П. Ш.

Хара Дмитрий

П.Ш.

 

Утро пробилось в спальню солнечными зайчиками. Олег открыл глаза и почувствовал рядом тепло любимой женщины. Она красиво спала на боку обняв ногами одеяло. Он полюбовался ее телом, ловя себя на мысли о том, что вчера даже не видел ее, точнее, не разглядывал, а сегодня, так запросто, наступило лучшее утро его жизни и ничто не может быть милее его взору, чем лучик солнца, шарящий по изгибам тела любимой.

Олег прошел на кухню и приготовил фрэш из апельсинов. Поставил кофе. Разложил на тарелке французские пончики, посыпал их корицей, как она любит.

Она пришла, наверное, на запах кофе, спустя пять минут. Накинув на себя его рубашку (выбрала в шкафу шелковую), она немного постояла у двери, любуясь им, затем присела на высокий стул. Ее волосы были слегка растрепаны, не смытая со вчерашнего дня косметика и счастливая улыбка делали ее лет на десять моложе… или младше.

Они позавтракали вместе, рассказывая друг другу о последних событиях, и Олег поймал себя на мысли, что с ужасом представляет себе, что бы было, если бы он не решился позвонить ей.

Кеша с мамой решили пожить у бабушки, пока в его комнате идет ремонт, так как Олег решил не останавливаться только на Кешиной комнате. Кеша звонил Олегу каждый день, рассказывая о своих просьбах и фантазиях по поводу своей комнаты. Он был необычайно оживлен происходившим. Когда все было готово, Олег приехал на «открытие» с облаком воздушных шариков. С собой, для солидности и создания вида «приемной комиссии конкурса», он взял двух друзей, которые хотели тоже вложить свои деньги в создание «Центра творческого развития», и профессионального клоуна-фокусника-жонглера-повара-музыканта по прозвищу Шалун-Болтун, который должен был развлечь Кешу и его друзей во время «открытия», а потом устроить детям праздничный пир. Для того, чтобы не пугать официозом детей, своим друзьям он надел по смешному колпаку, а себе тоже надел клоунский нос… так и ехали в машине, вживаясь в роль. Поначалу отбрыкивающиеся от «этой глупой затеи» друзья постепенно вошли в раж и по дороге растеряли по паре десятков лет.

Вся процессия собралась внизу у подъезда и под звуки клоунской дудки направилась вверх по лестнице, пугая ошарашенных соседей.

Олег был приятно поражен контрастом. То, что сделали строители, удивило даже его, хоть он и видел проект.

В комнате Кеши были теплые оранжевые стены с нарисованными джунглями, светло-зеленый подоконник и натяжной потолок в виде голубого неба и летящих по нему попугаев. А маленький искусственный водопадик, веревки, кольца и мат, двухъярусная кровать со спальным местом наверху и рабочим внизу, шахматы, выточенные из минералов темного и светлого цвета (подарок Олега), заставили бедного Кешу бегать по комнате и хвататься то за одно, то за другое. Все это, а еще несколько крупных зеленых растений превращали бывшую больничную палату в маленький филиал джунглей, в котором хотелось ЖИТЬ.

Полина Сергеевна плакала от радости, гости одобрительно кивали, дети носились по комнатам, убегая от клоуна и визжа как поросята.

Кеша улыбался и смеялся. Он был абсолютно здоров и счастлив в эти минуты. Лучшего результата Олег не мог и представить.

Кешина мама поведала Олегу, что Кешу пригласили с ней вместе в Германию на соревнования по шахматам благодаря хлопотам Владимира – директора ресторанчика, где они так чудно пообедали. Это преобразило Кешу. Врачи сказали, что анализы стали лучше и его состояние тоже улучшается.

– Дайте я вас обниму! Олег! Спасибо вам огромное! – воскликнула Полина Сергеевна и обняла Олега. Ее глаза, до этого уставшие и истерзанные, смотрели с радостью и надеждой. Олег тоже обнял ее. Пробегавший мимо Кеша запрыгнул на Олега, смеясь и корча рожицы. Теперь он был гораздо больше похож на ребенка.

Перед уходом он, как мог, горячо благодарил Олега и улыбался, признавшись, что это – лучший день в его жизни.

* * *

Через два месяца «Центр творческого развития» открыл свои двери для всех, кто в этом особенно нуждался. Новые улыбки и улучшение состояния детей с различными недугами говорили сами за себя.

Оксана настолько хорошо справлялась со своими обязанностями директора, что Олег немного встревожился, узнав, что у нее назревает роман с одним из приходящих на все занятия бизнесменом. Он опасался, что она может уволиться с такой суетной работы, но выяснил, что ее поклонник не только не мешал, а даже активно помогал ей советами и действиями в ее делах. «Ты с ума сошел! – успокаивала она Олега. – Да мне еще никогда в жизни не было так интересно и приятно работать, да еще и с такой хорошей оплатой!»

Приведя в порядок все дела, Олег направился в путешествие с Катей. Не потому, что очень хотелось отдохнуть, он и так стал значительно меньше уставать, а потому что хотелось снова увидеть Океан.

На их безымянных пальцах красовались кольца из белого золота, которые они сделали друг для друга в ювелирной мастерской.

Теплое море обнимало ноги Олега, лежащего в шезлонге и наслаждающегося лучами теплого солнца. Солнца, которое бесплатно дарило всем свою любовь и давало возможность быть самой жизни.

Покой и умиротворенность.

Рядом с ним на шезлонге лежала Катерина. Ее глаза были закрыты. Салатного цвета купальник красиво контрастировал с уже загоревшим телом и подчеркивал бирюзовый цвет воды. Никто не беспокоил их покой. Олег благодарил про себя этот мир за то, что тот дал ему еще один шанс, который так сильно изменил его жизнь.

Он нежно погладил по животу Катю, теперь он был не только знатоком жизни, но и частично ее виновником. Уж несколько часов-то точно… Он был в этом уверен.

Теперь он знал, что Океан никуда не пропадает, что он будет вечно радовать своим теплом и ласковой водой его и всех желающих. Это был очередной лучший день в его жизни.

* * *

Михаил сидел с семьей на террасе своего отеля, куда он приехал в очередной раз.

– Господин управляющий! – обратился к нему администратор отеля. – Вам посылка из России.

– Так неси ее сюда!

Через минуту дети Михаила с интересом сорвали упаковку с большой коробки и стали вытаскивать бережно завернутый в бумагу чайный сервиз, сделанный из глины и украшенный глазурью разного цвета. Чайник, чашечки и блюдца были сделаны разными руками, возможно, даже детскими. Они насчитали двенадцать предметов. На дне каждого блюдечка и чайника красовался круглый штампик «Центра творческого развития», а также имя «мастера». В коробке лежала открытка, сделанная на основе картины какого-то ребенка. На картине красовалась веселая комнатка со смотрящим в голубое небо окном, обрамленным оранжевыми обоями и ярко-зеленым подоконником.

На обратной стороне Михаил прочитал надпись: «Долго думал, как отблагодарить тебя. Прислал самое дорогое! Олег».