От ненависти до любви

Райан Нэн

Глава 11

 

— Сэр, было бы безумием продолжать поиски с наступлением темноты.

Генерал Уильям Кидд повернулся в седле и посмотрел на полковника Томаса Дарлингтона:

— Черт возьми, полковник, где-то там в ночи моя девочка!

— Знаю. — Удрученный полковник чувствовал, что несет ответственность за исчезновение Марти. Девушка пользовалась его гостеприимством, осталась на его попечении, а он не сумел обеспечить ей безопасность. Это непростительно! — Мы найдем ее, генерал. Вот только дождемся рассвета.

Обезумевший от горя генерал Кидд устало кивнул:

— Отдайте команду, полковник. Мы встанем здесь лагерем на ночь.

Офицеры, во главе большого вооруженного отряда, добрались до Ключей Эльдорадо, в пятидесяти милях к северо-западу от Денвера. Было далеко за полночь. Уже двое суток генерал не смыкал глаз.

Через несколько минут, разбив лагерь, усталые солдаты крепко заснули, но генералу не спалось. Плечи его поникли. Он сидел, глядя в костер и держа кружку с горячим кофе. Беспокойство ни на минуту не покидало его. Он думал о том, что его дорогая дочь в эти мгновения страдает где-то от холода, растерянности и страха. Предполагал, что какому-то негодяю на вечеринке у Дарлингтонов приглянулась красивая и невинная Марти, и он похитил девушку.

Генерал Кидд стиснул зубы. Жгучие слезы вновь наполнили его глаза. Грудь Уильяма Кидда сжималась от боли. Таким слабым и беспомощным он чувствовал себя впервые в жизни. Тот, кто вел за собой доблестных воинов во многих сражениях, внушая страх врагам, разя неприятеля направо и налево, теперь опускал руки перед невидимым противником, похитившим у него единственное, за что действительно стоило бороться. Единственное существо на земле, которое генерал любил всем сердцем.

Однако не только генерал волновался за Марти этим августовским вечером. Не менее трехсот кавалеристов расположились лагерем среди холмов и равнин, окружающих Денвер. У всех у них была одна цель — найти Марти Кидд.

Почти весь день провел в седле майор Лоренс Бертон. Его отряд встал лагерем в пятидесяти милях восточнее от места, где находился генерал, на берегу Лошадиного ручья. Несмотря на поздний час, он тоже не спал. Положив голову на седло, молодой человек смотрел на восходящую луну и думал, что где-то неподалеку Марти, наверное, тоже наблюдает сейчас за ночным светилом. Или она уже мертва? Он вздрогнул.

В своем доме на окраине Денвера бодрствовала Регина Дарлингтон. Она сидела в постели, прислонившись к изголовью, и потягивала горячее молоко из стаканчика. Регина надеялась, что горячее питье поможет ей заснуть. С момента разразившейся более суток назад трагедии она спала лишь урывками.

Регина вздохнула и бросила взгляд на залитый лунным светом балкон. Поставив стакан с молоком, она выбралась из постели, прошла босиком по турецкому ковру к открытым дверям и ступила на широкий балкон в тонкой, почти прозрачной ночной сорочке.

Прохладный ночной ветерок, обдувая Регину, обозначал пышные женские формы, играл в рыжих волосах. Регина размышляла, стоя у перил. Конечно, ее огорчило исчезновение девушки, чье тело, возможно, лежало где-нибудь в пределах владений Дарлингтонов. Регину волновало также, что эту кокетливую малышку похитили из ее дома в разгар праздника. Люди могут считать, что Регина и полковник Дарлингтон несут ответственность за это, хотя, конечно, они ничуть не виноваты. Более того, печальное происшествие может повредить карьере полковника, а ей бы так хотелось стать генеральской женой.

Кое-что еще беспокоило Регину.

Всего за несколько минут до того, как выяснилось, что девчонка пропала, Регина столкнулась в пустынном заднем коридоре с великолепным Джимом Савином. Охваченная радостью, она кинулась к нему и быстро огляделась:

— Дорогой, ты все-таки пришел! Я так счастлива! Представься Марти Кидд, а через полчаса я буду ждать тебя в летнем домике.

Он кивнул красивой темноволосой головой и, оставив Регину, отправился на поиски Марти Кидд. Через полчаса Регина была в застекленном домике в восточной части сада и, затаив дыхание, поджидала Джима Савина. Она надеялась убедить его заняться любовью, пока смеющиеся парочки прогуливаются в нескольких футах от их укрытия. Регина изнемогала от возбуждения. Опасность быть застигнутыми прибавила бы пикантности их страстным объятиям.

Однако Джим так и не пришел.

А через двадцать минут Регина услышала суматоху и поспешила к дому, где и узнала, что Марти Кидд исчезла. Кое-кто еще покинул праздник, хотя она не сочла нужным сообщить об этом. Джим Савин словно испарился примерно в то же время, когда похитили Марти.

Регина встряхнула рыжими локонами. Какая чушь! Это только совпадение. Ее пылкий любовник в этот час наверняка нежится в постели отеля «Сентенниал». К сожалению, из-за пропажи мисс Кидд — проклятие, одни неприятности из-за этой маленькой сучки! — Регина не могла отправиться в Денвер днем и навестить Джима. Пока девчонку не найдут, муж постоянно будет крутиться вокруг их дома. Нет никакой уверенности в том, что полковник уедет надолго, как это было, когда он проводил время в форту Коллинз.

Участвуя в поисковой экспедиции, он в любой момент может вернуться домой, и, не найдя свою женушку, начнет задавать ненужные вопросы. Этот ревнивый глупец едва позволяет Регине дышать, когда находится рядом.

Поморщившись, Регина направилась в спальню. Господи, хоть бы они поскорее отыскали Марти Кидд! Регину охватывала тоска при мысли о том, что неделю, а то и больше, она не сможет видеться с Джимом Савином. Вернувшись в спальню, Регина легла в постель и теперь задумчиво смотрела на украшенный оборками полог у себя над головой.

Разве могла она заснуть?

Не спала и Марти.

Время близилось к полуночи. На небо выплыла полная луна. Ее серебристый свет проникал в маленькую хижину, где странный индеец, с наступлением ночи ставший еще загадочнее, удерживал Марти в плену.

Весь жаркий тихий день он вел себя так, как будто только терпел присутствие девушки, и утверждал, что она не задержится здесь надолго. Сиу повторил это несколько раз. Говорил, что через сутки Марти будет свободна, и, казалось, не собирался обманывать ее ожиданий.

С приближением заката индеец насторожился и прислушивался ко всему с таким напряженным вниманием, которого не проявлял на протяжении долгого, изнурительного дня. Похоже, он кого-то ждал с минуты на минуту. Задолго до того, как солнце скрылось за вершинами гор, индеец занял пост снаружи, на крыльце хижины, с «винчестером» наперевес, внимательно разглядывая густой лес, простирающийся книзу от их горного укрытия.

Марти заметила, что его глаза сузились, а могучие мускулы рук напряглись.

Теперь, около полуночи, он поднялся впервые за последние два часа. Огромный индеец заполнил собой дверной проем и стоял, разглядывая девушку.

— Отчего ты не спишь?

— А ты? — спросила Марти.

— Ложись, пленница. — Он отошел от двери.

Марти не двигалась, опасаясь, что индеец намеревается лечь вместе с ней.

— Мне не спится, — сказала она.

Сиу направился к ней, и Марти задрожала.

Теперь индеец стоял совсем рядом, и глаза его горели, как у зверя. Он положил ладонь на обнаженное плечо девушки, и ее парализовал страх. Сиу провел пальцами по руке Марти, затем прикрыл ее обнаженное плечо.

— Ты можешь простудиться. Возьми плед. — И он отошел.

Марти схватила плед и твердо решила, что всю ночь не сомкнет глаз. Разве она рискнет заснуть, когда рядом находится этот загадочный индеец с теплыми мягкими ладонями и ледяными наглыми глазами.

Сиу надел рубашку с бахромой и сел в дверях, прислонившись спиной к деревянному дверному косяку. Зажав винтовку между согнутых колен, он вытащил из кармана сигару. Вспыхнула и погасла спичка.

Сбитая с толку Марти смотрела на своего похитителя. Он не причинял ей вреда, но и не отпускал домой. Пока этот ужасный дикарь рядом, она в опасности. Чего ждать от выходца из прерий, холодного, как горный снег?

Дав себе слово не спускать с него глаз, Марти облизнула пересохшие губы и попыталась завести с ним беседу.

— Боже мой, — начала она, — трудно поверить, что ночами здесь так прохладно. У меня дома, в Чикаго, пока еще довольно жарко. Какой климат в тех местах, где ты живешь?

Он не отвечал.

— И все-таки мне нравится Колорадо. Думаю, ты провел много времени в этих горах, или ты пришел с Севера? Сказать по правде, я не знаю точно, где живут индейцы, и…

— Замолчи, пленница.

Никогда еще никто так грубо не обрывал Марти, но она тотчас подчинилась его приказанию. Боясь разозлить индейца своими слезами, девушка все же не сдержала их, но старалась всхлипывать как можно тише. Вероятно, услышав, что она плачет, сиу поднялся.

Когда он остановился перед ней, высокий и устрашающий, девушка начала оправдываться.

— Я… я ничего не могу с собой поделать, — всхлипывала она. — Я не хотела…

— Знаю. — Индеец забрал, скомканный плед из холодных рук девушки и осторожно уложил ее на койку. Марти содрогнулась при мысли о том, что может случиться.

Теперь она лежала на спине, а ее затуманенные слезами глаза не отрывались от смуглого лица сиу. Кровь стучала в висках Марти. Ей хотелось ударить его, но она не могла это сделать.

Он завораживал девушку. Марти покорилась ему, не протестуя, как если бы сиу побоями заставил ее подчиниться. Сдавшись на милость победителя, она молилась лишь о том, чтобы индеец не был слишком жесток с ней.