От ненависти до любви

Райан Нэн

Глава 19

 

Темные грозовые тучи затянули летнее небо, пока тело опускали в могилу. Небольшое торжественное собрание почтительно склонило головы, когда высокий мрачный человек выступил вперед и бросил первую пригоршню земли поверх гроба. Бросив последний взгляд на могилу, мужчина отошел.

Дождевые капли смешались со слезами на его щеках. Его потрясло, что умер такой молодой, полный сил и здоровья человек.

Майор Лоренс Бертон ускорил шаги, стремясь поскорее уйти с гарнизонного кладбища. Играл полковой оркестр; грустная мелодия нарушала тишину. Пока четыре крепких солдата с лопатами завершали скорбную церемонию, мрачный майор направился к себе в казарму к бутылке кентуккийского бурбона, припасенной в шкафу.

Казарма была пуста, и это немного утешило майора. Ему никого не хотелось видеть. Он не желал говорить — только пить в одиночестве, чтобы на время приглушить боль.

Сняв промокшую под дождем куртку, майор вынул из шкафа бутылку виски и стакан. Выпив залпом обжигающую жидкость, он поморщился и налил себе еще. Он выпьет весь этот чертов напиток, и, возможно, ему удастся забыться. Сначала исчезновение Марти. А теперь неожиданная утрата лучшего друга.

Лоренс Бертон в третий раз поднес стакан к губам, когда услышал голос:

— Майор, мне очень жаль.

Лоренс Бертон быстро повернул голову. В дверях стоял гарнизонный врач. Майор нахмурился, глядя на плешивого хирурга.

— Мы сделали все, что смогли, — сказал доктор.

— Этого было недостаточно, док. Дэну Джонсону стукнуло двадцать пять, и он был здоров как бык. Наверняка существует какой-то…

— Сынок, нет лекарства против горного сыпного тифа. Бедный капитан Джонсон! Он подхватил неизлечимую болезнь.

Лоренс Бертон намеревался продолжить спор, когда в комнату вошел полковник Томас Дарлингтон. Полковник взглядом дал понять доктору, чтобы тот удалился, затем утомленно вздохнул и присел на свободную койку.

Эта кровать принадлежала умершему офицеру.

Проведя рукой по аккуратно заправленному армейскому одеялу, полковник Дарлингтон проговорил:

— Знаю, что смерть капитана Джонсона потрясла вас до глубины души, майор. Тем более что все это совпало с… — Он покачал головой и поднялся: — Майор, я приказываю вам немедленно покинуть форт. Поезжайте в мой дом в Денвере. Проведите там несколько дней. — Полковник положил руку на плечо майора. — Что помогает мне лучше всего справиться с горем, так это… хм… Я о том, что у Мэтти Силке есть несколько очень хорошеньких женщин.

— Боже, сэр, не говорите мне только, что с такой женой, как у вас, вы можете…

— Нет! Конечно, нет. Я не это имел в виду. Такой женой всякий мужчина может… Регина так привлекательна, что я… — Дарлингтон прокашлялся. — Мы отклонились от темы нашего разговора, и я, право, сомневаюсь, что нам стоило упоминать мою дорогую жену наряду с проститутками.

— Прошу прощения, сэр.

— Ничего, майор. Итак, вам необходимо немедленно уехать. Поживите немного в свое удовольствие. Выпейте. Пообщайтесь с дамами.

Лоренс Бертон кивнул:

— Вы отправитесь со мной, полковник?

— Нет. В отсутствие генерала я должен оставаться здесь Возможно, когда вы вернетесь на службу после пятидневного отпуска, я займу свое место во главе обеденного стола Дарлингтонов. А пока пользуйтесь моим пустым креслом.

— Как скажете, полковник.

Ближе к полудню следующего дня усталый, грязный и угрюмый майор Бертон появился на подъездной аллее у особняка Дарлингтонов. Слуга провел его в просторный холл, и подавленный Бертон вскоре узнал, что генерал Кидд до сих пор не вернулся. Майору также сообщили, что его отец, сенатор Дуглас, уехал в Денвер на обед с местными политиканами в особняке Хоу Тэбора на Шерман-стрит. Дома была лишь хозяйка, Регина Дарлингтон, которая обещала вскорь спуститься на ленч.

— Поставить тарелку для вас, майор? — спросил дворецкий.

— Разумеется, — прозвучал женский голосок, прежде чем Бертон успел ответить. Он увидел прекрасную Регину Дарлингтон в элегантном платье. Рыжеволосая дама стояла на верхней площадке лестницы.

— Ты можешь идти, Джонатан. — Она отпустила дворецкого.

Приподняв юбки, Регина грациозно спустилась к офицеру, ее рубиновые губы раздвинулись в соблазнительной улыбке. Она смело смотрела в глаза майора.

Не дойдя двух ступенек до конца лестницы, Регина остановилась. Ее пышный, едва прикрытый бюст оказался на уровне глаз Лоренса Бертона. Она глубоко вздохнула.

— Майор, вы так мрачны. Что случилось?

— Я только что похоронил молодого офицера.

— Боже, какое горе! Что же произошло? Его убили индейцы?

— Нет, мэм. Он умер от горной лихорадки. — Майор потупил взгляд.

Регина покачала головой, и рыжие локоны взметнулись.

— Майор, эта лихорадка неизлечима. Все знают об этом. — Она взяла Лоренса за подбородок и подняла его голову. — Теперь вам нужно позабыть о смертях, похоронах и… и обо всем, что вас беспокоит.

Припомнив совет полковника, Лоренс пожалел, что появился в особняке. Ему следовало направиться прямиком к Мэтти Силке. А теперь он застрянет здесь. По крайней мере, на ленч.

— Если бы я только мог, — пробормотал майор.

— Вы можете, сэр. Я помогу вам. Кроме того, я всегда так счастлива, когда вы здесь. Я полагала, что мне придется провести длинный жаркий день в одиночестве.

Лоренс Бертон перевел унылый взгляд на ее белые безупречные груди.

— Позвольте мне подняться наверх и привести себя в порядок, а затем я…

— Только не это! — Регина положила руку на его плечо. Теребя золотой дубовый листок на синей форменной куртке, она придвинулась ближе. — Сначала будет ленч. А затем кто знает? Быть может, красивый майор убедит одинокую леди помыть ему спину.

Майор Бертон был ошеломлен. Он не сомневался, что Регина насмехается над ним. Конечно, майор не раз замечал, что она кокетливо улыбалась ему и бросала на него взгляды, неподобающие замужним дамам, однако…

Регина проплыла мимо майора в залитую солнцем столовую. Немного приободрившись, Лоренс Бертон последовал за хозяйкой, раззадоренный ее дерзким поведением. Убежденный в том, что на этом дело и закончится, он все же решил отложить поездку в Денвер и разделить ленч с рыжеволосой красавицей.

По настоянию Регины майор занял место полковника Дарлингтона во главе стола. Хозяйка дома села рядом с ним.

— Ну вот, вы уже и улыбаетесь, Ларри. Как славно! Мне это нравится. У вас привлекательная, мальчишеская улыбка, которую я нахожу особенно трогательной. — Регина взяла спелую красную клубнику с серебряной тарелки. — Скажите, майор, вы до сих пор мальчик? — Она окунула ягоду в чашу с кремом. — Или уже мужчина?

Она сунула клубнику в рот, пососала ее и надкусила, не отрывая от него взгляда.

Лоренс Бертон бессознательно облизнул губы.

— Я… мужчина, миссис Дарлингтон. — Она подалась к нему.

— Майор, если вы действительно мужчина, почему же до сих пор не решились на то, что вам до смерти хочется сделать?

— Мэм?

— Слизните крем с моих губ.

Ларри Бертон судорожно сглотнул и беспокойно огляделся. Очень желая знать, остановит ли его Регина, майор отодвинул свой стул, поднялся и, склонившись над хозяйкой дома, поднял пальцем ее подбородок. Он прижался к ее губам, и Регина недвусмысленно показала ему, что отнюдь не шутит. Слизнув в поцелуе крем с ее губ, Ларри опустился на стул. Его сердце неистово забилось.

Это была самая приятная трапеза.

Бутылка лучшего шампанского, заранее принесенная из винного погреба и охлажденная, стояла на столе. Они увлеклись вином так, будто это был обычный лимонад, и вскоре Регина послала слугу за следующей бутылкой. Когда ее принесли в серебряном ведерке со льдом, хозяйка предусмотрительно заказала еще одну, предвкушая день, полный хмельных любовных утех.

Майор Бертон, однако, еще не до конца разгадал ее планы. В его голове никак не укладывалось, что хорошенькая жена полковника Дарлингтона предпримет нечто столь непристойное с подчиненным мужа. По крайней мере, не в собственном же особняке? Нет ничего особенного в том, что леди пофлиртовала и позабавилась, заставив Ларри испытать то, что он однажды уже испытал с Марти.

— Остуди третью бутылку и оставь ее в летнем домике, Вальтер, — распорядилась Регина, улыбаясь. — Сенатору нравится летний домик, — добавила она, помня, что не должна вызывать подозрений у прислуги. — Возможно, он пожелает выпить бокал шампанского, когда вернется днем из города.

— Слушаюсь, мэм. — И Уолтер отправился выполнять ее поручение.

Регина беззастенчиво флиртовала с приятно удивленным майором, пока слуги, накрывая ленч, входили в комнату и выходили. Она была большим знатоком подобных забав, так как проделывала это раньше неоднократно.

Бокал майора Бертона постоянно наполняли. Отчаяние, обуревавшее его с момента исчезновения Марти, отступало. Он уже порядком захмелел, и врожденная рассудительность заметно ослабла.

Глядя на красивую женщину, которая заканчивала свой десерт, майор глупо ухмылялся. Он занял место полковника за столом, так почему бы не занять его место в постели, если на то есть желание? А желание явно было.

Осушив очередной бокал шампанского, Ларри поставил его на стол.

— Иди сюда, Регина.

Она промокнула губы салфеткой, поднялась, подошла к двери смежной буфетной комнаты и прокричала:

— Мы с майором хотим без помех попить кофе. Пусть нас не беспокоят. — Закрыв дверь, Регина шаловливо улыбнулась. Что такое, Ларри? — спросила она самым невинным тоном.

Вместо ответа он схватил ее за руку и посадил к себе на колени.

— А ты, женщина? — пробормотал Ларри. — Собираешься закончить начатое?

Не успела она ответить, как он уже прильнул к ее губам в жадном поцелуе, доставившем Регине немалое удовольствие. Несколько восхитительных минут она позволяла возбужденному майору целовать и ублажать ее прямо посреди комнаты. Регина не остановила его даже тогда, когда он задрал ее юбки выше пухлых колен. Она томно вздыхала, когда его ладонь ласкала ее бедра, а рот пылко исследовал нагие плечи, скользя к полным грудям.

Однако, когда возбужденный майор поднял светловолосую голову и-прошептал: «Я хочу взять тебя здесь и сейчас», — Регина нервно усмехнулась и покачала головой:

— Дорогой, дорогой, никак нельзя. Слуги. Поднимись в свою комнату. Затем выйди на балкон и проследуй по черной лестнице к летнему домику. Буду ждать тебя там и докажу, что я женщина, намеревающаяся закончить начатое.

С этими словами Регина поднялась и посмотрела на твердую мужскую плоть, натянувшую облегающие форменные брюки майора.

— О, Ларри, давай поспешим!

Регина выскочила из комнаты, и майор услышал, как она сообщила за дверью слугам, что трапеза завершена, и майор поднимется наверх отдохнуть. Регина добавила, что сама собирается прогуляться по саду.

Ларри Бертон, охваченный страстным желанием, взлетел наверх, поспешил в комнату для гостей, пересек ее и выскочил на залитый ярким солнечным светом балкон. С балкона он спустился по задней лестнице и, миновав широкую лужайку, оказался у белого летнего домика.

Регина зашла в свою комнату и открыла самые дорогие французские духи. Майор, похоже, очень горяч, а у нее не было любовников с тех пор, как исчез Джим Савин. Она молила Бога о том, чтобы Ларри Бертон оказался хотя бы отчасти так же хорош, как Джим.

Пригладив волосы, трепещущая и возбужденная Регина спустилась вниз, быстро пересекла холл и выскользнула из парадных дверей.

И тут же застыла как вкопанная.

— Добрый день, моя дорогая, — сказал сенатор Дуглас Бертон, поднимаясь на веранду и постукивая тростью о мраморные ступеньки. — Вы уходите?

— Нет-нет, я просто… слишком плотно поела и решила немного прогуляться.

— Не возражаете, если я присоединюсь к вам? Я тоже слегка переборщил с едой. У Тэбора был просто королевский стол. Небольшая прогулка — это как раз то, что мне нужно.