимы Степановны. Номера на двери не было вообще (это тоже нормально для Петроградки), звонка тоже… Олег постучал. Тишина. Постучал погромче. То же самое. Постучал ногой. Послышался звук открывающейся двери, но не этой, а соседней.

Сквозь дверную цепочку Олег увидел половину лица другой бабушки. Она молчаливо разглядывала Олега и шевелила губами. «Сейчас, наверное, спросит: «Дело пытаешь, али от дела лытаешь?» – подумал Олег.

– Бабулечка, не подскажете, где Серафима Степановна?

– А тебе на что? Квартира у нее приватизирована, и наследники есть, и из собеса девочка ходит часто!

– Да нет, мне от нее как раз ничего не нужно. Я поблагодарить ее хотел. Она тут помогла мне на днях!

Бабуля развернула лицо так, что стало видно два ее глаза, но пропал рот.

– Гуляет она в это время! На почту ходит! От сына все писем ждет!

– А, знаю, знаю про сына. Он у нее в Америке. Заботится о ней, деньги присылает.

Бабушка закрыла дверь. Через десять секунд открыла уже пошире, без цепочки. На голове у нее уже была надета косынка фиолетового цвета с красными цветами. Бабуля покрутила головой, нет ли кого еще в подъезде, и шепотом поведала:

– Да врет она все! Не пишет он ей и не звонит! И деньги не присылает! Сама она концы с концами еле-еле сводит! Я-то знаю! Да и все тут знают, но никто не говорит. Жалеют ее. И фотокарточку ту она из журнала вырезала. Не Пашка-сын на ней изображен, а какой-то американский телеведущий, мне соседка сверху сказала, она в журнале видела, что дочка ее приносит, в клянцевом.

– Глянцевом?

– Да, в нем.

Весь драматизм ситуации вдруг стал так очевиден Олегу, что в душе защемило, словно это он и был тем самым сыном Пашей и его мамой одновременно. Внезапно к нему в голову пришла идея.

– Бабулечка, а Вас-то как зовут?

– А меня-то Ангелина Матвеевна, Румянцева!

– Ангелина Матвеевна! Вы умеете хранить секреты?

– Я-то? Могила! Не смотрите, что одной ногой в могиле, извиняюсь за каламбур! Разум-то крепок! Я еще кроссворды как орешки щелкаю!

– Хорошо, тогда подержите цветы и подождите. Я через пять минут приду.

Олег добежал обратно до машины. Открыл бардачок, достал оттуда пустой конверт и положил в него две тысячи рублей. «Для меня это гораздо меньше, чем для нее двадцатка». Вскоре он постучал в дверь Ангелины Матвеевны. Та сразу открыла, словно и не уходила никуда от двери.

– Ангелина Матвеевна! Очень хорошо, что я застал вас. Передайте этот конверт Серафиме Степановне! Я скажу вам по большому секрету, но только если вы никому не скажете…

– …нет, нет, что ты, милый!

– Так вот, Павел действительно живет в США и выполняет задания государственной значимости. Ему запрещено контактировать с близкими, иначе его могут… отстранить от выполнения особо важного задания, понимаете?

– Че ж не понять-то! Разведчик он! Да!

– Ангелина Матвеевна! – Олег принял максимально серьезный вид. – Ваши догадки оставьте при себе! Вам можно доверить одно важное задание?

– Конечно, можете рассчитывать!

– Передайте, пожалуйста, ей этот конверт, но не говорите от кого! Возможно, я периодически буду просить вас передавать ей конверты, вы не против?

– Да, что ж ты, голубчик, пока жива, помогу, чем могу! Радость-то! Значит, не врала! Только слушай! Вот и у меня просьба есть. Раз уж я ответственное такое задание взяла, пусть и обо мне государство позаботится. Вода у меня горячая еле-еле течет! Мне ни посуду не помыть толком, ни самой не помыться! Одно мучение, словом! Сантехники приходят, постучат, покрутят, уходят, а ничего не меняется! Вы уж намекните им сверху!

– Хорошо, Ангелина Матвеевна! Напишите мне для этого свои паспортные данные на листочке и адрес точный. Я включу вас в особый список, и жилконтора все будет делать правильно!

Дверь закрылась. Олег хорошо знал, как действуют на жилконтору грамотно составленные письма-претензии. Через пять минут Ангелина Матвеевна вернулась с ксерокопией страниц паспорта в одной руке и с букетом – в другой. С торжественным видом она заявила:

– Мы чай тоже не лыком шиты! Я тут для собеса делала копии, точнее, дочка моя, так я и попросила побольше сделать! Это чтобы вы все правильно в список включили… Да, вот обрадуется Серафима-то! А соседи-то полопаются…

– Ангелина Матвеевна!

– Нет, нет, я все поняла, я ничего объяснять никому не буду. Но думаю, она сама поймет!

– Спасибо вам! До свидания! Цветочки оставьте себе!

– Ой! Спасибочки!

Когда дверь закрылась, Олег выдохнул. «Все же придумывать на ходу всегда тяжелее, чем говорить «чистую правду». Даже в благих целях. Хотя… что является правдой? Если наши желания, мысли, поступки являются не более чем заезженными пластинками, то правда – это тоже всего лишь одна из пластинок. И хороша она или нет, зависит скорее от того, какое настроение у тебя создает эта пластинка и к каким результатам приводит ее прослушивание.

Вот, например, у меня лет до двадцати была пластинка с названием «Я не умею руководить людьми и брать на себя ответственность за них». Ее мне подарили мои родители, они никогда не были на руководящих должностях, а им подарили их родители, у них тоже не было такого опыта. Я боялся как огня всего, что могло наложить на меня ответственность большую, чем за меня самого. Я был слишком снисходителен, чтобы требовать, слишком мягок, чтоб наказывать, и слишком эгоистичен, чтобы пытаться понять желания других людей и использовать их для достижения общих целей.

Однажды летом, когда я учился на последнем курсе своей альма-матер, мой друг Славка решил организовать турпоход – частично пеший, частично водный. Он был дока в этом и можно было смело рассчитывать, что с его участием все пройдет нормально. Кроме меня, он пригласил еще человек десять, и все с удовольствием согласились пойти. Он дал каждому указание, что нужно взять, и назначил место встречи в 7 часов утра, на Финляндском вокзале у Ленина. Все пришли в указанный день с вещами и боевым настроем… кроме Славы. Его сосед Коля, который тоже шел с нами в поход, сообщил, что Слава попал в аварию и лежит в больнице, у него ничего смертельного, но руководить он не сможет и поручает это своему другу, то есть мне. Коля передал мне конверт с картой и инструкциями. На несколько минут я впал в ступор, наподобие того, в котором пребывал уже не один десяток лет нависающий над нами своей железной массой дедушка Ленин. Во мне боролись два чувства: с одной стороны, я хотел убежать и спрятаться, чтобы меня никто не видел, не слышал и не нашел, с другой – я не мог подвести друга. К тому же другие ребята не знали об отсутствии у меня лидерских задатков. Мы были едва знакомы.

После прошедшего ступора я принял для себя решение, что эти несколько дней я просто побуду Славой. Не Олегом, а Славой. Я выпрямил спину и расправил плечи, вспомнил, как он разговаривает и что делает для того, чтобы его слушались, и начал буквально копировать его. Я играл роль лидера, требующего беспрекословного подчинения, а если честно, просто боялся объяснять, что и почему надо делать именно так… Я принимал решения о направлении маршрута, о разделении ролей при разбивке лагеря, о дежурствах, о том, кто за что отвечает… Все покорно слушались, задавали вопросы, ждали совета. Эти дни я прожил чужой жизнью… но как она обогатила мою! Правдой ли было то, что «я не имел способности управлять людьми»? Полная, чистая правда. Правда ли то, что «я был блестящим руководителем»? Тоже правда. Вопрос в том, какую правду ты выберешь для своего будущего. Я вдруг вспомнил слова Михаила по поводу оснований для решительности. Да, отсутствие оснований – самое лучшее основание, главное, чтобы было решение.

Я поддержал сегодня правду Серафимы Степановны. Правду, с которой жила только она и над которой злорадно посмеивались ее соседи. Ее правда мне нравилась больше. Она состояла из веры в то, что близкий человек поддерживает ее, и эта правда была так сильна, что помогала поддерживать других людей. Она делала ее сильнее. Я буду периодически приносить ей эти самые конвертики. Я давно думал о благотворительности, но меня смущало, что она всегда какая-то безадресная, неконкретная, а тут представился случай, и я им воспользуюсь».

Что же касается Ангелины Матвеевны, тут все было просто. Олег просто решил подготовить от ее имени юридически грамотную претензию, в которой привести соответствующие нормы по содержанию жилого фонда, а также пообещать обратиться в суд о взыскании необоснованно оплаченных сумм на горячее водоснабжение за все годы, пока оно не должным образом работает. Практика показывала, что эта мера – действенная. До суда никогда не доходило, все исправлялось за считанные дни.

Следующим пунктом назначения был магазинчик, где работала Оксана. Олег хотел пригласить ее на ужин, если она, конечно, сегодня не в ночную смену.

К досаде Олега, Оксаны в магазине он не увидел, а поинтересовавшись, узнал, что она сегодня выходная. А так хотелось пообщаться с веселой украинской девушкой! Олег поставил машину на стоянке у дома и направился в свое любимое кафе.