От ненависти до любви

Райан Нэн

Глава 34

 

Марти одними губами произнесла его имя, испытывая блаженное облегчение. Слезы струились по ее щекам, и она уже не старалась вырваться из пут.

Здесь Ночное Солнце! Она спасена!

Вознеся благодарственную молитву, Марти смотрела, как он приближается к ней, видела смуглое лицо, искаженное гневом и ненавистью. Встав над девушкой, Ночное Солнце бросил взгляд на следопыта кроу, опустил ступню на толстую шею мертвеца и надавил пяткой с такой силой, что уродливое лицо Шрама погрузилось в грязь.

Подобрав нож кроу, молодой вождь перерезал путы на затекших запястьях и лодыжках Марти. Когда он поднял девушку, она, всхлипывая, пролепетала его имя.

Цепляясь за любимого, Марти целовала его смуглое мокрое лицо. Ночное Солнце направился к вороному жеребцу, посадил девушку в седло и, усевшись рядом, проехал туда, где стояла гнедая кобыла.

Прорезав темное небо над каньоном, молния ударила в крепкую сосну с такой силой, что дерево вспыхнуло как спичка. Мощный удар грома оглушил Марти. Дождь и сильный ветер хлестали ее лицо.

Но Марти не испытывала страха.

Что бояться, когда сильные руки отважного вождя сиу обнимают ее?

Девушка успокоилась и затихла в объятиях Ночного Солнца. Между тем жеребец и кобыла пробирались по залитому дождем каньону. Через несколько минут Ночное Солнце направил лошадей под низкий и широкий выступ известняка. Как только они оказались под прикрытием нависавшей скалы, он спешился и снял с седла Марти.

Озябшая, дрожащая девушка стояла, скрестив руки на груди. Мокрое рваное платье противно прилипло к телу. Ночное Солнце отвязал от седла плед и бросил его на землю в их сухом убежище.

Счастливый, что Марти не пострадала, Ночное Солнце злился на себя за то, что ее исчезновение так напугало его. При взгляде на дрожащую девушку страсть и ненависть нахлынули на молодого вождя. В нем всколыхнулось желание, и пробудилась дремавшая жестокость. Желая Марти, он хотел причинить ей боль. Шагнув к девушке, Ночное Солнце схватил ее за руку и рывком притянул к себе. Вперившись в нее глазами, он запустил пальцы за порванный ворот ее рубашки, распахнул его и оголил плечи Марти.

Опустив черные глаза на обнаженные груди, Ночное Солнце сказал:

— Если тебе и суждено быть использованной дикарем, то этим дикарем буду я.

И с этими словами прильнул к ее губам. Его зубы вонзились в нижнюю губу Марти, затем отпустили ее. Потом он поцеловал ее еще более пылко и грубо. Желание наказать девушку за то, что она задела его чувства, лишь распаляло страсть молодого вождя.

Марти не сопротивлялась. Благодарная за то, что он спас ей жизнь, радуясь, что находится в его руках, она добровольно отдавалась ему и пылко отвечала на его поцелуи. Марти застонала от удовольствия, когда язык Ночного Солнца вторгся в ее полуоткрытый рот. Касаясь его своим языком, девушка чувствовала, как эта игра дрожью отзывается в теле Ночного Солнца.

Внезапно он поднял голову. Его глаза выражали жар и холод, страсть и ненависть, жестокость и растерянность.

Теплая ладонь молодого вождя накрыла сосок, а его губы скользнули к шее Марти.

Еще минута — и он опустился перед Марти на колени, обвил ее стан и стиснул его.

Марти погрузила пальцы в его влажные волосы, в исступлении притягивая Ночное Солнце ближе к себе и выгибая спину. Странный тихий звук вырвался из груди, когда влажные губы возлюбленного оставили одну ее порозовевшую грудь и переместились к другой.

Как только он втянул в рот ее набухший сосок, Марти откинула голову и, застонав, прошептала:

— О да, Ночное Солнце! Да!

Чувствуя, как болезненно наливается мощью пах под тесными кожаными штанами, он был теперь уверен, что овладеет Марти, и именно так, как пожелает. Преподаст ей урок, который она никогда не забудет. Пропустит мимо ушей мольбы девушки о великодушии и терпимости. Поэтому Ночное Солнце содрал с нее юбку в тот момент, когда неистовый порыв ветра ворвался в их убежище. Вороной, громко заржав, ткнулся в плечо хозяина. Молнии прорезали небо, дождь и ветер крепчали, а Ночное Солнце, буйный и дикий, как разыгравшаяся буря, раздевал Марти донага.

Он присел на корточки, ожидая, что Марти испугается, но она бросала ему вызов. Обнаженная, мокрая и прекрасная, девушка стояла с гордо поднятой головой, а изумрудные глаза сверкали бесстыдным желанием, руки тянулись к Ночному Солнцу, приглашая его взять то, что уже однажды принадлежало ему.

Ее вызывающий взгляд и готовность отдаться привели в ярость Ночное Солнце. Положив Марти на плед, он опустился рядом, перекинул ногу через ее колени, прильнул к ее губам и поцеловал крепко и жадно. Оторвавшись от губ девушки, Ночное Солнце скользнул горячим ртом вниз по ее нагому телу.

Вцепившись в его плечи, Марти выдохнула имя любимого и нежно прошептала:

— Милый, сними одежду. Твои штаны царапают меня.

Он не ответил. Закрыв глаза, Ночное Солнце скользил сильными властными руками по ее телу и продолжал так жадно целовать ее, будто не мог насытиться.

Марти лежала совсем нагая, тогда как одетый Ночное Солнце осыпал обрывистыми поцелуями ее живот. Вокруг бушевала гроза, сыпал град. Пока его губы и язык скользили по коже Марти, она глубоко вдыхала посвежевший от дождя воздух и блаженно улыбалась. Как зачарованная, она смотрела на крупный град, падающий в бурлящие воды.

Яростно завывал ветер. Дождь лил как из ведра. Небо было темным, как ночью.

Но ни разыгравшаяся стихия, ни смуглый прекрасный мужчина, исступленно целующий ее обнаженный живот, не пугали Марти. Она не понимала Ночное Солнце, не могла постичь загадку, которой он оставался для нее, но всем сердцем, всей душой любила его.

Горячие губы Ночного Солнца стремительно перемещались ниже, пока не коснулись золотистого треугольника волос. Обжигающий жар, охвативший Марти с того момента, когда его губы прикоснулись к ней, сменился жгучим, болезненным желанием.

— Ночное Солнце! — прошептала она.

Индеец даже не поднял головы. Распаленный любовью и ненавистью, стремящийся к ней с животной страстью, незнакомой ему раньше, он прильнул щекой к золотистым волосам и раздвинул ей ноги.

— Ты моя, Марти. Тебе не спастись от меня. Никто, кроме меня, не испробует сладости твоего тела. Оно принадлежит только мне.

— Да, — прошептала она, — оно твое. Возьми меня, милый.

Он взглянул на нее, но Марти не смогла объяснить выражение этих глаз. Приковав ее к себе взглядом, Ночное Солнце зарылся лицом в золотистый треугольник волос, и Марти задохнулась, когда он поцеловал ее так, как если бы целовал в уста, лаская интимное место губами и зубами. Ощутив смелое прикосновение его языка, Марти вздрогнула и затрепетала от наслаждения.

Ночное Солнце любил ее со всем жаром и яростью, которые она возбуждала в нем. Его язык быстро нащупал, начал ласкать и вычерчивать круги у маленькой сладостной точки. Он был уверен, что распалит, шокирует, испугает Марти, и торжествовал, сознавая это. Он будет возбуждать эту обнаженную чаровницу до тех пор, пока она не взмолится о благословенном освобождении. Он вознесет ее к пределам всепоглощающего человеческого желания. Покажет, что обладает заветным ключиком, открывающим доступ к исступленному восторгу.

Теперь Марти действительно испугалась.

Девушку устрашила дикая радость, овладевшая ею, глубина любви к этому смуглому мужчине, доставляющему ей неземное наслаждение. Она боялась, что он оторвется от ее губ и оставит ее одну догорать в пламени желания.

Марти принадлежала ему вся. Ничто уже не могло изменить этого.

Жар, захлестывающий ее, нарастал, пока Ночное Солнце целовал и ласкал ее, и его любовное искусство влекло Марти к полному освобождению.

Язык Ночного Солнца ласкал ее с яростным напором. Он довел Марти до такого исступления, что экстаз уже казался агонией.

Секунды тянулись словно вечность. Как безумная, выкликала она его имя, и щемящее, пугающее чувство бросало ее из стороны в сторону, как если бы Марти была листом, носившимся на ветру вместе с тяжелыми каплями дождя.

Ночное Солнце ни на мгновение не оставлял девушку, давая ей все, в чем она нуждалась, любя ее так жарко, так неистово, что уже сам чувствовал близость освобождения. Когда, наконец, она перестала содрогаться, он прильнул в последнем поцелуе к сокровенному месту меж бедер и поднял голову.

Она прерывисто дышала, прикрыв глаза и облизывая пересохшие губы. Не было ни слез, ни тихих укоров за то, что он сделал с ней.

Ночное Солнце поднялся. Марти даже не сдвинула ноги, и его сверкающему взгляду предстал набухший плод сладострастия.

Открыв глаза, Марти увидела, что Ночное Солнце срывает с себя одежду.

Обнаженный, он встал над Марти — бронзовый бог со вздымающимся символом мужественности, и она невольно задрожала.

Дрожь не ускользнула от внимания Ночного Солнца. Но он истолковал это по-своему, считая, что добился от нее того, чего хотел, — страха. Теперь он всей тяжестью обрушится на нее. Пусть она дрожит, потрясенная его видом. Да, именно это он и сделает.

Дыхание Марти участилось, когда Ночное Солнце опустился рядом с ней. Она затрепетала от нарастающего возбуждения. Ночное Солнце прильнул к ее устам так жестоко, что она попыталась высвободиться. Он не отпускал ее. Его язык вторгался все глубже, и их уста слились в поцелуе.

Схватив Марти за руку, Ночное Солнце заставил ее обвить пальцами свою пульсирующую плоть. Потом поднял голову и посмотрел ей в глаза, ожидая увидеть в них отвращение.

И вновь Марти удивила его.

Глазами, горящими от желания, она смотрела на твердый жезл и продолжала ласкать его.

— Лучше, если я делаю это медленно? Или чуть-чуть быстрее, вот так? — серьезно спросила Марти.

Маленькая рука трижды переместилась вверх и вниз, прежде чем Ночное Солнце в агонии отдернул ее и лег на Марти. Запустив пальцы меж ее ног, он нащупал вход и был приятно изумлен, обнаружив, что лоно Марти увлажнено и готово принять его.

Глядя в глаза Марти, Ночное Солнце обхватил ее бедра, приподнял их и скользнул в ее лоно. Она ничуть не противилась.

Их взгляды встретились. Тяжело дыша, оба начали синхронно двигаться. Соитие стало столь же яростным и диким, как гроза, бушующая позади их любовного ложа. Задыхаясь и заливаясь потом, Марти выгибалась под ним, устремляясь навстречу его мощным толчкам. Ритмично и быстро двигаясь, Ночное Солнце приближал себя и Марти к желанной развязке.

Вознесясь на гребне экстаза, они закричали, и штормовой ветер подхватил их крики. Ночное Солнце повалился на Марти, не выпуская ее из своих объятий. По-прежнему погруженный в нее, он ожидал, когда к нему вернутся силы и готовность повторить все заново.

И ему не пришлось долго ждать.

Ночное Солнце улыбнулся, увидев, наконец, растерянность на ее красивом лице. Все-таки ему удалось поразить Марти! Это вновь возбудило его. Внутри ее лона он налился силой и тяжестью. В тот же миг Ночное Солнце с прежним напором возобновил любовные телодвижения, уже без предварительных поцелуев и ласк. Так он желал. Так и произойдет. Он возьмет свое, и ей придется примириться с этим. Он покажет Марти, что она ничего не значит для него.

Совсем ничего.

Но теплое податливое тело льнуло к нему, доверчивые изумрудные глаза излучали любовь, и женственный голос нежно называл его по имени. И тотчас все изменилось. Марти снова слилась с ним в едином ритме. Ночное Солнце шептал ее имя и склонялся, чтобы запечатлеть поцелуи на приоткрытых губах, и снова мучительно сдерживался, чтобы вместе с ней вознестись к блаженству.