От ненависти до любви

Райан Нэн

Глава 37

 

Идущий-по-Слсду улыбался.

Улыбалась и Кроткая Олениха.

Таинственный Воин и слепая женщина были довольны. Этим прохладным осенним утром они улыбались и заверяли друг друга, что с самого начала знали: Ночное Солнце оправдает их ожидания.

Старики явно гордились тем, что правильно предсказали будущее, наблюдая, как златокудрая женщина-ребенок, красивая, покладистая и добрая, сумела превратить ненависть в любовь, отчаяние в надежду, конец в начало.

Задолго до того, как Ночное Солнце привез Висинкалу в их деревню, Таинственный Воин узрел ее в своих видениях.

Теперь Идущий-по-Следу и Кроткая Олениха сидели рядом и тихо говорили о молодых людях, выехавших на рассвете из лагеря.

Ночное Солнце пришел к Идущему-по-Следу задолго до рассвета, признался, что любит златокудрую женщину и собирается сделать ее своей женой.

Молодой вождь попросил Таинственного Воина благословить его. Он намеревался отвезти свою Висинкалу к священным Черным холмам и показать ей места, самые дорогие сердцу сиу, провести несколько дней наедине с любимой, перед тем как пойти навстречу будущему.

Идущий-по-Следу посоветовал ему отправиться немедленно, велел беречь и лелеять женщину.

Вскоре, после того как Ночное Солнце и Марти уехали, Таинственный Воин пошел к Кроткой Оленихе, спеша обрадовать ее.

Теперь Идущий-по-Следу и Кроткая Олениха радовались тому, что маленькая толика их племени нашла свое продолжение. Они задумчиво беседовали о минувших днях и с надеждой смотрели в грядущее. Им казалось, что они снова помолодели.

Ни один из стариков не высказал ни опасений, ни страха, никогда не покидавших их.

Они боялись, что офицер в синем мундире, ослепивший Кроткую Олениху и оставивший отметину на груди Ночного Солнца, убьет гордого молодого вождя.

Ночное Солнце улыбался.

Улыбалась и Марти.

Они ехали рядом по холмистым равнинам, залитым мягким светом утреннего солнца. Ночь они провели в любовных утехах, в промежутках строя планы, и не успело взойти солнце, упаковали все пожитки и пустились в путь.

Взглянув на горизонт, Ночное Солнце указал куда-то пальцем:

— К полудню мы доберемся до Белл-Форш. Там мы остановимся, перекусим и искупаемся.

Марти радостно кивнула.

— Немного отдохнув, мы снова отправимся в путь и с наступлением темноты будем у холмов. Мы объедем форт Мид и до ночи доберемся до самого святого места — Мата-Паха.

Марти улыбнулась:

— Все это звучит очень заманчиво, кроме…

— Кроме чего?

— Давай не будем ночевать в Мата-Паха.

— Почему бы и нет? Беар-Батт, как называют его белые люди, — чудесное место. Это означает «спящий медведь».

— Уверена, это прекрасное место, однако оно священно, и ты не сможешь любить меня там.

— О, Висинкала, не волнуйся! — рассмеялся Ночное Солнце. — Я помещу тебя на Каменный алтарь и стану поклоняться тебе. И пусть Вакан Танка и духи усопших наблюдают за нами.

— Я не верю тебе, Ночное Солнце, — сказала она.

— О, мисс Кидд, вы пожалеете, что сомневались во мне. — Подъехав к Марти, он обхватил ее талию и быстро пересадил на спину вороного.

— Теперь, — Ночное Солнце запустил руку за ворот рубашки Марти, — поцелуй меня, пленница.

Смеясь, Марти обвила рукой шею любимого и поцеловала его.

На скаку они оба разделись до пояса. Губы их слились в нескончаемом, жадном поцелуе.

Наконец Марти подняла голову.

— Боже милостивый, что мы делаем? Верхом на лошади… Ночное Солнце, это ужасно!

Он рассмеялся и снова обнял ее.

— Ужасно? Нет, Висинкала. Я, например, не припомню, чтобы когда-нибудь получал такое удовольствие от верховой езды.