От ненависти до любви

Райан Нэн

Глава 5

 

— Ты заметила, — спросила Марти Летти, помогавшую ей переодеться к утренней прогулке по магазинам, — что все стараются угодить Бетти Джейн?

Летти кивнула.

— Нетрудно сообразить отчего. Миссис Бетти Джейн Эмерсон — леди в истинном смысле этого слова.

— Верно, и все же трудно понять, почему эта тихая и скромная женщина внушает людям такое восхищение. Ей оказывают почти столько же внимания, сколько и мне.

— Нет! — Летти с деланным ужасом всплеснула руками. — Где же справедливость?

— О, я не так выразилась. Просто… понимаешь, она не особенно привлекательна и в разговоре не блещет. Кроме того, Бетти Джейн смотрит на Дольфа Эмерсона будто на какое-то божество. А ведь он пятидесятилетний мужчина с редеющими седыми волосами.

— Быть может, в ее глазах полковник Эмерсон по-прежнему лихой и юный кадет, в которого она влюбилась тридцать лет назад.

Марти нахмурилась:

— Возможно. Я спрашивала ее, неужели ей никогда не надоедало исполнять его желания. Знаешь, что она мне ответила? Улыбнулась и сказала, будто всегда делала то, что доставляло ей удовольствие, а это совпадало с желаниями полковника. Ну, разве это не печально, Летти? Бедная женщина все эти годы полностью подчинялась этому человеку!

— Дитя мое, ты не представляешь, о чем говоришь. Бетти Джейн Эмерсон очень счастливая женщина. Наблюдая, как она заботится о полковнике, ты не заметила, с каким обожанием он смотрит на свою жену. Полковник считает Бетти красавицей, и она действительно прекрасна.

— Она?!

— Внутренне. Душа у миссис Эмерсон прекрасна. Все, что она делает, облагораживает ее внутренний мир.

— Хм… — Марта задумалась. — Что ж, я попытаюсь походить на Бетти Джейн.

Летти расхохоталась.

— Что в этом смешного? — возмутилась Марта.

— Сладкая моя, вы же полные противоположности. — Летти покачала головой.

— Ну, может, я немного эгоцентричней, чем…

— Немного? — прервала ее Летти. — Дитя мое, что-то я не припомню, чтобы ты хоть однажды отвлеклась от собственной персоны.

Изумрудные глаза сверкнули.

— Как ты можешь говорить такое? Совершенно ясно, что я не… мне… никогда… — Совладав с раздражением, Марти продолжила: — Бетти Джейн Эмерсон, видимо, черпает в самоотвержении особое удовлетворение, а я не вполне готова к подвижничеству.

— Скажешь тоже, — ухмыльнулась Летти.

— И скажу. Надеюсь, жизнь даст мне больше, чем роль хранительницы домашнего очага.

— Чего же больше?

— Не знаю, но хочу выяснить. Теперь дай мне перчатки. Бетти Джейн обещала поводить меня по магазинам.

— Я устраиваю большой прием. Ты должен прийти.

— Нет.

Смуглые тонкие пальцы скользили по трепещущему телу обнаженной женщины. Изогнув спину, она вздохнула и томно закинула руки за голову.

— Но, дорогой, ты должен прийти на мой… прием. — Улыбка тронула губы Регины, когда Джим склонил свою темноволосую голову и поцеловал ее полную грудь.

— Ненавижу приемы, — пробормотал он, лаская языком набухший сосок.

Охваченная страстью, Регина привлекла его к себе.

— Мои приемы… совсем другое дело, дорогой.

— Все они одинаковы. — Губы Джима скользнули к ее шее.

Его слова уязвили Регину. Она поняла, что этот неотразимый мужчина, так страстно занимающийся с ней любовью, имеет в виду не приемы, а женщин. Несмотря на пылкость Джима в постели, Регина не сомневалась: то, что происходит между ними, почти ничего не значит для него. Временами, когда он возносил ее на вершины неведомого прежде блаженства, в глубоких темных глазах Джима сквозил холод.

— Нет. Нет, это… это не…

Растворяясь в бушующем пламени, Регина забыла о предстоящем празднике. И не мудрено: магические движения рук, языка и губ Джима заставляли ее забыть обо всем.

Регина наслаждалась сладкой пыткой и, все сильнее возбуждаясь, нашептывала ему шокирующие и нежные слова. Наконец желание захлестнуло ее, и она жаждала только высвобождения.

— Милый, пожалуйста, любовь моя… — простонала она.

Твердая плоть быстро вошла в ее лоно. Регине показалось, что эта огромная пульсирующая плоть, вторгшаяся в нее так неистово, убьет ее. Ну и пусть. Как сладостно умереть в объятиях прекрасного нагого князя любви!

Целый час Джим любил Регину, раз, за разом доводя ее до высшей точки наслаждения, пока не пресытился сам. Его смуглое тело блестело от пота, и он, наконец, откинулся на спину.

Переводя дух, она улыбнулась. Ее длинные рыжие волосы разметались по плечам, глаза затуманились. Придя в себя, она стала наблюдать за ним. Джима явно клонило в сон. Его глаза закрылись, длинные, черные ресницы касались высоких скул, выражение рта смягчилось.

Понимая, что ей давно пора уходить, Регина снова подумала о предстоящем празднике. Положив маленькую белую ладонь на его живот, она тихо проговорила:

— Джим, дорогой, пожалуйста, пообещай мне прийти на мой вечер. Надеюсь, он удастся. Там будет интересное общество.

— Нет, Регина, — ответил Джим Савин, не открывая глаз.

— Тебя смущают наши отношения? Но ты же сам говорил, что всегда хотел вступить в связь с женой военного.

— Верно.

— Тогда приходи, дорогой. Я ничем не выдам нас, тем более что там будет мой муж. Но говорят, будто на девушку, в честь которой я устраиваю прием, очень трудно произвести впечатление, поэтому мне придется пригласить несколько обаятельных молодых мужчин. Сначала я хотела позвать людей всех возрастов, но теперь отказалась от этой мысли и сказала мужу, что ограничу возраст гостей тридцатью пятью годами. Обойдемся без скучных стариков, следящих за каждым жестом и перемывающих кости молодежи. Таким образом, за бортом окажется чета Эмерсонов и отец девицы, а я уверена, что это позволит ей чувствовать себя свободнее. Я действительно хочу, чтобы мисс Кидд…

Глаза Джима медленно открылись, но слова Регины лишь урывками доходили до его сознания. Наконец она завершила свою тираду:

— Боже, как бежит время! Я опоздаю домой, а полковник сегодня вечером возвращается из форта. — Регина опустила босые ноги на пол и, шаловливо усмехаясь, потянулась к шелковым чулкам. — Я должна отмыть твой запах до того, как появится муж.

— Я буду там, — вдруг небрежно бросил Джим. — Приду на твой званый вечер.

Марти нежилась в воде. В полудреме она лежала в мраморной ванне. Ее золотистые локоны разметались, голова покоилась на подушечке. Пар и горячая вода с ароматными мыльными пузырьками окутывали Марти.

Через два часа ее ждали на вечере у Дарлингтонов. Охваченная сладкой истомой, Марти не спешила одеваться, предстоящее событие не вызывало у нес восторга. Не то чтобы Дарлингтоны не нравились ей. Она считала полковника весьма приятным джентльменом, а, впервые встретившись с Марти, Регина Дарлингтон держалась любезно и дружелюбно.

Марти вздохнула.

Наверняка это будет тщательно подготовленный, изысканный прием с оркестром и множеством интересных гостей. И без сомнения, она будет смеяться, флиртовать и танцевать, поэтому все решат, что мисс Кидд прекрасно проводит время. Она постарается сделать так, чтобы и другие получили удовольствие от праздника.

И все же ничего хорошего Марти не ожидала от вечера у Дарлингтонов, и все потому, что сопровождать туда ее будет майор Бертон. Ей не хотелось идти туда вместе с ним.

Теперь, сидя одна в горячей ванне, Марти отчетливо осознала, что не желает провести весь вечер с Ларри. Да и другие вечера — тоже. Он уже без памяти влюбился в нее, хотя они знакомы всего шесть недель. Ларри ведет себя, как Фаррел Т. Янгблад-младший в далеком Чикаго.

Марти снова вздохнула. Встретит ли она когда-нибудь мужчину, который не превратится в безмозглого болвана после нескольких поцелуев при лунном свете?

Каково же встретить горячего, сильного мужчину, который подчинил бы ее своей воле? Может, какому-нибудь смуглому красавцу, самоуверенному и высокомерному, удастся покорить ее.

— Марти, вылезай-ка из ванны, — раздался из-за двери голос Летти.

Девушка выскочила из ванны и поспешно схватила полотенце.

— Сейчас выйду, — отозвалась она.