Оставляя след на Земле (СИ)

Шкутова Юлия

Часть 6

 

— Ты не ответил на вопрос, — грозно уставился на меня этот надменный эльф. — Кто этот человек, и чем это вы занимаетесь?

— У нас тренировка, — пискнул я под тушкой не желающего сползать Доната.

— Это сейчас так называется? — нахмурился отец ушастого.

— Ты лучше скажи, зачем вызывал, — уютно устраиваясь на мне и не думая сползать, поинтересовался этот гад ушастый, смотря на отца хитрыми глазами.

— Хотел представить тебе твою невесту, — начал было эльф, и тут Доната с меня как ветром сдуло. Он встал перед отцом и грозно зарычал:

— Нет! Я, кажется, предупреждал, никаких невест. Это прерогатива Аланиэля, он наследник, ему и карты в руки, а меня попрошу оставить в покое, мне невесты не нужны.

— Донат… — хотел осадить сына эльф, но не успел. Прямо перед нами раскрылся портал, из него бодрячком выпорхнула вся наша компания, подхватывая под белы рученьки и меня, и Доната.

— Здравствуйте и до свидания! — защебетала Ксюша с милой улыбкой на лице. — У нас сверхважное задание. Может быть, мы когда-нибудь и заскочим к вам на чай-кофе, а пока вынуждены откланяться, дела, знаете ли.

Эльф ошарашенным взглядом проводил нас, напрочь забыв, что должен сохранять хладнокровие. Думаю, мечты о свадьбе Доната явно канули в Лету, так как такую компанию, как наша, он бы вряд ли захотел видеть еще раз.

Переместившись домой, мы дружно проследовали на кухню.

— Как же вы вовремя явились, — облегченно выдохнул эльф, усаживаясь на стул.

— Мы так и поняли, — усмехнулся вампир. — Когда вы исчезли, Окси решила проверить, куда вас занесло, ну а дальше дело техники. Мы же знаем, как Повелитель жаждет тебя женить.

— И что ему неймется?! — возмутился Донат. — Пусть лучше Ала достает. Хотя братец мой не дурак, свалил на полгода к дальним границам урегулировать конфликт с оборотнями и живет себе спокойно.

— Да ладно, не психуй, — улыбнулась Ксюша, нарезая бутерброды. — Теперь у тебя есть мы, чтобы увести из-под носа очередной невесты.

— Да уж, чего-чего, а эльфийских принцев нам с Миадом похищать еще не приходилось, — расхохотался Яр. — Весело вы живете.

Ребята лишь хмыкнули на это, а я решил сходить пока принять душ, о чем и сообщил остальным.

— Спинку тебе потереть? — лукаво поинтересовался эльф.

— Обойдусь, — фыркнул я, выходя за дверь.

Пока принимал душ, задумался о том, сколько всего произошло за последний месяц. И, если честно, я четко понял, что ни о чем не жалею. Мне нравились все эти приключения, даже несмотря на то, что меня ранили. Я бы уже не смог отказаться от этого. Вся эта сказка, словно впиталась в мою кровь и плоть, не желая покидать меня. Вспомнив свою прошлую жизнь, я даже скривился, настолько теперь она мне казалась обыденной и серой. Нет, определенно я не хочу возвращаться к прошлому!

Выйдя из душа, я успел натянуть на себя джинсы и уже потянулся за майкой, когда меня затянуло в портал.

— Ну, вот и попили чайку, — раздался позади меня голос Миада.

Обернувшись, я увидел позади себя своих друзей, озирающихся по сторонам. Последовав их примеру, я осмотрелся, замечая, что мы находимся в каком-то лесу. Интересно, что на этот раз случилось и с кем? Неожиданно затрещали кусты, и к нам выбежало какое-то существо, напоминающее игрушечного медвежонка. Роста оно было небольшого, всего около метра в высоту, а вот шерстка была коричневой, с красноватым отливом.

— Вы обещанные богами спасители? — смешно гнусавя, поинтересовалось существо.

— Да это же зракиак, — ошарашено проговорил Миад. — И что же за помощь могла понадобиться таким могучим существам? — заметив наши недоуменные взгляды, суккуб пояснил: — Они умеют подчинять волю любых существ, обладающих хоть каким-то зачатком разума.

— Ничего себе, — присвистнул Велимир.

— Меня зовут Кнарх, — представился мишка. — С моим кланом случилась беда. Вчера утром к нам явились иномирцы и представились мирными путешественниками, которые ищут новые расы, чтобы завязать выгодные знакомства и возможность торговать. К сожалению, мы не умеем читать мысли и поэтому поверили им, приняв, как дорогих гостей. Наш вождь обсудил с ними их предложение и нашел его приемлемым, и вечером иномирцы отбыли домой, пообещав вернуться на следующий день со своими товарами. Они выполнили свое обещание, но предложили нам закрепить союз по их обычаю, наполнив чаши какой-то белой и вкусно пахнущей жидкостью. Когда они начали раздавать нам чаши с питьем, я вспомнил, что один силок, который я ставил, остался не проверен, поэтому потихоньку улизнул. Ведь негоже добыче, которую послали нам боги, мучиться дольше положенного срока. А когда я вернулся назад, то заметил, что с моим кланом творится что-то неладное. Они были не похожи сами на себя, сидели, ни на что не реагируя, и только когда им приказывали иноземцы, словно послушные домашние вурду, шли в приготовленные клетки. Я услышал, как иномирцы, смеясь, называли мой народ послушными их воле собачками. А самое ужасное, что я ничем не мог им помочь, моих сил хватило бы только на четверых иномирцев, а их там было несколько десятков. Поэтому я опять ускользнул оттуда и взмолился богам, чтобы они помогли моему народу.

— А что же другие кланы? — поинтересовался Яр.

— Они живут слишком далеко от нас, — грустно проговорил Кнарх.

— Не грусти, — ласково проговорила Ксюша, погладив зракиака по голове. — Мы обязательно постараемся помочь тебе.

Радостно сверкнув глазами-бусинками, Кнарх поманил нас за собой и скрылся в кустах. Мы быстро двинулись следом и вскоре приблизились к его деревне. Внимательно осмотревшись, мы заметили тех самых иномирцев.

— ГАВНО, кто бы сомневался, — зло проговорил Яр. — И тут без них не обошлось.

— Кнарх, а питье осталось, не помнишь? — обратился к зверьку Яр, тот на миг задумался, поднял лапу вверх и куда-то убежал. Не было его всего минут пять. А когда вернулся, в его лапах было две бутыли. Хмыкнув, Яр рассмотрел емкости, понюхал, его передернуло. Только потом он повернулся к нам и поинтересовался:

— Ну что, господа проводники и стражи, поиграем в партизан?

— А не проще их всех порубить и дело с концом? — скептически отнесся к партизанству Велимир. — Зачем такие сложности?

— Ты здесь клетки видишь со зверушками? — в тон вампиру спросил Яр. Мы оглянулись, но ничего подобного не увидели. — Если мы их всех пришибем, то все равно не спасем зверье, а если будем следовать их методами, то есть шанс, что вызволим клан Кнарха.

— Логично, — пришлось согласиться нам. — Но как мы их заставим это выпить?

— Видите котел? — показал Яр на висящий посреди поляны котел, в котором что-то булькало, мы кивнули. — Вот туда и надо вылить содержимое бутылей.

Миад забрал емкости и на полусогнутых попытался подбежать к котлу.

— Вот идиот, — выругался вампир, обращаясь в туман и настигая спрятавшегося за деревом Миада.

У вампира намного лучше, незаметнее и быстрее это получилось. Вернувшись к нам, он снова стал собой.

— Теперь ждем, — запрыгивая на ветку дерева, подсадив меня, от чего я едва не вскрикнул, произнес Донат.

Каждый рассредоточился по деревьям. Мы заняли наблюдательную позицию.

Первыми вышли какие-то самоуверенные дамочки, за ними пара мужских особей, последним оказался… ну кто бы сомневался, мачо, собственной персоной. Везучий, гад, он вечно ускользает. Может быть, сейчас нам повезет, и он не сможет убежать?

Вокруг импровизированного стола собралось двенадцать человек, каждый положил из котла себе в тарелку, начав есть. Я все время наблюдал за мачо. Чтобы уловить момент, когда можно будет начинать.

За своими наблюдениями я едва не упустил момент, когда меня сняли с ветки.

— Пора, — изрек Яр, первым направляясь к лагерю.

— Подожди, — схватил я его за руку. — Вон тот, который Ал, он в здравом уме, его глаза не затуманились, как у остальных.

Яр словно на невидимую стену наткнулся, присмотрелся, нахмурился. Тогда вперед вышел Велимир.

— Я поговорю с этим гадом, а вы приступайте к остальным, надо узнать, где клетки, — произнес вампир, доставая меч.

Стоило ему оказаться в поле зрения, как мачо вскочил на ноги и оскалился.

— А я-то думал, кому наша воля понадобилась? — усмехнулся этот хлыщ, махая тростью, как в цирке. — Мы вас ждали.

К нашему разочарованию, еще трое оказались нечувствительны к дурманящей гадости. Допрашивать тех, кто уже был под воздействием, досталось мне и Ксюше, остальные занялись членами ГАВНО.

Кнарх стоял рядом с нами, слушая слова захватчиков. Как только нам сказали, что клетки стоят в пещере недалеко отсюда, мы тут же бросились туда, заставив показать нам дорогу. Те двигались медленно, словно зомби. Я то и дело оглядывался назад, проверяя, как там наши парни справляются. К сожалению, кровь, что мы увидели на траве и на телах как гавновцев, так и наших ребят, идентификации не поддавалась, так как некоторые уже перешли в рукопашную.

Сейчас надо было быстрее спасти зверушек, а потом по мере сил и возможностей помочь нашим парням.

С клетками мы разобрались быстро. Заменили одних другими, только зракиаки до сих пор находились под воздействием этой гадости.

— Интересно, они сами отойдут от нее? — спросил я у Оксаны, та пожала плечами, она знала не больше моего.

— Нет, это не выходит из организма, — пояснил Кнарх. — Нужно вмешательство магов или лекарей.

— И где мы их возьмем? — стушевался я. Ответа на мой вопрос не знал никто.

— Давай позже подумаем? — предложила Оксана, спеша на помощь друзьям.

Но когда мы пришли в лагерь, ведя за собой зверушек, все почти закончилось. Трое лежали на траве спеленатые, как младенцы, а вот мачо снова исчез. Вот гад увертливый!

— Яр, в твоем клане лекарей нет? — поинтересовалась Окси, юноша задумался.

— Есть, а зачем они тебе? — заинтересовался тот.

— Зракиаки сами не избавятся от дурманящей гадости, нужно магическое вмешательство, — пояснил я. — А в клетках сидят члены этой организации, мне кажется, им оно тоже надо будет.

— Сейчас, — спокойно произнес Яр, дергая за амулет несколько раз.

Через минут семь около нас появились Старейшины. Правда, только трое, решили не идти полным составом.

— Что случилось? Почему экстренный вызов? — заозирались вокруг старцы. И только тут заметили зверушек, которые стояли там, где мы их оставили, не тронувшись с места.

Указав на них, рассказали, что произошло и для чего мы вызвали их. Старцы подошли ближе, осмотрели опоенных, познакомились с Кнархом, который все время бегал между членами клана, заглядывая им в глаза.

— Мы приведем лекарей, — пообещали они, от радости зверек запрыгал. — А вам, молодые люди, пора отдыхать, залечить раны и…

— Кстати! — почти исчезая в портале, воскликнул Яр. — В пещере в клетках несколько человек, можете забрать их себе на опыты, — хохотнул он, и мы исчезли.

Оказавшись дома, я в очередной раз потопал в душ, искренне надеясь, что меня не выдернет прямо из него. Это был бы уже перебор. Как оказалось, зря надеялся. Только я потянулся за полотенцем, как меня швырнуло в очередной портал. И вот стою я, значит, весь такой красивый, в чем мать родила, посреди леса и не знаю, что мне делать. Да только лес вокруг больно странный был. Деревья все скрюченные, листья пожелтевшие, непрерывным потоком опадающие на землю. Можно бы было подумать, что здесь просто осень наступила, но создавалось впечатление, что лес просто болен. Он тихо умирал и, казалось, этот процесс ничто не может остановить.

Неожиданно, от одного из деревьев, что-то отделилось и упало к моим ногам.

— Помоги нам, — слабо прошелестел голос этого нечто. — Мы отравлены. Мы умираем. Спаси нас…

Присев рядом с говорившим, я внимательно осмотрел незнакомое существо. Кожа у него была очень похожа на кору, только сильно потрескавшуюся. Волосы напоминали листья, сейчас пожухлые и тусклые, а руки были тонкими, с длинными пальцами. Да и все существо было тонким и изящным. Казалось, его можно переломить двумя пальцами. И тут я догадался, что передо мной дриада.

— Что тут случилось? — осторожно взяв ее руку в свою, поинтересовался я.

— Люди… Иномирцы, — прохрипела дриада. — Они пришли к нам, как гости, но обманули. Стали выкачивать нашу магию жизни, отравив нас. Мы пытались сопротивляться, но не смогли побороть страшную болезнь. Многие уже мертвы, многие скоро умрут…

Выслушал ее слова, и меня просто затопила ярость. Я знал, кто мог это сделать. Без наших старых знакомых тут явно не обошлось.

— Послушай меня… человек, — прошептала дриада и протянула ко мне вторую ладонь, на которой лежали какие-то семена. — Это единственные здоровые дети, которые у нас остались. Спаси их.

— Тише, не трать силы понапрасну, — попытался успокоить ее я.

— Нет… — и тут же выгнулась, хрипя от боли.

— Что случилось? Как тебе помочь? — встревоженно поинтересовался я, так как сердце затопило жалостью.

— Сестры мои… Я чувствую их смерть. Скоро и мой черед придет, — прохрипела дриада, еще больше скукожившись.

— Ну уж нет! — возмутился я и мысленно потянулся к Донату.

В тот же миг эльф оказался рядом со мной. Было видно, что он тоже прямиком из душа, но, в отличие от меня, успел одеться. Не теряя времени даром, я объяснил сложившуюся ситуацию.

— Вы же эльфы и дружите с лесом, ваши целители смогут им помочь? — спросил у него, все время поглядывая на хранительницу.

— Сейчас все сделаем, — успокоил меня Донат.

Что-то прошептав, поводил руками перед собой, открыв портал, через который появился Правитель светлых эльфов, его отец.

— Сын, в чем… — и замолчал, буквально заледенев, когда увидел голого меня.

— Прекрати на него пялиться, — возмутился мой хранитель и пересказал все, что до этого поведал ему я.

— Оставайтесь здесь, чтобы я мог найти это место, — вмиг посерьезнев, ответил Повелитель и исчез в портале.

— Вот видишь, все будет хорошо, — проговорил я, вновь склоняясь над дриадой.

— Спасибо вам, — слабо улыбнулась она. — Я очень надеюсь, что вы сможете помочь, ведь даже наша, практически бессмертная, хранительница священного леса погибла, пытаясь обезвредить яд и продлевая нашу жизнь. Я сожалею лишь об одном: что не смогу увидеть возрождение моего народа.

— Ты все увидишь, обещаю тебе, — заверил я.

Тут же умирающую дриаду окутала золотая дымка, а когда она пропала, на ее месте лежало крупное зернышко, сияющее, как маленькое солнышко.

— Она станет новой хранительницей, — пояснил я эльфу.

Когда портал опять открылся, и из него шагнул Повелитель с маленьким отрядом эльфов, мы распрощались и вернулись домой, зная, что умирающий лес в надежных руках и теперь с ним все будет хорошо.

Когда я вышел из своей комнаты полностью одетый, Донат уже посвятил друзей в произошедшее.

— Эти сволочи совсем обнаглели! — рыкнул Велимир, показывая вмиг удлинившиеся клыки.

— Да, надо что-то с этим делать, — согласно кивнул головой Миад.

— Яр, скажи, вы поддерживаете какие-нибудь отношения с существами из других миров? — спросил я.

— Да, — подтвердил юноша.

— А вы? — обратился я к товарищам.

Остальные тоже кивнули, подтверждая.

— Тогда пора создавать агентурную сеть, — высказал я свою мысль. — Боюсь, мы можем не везде успеть. А если нам будут сообщать о подозрительных иномирцах, возможно, мы успеем предотвратить то, что они творят.

— Я поговорю со старейшинами, — ответил Яр.

— Значит, сейчас мы все расходимся, Ксюша и Костя остаются здесь ждать нас, а мы идем предупреждать всех об опасности, — встал вампир, оглядев товарищей. Те синхронно кивнули, и в следующую секунду все четверо покинули нас, просто испарившись.

— И что нам делать? — оглянувшись вокруг, поинтересовалась Оксана. — Я же волнуюсь, вдруг они в какую переделку попадут, с их-то счастьем.

— Не каркай, — осадил ее я. — Пойдем лучше дом осмотрим, а потом найдем кухню и приготовим что-нибудь, если будет из чего, — предложил я.

— Идем, — согласилась подруга, только чтобы не сидеть без дела и не накручивать себя волнениями.

Дом оказался не просто огромным, а очень огромным. Мы только на втором этаже насчитали двенадцать комнат, а был еще и третий этаж, и первый, куда мы спустились, не решившись подниматься наверх. Кухню нашли с трудом, так как к ней вел коридор, который вечно извивался. Странное строение. Когда нас в прошлый раз сам Яр отводил, казалось, было все намного быстрее, да и обстановка была чуть другой. Дом у него живой, что ли?

Поплутав по лабиринтам, мы, наконец, вышли в большое помещение, где, к нашему удивлению, на плитах стояли кастрюли, в них что-то булькало и варилось, а рядом, на сковородах, шкворчало и пахло так, что у нас слюни потекли, которыми мы едва не захлебнулись.

— А… Это как такое возможно? — в удивлении вытаращив глаза, произнесла Оксана. Этот же вопрос волновал и меня.

— Эй! Ау! Здесь есть кто-нибудь? — на всякий случай позвал я, чтобы убедиться, что вся эта готовка не результат магического использования.

— Ты кого зовешь? — вдруг перешла на шепот Ксюша. — Здесь же никого нет. Во всяком случае, я никого и ничего не чувствую.

— Я тоже, но ведь кто-то же здесь хозяйничает, — не унимался я. — Может, это домовые? Они, говорят, никому на глаза не показываются, — с сожалением вздохнул я.

— Думаешь, они? — не поверила Окси. И тут же подбежала к холодильнику, с облегчением увидела, что он забит, достала молоко, налила в миску, которую тоже отыскала в шкафчиках, и поставила на стол.

— Что ты делаешь? — не сразу дошло до меня.

— Если это они, то наверняка голодные, их же давно не кормили, мы так заняты, вечно куда-нибудь пропадаем, а сами они точно не возьмут, — уверенно произнесла девушка, оглядываясь вокруг.

— Так может, к молоку еще хлеб или батон? — предложил я. Ксюша кивнула и полезла искать искомое. Нашла, быстро порезала и разложила на еще одну тарелку.

— Теперь надо им как-то это предложить, — засомневалась подруга. — Да и то, если это и правда домовые.

— А давай просто скажем, что это угощение для них, а сами выйдем, — сказал я. — Они ведь при нас точно есть не станут.

— Да, ты прав, — согласилась девушка. — Господа домовые, кушайте, а мы выйдем, чтобы вас не смущать.

Когда мы выходили, до нас донеслось хихиканье. Но, оглянувшись, мы никого не увидели. Обидно, они так и не пожелали нам показываться на глаза. А вот когда минут через десять мы вернулись в кухню, миска с молоком была пуста, так же как и хлеба на тарелке тоже не было.

Довольные, что все получилось, но разочарованные, что этих хозяюшек мы так и не увидели, вернулись в ту комнату, где нам надлежало ждать друзей, которые вернулись в тот момент, когда мы уже успели задремать.

Сначала появился Яр с вестями о том, что старейшины благосклонно приняли наш план и взяли это под свой личный контроль. Затем появились Миад и Велимир, сообщившие, что поговорили с друзьями и родственниками из своих кланов. Те пообещали помочь всем, чем смогут. Особенно радовался вампир, потому что если бы пришлось ждать вынесения решения старейшин вампирских кланов, то это затянулось бы надолго. Нет, правитель вампиров мог бы и сам все решить, но он предпочитал лишний раз не применять свою безоговорочную власть над подданными, и это иногда очень сильно тормозило принятие решений. Миад вообще предпочел ничего не сообщать своему Повелителю, он же вроде как был мертв, вот и предпочитал оставаться таковым как можно дольше, поэтому обошелся только помощью своих друзей.

Последним объявился слегка пьяный и весь какой-то расхристанный эльф. Он тоже принес хорошие вести. Когда же Оксана поинтересовалась у него, почему он вернулся в таком потрепанном виде, тот, подняв глаза к потолку, мечтательно изрек:

— Да отец попросил меня самому отправиться к Владычице нимф, вот я и пошел. А вы ведь знаете, что нимфы… это такие нимфы! — хмыкнул Донат.

— А я вот, например, не знаю, — сказал я, разглядывая своего… все еще хранителя. — Они что, тебя пытали?

— И пытали, и пели, и пили, и цело… Кхм… А это к делу не относится, — прервал сам себя Донат.

— Я так и понял, что миссия была ну просто очень сложной, — прищурившись, хохотнул я, уже представляя, как буду над ним прикалываться в дальнейшем.

— Так, ладно, — прервала нас Ксюша. — А нам что теперь делать?

— Ничего, — ответил Яр. — Пока остается только ждать и заниматься своими прямыми обязанностями.

— Тогда мне все же нужно разобраться со своей работой, — напомнил я.

— Вот сейчас этим и займемся, — согласился Яр. — А то потом времени может не быть.

Мы с ним прошли в его кабинет, и он предложил мне пока полазить в ноуте, в одной из папок которого содержалась информация по фирмам, принадлежащим клану, чтобы я мог подобрать приемлемую для себя работу. Сам же принялся кому-то звонить, объясняя, что и для кого ему нужно сделать. Пока мы решали вопросы, прошел час. Мне жутко захотелось есть, о чем я и сообщил. В тот же миг сверкнул портал, и перед нами, прямо на столе, появилось маленькое, ростом с мой указательный палец, существо, с красивыми черно-красными крылышками, в красном платьице и таких же сандаликах.

Перекинув через плечо длинную косу каштанового цвета, оно ухватилось за нее обеими ручками и посмотрело на нас печальными карими глазами.

— Цветочная фея? — удивился Яр. — Что привело тебя к нам?

— Вы пожиратели фей? — тоненьким голосом спросила малышка. — Если это так, тогда умоляю, съешьте меня.

— Э-э-э… — невразумительно протянул я, переглядываясь с Яром. — Я, конечно, хотел есть, но такую экзотику не заказывал. Да и вообще не питаюсь феями. И мой друг тоже, — быстро заверил, когда феечка перевела умоляющий взгляд на Яра. — Может, объяснишь, в чем дело?

— Я неправильная цветочная фея, — разрыдалась малышка, прикрыв личико ладошками.

— С чего ты так решила? — поинтересовался Яр.

— Потому что все цветочные феи всегда были магами жизни, а я, наоборот, маг смерти, — пояснила она. — Все растения, к которым я прикасаюсь, тут же умирают.

— Вот горе-то какое, — посочувствовал я и беспомощно посмотрел на Яра, не представляя, как ей помочь.

— Слушай, а ты можешь убить даже те растения, на которые наложено заклятие безвременья? — задумавшись на некоторое время, вдруг поинтересовался Яр.

— Да, — еще горше расплакалась малышка. — Один маг подарил такой цветок своей возлюбленной, а я… — и тяжко вздохнула.

— Тогда у меня для тебя есть прекрасная новость, — радостно улыбнулся парень. — В одном мире очень давно жила волшебница на собственном острове. Там она сумела вывести прекрасные и необычные растения, наложив на них заклятие нетленности. Да такое сильное, что никто до сих пор не смог его снять. Сама волшебница давно уже умерла, а те растения так и остались неизменны. Да только вот беда, они очень страдают от этого, потому что тоже устали от такой жизни. Тем более там становится все меньше места для новых побегов. Если ты захочешь, то я могу отправить тебя туда, и ты станешь новой хранительницей, помогая уйти растениям, когда они сами этого захотят.

— Правда? — недоверчиво спросила феечка. — Я так мечтала, что когда-нибудь мой дар хоть кому-то пригодится.

— Твое желание исполнено, — улыбнулся Яр.

Малышка исчезла, оставив нам на прощание маленькую серебряную подвеску в форме лилии. Я взял ее в руки, чтобы рассмотреть повнимательней.

— Вот черт! — возмутился Яр. — Мы даже не спросили ее имени.

Только вдоволь погоревать по этому поводу нам не удалось. Впрочем, также как и поесть. Нас снова куда-то затянуло. Но на этот раз довольный Яр успел только выкрикнуть:

— Началось! — а потом, нажав на свой кулон, быстро рыкнул: — Приготовьтесь!