П. Ш.

Хара Дмитрий

Пытка или Шутка?

 

Дойдя до дома и приняв горячую ванну, Олег выключил мобильник и лег в постель. Он тут же уснул и проспал пять часов безмятежным крепким сном. Проснувшись, он понял, что череда вчерашних событий исключает надобность в красивых снах, потому их и не было. На часах был первый час дня. «Он проснулся другим человеком» – было бы сказать слишком банально. «Он начал просыпаться…» – звучало бы точнее.

Зайдя в ванную и увидев в зеркале свое лицо, он тоже удивился. Это лицо почему-то ему больше нравилось. В нем не было вселенской тоски и обреченного ожидания нового дня.

Позавтракав, а точнее, пообедав яичницей с беконом, одевшись в костюм, светло-зеленую рубашку без галстука, он понял, что его внешний вид соответствует внутреннему настроению. После этого он включил мобильник. Двадцать непринятых звонков. И вот уже очередной пытается ворваться в его жизнь. «Валерка!»

– Здорово, Олегыч! Наконец-то я до тебя дозвонился! Блин, тут такое… Натовцы завтра приезжают. (Так он называл иностранных партнеров). Новые какие-то. Вроде Артур накопал в Интернете… Ну что, с ними по полной программе? Как обычно?

Олегу невольно вспомнился вчерашний халявный кебаб. Сейчас его просят сделать то же самое. Улыбка озарила его лицо.

– Знаешь, скажи, пусть их встретит Артур на своей персональной машине и везет прямо в офис. Да, и пусть по дороге побольше молчит и бросает на них изучающие взгляды. Ничего про фирму не рассказывает.

– Олег, ты чего? Заболел или голову не поправил после вчерашнего? Это ж иностранцы! К ним же подход!

– О'кей! За твой счет шоу-программа… согласен?

– Нет!

– До свиданья! Передай Артуру все, что я сказал. Да, пусть прокатит их по городу на своей машине немного. Пусть почувствует себя взрослым мальчиком.

– Хорошо. Передам.

В свежей голове Олега родилась светлая мысль: если представительские расходы не приводят к результату в виде заключения договора, зачем их делать?

До работы Олег долетел на своей «ласточке», как на крыльях. «Господи! Как хорошо, когда я в сухой чистой одежде еду в удобной машине и не думаю о том, что я буду есть на обед!» Это такие приятные мелочи, которые становятся архиважными, если вдруг пропадают. «Я благодарен судьбе за это!» Это чувство благодарности и радости делало мир вокруг ярче и интересней.

Олег стал более внимательно всматриваться в проплывающие мимо здания – паспорта своих эпох и хозяев. Как все-таки красиво на Петроградке.

Вот и родной уже бизнес-центр.

Мрамор. Декор. Ковролин. Дверь.

Секретарь Ксения делает надутые губки и вежливо здоровается.

Сотрудники офиса пришли в движение. Перебирают бумаги. Снимают трубки. Достают мобильники. Выходят из «Контакта».

«Интересно, если бы я сегодня вообще не пришел, работа не началась бы?»

– Оксана, доброе утро! Позови ко мне Артура!

– Почему Оксана? Я вроде Ксения?! – с удивлением заморгала глазами Ксюша.

– А разве это не одно и то же имя? – нашелся Олег, но про себя подумал: «Вот цепанула вчерашняя хохлушка-то!»

Через несколько минут вошел Артур. Он без приглашения сел в кресло напротив:

– Мне Валерий уже сообщил, что я завтра в качестве водителя встречаю иностранцев, которых сам, между прочим, и нашел.

– Артур! Я принял решение. Мне не нравится, что ты просиживаешь здесь кресло и получаешь зарплату. Я хочу сообщить тебе, что результат завтрашней встречи с партнерами повлияет на твой дальнейший статус в фирме: если завтра мы не подпишем договор, хотя бы предварительный, то послезавтра ты пишешь заявление по собственному. Если договор будет подписан, ты получишь десять процентов от прибыли по нему. При этом всю дальнейшую работу с клиентом будешь вести ты! Да, и я тебе дам еще помощницу. Согласен?

– Согласен.

– Поэтому завтра твоя задача – не просто переводить, а доносить правильные мысли в правильное время. Ну, ладно! Успехов!

Артур вышел, слегка обескураженный. Олег начал просматривать список пропущенных звонков и увидел звонок Женьки из типографии. Набрал его.

– Жень, звонил?

– Да, пробил я контору и чела. ООО «Офсет плюс», пиши ИНН, теперь пиши директора – Попов Владислав Вячеславович, восемьдесят шестого года рождения, день рождения в июле у него, больше ничего не знаю. Хватит этого?

– Хреновый ты разведчик! Ну ладно, попробуем и с этим поплясать.

Олег набрал Кирилла и продиктовал имеющиеся данные. Может, что-то и прояснится.

Просмотр почты и раздача слонов прошла быстро и без запинок. Вспоминая свои вчерашние приключения, Олег периодически улыбался сам себе. «Все-таки я чему-то научился, если смог в бомжатском наряде представлять из себя ВИП-персону. Спасибо Мише. Уже начинаются какие-то перемены. Я же, кстати, так и не заключил договор. Сегодня вечером вернемся к этому вопросу».

– Ксения! Зайди ко мне! – сказал по селектору Олег.

Вошла Ксения. Ее брючный костюм и вопросительный взгляд говорили о том, что она сегодня в задумчивости.

– Ксения! У меня есть к тебе потрясающее предложение! Ты хочешь получить должность специалиста по международным связям? Нет, главного специалиста?!

– Как это? А почему? А сколько зарплата?

– Зарплата для начала будет на двадцать пять процентов выше нынешней. Возможность загранкомандировок. Нравится?

– Да! Конечно!

– Не спеши благодарить! Это зависит от тебя. Представь, что ты сама себе работодатель. Тебе нужно нанять сотрудника, который мог бы создавать в глазах иностранных партнеров имидж компании – как самой лучшей для иностранцев в России. И в роли этого работника – тоже ты. Подумай, что ты хочешь от такого сотрудника. Пообщайся с Артуром. Придумайте, как сделать так, чтобы партнеры завтра поняли, что не мы нуждаемся в них, а они в нас. Никаких перегибов с подарками и поклонами. Все жестко и конкретно. Ты каждый день встречаешь подобные организации, и только самые перспективные попадают в мой кабинет. Если вам с Артуром что-то не понравится – гоните их в шею и ищите новых. Каждый день от вас с ним должен ложиться мне на стол новый вариант компании-партнера. Вы – в одной лодке. Вы два руководителя проекта. Он – юридический, ты – административный. Ко мне вы приведете клиента только тогда, когда он уже будет готов подписать документы. И меня не интересует, что вы будете им говорить. Я поддержу вас в любом случае. Я наделяю вас неограниченными полномочиями. Да, но если завтрашняя сделка не состоится – вы перестаете получать зарплату вообще. До тех пор, пока не найдете нового клиента и не подпишите с ним договор на обслуживание.

– А вдруг у нас не получится? Вдруг я не справлюсь?

– Ты ничего не теряешь. Ты же хотела увольняться. Не получится – вперед. Ты стремилась выбраться из болота?! Так выбирайся, пока трясина окончательно не поглотила тебя! Согласна? Да или нет? Другого шанса не будет.

– Хорошо, – ответила Ксения неуверенно и молча вышла из комнаты.

Легкость и покой воцарились в душе Олега. Он вдруг понял, что нет смысла бороться с амбициями людей. Надо давать им возможность проявляться в их лучших качествах. Если рассуждать прагматично, мне все равно, кто принесет мне договор, по которому фирма будет получать на расчетный счет деньги. Мне при этом не важно, что я приложу к этому меньше всего усилий. Мне важно, что мои люди будут чувствовать свою значимость, получать свои деньги и обеспечивать благосостояние фирмы, а значит, и мое. И почему сегодня все так легко решается?

Как бы в ответ на эти мысли раздался звонок от Кирилла.

– Слушай! Мне долго искать не пришлось. Твой юноша – Попов, он в полный рост и слил «Евгенику». От него лежит заява, что, мол, «Евгеника» торгует за нал без кассового аппарата, обналичивает деньги, да еще и печатает фальшивые деньги и ценные бумаги, о чем он может предоставить документы, а кроме того, все доказательства имеются на сервере и в компьютере «Евгеники». Понял, откуда деньги, то есть, ноги, растут? Нормально, кстати, все написано, убедительно. Ты уверен, что твой Евгений ни при чем?

– Давай так. Все это давно уже изъято. Техники посмотрели? Нашли левые печати, клише? Вообще осмотр сделали?

– Да не сделали ни хрена. Все свалено в кучу и завернуто в пленку.

– Кирилл. Давай так. Ты мне по-честному, и я по-честному. Каждый день, пока лежит эта техника, клиент терпит убытки. Большие убытки. Если ничего не обнаружится, он обратится в суд за возмещением материального ущерба. Он пока скрупулезно записывает, во сколько ему обходится восстановление каждого логотипа, а также аренда оборудования, ежедневная. Цифра перевалила уже за сотню тысяч. Может, суд он и не выиграет, но проверка из прокуратуры у тебя в районе будет, и неужели ты думаешь, прокурорские не найдут, за что натянуть милиционера? Как минимум сроки проверки уже нарушены! Объяснения с подозреваемого никто так и не взял. Вещдоки не осмотрены. Да и еще, посмотри, пожалуйста, предупрежден ли товарищ Попов об уголовной ответственности за заведомо ложный донос? У меня очень большая просьба, пусть ребята проведут осмотр в ближайшие три дня, а я пока удержу клиента от грозных писем в ОСБ и прокуратуру.

Аббревиатуру ОСБ он специально оставил на десерт. Неизвестно, чего больше в милиции не любят: их или прокуратуру.

– Хорошо, Олег, я понимаю, что формально ты уже прав, а по сути – будем знать после осмотра. Ну, давай!

– Спасибо, Кирилл! Огромное! Ты же знаешь, я за мудаков не вписываюсь.

– Знаю. Потому и помогаю. Пока.

Понятно, что половину заявлений от имени Жени Олегу пришлось придумать за него, но на то он и юрист, чтобы уметь читать мысли своего клиента.

Следующий звонок был Евгению.

– Жень, кое-что проясняется. Слушай, а у тебя есть доказательства отпуска продукции Попову, ну там, на сто с лишним тысяч?

– Да, есть, конечно. И накладная, и счет. И даже акт сверки расчетов.

– Замечательно. Готов повоевать?

– А что? Это все-таки он?

– Нет, не все-таки. Это просто он.

– Пи…дец Попову! Да я ему… молокососу! Ишь, скотина! Еще ходит… улыбается. Так уепашу его, что будет до конца жизни улыбаться.

– Ладно, подготовь документы и доверенность на моих юристов в арбитражный суд, болванку я тебе пришлю, сначала просудим задолженность, а потом подадим заявление на банкротство его конторы.

Так и подошел к концу рабочий день. Олег попрощался с сотрудниками и выехал на встречу с Михаилом. Выехал с получасовым запасом. Довольный собой и своими результатами. Он не знал, справятся ли завтра Артур и Ксения, но был рад, что они замотивированы даже больше, чем он. Он также понял, что дело Евгения тоже сдвинулось с мертвой точки. И все это за полдня работы.

Он приехал раньше и спокойно почитал книгу, которую давно возил с собой. Ровно в восемь он звонил в дверь калитки Михаила.

Михаил встретил его в костюме и в галстуке с бабочкой. Он был вежлив, улыбчив и немного торжественен. Так как Олег тоже был в костюме, их встреча походила на официальную, между двумя дипломатами или министрами.

Михаил жестом пригласил Олега проследовать за собой. Повернув в дверь направо по коридору и поднявшись вверх по деревянной лестнице из темно-красного дерева, они зашли в помещение, которое, вероятно, было кабинетом. У окна стоял стол в виде буквы «Т». Вдоль стен стояли стеллажи с книгами, а также полки, на которых красовались изделия из дерева, железа, глины и кости, явно привезенные с разных концов земного шара. Стол был идеально чист. На нем не было ничего. Даже письменных принадлежностей или компьютера. Михаил сел не во главе стола, а с правой стороны выступающей части, так, чтобы Олег смог устроиться прямо напротив него. Михаил передал Олегу тетрадь со словами:

– Я прочитал твою тетрадь. Ты справился с заданием и получил результат – персональный опыт. Хочу, чтобы теперь ты ответил на один вопрос: «Что тебе нужно для того, чтобы быть уверенным в себе, сильным мужчиной, к словам которого прислушиваются и мнение которого уважают?»

– Ну, наверное, опыт и навыки этого.

– У тебя был опыт выпрашивания шавермы?

– Нет.

– У тебя еще будет куча задач, где опыт должен только появиться. Ты не будешь их делать?

– Буду!

– На основании чего?

– На основании своего решения об этом!

– А решение – это что?

– Да ничто, просто решение!

– Вот, ключевые слова здесь «ничто»! Не нужно иметь какие-то основания, чтобы как-то чувствовать себя. Будь таким, каким хочешь, на основании «ничего», на основании «просто так», на основании «потому что». Поверь, это самые крепкие основания, ибо чем больше слов ты произносишь в объяснение того, что делаешь, тем больше оснований опровергнуть эти слова другими. Единственной движущей силой для того, чтобы поставить такой прочный фундамент, должен быть заранее заданный вопрос «для чего мне это нужно?», «к какой краткосрочной, долгосрочной цели это меня приведет?», «будет ли это кирпичиком в том мире, который я хочу построить?».

Для решительности не нужна проблема, не нужны враги, не нужна ситуация, нужна прежде всего – решительность. Решение быть решительным. «Потому что просто так!»

Начни с малого. Делай покупки быстро и четко. Подготовь заранее список. Продумай оптимальный маршрут. Прикинь примерный бюджет. Решительно отвергай все лишнее. Также со всем – друзьями, встречами, делами. Реши для себя твердо, что ты делаешь, а что нет, то, что не делаешь – похорони, выкинь, отдай кому-нибудь, а то, что собираешься сделать – обозначь в четкие временные рамки, просчитай бюджет и найди способ исполнить.

Михаил достал два конверта из кармана пиджака. Красный и белый.

– Загадай что-то, что ты хочешь сделать, и выбирай любой конверт!

Олег выбрал красный.

– Раскрой его, что там есть? – поинтересовался Михаил.

– Там бумажка, в которой написано: «Ты делаешь правильно!»

– Замечательно! Поздравляю! Ты делаешь правильно! Теперь для очистки совести проверь второй конверт.

Олег взял второй конверт и раскрыл его – там лежал такой же лист бумаги со словами «Ты делаешь правильно!». На его лице отразилось удивление.

– Да, подожди, у меня в кармане завалялся еще один конверт – желтый. Имей в виду, всегда есть еще конверт, о котором ты не знаешь. Прочитай, что в нем?

В конверте лежала точно такая же записка.

– В чем подвох?

– Разорви конверт!

Олег послушался и вскрыл конверт. С его внутренней стороны мелким шрифтом было напечатано: «Ты все делаешь неправильно!» Тот же текст Олег обнаружил и в других конвертах.

– Ты понял?

– Кажется, да! Что бы я ни решил сделать, всегда можно назвать это и правильным, и неправильным. Всегда найдется еще какой-то третий вариант… и четвертый… и пятый.

– Всегда найдется куча мнений и советчиков. Это – паутина! Паутина, в которой ты запутаешься, как муха, пока не придет паук и не сожрет тебя. И только тогда ты поймешь, что все эти сомнения, все паутинки выгодны только тому, кто хочет, чтобы ты лежал и не рыпался, пока не придет паук, у которого есть только одно решение.

Одно «неправильное» действие всегда сильнее тысячи «правильных» мыслей.

А чтобы твои решения всегда были твердыми – вот тебе еще зеленый конверт. В нем и на письме, и на самом конверте написано одно и то же. Надеюсь, ты знаешь, что!

Так зачем ты пришел сегодня?

– Я хочу приобрести путевку. Я пришел за твоей рекомендацией.

– Хорошо, для этого тебе надо прочитать и подписать лист с правилами, вот он! – Михаил достал из шкатулки черного дерева, инкрустированной рубинами, пожелтевшую плотную бумагу, на которой пером был написан текст:

«Я (фамилия, имя, отчество), именуемый в дальнейшем «соискатель», находясь в трезвом уме и добром здравии, безо всякого принуждения и уговора, а только лишь по своей доброй воле, желаю стать Путешественником и приобрести путевку в ПутеШествие, о котором ничего не знаю и не буду знать до тех пор, пока оно не начнется.

Срок ПутеШествия не определен. Я осознаю, что оно начнется в момент, который мне не известен и закончится без учета моего мнения.

Всю ответственность за безопасность ПутеШествия я полностью беру на себя и осознаю, что организаторы путешествия не могут мне ее гарантировать.

Подписывая этот документ, я обязуюсь в течение недели уладить все свои дела, найти помощников по всем вопросам, которые будут осуществляться без меня в мою пользу, и выдать им соответствующие доверенности.

Организатор ПутеШествия не несет ответственности за неблагоприятные последствия, которые могут возникнуть во время моего отсутствия с моим бизнесом, работой, семейной и личной жизнью.

Для подготовки к ПутеШествию мне выделяется Наставник из числа тех, кто ранее пользовался услугой компании, зарекомендовал себя как успешный Путешественник и дал согласие на мою подготовку.

Наставник по своему усмотрению проводит подготовительные мероприятия для моего успешного Путешествия. Все подготовительные мероприятия являются обязательными. Отказ от любого из них влечет отказ от участия соискателя в ПутеШествии.

Плата за ПутеШествие и подготовку к нему составляет 50 000 евро. В случае отказа соискателя от подготовки или от самого ПутеШествия деньги не возвращаются.

Соискатель обязан застраховать свою жизнь на один календарный год».

Воцарилась пауза. Олег почувствовал себя в костюме зайчика на слете байкеров. Он, как видавший виды юрист, не мог поверить своим глазам, что кто-то может предложить ему подписать филькину грамоту, по которой он обязан заплатить деньги за то, что неизвестно когда начнется и непонятно, что будет из себя представлять, а некто, реквизитов которого даже нет в документе, имеет право в любой момент создать для него положение, при котором он вынужден будет отказаться от своих денег и планов!

Он набрал воздуха, выдохнул с задержкой, пытаясь обуздать подскочивший пульс и давление, и, как можно более спокойно, спросил:

– Где вы нашли такой договор?

– В жизни, – со спокойной улыбкой ответил Михаил.

– Да я в жизни не встречал более бестолкового договора! В нем нет никаких гарантий! Никаких прав! Никаких сроков! Как можно с ним работать?!

– Поверь мне! Это самый работающий договор! Но это ты поймешь чуть позже.

– А я могу внести какие-то исправления, дополнения?

– Нет! Либо договор есть, либо его нет. Думай. Я даже не собираюсь уговаривать тебя. Я просто скажу, что решение нужно принять сейчас.

– Это невозможно! Дай мне хоть время подумать! Там же написано, что я должен уладить все дела до отъезда! А когда он будет – неизвестно! А если завтра? Я даже не знаю, на кого я могу оставить компанию! Она же без меня загнется! Мне некому ее доверить! Опять же, на кого я оставлю мать… больную?

Одна только мысль о том, как в то время, пока он отдыхает, компания потихоньку разваливается, лучших кадров перетаскивают конкуренты и его детище постепенно умирает в конвульсиях, заставила его вздрогнуть и поежиться. Все, что нажито непосильным трудом… «Мама тоже наверняка подумает, что ее бросили, и начнет еще больше пить».

– Что же у тебя за бизнес такой, который развалится, едва ты перестанешь им заниматься? Сколько времени ты на него тратишь? Может, тебе лучше наняться на работу? Уволят – другую найдешь! У тебя нет партнера, которому ты доверил бы вести свой бизнес?

Вопрос повис в воздухе. Олег и сам частенько им задавался. Вот, например, Валерка, его зам. Молодой толковый, энергичный. Но почему-то советуется с ним по каждому пустяку. Если сказать ему, что ему придется какое-то время принимать решение единолично – сбежит.

– Миш, если честно, не на кого. Мой бизнес – это я. Мое имя, мои связи, мои контракты, мое время.

– Тогда не надо ничего подписывать и ни за что платить! Оставь все как есть и не парься! Далось тебе это путешествие! Турфирм – куча!

– Ты же знаешь, что я не хочу, как обычно. Надоело.

– И в то же время ты ничего не хочешь менять в своих привычках и делах? Видишь ли, качество отдыха зависит от качества жизни, в которую включается все: и дела, и друзья, и родственники.

– Хочу, но не знаю как…

– Тогда, может, ты захочешь, чтобы кто-то в этом помог, не зря ведь ты собираешься заплатить такие деньги?

– А ты мне поможешь в этом?

– Ровно настолько, насколько ты захочешь.

– А у тебя сколько времени уходит на твой бизнес?

– Ровно столько, сколько я хочу. Мой бизнес – продолжение моего внутреннего мира, моих увлечений. Я отдыхаю, делая то, что приносит мне деньги.

То ли магическое спокойствие и обаяние Михаила, то ли его железная логика, то ли внутренняя жажда перемен склонила чашу весов сомнений в пользу принятия решения.

– Я согласен. Я принимаю контракт. Давай ручку. Я распишусь.

– Не надо, просто прочитай это еще раз и скажи, принимаешь ли ты все эти условия.

– Как, без подписи?

– Я доверяю твоему слову.

– Но ты ведь меня не знаешь!

– И не узнаю, пока не доверю тебе что-то.

– А деньги я тебе тоже передам без расписки?

– Да, я обещаю, что передам их Елене в турфирму вместе с твоим загранпаспортом. Ты, кстати, его взял?

– Нет, я не думал, что так быстро…

– Ну, отнесешь сам, когда застрахуешь свою жизнь и понесешь полис.

– Блин, как так? Одни слова и обещания и никаких бумаг?

– Да, я так работаю и живу, – с улыбкой заявил Михаил. – А у тебя что, с этим проблемы? Ты окружил себя в компании людьми, которым не доверяешь?

– Нет, ну почему же… скорее они не вполне самостоятельны.

– А кто им должен дать эту самостоятельность и полномочия быть самостоятельными?

– Получается, я сам ограничиваю их самостоятельность, а потом удивляюсь, почему они ничего не могут без меня?!

– Делай выводы! Есть такая восточная мудрость: «Проверяя без конца того, кому мы дали поручение, разве не уподобляемся мы человеку, выдергивающему росток из земли всякий раз с той лишь целью, чтобы удостовериться наверняка, растут или нет корни». Ты должен сделать все для того, чтобы получился тот результат, которого ты ждешь! Если ты хочешь вырастить картошку, станешь ли ты покупать семя укропа и ждать, что из него вырастет картофель?

– Нет.

– Значит, в чем твоя задача?

– Найти клубень хорошего качества и нужного сорта!

– И все?

– А, ну, еще подготовить почву, выкопать ямку, удобрить, полить, потом окучивать, поливать…

– Теперь ты понимаешь, что такое доверие? Выбрав из кучи картофеля понравившийся тебе клубень, тебе недостаточно сказать ему: «Я доверяю, что из тебя вырастет знатная картошка! Я даю тебе для этого все полномочия! Расти!» – и бросить ее в песок, а потом сокрушаться, как несправедлив мир! Почему пропали вложенные в покупку деньги?

– Ну, с картошкой понятно, а если меня кинули на деньги? Если кто-то взял у меня тысячу долларов и не отдает год, хотя брал на неделю. Что тогда?

– Так это кинули не тебя, это кинул ты!

– Почему это? – возмутился Олег – Я же помог человеку в трудную минуту, а он…!!!

– Ты не человеку помог. Ты решил выглядеть в его глазах хорошим парнем. А он, может, эту «штуку» проиграл в автоматы, а потом, чтобы отыграться, еще и машину в придачу потерял, а может, купил наркоты и сдох от передоза или нанял бандитов, чтобы покалечить кого-нибудь… Кому ты помог?

– Так что же, я должен спрашивать, зачем ему деньги?

– Да нет, не должен, просто и не спрашивай потом с него этих денег! Если ты хочешь действительно ему помочь, ты должен быть уверен, что эти деньги вернутся к тебе! Мало того, помочь ему в этом! Выяснить, как и на что он хочет их потратить. Как он сможет их тебе вернуть. Если он инвестирует их в дело – узнай, в какое, проверь надежность его инвестиций, подскажи, научи и проконтролируй. Если ему надо на жизнь, разберись, почему ему нужна такая небольшая сумма? Где он работает? Можешь ли ты ему помочь найти лучшую работу, чтобы ты был уверен, что возврат долга не заставит его голодать. Если он толком не знает, как будет зарабатывать дальше, и ты не видишь в нем перспективы, у тебя два варианта: или честно подари ему эти деньги и не требуй возврата, если для тебя это пустяк, или не давай вообще. Оказавшись на мели, он, возможно, что-то поймет в своей жизни, попытается ее изменить, а не будет ждать новых подачек. Пойми: давая взаймы, ты обременяешь человека гораздо больше, чем не давая. Ты отсрочиваешь принятие им решений, возможно, самых важных в его жизни.

– Да, я начинаю понимать: доверяя, я должен создавать условия…

– Да, и еще, ты никогда не знаешь наперед, что произойдет с человеком. Когда ты все знаешь о человеке, о процессе, это уже не доверие – это вера. Вера основана на безусловном знании, в котором ты уже убежден. Есть ли у тебя знакомый, которому ты мог бы доверить на хранение миллион долларов?

– Да, пожалуй, есть.

– На чем это основано?

– Он никогда меня раньше не подводил.

– Вот видишь! Это уже опыт, это уже вера. А в слове «доверие» имеются два слова – «до» и «вера». То есть, ты, еще не имея опыта работы с этим человеком, даешь ему карт-бланш.

Олег мысленно пытался это переварить в своей голове.

– Мне все-таки непонятно, как же, не опираясь на свой опыт, можно доверять человеку?

– А ты мне ответь, как можно доверять, опираясь на опыт? Представь, ты десять раз дал человеку отнести из пункта А в пункт Б десять тысяч долларов. И все всегда проходит безукоризненно. Ты ему доверяешь миллион, и он… пропадает. Помог тебе твой опыт?

– Нет! Но как же тогда?..

– Каждый раз заново! Нет никакой разницы, знаешь ты человека двадцать лет или пять минут! Доверие создается каждый раз заново для каждого конкретного дела. Я могу долго говорить об этом, но ты должен понять это сам, приобрести свой собственный опыт. Ты принес деньги?

– Да, вот они! – Олег достал из портфеля аккуратную стопку 300-евровых купюр.

– Если ты доверяешь мне, что они будут переданы мной Елене в Турфирму, дай их мне.

Олег передал деньги. Михаил начал их пересчитывать.

– Миш, а как же доверие? – пытался поддеть его Олег.

– А это и есть оно в действии. Я доверяю тебе. Не хочу тебя подводить и поэтому перепроверяю количество купюр и их подлинность. Ведь тебе могли гипотетически дать несколько фальшивых купюр. Увидев это и сообщив тебе, я оказал бы тебе услугу. Вдруг ты положил меньше или больше купюр – эта ошибка может случиться. К тому же, мне доверяет еще Елена и уверена, что я передам ей все точно и в должном качестве.

Я не имею права ее подвести из-за случайной ошибки или собственной лени.

Пересчитав купюры и сложив их в конверт, Михаил вернул его Олегу обратно.

– Замечательно. Деньги я принял. Я согласен взять тебя в соискатели для ПутеШествия. Договор считаю заключенным. Теперь я хочу дать тебе задание, которое научит тебя опыту доверия.

Олег застыл в ожидании, вертя в руках конверт с деньгами.

– Слушай внимательно. Возьми этот конверт и передай незнакомому тебе человеку на улице, с условием, что завтра в девять утра он тебе его отдаст. Да, ты должен обязательно сообщить человеку, что лежит в конверте. Если ты выполнишь это задание, завтра с утра занесешь конверт мне, и я передам его Елене.

– А что я должен говорить человеку?

– Все что захочешь, только не врать и не угрожать.

– А если конверт просто полежит у меня дома? Ты будешь проверять, как я выполняю задание?

– Я доверяю тебе. Поэтому я буду на сто процентов знать, выполнил ты его или нет!

– А если я потеряю деньги?

– Нет денег – нет контракта.

– Так мне надо первому встречному отдать?

– Если ты сможешь ему доверить!

– Михаил, ну подскажи хоть что-то! Сумма-то не маленькая!

– Не маленькая? Не думаю. Это одна из подсказок. А вторая – доверить ты сможешь только тому, кто сам умеет доверять.

«Блин! Как все сложно! Все с каким-то подвывертом! Боялся отдать деньги человеку, у которого дом на Каменном, а теперь надо отдать первому встречному! Час от часу не легче! А завтра еще эта встреча с америкосами! Совсем про нее забыл!»

– Миш! У меня завтра очень важная встреча! Должны приехать потенциальные партнеры из Америки! Мне подготовиться надо! Я могу не успеть!

– Обрати внимание, как сопротивляется твой мозг прохождению электронных импульсов по новым цепочкам, которые не укладываются в путепроводы твоего контекста! Да ты найдешь сто причин, почему не можешь сделать этого! Знаешь что, найди всего лишь одну причину, чтобы сделать это. Придумай ее, в конце концов! А я тебе дам еще задание на завтрашнюю встречу! А то ты слишком долго думаешь. Так всегда бывает: упускаешь время – проявляются новые задачи, – Михаил засмеялся.

– Налей мне, пожалуйста, своего чаю, может, в нем есть какие-то травки, которые помогают работе мозга, а потом называй свое задание, – улыбаясь, попросил Олег.

Михаил вышел из кабинета. Олег откинулся в кресле. События развивались с такой скоростью, что мозг просто не успевал их переварить. Начинала болеть голова. Все, казалось, утопало в тумане. Статуэтки и маски из черного дерева ухмылялись на своих полках всеми своими деревянными мышцами. Такого состояния неопределенности у Олега не было давно. В то же время он чувствовал постоянный прилив адреналина. Он заметил, что фигура его приобрела более сконцентрированный и мужественный вид, а в глазах появился блеск. Он протянул руку к стоящему на близлежащей полке предмету в виде или диковинного зверька, или ухмыляющегося языческого духа и сделанного как будто из дерева. Рука вместо мягкости дерева почувствовала твердость керамики. Олег потянул фигурку. Оказалось, что она стоит на небольшом пеньке-подставке. Он снял ее с подставки, сделанной на сей раз из дерева. На фигурке оказалось несколько игровых отверстий на спине и свистковое устройство, сделанное в форме хвостика, – снизу. Олег зажал в руках фигурку и поднес к губам свисток. Сильно подул. Получился какой-то шипящий звук.

В этот момент в кабинет вошел Михаил с чайником.

– Это окарина. Зажми все отверстия пальцами, а в свисток дуй медленно, словно пытаешься растянуть дыхание, и открывай попеременно отверстия.

Олег послушался совета, и из окарины потек извилистый, глуховато-протяжный звук, как ветер в пустыне. Аж мурашки по коже пробежали. С каждым выдохом звук становился все стройнее и интереснее.

– Приводит в соответствие твой дух (дыхание) и разум. Очень душевная вещь. Делает один мой хороший знакомый Серега Бычков. Талантливый человек. Над каждой работает не по одному месяцу. И все разные у него. И по виду, и по звуку… Ну, ладно, поставь цацку. Будем чай пить.

Михаил в этот раз разлил чай по прозрачным бокалам с ручками. Кабинет наполнился ароматом трав и специй.

Сев в кресло и взяв чашку в руки, Михаил произнес одно слово: «Значимость» – и замолчал.

«Видимо, я должен догадаться о чем-то из этого слова. Ну, «значимость». Значимость чего? Сегодняшнего дня? Денег? Завтрашней встречи?»

– Ты хочешь спросить, какова для меня значимость завтрашней встречи? Большая. Если честно – огромная. Если завтра она сорвется, я даже не знаю, буду ли двигаться в этом направлении. Кроме того, от этого зависит судьба двух моих сотрудников.

– Ты им сказал об этом? – перебил Михаил.

– Да.

– Плохо. Все плохо. Я прямо чувствую, как «значимость» становится гораздо больше «значения». Нависает над всеми вами огромным булыжником, а вы все то и дело думаете, как бы не сделать резкого движения, как бы не ошибиться, чтобы вся эта глыба не рухнула на вас!

– Слушай, я что-то такое уже начал понимать. По крайней мере, отказался в этот раз от дорогостоящей программы развлечений и часть работы перекинул на своих сотрудников…

– …ну да и ответственность тоже. Пойми. Капитан все равно ты! Ты можешь делегировать и доверить все, что можно, но ты должен видеть конечную цель и держать все ниточки в своих руках. Кстати, какова твоя конечная цель?

– Подписать контракт с компанией N на полное юридическое обслуживание и представление всех ее интересов в России на сумму 600 000 долларов в год.

– Замечательно! Что такое «подписать»? Абстрактное слово! Кто-то подписывает контракт с данной компанией, цель выполнена – ты доволен?

– Нет! Я его должен подписать!

– Хорошо, ты его «должен» подписать! В смысле, у тебя появляется «обязанность подписать». Твоя цель выполнена?

– Нет, ну ты же понимаешь, о чем я говорю.

– Нет, не понимаю, да и ты не понимаешь! Обозначай цель предельно конкретно.

– Хорошо. Я подпишу контракт с компанией N на сумму 600 000 долларов.

– Подпишешь. В 2034 году. Устраивает?

– Нет. Понял. Я подписываю контракт завтра в 12 часов дня с компанией N на сумму 600 000 долларов. Не подкопаешься!

– Да! Не подкопаешься! Супер! Ты подписываешь!.. А они – нет!.. Результат? Теперь ты понимаешь, почему у тебя раньше что-то не получалось? Умение правильно поставить цель – уже дорогого стоит. Если ты идешь покупать билет и просишь продать тебе его куда-нибудь, на какое-то число, но при этом твердо знаешь, что тебе нужно в Марокко – как думаешь, какова вероятность того, что ты там окажешься, если забудешь сказать об этом в кассе?

– Да, понятно. Я и полномочный представитель компании N подписываем контракт завтра, в 12 часов дня с компанией N на сумму 600 000 долларов.

– Отлично! А теперь представь себе, что он уже подписан. Каковы твои ощущения? Настроение? Что ты после этого сделаешь? Как отблагодаришь себя?

Олег закрыл глаза и представил себя сидящим в кресле в комнате переговоров с подписанным контрактом в руке. Ощущение блаженства, победы. Новый опыт. Новый уровень! Ощущение парения и силы. Восхитительные ощущения!

Сквозь эти приятные грезы Олег услышал голос Михаила: «Усиль эти ощущения в себе до предела! Умножь их в десять раз и дай волю им овладеть тобой».

Олег максимально открылся для этих ощущений.

– А теперь соедини вместе указательный и большой палец правой руки в кольцо. Соедини, до легкой боли. Пусть ноготь указательного пальца как бы слегка воткнется в большой. Вообще старайся делать этот жест всегда, когда ты на высоте положения и доволен собой. В дальнейшем, для того, чтобы прийти в это состояние, тебе достаточно будет соединить пальцы в этот жест и твой мозг пошлет правильные команды всему телу. Жест, кстати, мог бы быть и другой, важна простота и физические ощущения.

– Хорошо. Чем мне это поможет?

– Я не буду отвечать на этот вопрос, попробуй сам. Просто поверь. Когда в переговорах есть счастливый и довольный человек, который на физическом и психическом уровне «знает», что договор уже подписан, остальные просто вынуждены констатировать этот факт.

– Хорошо, попробую завтра.

– Пробовать завтра ты будешь шампанское, а планы нужно «воплощать», «выполнять» или «делать».

– Отлично. Я все понял. Сделаю.

– Да, и еще задание на завтрашнюю встречу: прийти туда в спортивном костюме и кроссовках.

На этот раз Михаил зажег слишком короткий бикфордов шнур, и Олег взорвался сразу:

– Ты что, издеваешься! Это-то зачем? Это вообще бред! Кому это нужно и зачем! – вырвалось из уст Олега с неистовым гневом.

Олег даже на корпоративы одевался в хорошие джинсы и дорогую рубашку. А на работе, на встречах он всегда был в костюме или хотя бы в рубашке с галстуком. Иногда ему даже казалось, что галстук уже заменил часть его шейных мышц, потому что, когда он его снимал, голова держалась как-то неровно и расслабленно. «Прийти на работу в спортивном костюме! Я сгорю от стыда. А сотрудники подумают, что я свихнулся. Наверняка».

– Этого я не буду тебе объяснять. Просто сделай так – и все. Хочу, чтобы ты сам мне потом рассказал об этом… Ну, да ладно. Чай мы уже выпили. Время позднее. У тебя еще важное задание… Предлагаю прощаться.

Михаил встал с кресла. Его примеру последовал и Олег. Спортивный костюм остался на потом. Теперь его мысли были заняты предстоящим заданием. Он «на автомате» взял портфель, оделся, попрощался с Михаилом и сел за руль автомобиля.

Машина уже остыла, и ему пришлось пару минут померзнуть, пока подогрев сидений и обогреватель начнут давать тепло.

По привычному маршруту Олег направился в сторону дома. Мысли пока отказывались работать в направлении поиска человека, на котором можно было бы потренироваться на доверие. «Доверяй тому, кто умеет доверять сам, – по-моему, так сказал Гуру. Ладно, вернусь к этому вопросу чуть позже, а пока закончу подготовку к завтрашней встрече». Олег припарковался в нескольких кварталах от своего дома, достал мобильник и набрал CMC: «Иностранцы у нас в кармане. Расслабьтесь. Ведите себя завтра так, словно мы уже партнеры. Больше юмора и позитива. В 12 часов приведите их на подписание в мой кабинет». Это сообщение он отправил и Ксении, и Артуру.

«Теперь надо подумать о доверии. А почему бы просто не спросить у людей?» Давно я не общался с народом. Приставание к прохожим – не самый любимый мой род занятий, но практика уже есть».

Олег вышел из машины. Погода была получше, чем вчера. По крайней мере, ничего не сыпалось с неба. Прохожих было тоже побольше. Все спешили по своим делам. Никто не оглядывался. Никто не смотрел на него. Деньги пока лежали в портфеле, а портфель – в багажнике.

Как трудно зачастую сделать первый шаг с вопросом к городским жителям. Все настолько поглощены своей безопасностью и варятся в своем мире, что создается ощущение, что каждый передвигается в своем коконе. Машина – самый наглядный пример. А вот пешеходы надевают на себя свои миры, как скафандры. Обращали ли вы внимание, что когда пытаетесь на улице остановить прохожего и спросить у него дорогу, ему нужно время, чтобы, проснуться, вытащить голову из кокона, напрячься, чтобы услышать ваш вопрос, и лишь затем, обдумав ваш вопрос и не найдя в нем для себя угрозы, расслабиться и начать соображать, что вам ответить. Многие сразу же говорят, что ничего не знают, или крутят головой, как овцы, или машут рукой, причем не вылезая из своего скафандра. Забавно все это.

Олег начал подходить подряд ко всем прохожим, но преимущественно женского пола, задавая вопросы типа: «Доверяете ли вы людям?», «Доверили бы Вы мне в экстремальной ситуации?», «Как считаете, можно ли вам доверять?» и прочее. Прохожие или шарахались, или смеялись, или говорили правильные слова. Но через полчаса мучений он понял, что никому из них он не может доверить деньги.

Тогда у Олега родился план: нужно найти кристально-честного человека, для которого деньги имеют меньшее значение, чем моральные принципы.

Олег придумал легенду, которая могла бы помочь ему разобраться в моральных качествах человека. Он вспомнил, что врать нельзя. Но ведь можно придумать гипотетическую ситуацию.

Он подошел к молодому парню, задумчиво рассматривающему витрину.

– Слушай, дружище, есть дело, на пятьдесят тысяч евро! Готов поучаствовать?

Парнишка оглянулся. Ему было 23–25 лет. На вид – «ботаник». Среднего роста, в очках. В куртке, застегнутой на все пуговицы. С тихим голосом и в недорогих кроссовках.

– Кого надо «замочить»? – спокойно и без эмоций спросил он.

– А что, кого угодно сможешь?

– Ну, за пятьдесят «штук» постараюсь, – вяло, но убедительно ответил пацан, – только половина сразу.

– Ладно, я тебя найду, если что, – сказал Олег и пошел прочь.

В голове, блин, это не укладывалось вообще. Так просто. На улице. «Ведь я ему даже не сказал еще, что нужно делать, не рассказал свою версию заработка, а он сразу – «замочить». Блин, куда катимся. Надо, видно, шерше ля фам. Женщины, наверное, более адекватны и ответственны».

План у Олега был очень простой: попросить человека «постоять на стреме», пока он якобы грабит машину, в которой лежат деньги (естественно, свою машину).

За пять минут работы хотел посулить пятьдесят тысяч евро. Сумма, от которой трудно будет отказаться кому-либо за такую пустяшную работу… Вот тот, кто откажется, и заслужит его доверие.

Олег заранее стал присматриваться к людям, которые внушили бы ему доверие. Женщинам с хозяйственными сумками, явно живущими неподалеку. Почтенным пенсионерам. Мужчинам средних лет в хорошей одежде.

Все они, изначально настороженные, услышав сумму, сразу как-то оживали, мялись, торговались, просили подождать, спрашивали, что им говорить, если поймают и отведут в милицию, и когда они получат всю сумму… Почти от всех пришлось избавляться, говоря, что расчет с ними произойдет завтра. Вот тут-то он и наслушался в свой адрес, что он жулик, мошенник и дурит голову честным людям. Лишь один пенсионер, может, даже воевавший, чуть не огрел Олега своей палкой, сказав, что «сам бы отдал всю пенсию, только чтобы таких, как ты, расстреливали на месте!»

Олег было обрадовался, что нашел честного человека, и попытался тут же разубедить его, что он-то как раз и ищет честного человека для ответственного задания. Но старик и слушать не хотел. Второй удар палкой был уже более точен, а третьего Олег ждать не стал.

Его охватило отчаяние. План не сработал. Вера в честность людей тоже была потеряна. В желудке уже урчало от голода. Он вообще похудел за последние дни. Олег поднял голову вверх. Темное небо без единой звездочки. Уличные фонари разных оттенков – от голубых до оранжевых. Окна… окна. Старые и немытые, с ящиком под подоконником, новые пластиковые, закрытые наглухо занавесками и частично переливающиеся бриллиантами кинескопов телевизоров, так сильно манящих людей к себе после тяжелого рабочего дня. Мелкая морось начинала сыпаться на землю.

Опустив голову вниз, он обнаружил перед собой наряд ППС, за широкими спинами которых стоял ветеран и довольно потирал руки.

– Гражданин! Предъявите документы! Только без резких движений! – нарочито басисто сказал сержант с круглым лицом, круглыми глазами и круглым носом. По левую и правую руку от него стояли два молодца, почти одинаковых с лица – худощавых младших сержанта, резиновые палки которых составляли треть их роста.

– Да, пожалуйста. Вот мой паспорт, – Олег протянул паспорт сержанту. – Представьтесь, пожалуйста и вы, – нарочито спокойно попросил он.

– Я те щас представлюсь так, что ты у меня преставишься!

Последнюю фразу скомкал звук тормозов подъехавшего «уазика».

– Садись в «стакан»! Живее!

Двое молодых сержантов вежливо, но настойчиво подпихивали его к задним дверям «уазика». (Слово «стакан», коим обозначалось заднее отделение «уазика», в котором перевозили антиобщественный элемент, было знакомо ему еще с первой работы). Большой сержант записывал в блокнотик адрес и телефон деда. Дед улыбался, вытягивался по стойке смирно и помахал вслед палкой. Наверное, купит сейчас маленькую и выпьет сто граммов, как за подбитый танк во время Великой Отечественной. Двери «уазика» захлопнулись, когда задница Олега оказалась на жесткой скамейке. Машина помчалась, подпрыгивая от удовольствия, увозя его все дальше и дальше от его машины и его денег.

Все это было бы невероятно смешно, если бы не было суровой правдой жизни. Очень хотелось бы увидеть, выходя из машины, букет цветов и плакат с надписью «Розыгрыш!», а потом вспоминать это в компании друзей, которые это устроили, сидя в удобных креслах и потягивая… что-нибудь потягивая.

Минут через пять «уазик» подъехал к ближайшему отделу милиции. Двери «стакана» распахнулись. На пороге стоял все тот же сержант и ухмылялся.

– Слушай, сержант, давай, может, договоримся, – машинально сказал Олег. (Такова генетическая привычка российско-советского человека.) Олег, конечно, понимал, что ничего инкриминировать ему не смогут и отпустят через три часа, но торчать три часа в «обезьяннике» с бомжами и наркотами… брр.

– А давай! – тут же откликнулся служивый. (Суровая правда жизни.)

– Вот тебе пятьсот рублей и как будто я растворился в «стакане» без остатка от тряски по дороге, идет?

Сержант вращал глазами вокруг орбит. «Зря я, наверно, так метафорично выразился», – уже пожалел Олег, а вслух произнес:

– Время – деньги! Вы все равно меня отпустите, потому что я ничего не совершал, а за ускорение этого процесса – вот вам на пиво тысячу!

– Нет. Слушай, давай так. Пока решаю я ситуацию. Мое дежурство. Мои помощники. Давай ты нам полтос отвалишь, а мы, где надо, на стреме постоим, но только ты ребятам не скажешь, что полтос, а скажешь, что, например, десятку нам дал, ну, чтобы я с ними по-нормальному поделился. По-честному как бы. Без зависти. А то знаешь, зависть такая хреновая штука! – Сержант смачно сплюнул, искоса поглядывая на напарников, стоящих метрах в десяти от него. – А, может, еще десятку подкинешь? Мы тебя еще подвезем куда надо! Но в пределах района. А то, знаешь, я живу с тещей, сил больше нет! Разменяться надо… или развестись. Но пока хочу разменяться.

Было видно, что в голове у милиционера уже решились все его проблемы, и так не хотелось его расстраивать. И было жалко чисто по-человечески, зная, во сколько государство оценивает его труд. Но, с другой стороны: подписал контракт биться до последнего с преступностью за пятнадцать тыщ в месяц и казенное обмундирование – выполняй. Твоей рукой никто в контракте не водил и на ПФЛ галочки в таблички тестов не ставил. Есть ведь такие, как Кирилл…

Все это пронеслось за пять секунд в голове Олега, после чего он просто протянул руки вперед и сказал: «Вяжи врага. Исполняй долг перед Родиной».

Сержант побагровел: «Сейчас я такой рапорт накатаю, на десять суток хватит!»

Олега действительно попросили сесть в «обезьянник». Кроме двух обморочных студентов и пьяницы неопределенного возраста, который, видимо, работал при отделе освежителем воздуха, в клетке больше никого не было.

Олег не стал присаживаться на пропитанные звериным запахом скамейки, а подошел к решетке. Возле решетки стоял старлей – видимо, помощник дежурного. В дежурке три борца с преступностью писали рапорта под диктовку старшего и переглядывались.

– Товарищ старший лейтенант! Моя Фамилия Мурин. Мурин Олег Юрьевич. На каком основании меня посадили в КПЗ, если у меня есть при себе документы? Насколько я понимаю, личность моя уже установлена!

– Личность твоя установлена, Мурин! А сейчас установим субъективную сторону твоего преступления! – последние слова он произнес особенно четко, чтобы все присутствующее поняли, что недолго ему еще быть помощником дежурного, так как учится он на юридическом и обязательно его закончит.

– Понятно. Только я бы на вашем месте еще попросил взять объяснение с дедушки, а то, когда следователь приедет, все равно его вызовет. Дедушка так поздно не придет, следователь отправит меня домой, а ваш материал откажет, поскольку ваши гвардейцы не являются свидетелями чего бы то ни было, а настрочить могут при всем своем желании только на административку! Якобы я мочился посредине улицы, оскорбительно приставал к прохожим, а потом еще нецензурно выражался в отношении сотрудников милиции! Верно? – особенно громко произнес Олег.

Старлей сплюнул под ноги, удивленно посмотрел на Олега и даже слегка криво улыбнулся:

– Нет, это еще не все, не первый год работаю!

Старлей пошел в дежурку. Олег остался ждать, стоя возле решетки. Наверное, в последнее время его психика стала более эластичной от большого количества упражнений. У него возникло ощущение, что прошел уже месяц с тех пор, как он впервые столкнулся с Михаилом, а прошла-то еще всего неделя. Столько событий.

«Ко всему надо относиться философски. А если бы дед согласился? Что было бы? Отнес бы мои деньги в милицию, чтобы до конца жизни хвастаться, что он остался последний из борцов с преступностью? С другой стороны, сержант разъехался бы зато… или развелся… правда, для этого ему пришлось бы устранить свидетеля, то есть меня. Ну, ладно, че-то я многовато уже нафантазировал, вернемся к дню сегодняшнему! Максимум в чем меня могут подозревать – это подстрекательство к пособничеству в совершении преступления. В преступлении обязательно должен быть объект, то есть то, на что я посягал. А в данном случае нужен еще и потерпевший, потому что инкриминировать мне могут подстрекательство к пособничеству в краже – тайном хищении чужого имущества. А у кого и что я собирался украсть, не знает даже дед».

Мысль о том, чтобы рассказать об истинных мотивах своих поступков и о том, что фактически потерпевшим должен быть он сам, предлагая похитить его же собственные деньги, была еще более нелепа, чем оперирование чисто юридическими фактами.

Дежурная смена почему-то не обыскала его, не сняли ремень и шнурки, не забрали мобильник, значит, и сами не особо-то верили в успех мероприятия, а в клетку посадили для острастки. Олег мог позвонить Кириллу, но решил, что и сам разберется в ситуации.

Олег видел, как пришел дедок, как его проводили в какой-то кабинет, куда забегали по очереди то помощник дежурного, то сержант. Все они выходили, недовольно поеживаясь. Потом дедок вышел из кабинета, посылая на всех проклятья. После этого помощник дежурного о чем-то долго спорил с тремя богатырями и порвал их рапорта. Сотрудники ППС удалились из помещения отдела, не оглядываясь.

Старлей открыл ключом дверь решетки, протянул паспорт Олегу и, извиняясь, произнес:

– Извините, пожалуйста, Олег Юрьевич! Мы можем договориться, что мы вас не задерживали, а я забуду о рапортах наших сотрудников. Перестарались! Понимаете, этот старикашка – некто господин Конякин. Он состоит на учете в психоневрологическом диспансере. Периодически пишет на нас кляузы, обвиняет в коррупции и бездействии. А сейчас очень сильно расстроился, что его привезли в отдел не на черной «Чайке» и не для представления к награде, а для допроса. После этого он вдруг понял, что находится в гестапо, сейчас его будут пытать, чтобы узнать, «где находятся партизаны…» В общем, я помог организовать ему побег.

– Хорошо, договоримся, только довезите меня до моей машины. Ночь на дворе. Я честный человек – преступников боюсь.

– Извините, у нас свободного транспорта нет, только «козелок» ППС.

– Пойдет.

– Да, но там места на всех не хватит.

– А вы только меня отвезите, мне компания не нужна.

– Ладно, – вздохнул старший лейтенант, – еще раз извините! Коля – отвези товарища пару кварталов, – крикнул он водителю.

«Опять все так резко меняется. Только что готовил линию защиты, а тут вот как просто».

Он сел на переднее сиденье «козелка». Автомобиль тронулся. Как, впрочем, и весь мир… Водитель Коля несся по пустынным улицам и чему-то внутри улыбался.

– Коля, а давай с мигалкой! – пошутил Олег. Настроение было уже приподнятое.

– Давай! Я и сам так люблю! – не понял шутки Коля и врубил мигалку.

Синие лучи скакали по проезжающим мимо домам, внося хоть какое-то цветовое разнообразие в серость питерских улочек. «Так вот почему у нас так любят мигалки! Ярких красок мало в городе!» Машина домчалась до той улицы, где Олег оставил свою.

– На лампочки для цветомузыки! – сказал Олег, оставляя сто рублей на сиденье.

– Вот ты даешь, мужик! – крикнул в окно Коля. – Этак я таксистом захочу работать!

– Захочешь! Работай! Удачи!

Выйдя из казенной машинки с мигалками, Олег буквально с любовью сел в свою машину. Как приятно после засаленных и пыльных поверхностей наблюдать чистую кожу, прозрачное стекло, горящие маски приборов… Доехав за минуту до дома, Олег остался в машине. Куда еще идти? Кому что доверять? Единственный «честный» человек оказался натуральным психом. Ладно, видно все-таки эти испытания не для меня. Мне до них расти и расти. Завтра с утра пойду к Михаилу и расскажу все как есть, пусть он сам решает.