П. Ш.

Хара Дмитрий

Пустые Шалости

 

На улице было теплее, чем обычно. По крайней мере, не было этого дурацкого ветра. Олег шел по оживленным улицам и улыбался сам себе. А вот и его кафе, куда он заходил почти каждый четверг. Официанты гостеприимно заулыбались, приглашая занять его любимый столик. Олег расшаркался с ними как с милейшими друзьями, задав несколько лишних вопросов об их жизни и настроении. Ему хотелось сегодня быть благодушным и открытым. В кафе было довольно-таки людно. Олег не мог не заметить, что единственным свободным столиком, справа у окна, был его столик. На нем красовалась табличка «зарезервировано». Он знал, что для него. Даже если бы он сегодня не пришел, в следующий четверг его ждали бы снова. Все-таки есть свои плюсы в постоянстве привычек. От взгляда Олега не ускользнуло, что официант Юра о чем-то горячо спорит с посетительницей возле его столика, которая вошла в кафе секундой позже, после чего, буквально оттолкнув его, устремилась к единственному свободному столику, пока он любезничал с персоналом заведения.

– В чем там дело, Катя? – спросил он, слегка напрягшись, стоящую возле него официантку. – Что за заминка возле моего столика? Или вы уже коррумпированы и продали мое место новым любимчикам?

– Ну что вы, Олег! Ни в коем случае! Вы же наш САМЫЙ любимый клиент! Юра как раз объясняет это той стервозной дамочке. Но сейчас он все уладит, и вы присядете на свое место!

Олег внимательно посмотрел на незнакомку. Колготки в сеточку, ярко-красная облегающая юбка-тюльпан, белая шелковая блузка, прямые рыжие волосы, ухоженная кожа, крохотные аристократические ручки и ножки. Красные туфли и сумочка. Глаза, мягко подчеркнутые тенями, не яркие, но теплые, насыщенные глубоким красным теплом губы… «Вот это я удачно зашел! Пойду спасать незнакомку!»

– Юра, не говорите больше ни слова! – сказал уже на подходе Олег. – Еще немного, и вы убедите девушку уйти, совершив роковую ошибку! – Слово «роковую» Олег произнес, с упором на букву «р». – Позвольте, я сам с ней разберусь!

– Да. Конечно, очень обяжете! – с улыбкой сказал Юра и откланялся.

– Есть два варианта развития событий, – начал без паузы Олег. – Первый: я гуляю полчаса, вы пьете кофе, потом меняемся. Второй: мы вместе пьем кофе, а там – как пойдет. Выбирайте!

На лице новой знакомой, Олег уже в этом не сомневался, заиграла улыбка, которую она усиленно пыталась сдержать, делая при этом искусственно задумчивый взгляд.

– Подождите! У вас есть персональный столик, а вы не посоветуетесь с персональным астрологом, стоит ли сегодня пить кофе с незнакомкой?

– А чего мне нужно опасаться?

– Ну, знаете, звездам виднее, вдруг вы подвергаете себя смертельной опасности?

– За чашку кофе с вами я готов к смертельной опасности!

– Ну, тогда второй вариант, а там – как пойдет!

– Присаживайтесь же скорей! – Олег сделал гостеприимный жест рукой. Если бы у стола стояли стулья, а не диванчики, он обязательно бы подбежал и усадил ее на стул, заодно полюбовавшись красивым изгибом талии…

– Как зовут роковую красотку?

– Валерия! А бесстрашного ангажирующего незнакомца?

– Олег! – кивнул Олег, взял на секунду меню и тут же отложил его в сторону, показывая на винную карту. – А может, чего-нибудь погорячее в честь знакомства? Игристого вина, например? Есть хорошее итальянское «Асти», не желаете? Оно сладкое, но не приторное, веселое, но не пошлое…

– Прямо как обо мне сказано! Конечно, буду! – бесстыдно заявила Валерия.

– Возьмем еще фруктов, а там как пойдет, да? – оценив прямоту девушки, спросил Олег.

– А там – как пойдет! Мне уже второй раз нравится эта фраза! Пусть это будет девизом сегодняшнего вечера, если вы… ты не против? Ты не против на «ты»? – Валерия сделала какой-то безумно красивый жест пальчиком.

– И по первой, и по второй части вопроса я – за! – сказал безапелляционно Олег.

Олег приподнял руку и объяснил официанту, что надо принести, поглядывая тем временем на Валерию. От его глаз не ускользнули две расстегнутые сверху пуговицы, выглядывающий край ажурного бюстика, красивая шея, украшенная леской из белого золота с алмазной подвеской в виде капельки, и такие же сережки на ушах. Блестящие светло-карие глаза с легкими красивыми улыбчивыми морщинками, тонкий носик. Несколько красивых колец из белого золота на пальцах, но без обручального. Темно-рыжие волосы на просвет горели червонным золотом… А какой от нее исходил аромат! Нет, не просто дорогие, удачно подобранные духи. Это был ее запах. Запах горячего тела, опьяняющий и манящий, который был прикрыт этими духами, как тонким тюлем. И этот тюль служил только одной цели – вызвать желание, сорвать его поскорее.

– А как ты здесь оказалась в это время? Я тебя раньше не видел!

– Можно, я не буду это говорить?

– Ну, если у тебя секретная миссия, то да.

– Да, у меня секретная миссия. И, кстати, давай условимся вот о чем. Мы не спрашиваем сегодня друг друга о работе, о семье, о прошлом и планах на будущее, мы просто живем этим моментом и наслаждаемся им. Хорошо? – глаза Валерии смотрели с озорной, чуть нагловатой улыбкой. Она заговорщически чуть подалась вперед и поднесла маленький пальчик к своим губам.

– Отлично! Я принимаю эти правила!

О чем говорить, когда нельзя говорить ни о прошлом, ни о будущем? Тебя словно бы не существует. Нет твоей работы – того, чем ты живешь и дышишь. Не имеют значения ни твои прошлые заслуги, ни неудачи, ни твои планы на будущее. Непонятно, почему ты один, хотя уже далеко не мальчик. Почему хватаешься за эту встречу с радостью утопающего за соломинку? Что нужно ей от этой встречи? Почему она здесь, красивая и… что ли… нарядная? Так много вопросов, которые нельзя задавать! О чем тогда говорить? Официант принес бутылку игристого, открыл ее, налил в тонкие бокалы и поставил обратно в ведро со льдом. Блин, даже не рассказать о том, что на Новый год он купил ящик такого вина и почти все уже выпил. Олег взглянул на бокал. Маленькие пузырьки, возникая из небытия, рвались на волю, вверх и исчезали на поверхности.

– Валерия! Возьмите свой бокал, у меня есть тост! – Глаза спутницы загорелись, отражая блеск тонкого стекла. – Раз в эту минуту у нас нет ни прошлого, ни будущего, значит, мы с тобой застряли в мгновении, и я хочу, чтобы оно продлилось… как можно дольше!

Звон двух бокалов. Очередной вихрь пузырьков в красивых мягких руках. И вот вино медленно перетекает из одного сосуда в другой, еще более прекрасный.

– А каким временем ты располагаешь? – спросила Валерия игриво.

– Вообще-то это был мой вопрос, но до следующего утра я свободно располагаю каждой секундочкой своего времени! А ты?

– А я буду располагать до утра каждой секундочкой твоего времени, согласен?

– Абсолютно!

– А потом мы оба исчезнем, идет?

– В смысле, исчезнем из жизни друг друга?

– В смысле – исчезнем совсем!

– Все, конечно, могло бы быть и по-другому, но раз ты так хочешь, я согласен!

– Так скрепим же наш договор брудершафтиком!

– Скрепим!

Олег не стал дожидаться официанта и сам разлил вино по полному бокалу. Полотно стола не позволило бы выпить на брудершафт, и поэтому Олег обошел его и подсел к своей новой знакомой. Ее запах стал еще ближе, а усиленный игристым вином и волнительным развитием событий стал еще более одурманивающим. Руки обвиты, бокалы выпиты. Олег потянулся губами к Валерии и встретился с ее полураскрытыми губами. Ее рот жадно приоткрылся навстречу, и вот он, сладчайший на земле миг, когда впервые встречаются губы людей, жаждущих друг друга. Это был какой-то бешеный поцелуй, они как будто хотели съесть друг друга. Вкус ее рта подавлял все желания, кроме одного – обладать ею полностью! Краем глаза Олег увидел удивленные лица официантов. Они, наверное, и представить не могли, что он способен на такое! Да он и сам не знал! Еще несколько минут назад он шел сюда, предвидя обычный ординарный вечер, а уже целуется с девушкой, которую видит в первый раз в жизни! Все вокруг померкло. Ему было наплевать и на официантов и на всех окружающих. Его сердце колотилось как у воробья. Он уже забыл это чувство! Забыл, как оно прекрасно! Кровь, пропитанная адреналином. Мозг, отключенный от управления организмом. Прилив бешеных сил, когда кажется, что можешь, не уставая, обежать всю землю или подпрыгнуть до потолка. Его руки, отключенные от мозга, начинают исследовать ее спину, плечи, ноги. Она не сопротивляется, не кокетничает. Она живая и жаждущая любви. Опьяняюще прекрасная и катастрофически сексуальная. Их мозги, похоже, отключились одновременно, одним рубильником, и это произошло, как только он поцеловал ее, или раньше?.. Неважно!

Прервав поцелуй, они смотрели друг на друга только с одной целью – представить то, что еще не видно. Вторая бутылка и фрукты исчезли между разговором, который больше напоминал плескание в мелком бассейне: брызги слов туда – брызги слов обратно, мурлыкания, касания, поцелуи… «Что мы до сих пор делаем в этом кафе?»

Олег рассчитался, оставив щедрые чаевые, и сел со своей страстью в такси. Благо не нужно было придумывать, куда ехать – его холостяцкая квартира пустовала.

Нелепые поиски ключа и замочной скважины. Короткая пауза после входа: на поцелуй. Кровать разостлана еще с утра. «Не забыть включить диск с особой музыкой». Щелчок ночника на стене. «Больше света не надо, а на свечи нет времени».

Олег вдруг понял, что у него уже давно не было женщины, атакой страстной… очень давно, слишком давно.

Его руки скользят по юбке и блузке, окутывая ее ласковой страстью. Ее руки гладят его по спине. Иногда они встречаются. Губы исследуют друг друга, шеи, уши. «Уже слишком много одежды», и они, как по команде, начинают раздевать друг друга, приходя в восторг от новых деталей и подробностей. «Бабочки в животе». Мурашки везде. Их тела находят все больше и больше площади для соприкосновения и превращаются в одну общую эрогенную зону.

Уже пора надевать презерватив, но раздел памяти, отвечающий за то, где они лежат, давно отключился. «Не надо. Я пью таблетки. Я люблю чистое наслаждение. К тому же мы все равно…» Она не договорила. Его не нужно было долго уговаривать. Ее разгоряченное и раскрытое навстречу ему тело, изгибающееся и пульсирующее, влекло его, как океаническое течение, выбраться из которого невозможно… можно только расслабиться и нестись, пока силы не иссякнут.

Сил хватило на несколько часов. На несколько восхитительных приливов и отливов в этом сумасшедшем океане. Океан – это было бы самым правильным сравнением, потому что их мокрые и соленые тела были словно вышедшими из океанической пучины. Это был сплав неистовой страсти и нереальной нежности. «Как в последний раз!» – периодически проносилось в голове Олега, и, пожалуй, эта была единственная мысль, которую пропускал фильтр подсознания, взявший ситуацию под свой контроль…

Лишь далеко за полночь они уснули, отпустив друг друга, будучи даже не в силах сходить в душ. И этот сон тоже был, как черная океаническая пучина.