От ненависти до любви

Райан Нэн

Глава 36

 

Уткнувшись лицом в его плечо, Марти рыдала:

— Я думала, что не нужна тебе и…

— О Висинкала! Ты так нужна мне! Прости меня за все, что я сделал. Я люблю тебя, Висинкала. Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня?

— Да, Ночное Солнце.

Слезы текли по щекам Марти, но она улыбалась, и ее изумрудные глаза выражали обожание и облегчение.

— Не плачь, милая. Все будет хорошо. Пожалуйста, не плачь.

— Я…. я не плачу.

— Я люблю тебя больше жизни, Марти. Я не смогу жить, если ты оставишь меня.

— Я никогда не оставлю тебя. Никогда!

— Благодарю тебя, любимая. — Ночное Солнце приник к устам Марти и тихо поклялся, что больше никогда не заставит ее плакать. — Я люблю тебя, — повторил он. — Люблю тебя. Если и ты любишь меня, ничто, кроме этого, не имеет значения.

— Люблю, — радостно отвечала она. — А ты действительно любишь меня?

— Я обожаю тебя, Марти.

Их губы вновь слились в нежном, томительном поцелуе.

— Я люблю тебя, — шептала она. Марти медленно провела пальцем по длинному белому шраму. — Прости меня! Прости, прости. Позволь мне целовать его. Позволь заживить его, Ночное Солнце!

Ночное Солнце затаил дыхание, когда губы Марти скользнули по шраму. Ему не нужно теперь сражаться с ней. Битва закончена. Победа досталась обоим. Марти стала его любимой. Его женщиной. А вскоре станет его женой.

— Ночное Солнце, ты женишься на мне?

— Да, Висинкала, конечно. Думаешь, я когда-нибудь позволю другому мужчине прикоснуться к тебе? Ничья рука не познает тебя так, как моя, и лишь мой рот будет вкушать сладость твоих поцелуев.

— Подари мне наслаждение сейчас, Ночное Солнце, — попросила разгоряченная Марти.

Между ними происходило нечто небывалое. Каждый из них впервые осознавал, что любит и любим, а все остальное не имеет ровно никакого значения.

— Войди в меня. Я хочу чувствовать, как ты растворяешься во мне. Мой милый. Мой бог.

— Не говори так, — промолвил Ночное Солнце. — Я не бог. Я простой смертный и… О-о-о! — застонал он и, не в силах больше сдерживаться, излился в Марти.

Когда все было кончено, Ночное Солнце запечатлел поцелуй на плече Марти и, улыбнувшись, сказал:

— Не думаю, чтобы боги так себя вели.

— Тогда мне жаль бедных богов, и я благодарю небеса за то, что мы всего лишь простые смертные.

Ночное Солнце рассмеялся.

Наконец, держа друг друга в объятиях, возлюбленные поняли, что пора обсудить будущее.

— Я не отошлю тебя домой. — Ночное Солнце погладил Марти по голове. — Поеду один. Скажу, что ты у меня и…

— Нет! — Встревоженная Марти подняла голову с его груди. — Нет, Ночное Солнце. Солдаты убьют тебя. Он убьет тебя. Я знаю отца. — Она снова прильнула к его груди. — Не надо ехать туда. Давай останемся здесь и…

— И всю оставшуюся жизнь мне придется прожить с оглядкой? Нет, Висинкала. Я поеду и улажу это дело.

Горячие слезы навернулись на глаза Марти.

— Ты не поедешь. Я не пущу тебя.

— Я должен, Марти.

Она с мольбой взглянула в его глаза:

— Мы только что обрели друг друга. Неужели нам суждена лишь одна счастливая ночь?

Он улыбнулся ей:

— Нет, девочка моя. У нас впереди много ночей.

— Я боюсь, — призналась Марти. — Не покидай меня.

— Мне придется, — ответил он, и Марти поняла: что бы она ни сказала, ей не изменить решения гордого, упрямого сиу. И все же она попыталась:

— Ночное Солнце, есть лишь две вещи в этой жизни, которые заботят моего отца: армейская служба и я. Узнав, что это ты похитил меня, он не позволит тебе жить, а уж тем более жениться на мне.

— Если я оставлю его в живых после того, что он сделал… Но мы оба любим тебя, поэтому…

Марти покачала головой:

— Он никогда не допустит этого, но я так люблю тебя, что готова всю оставшуюся жизнь не видеться с отцом. Неужели это для тебя ничего не значит?

— Это много значит для меня.

— Тогда зачем тебе туда ехать?

— Я всегда был человеком чести, однако тем, что сделал с тобой, не могу гордиться. Я хочу все исправить.

Она отняла его руку от своего лица.

— Тебе нечего исправлять. Мой отец убьет тебя!

— Но все же есть шанс. Я должен его использовать ради тебя и ради себя.

— Если ради меня, не делай этого.

— Марти, по твоим словам, отец очень любит тебя. Ты тоже любишь его, поэтому когда-нибудь упрекнешь меня за то, что я забрал тебя от него.

— Нет, это не так!

— Это правда, Марти. Ты будешь скучать по нему и захочешь видеть его. И ты сочтешь меня виновным в том, что рассталась с отцом. Я отправлюсь туда и постараюсь убедить твоего отца, что люблю тебя и могу о тебе позаботиться. После этого я вернусь к тебе, мы поженимся и…

— И что? Что дальше? Мы останемся здесь или…

— Еще не знаю, Висинкала. Видишь ли, я люблю свою бабушку не меньше, чем ты — отца. Я обещал ей, что, пока смерть не настигнет меня, она будет жить спокойно в здешних местах.

— Когда ты отправишься?

В ее прекрасных изумрудных глазах запечатлелась такая тоска, что Ночное Солнце ответил:

— Не возражаешь, если мы проведем несколько дней наедине, прежде чем я уеду?

Марти просияла:

— О да! Мы останемся здесь, в твоем типи…

— Нет, у меня есть идея получше. Я покажу тебе этот суровый и прекрасный край. Согласна?

— Да я мечтаю об этом! Когда мы поедем?

— Можно было бы отправиться немедленно, но… Марти вскочила:

— Я только надену свое…

— Ты ничего не наденешь, — сказал он, прерывая ее, — пока мы не закончим заниматься любовью.

Марти счастливо рассмеялась:

— Ночное Солнце! Опять? Он притянул ее к себе.