От ненависти до любви

Райан Нэн

Глава 24

 

Проснувшись утром, Марти обнаружила, что Ночное Солнце уже ушел. А может, он вообще не вернулся прошлой ночью? Сердце девушки сжалось от тревожного предчувствия. Что будет с ней, если с ним что-то случилось?

Пригладив волосы, она поспешно оделась. Не смея даже подумать о бальном платье, Марти надела кожаное и откинула полог.

Босиком она стремительно пробежала по тропинке к центру деревни, где еще вчера лакотские индейцы собрались приветствовать ее. Добравшись до поляны, Марти остановилась в нерешительности.

Жизнь в деревне шла полным ходом. Повсюду сновали люди, занятые своими делами, ржали лошади, лаяли собаки, горели костры. Марти поискала глазами знакомое смуглое лицо.

Она сразу узнала человека, который вышел из типи на восточной/окраине лагеря. Энергичной упругой походкой он пересек площадку, и гул голосов стих, все повернули головы к нему.

Впервые Марти незаметно наблюдала за ним.

Ночное Солнце подошел к трем мужчинам и остановился, расставив обутые в мокасины ноги и засунув руки в карманы штанов. Мягкая кожаная рубаха натянулась на его мощной груди. Черные волосы спускались до воротника. Он беседовал с воинами, и его решительное лицо выражало глубокое внимание.

Однако скоро черные глаза смягчились, и Ночное Солнце улыбнулся той сверкающей улыбкой, которую Марти впервые видела вчера. Эта улыбка была так заразительна, что девушка тоже невольно улыбнулась.

Внезапно двое воинов расступились, открыв для обзора небольшой участок площадки, и улыбка Марти угасла.

К воинам подошли четыре хорошенькие темноволосые девушки, и именно их появление вызвало перемену в Ночном Солнце. Если с ними было связано приподнятое настроение вождя, то Марти почувствовала себя брошенной и уязвленной. По какой-то непостижимой причине она считала возможным претендовать на Ночное Солнце.

Прислонившись к толстому стволу хвойного дерева, Марти покачала головой. Ее удивила собственная наивность. Нет ли среди этих женщин возлюбленной Ночного Солнца? Она тревожно всмотрелась в оживленные лица девушек, и ее сердце упало. Очень привлекательные, они все смотрели на Ночное Солнце как на бога.

Изумрудные глаза Марти потемнели от ревности.

Ее колени задрожали, в голове мелькнула догадка: Ночное Солнце не вернулся в их типи на закате, как обещал. Когда она далеко за полночь забылась сном, его все еще не было. Проснувшись утром, Марти тоже не обнаружила Ночное Солнце.

Она посмотрела на типи, откуда он вышел. Неужели это жилище одной из этих красивых женщин?

Марти украдкой разглядывала девушек, пытаясь угадать, кто же из них избранница Ночного Солнца. Одна девушка явно выделялась своей красотой. Маленькая и хрупкая, с черными, длинными, заплетенными в косу волосами, она казалась непорочной, тихой и доверчивой. Марти тут же заключила, что эта девушка точно отвечает вкусу Ночного Солнца. Он мог бы помыкать ею, как служанкой, а она, не жалуясь, слушалась бы его. Исполняя приказания Ночного Солнца весь день, потом она более чем охотно позволяла бы ему… принимала бы горячие поцелуи… лежала бы в темноте и…

В голове у Марти помутилось, и она, почти теряя сознание, бросилась по дороге к типи. Вбежав туда, Марти рухнула на пол. Перед ее полными слез глазами предстал образ маленькой и обнаженной лакотской девушки, которую всю долгую и жаркую августовскую ночь целовал, ласкал и любил Ночное Солнце.

Два дня спустя, доведенная до отчаяния ревностью и скукой, Марти снова направилась в лагерь. Все это время она не видела Ночное Солнце, да и вообще никого не видела и чуть не помешалась от одиночества. Настороженно вглядываясь в бронзовые лица, Марти искала его и, не найдя, спросила женщину, сидевшую перед типи, где Кроткая Олениха.

Женщина, не понимавшая по-английски, тем не менее, улыбнулась, энергично закивала при упоминании Кроткой Оленихи и указала куда-то рукой. Марти посмотрела в указанном направлении, покачала головой и снова обратилась к женщине:

— Нет. Не то. Я ищу типи Кроткой Оленихи, бабушки Ночного Солнца.

Женщина продолжала кивать и улыбаться.

— Кроткая Олениха. — Она указала на то самое типи, откуда Ночное Солнце выходил два дня назад.

— Спасибо.

Испытав огромное облегчение, Марти пошла туда. Полог был откинут, пропуская солнечный свет. Остановившись у входа, Марти тихо спросила:

— Кроткая Олениха, ты дома?

— Входи, — раздался низкий знакомый голос мужчины.

Марти вошла и увидела, что Ночное Солнце, лениво развалившись на животе, подпирает ладонями подбородок. Рядом с ним сидела старушка.

— Я… я была… — Марти смутилась и презирала себя за это. — Я хотела навестить Кроткую Олениху.

— Я ждала тебя, — отозвалась старуха и обратилась к внуку: — Встань и поухаживай за моей гостьей.

Ночное Солнце не сдвинулся с места. Едва заметно он кивнул головой, показывая, чтобы девушка села лицом к бабушке.

Марти собралась сесть, но слепая женщина проговорила:

— Нет, дитя, не там. Подойди ко мне ближе. Удивляясь, как Кроткая Олениха догадалась, где стоит ее гостья, Марти приблизилась.

— Садись здесь, рядом с моим внуком, — уточнила старуха. Марти расположилась поблизости от Ночного Солнца, обменялась любезностями с Кроткой Оленихой и объяснила, что хотела навестить ее раньше, но боялась побеспокоить. Марти заметила, что индеец нахмурился, услышав ее ложь.

Беседуя со старухой, Марти была приятно удивлена тем, что та в совершенстве владеет английским. Будто в ответ на мысли Марти, Кроткая Олениха сказала:

— Мой внук обучил меня говорить на языке белых людей. Мы отлично проводили время, играя в школу, правда, Ночное Солнце? — Она улыбнулась внуку.

— Конечно, бабушка.

— Но Ночное Солнце совсем недавно вернулся домой. Когда… Как же тебе удалось так быстро овладеть английским? — изумилась Марти.

— Я училась долго. Ночное Солнце навещал мир белых каждое лето с тех пор, как…

— Бабушка, — прервал ее низкий голос. — Не надо вдаваться в подробности. — Ночное Солнце обратился к девушке: — Пойдем на воздух. — Поднявшись, он протянул ей руку.

Когда они вышли из типи, он сказал:

— Меня сегодня не будет. Можешь остаться с бабушкой, а хочешь, возвращайся к себе.

— Я не хочу, чтобы ты уезжал. Куда ты собрался?

— Никогда не спрашивай, куда я собираюсь. — Ночное Солнце смерил Марти холодным взглядом. — Я сам скажу, если пожелаю, чтобы ты знала.

Он пошел прочь, но, сделав несколько шагов, вернулся.

— Ты ездишь верхом?

— Конечно. Я отличная наездница.

Марти затаила дыхание, ожидая приглашения на утреннюю прогулку.

— Тем лучше для тебя. — Уже не оборачиваясь, Ночное Солнце удалился.

Шрам шумно обсосал последние кусочки бизоньего мяса с ребра, бросил кость в костер, вытер рот рукавом рубахи и громко рыгнул.

— Скажи им, что теперь они могут войти, — приказал он индианке.

Та пригласила двух воинов в армейскую палатку, разбитую на заросшем деревьями берегу Малой Миссури. Один из воинов вытащил из-за пазухи треугольный конверт с блестящей золотой печатью.

— Скажешь нам, имеет ли какую-нибудь ценность золотой кружок? — спросил он.

Следопыт кивнул. Он согласился принять воинов лишь потому, что женщина, прибиравшая теперь его палатку, приходилась сестрой одному из них и, залезая в постель Шрама прошлой ночью, попросила взглянуть на «золотой кружок».

Шрам потер пальцем блестящую печать и перевернул конверт. В его глазах вспыхнул интерес, когда он увидел адрес: генералу Уильяму Кидду.

Напустив на себя безразличный вид, кроу развернул письмо и прочитал:

«Генерал Кидд!

Я держу вашу дочь в горной пограничной хижине, в шести милях на северо-запад от Денвера. Приезжайте один в течение двадцати четырех часов, и я обменяю ее жизнь на вашу.

Если опоздаете, я увезу ее на территорию Дакоты.

Мои мотивы? Шрам на груди от вашей сабли. Помните Сэнд-Крик, ноябрь 1864 года? Я никогда не забуду.

Ночное Солнце, вождь лакотских сиу».

Волнуясь, Шрам спросил воинов, откуда у них послание. Пока они рассказывали, как прикончили большого золотоискателя, следопыт подсчитал, что получит вознаграждение в десять тысяч долларов.

— Никакой ценности, — сказал он воинам, выудив у них все, что те знали о письме. — Никакой. — Вложив послание в конверт, он порвал его, бросил в огонь и указал посетителям на дверь.

Как только они ушли, Шрам во весь рот улыбнулся.

Итак, это гордый полукровка сиу, Ночное Солнце, похитил генеральскую дочь! Что ж, генерал может получить ее назад, но она уже не будет прежней, побывав в руках Ночного Солнца. Ни один индеец не испытывает к белым такой ненависти, как этот ублюдок метис.

Ночное Солнце ненавидел бледнолицых почти так же, как Шрам ненавидел его.

Узнав, где Ночное Солнце держит девчонку, он выкрадет ее у старого врага, получит десять тысяч долларов и станет признанным героем.

Припомнив, свежую хорошенькую девушку, стоявшую под лучами утреннего солнца в форту Коллинз, коварный кроу облизнулся.