Оставляя след на Земле (СИ)

Шкутова Юлия

Часть 3

 

— Тише-э-э, не меша-айте восстана-авливаться, — проворчал вампир, так и не открыв глаза.

Эльф тут же успокоился и вернулся в прежнее положение. А я поспешил скрыться на кухне, чтобы хоть немного успокоиться и привести мысли в порядок. Ведь совершенно не понятно, с чего я вдруг разозлился? Ну, поцеловал меня парень, так не просто же так, а чтобы восстановиться. Нет в этом ничего такого страшного. Вот если бы мне нужно было с ним переспать… И я опять подвис, вспоминая его глаза. Тряхнув головой, я постарался отогнать наваждение.

— Вот же чертов эльф! Ну, точно что-то намагичил, — зло прошипел, ставя чайник на газ.

Пока вода в чайнике закипала, я сделал бутерброды, считая, что Велимир и Донат обязательно захотят есть. Заварив чай и расставив все приготовленное на поднос, прихватил полотенце и понес все это в зал. Поставил поднос на журнальный столик, посмотрел на парней, которые, казалось, спали. Решив не беспокоить их, хотел уже выйти из комнаты, когда меня остановил тихий голос эльфа.

— Костя, ты бы не мог немного стереть грязь с моего лица и рук? Не могу так лежать, противно. А двигаться еще не желательно.

— Ага, и мне, — проговорил Велимир. — Я хоть и вампир, но не хочу лежать весь обмазанный кровью.

— Да, конечно, сейчас все принесу, — согласно кивнул я и вышел из комнаты, мечтая о том, чтобы Ксюха побыстрей вернулась.

Быстро сбегав на кухню, схватив большую кастрюлю, достал чистое кухонное полотенце и помчался обратно. Но стоило вбежать, как я завис, надо было две кастрюли тащить, не мыть же их с одной. А, ладно, лучше поменять много раз воду, чем с кастрюлями таскаться, как потерпевший.

Не став тратить время зря, начал с эльфа, хотя вампир лежал ближе, но так уж получилось.

Обтерев сначала руки, плечи и грудь, смочил полотенце и переместился к вампиру, откуда-то я чувствовал, что так правильно. После такого же обтирания рук, плеч и груди, пошел менять воду, она была вся красная.

Бегать пришлось четыре раза, прежде чем я обмыл их до пояса основательно. И тут встал вопрос ребром: а что дальше? Я лихорадочно соображал, как быть. Эльф с вампиром, две ехидные заразы, уже в открытую наблюдали за моими мучениями. Так и хотелось колкость ляпнуть, но передумал, они же больные — ага-ага, на всю голову, — раненые, за ними надо ухаживать. Вот, едрен батон, и Ксюхи нет. Как она с ними справлялась?

— А дальше? Совсем худо от грязи, — застонал эльф, ему вторил вампир.

Пришлось снова менять воду и трясущимися руками начинать обтирания нижней части тела. Только я закончил с Донатом, как появилась Оксана. Посмотрела на меня, пыхтящего над эльфом, сначала расхохоталась, потом насупилась, а в конце вообще разозлилась.

— Вы что тут за стриптиз-шоу устроили? А ну, марш в ванную! Чуть до инфаркта парня не довели, да засмущали. Ну, вы заразы! — возмутилась девушка, а я глянул на довольные рожи обоих нелюдей и… просто с олимпийским спокойствием вывернул всю кастрюлю на ухмыляющуюся физиономию ушастого.

Тот подпрыгнул на диване, собираясь разразиться гневной тирадой, но я, задрав голову повыше, удалился на кухню. Ксюха отправилась со мной, оставляя этих двоих пыхтеть, хихикать — это вампир — и ругаться — эльф.

Только я хотел узнать, как прошло ее задание, она сама ответила:

— Сейчас, эти двое приведут себя в порядок, тогда все расскажу, чтобы не повторяться.

Ждать долго не пришлось. Оба парня, уже в новой одежде, молча с опущенными головами вошли в кухню, сели за стол. Ксюша молча наложила им полные тарелки, мне и себе тоже. Стояла тишина, только едва слышный стук вилок о тарелки, да пережевывание. Что Велимир, что Донат не поднимали взглядов, ели, уткнувшись в стол.

Только закончив с обедом, я встал, поставил чайник и только тогда посмотрел на девушку, которая гневным взглядом сверлила по очереди каждого.

— Ксю-ю-юш, он такой… не удержался… правда… — выдал эльф, бросив на меня покаянный, но вместе с тем хитрый взгляд.

— А ты, значит, подыграть ему решил? — теперь девушка грозно возвышалась над парнями, уперев руки в бока.

— Окси, ну я ж… не злись… — у вампира неожиданно запас слов закончился.

— Ладно, потом разберемся с вами, — не пошла на уступки подруга. — Сейчас я расскажу, кого мне пришлось переправлять, намучилась изрядно, вот же неугомонное создание.

Велимир облегченно вздохнул, радуясь отсрочке наказания, Донат же лишь тихонько фыркнул, ничуть не страшась слов девушки.

— Так вот, меня занесло в мир спруди, — начала свой рассказ Ксюша.

— Куда? — переспросил я, а перед моим мысленным взором уже вырисовывалась картинка таких милых донельзя существ.

— Спруди, — повторила Оксана. — И поверь, они не так мило выглядят, как ты себе навоображал. Это полулюди-полуспруты. Отсюда и название их расы. Они очень большие, некоторые достигают двух с половиной метров в высоту. Кожа у них серо-синего цвета, на пальцах рук большие загнутые и о-о-очень острые когти, во рту одни клыки, причем в три ряда, ну а ниже пояса, как ты уже мог догадаться, все, как у обычных спрутов, то есть вместо ног, щупальца. Кстати, в присосках, находящихся на щупальцах, есть железы, которые выпускают парализующий жертву яд. Они одни из самых опасных хищников.

— Офигеть… — пробормотал я, глядя круглыми от удивления глазами на девушку. — И что ему от тебя надо было?

— Самое смешное то, что мне достался дефектный спруди, — рассмеялась Ксюха. — Он оказался вегетарианцем! Вот только его родня не захотела с этим мириться, и он был изгнан из семьи. Они надеялись, что он погибнет, вот только наш мальчик оказался очень силен и все нападки на него с легкостью отражал.

— Так в чем тогда проблема? — спросил заинтересованный рассказом Велимир.

— Ну, подумай сам, сколько бы ты выдержал, гонимый всеми? Он очень страдал от того, что никто не принимал его таким, как он есть. Поэтому ему пришла в голову просто гениальная идея, отправиться в пещеру забвения, чтобы умереть там и, возможно, хоть тогда его помянут добрым словом.

— Офигеть, — что-то я начинаю повторяться.

— Ага, вот и я так же подумала и попыталась его переубедить. Но не тут-то было! Он уперся рогом, и не имеет значения, что их у него отродясь не было. Все твердил, что это его долг, а у самого глаза такие печальные.

— Так почему он не дал себя убить? — вмешался молчавший до этого Донат. — Зачем сопротивлялся и выбрал такой экзотический способ смерти?

— Все дело в их мировоззрении. У них считалось позором, если кого-то убьют в схватке. Доходит до того, что над телом мертвого воина глумятся, выпотрошив его как куренка, а на его семью накладывают печать позора.

— А это что еще за зверь, — влез я.

— А это значит, что они станут ниже в какой-то их иерархической лестнице, — наставительно проговорила Оксана. — Правда, я не знаю, чем это так страшно.

— Зато я знаю, — тихо проговорил Донат, — и поверь, это совсем не сладко.

— Ну, вот он и выбрал себе такую смерть, — вздохнула Оксана. — Вы просто не представляете, как я с ним намучилась, пытаясь доказать, что он и так много сделал для семьи, которая от него отказалась. Я чуть ли не танцы с бубном вокруг него устраивала, пытаясь выбить его мечту. И когда мне это наконец удалось, даже не сразу поняла.

— И какая же у него мечта, — подавшись немного вперед, спросил я, уж очень интересно было.

— Как раз таки банальная, — улыбнулась Оксана. — Он очень хотел оказаться там, где его бы воспринимали таким, какой он есть. Вот я и отправила его на закрытый остров на Эльгебуре.

— А почему он закрыт?

— Потому что там как раз и живут такие вот всеми отверженные существа. Там уж точно никто не будет коситься на него и он, наконец, будет счастлив. Правда, теперь я чувствую себя, как выжатый лимон.

— Тебе поможет ванна с морской солью, — поднявшись из-за стола, я пошел к выходу. — Сейчас сделаю.

— О, это было бы чудесно, — радостно улыбнулась девушка, а затем посмотрела на вампира и эльфа. — Ну, а пока, я займусь этими шалопаями!

Пока я готовил Ксюше ванну, из кухни до меня доносились обрывки гневных фраз девушки, которые сопровождались тихими ответами двоих парней. Наконец, Оксана выдохлась и затихла. Я осторожно выглянул из ванной. Все трое стояли и сверлили друг друга взглядами. Заметив меня, Ксюша фыркнула и пошла расслабляться, а я, неохотно покинув место укрытия, отправился в комнату смотреть телевизор. Оба гостя последовали за мной.

Вампир разместился в кресле, а Донат сел рядом со мной на диване и тут же захапал мою руку. Э? Не понял! Зачем это она ему понадобилась? Я попытался забрать обратно свою конечность. Не дали. Ну и ладно.

По телевизору шли новости, которыми, казалось, был увлечен только Велимир, эльф все время смотрел на меня, а я не знал, куда мне девать глаза.

— Что? — не выдержав больше напряжения, поинтересовался я.

— Ничего, — вздохнул ушастый. — Хорошо тут, жаль, что мне придется возвращаться.

— Почему? — не понял я такой необходимости. — Что мешает тебе остаться?

Я не столько хотел этого, сколько мне просто было интересно, что заставляет его возвращаться.

— Привязка, — ответил Донат. — Я Страж единственного источника, через который в мир проникает магия. Он собирает в себя силу, что остается после переходов существ, появляющихся в этом мире.

— А ты не можешь привязать на себя нити источника, и дело решено, — предложил я.

Эльф непонимающе посмотрел на меня, а потом резко подскочил, начав нарезать круги по комнате. Велимир сначала стоически терпел это странное паломничество, покачиваясь из стороны в сторону и вытягивая шею, чтобы ничего не пропустить, но потом ему надоело и, подскочив с дивана, перехватил Доната на следующем витке.

— Ты чего мельтешишь? — возмутился вампир.

— Ты не понимаешь, ведь это действительно выход! — горячо заявил длинноухий. — Если я смогу, то мне не придется… и вообще… Но как это сделать, чтобы мой внутренний резерв… Хм, а если сделать как следилку? Надо будет попробовать… Да и просчитать все…

Я все с большим любопытством наблюдал за бормотавшим эльфом. Он опять начал нарезать круги по комнате, таща следом за собой держащегося за него вампира и даже не замечая этого. Велимир еще какое-то время побегал за ним, а потом просто подставил эльфу подножку и, когда тот от неожиданности свалился на пол, уселся сверху.

— Да объясни толком, в чем дело? — возмущенно вопросил вампир, удобно расположившись на Донате. — Я же ничего не понимаю из твоего бормотания.

— Костя предложил привязать нити источника ко мне, — глаза Доната просто светились восторгом. — Если у меня выйдет, то я смогу спокойно находиться везде, где захочу и сколько захочу!

— О-о-о-о… — глубокомысленно протянул Велимир.

— Вот и я о том же, — согласно кивнул головой ушастый, будто понимая все, что сказал вампир своим «о-о-о-о».

— Нам надо все рассчитать до самого малого варианта реальности, — со знанием дела заявил Велимир и помог подняться Донату. — Костя, давай ручку и бумагу, нам предстоит много работы.

Дав им все, что они просили, я нагло попытался сунуть нос в то, что писал вампир, но меня жестко послали… на кухню, наказав сделать чая и свежих бутербродов. Эльф с пренебрежением посмотрел на те, что я принес раньше, словно они были вываляны в грязи. Ну и ладно, я не гордый, съем и «несвежие». Подхватив поднос с журнального столика, я удалился туда, куда меня послали.

К тому времени, когда я настругал новых бутербродов, Оксана вылезла из ванны. Вышла, блаженно улыбаясь.

— Хорошо-то как, — протянула она, босыми ногами шлепая по полу, после чего, стащив плед, укрылась им и, посмотрев на занятых парней, поинтересовалась: — А чем это вы заняты? — Ей никто не ответил, слишком увлеченно что-то обсуждали.

Я вошел с подносом, поставил все на край стола. Подал Ксюше чашку с чаем и бутерброд, себе тоже взял и сел рядом с ней, поясняя:

— Я предложил Донату привязать нити источника на себя, чтобы не торчать на одном месте безвылазно, вот они и делают расчеты, как это лучше сделать.

— Вот странные, — удивилась девушка. — Это можно сделать без всяких вычислений.

— Как? — три голоса тут же были произнесены в унисон.

— Легко, — улыбнулась та, оттягивая момент и ухмыляясь с садистским удовольствием. Потом подцепила пальцем мой браслет, прислонив к нему свою выдернутую из уха сережку, поманила пальцем обоих парней, присоединила перстень вампира к нашим украшениям, в конце взяла за руку эльфа и положила его ладонь сверху этой кучки скрепленных побрякушек.

И тут все вдруг заблестело, засверкало, его окутала легкая дымка, словно заматывая в кокон. С пола, со стен, с окон появились тонкие лучи, которые потянулись к эльфу. Это было так красиво, что я открыл рот от удивления и поражения, настолько захватывающе выглядело.

В какой-то момент все закончилось, только Донат еще продолжал светиться, а потом упал рядом с нами на диван, тяжело дыша и переводя дыхание, как будто пробежал кросс километров сто.

— Ну как ощущения? — спросила Оксана, разглядывая необычного искрящегося, как новогодняя елка, в данную минуту эльфа.

— Такое чувство, что меня под завязку накачали силой, — выдавил тот из себя. — Я сейчас, наверное, и горы свернуть могу, и реки обратить вспять.

— Думаю, не стоит этого делать, — тут же влез вампир, показывая клыки.

— Итак! Теперь Донату не обязательно находиться в своей глуши, но… — Ксюша подняла палец кверху. — У нас стоит вопрос: где он будет жить? Квартиру ему никто не сдаст, у меня самой съемная однушка… — она выжидательно посмотрела на меня. — А вот тебе может понадобиться охрана.

— Ага, твой тонкий намек с толстыми последствиями я понял, — тяжко вздохнул я и махнул рукой, дескать, делайте, что хотите.

Вот только я успел заметить многообещающую ухмылку донельзя довольного эльфа. Это на что он рассчитывает? Ишь, мечтатель выискался. Пусть и не надеется, я все же выше его ростом и шире в плечах. А он что? Ниже меня на полголовы, худой, весь такой изящный из себя. Куда ему со мной тягаться?

Так я успокаивал сам себя, старательно отгоняя мысль о том, что абы кого стражем не поставят. А тем временем эльф цвел и пах, как майская роза, оглядывая хозяйским взглядом не только квартиру, но и ее хозяина, то есть меня.

— На цепь посажу, будешь дом охранять, — припечатал я, чтобы хоть немного согнать с его лица довольную улыбку.

— Попробуй, — улыбнулось это… этот… эльф, демонстрируя маленькие, аккуратные клычки.

Хм, а разве у эльфов есть клыки? Что-то я о таком не слышал. Хотя и не берусь утверждать, что являюсь экспертом в этой области. Да я вообще обо всех этих существах имею очень слабое и отдаленное представление, но клычки у эльфа… Терзают меня смутные сомнения, что кто-то из его предков неплохо пошалил.

— Так, тихо, дети! — всплеснула руками Оксана, привлекая наше внимание. — Донат, прекрати подкалывать Костю. Ты должен быть ему благодарен уже только за то, что он предложил выход из твоей привязки к источнику. А он еще и разрешил пожить у себя. Ты ведь разрешил? — дождавшись моего согласно-обреченного кивка, одобрительно фыркнула и грозно уставилась на эльфа.

— О, не сомневайтесь, моя благодарность просто не будет знать границ, — заверил Донат.

Ксюша заинтересованно приподняла бровь, Велимир постарался замаскировать смех кашлем, а я начал опасаться, что просто захлебнусь в его благодарности.

Не успел я съязвить чего-нибудь в ответ, как меня куда-то выдернуло. Не успел перевести дух, как пришлось срочно затыкать уши. От визга какой-то девицы мало того, что все заложило, так и в глазах потемнело.

— Ты чего орешь, как потерпевшая? — не удержался я, рыкнув на нее.

— Да потому что надоели вы мне уже все хуже горькой редьки! — топнув ногой, плаксиво возмутилась та. — Сколько можно пробираться ко мне в квартиру и пытаться лишить невинности?!

Вот честно, у меня челюсть просто отвалилась от такого заявления. Скептически осмотрев ее, удивленно выгнул бровь. Девушке на вид было лет восемнадцать-двадцать, длинные светлые волосы, большие, ярко накрашенные глаза, курносый нос и пухлые губы, на которых, как запрещающий сигнал светофора, пылала ярко-красная помада. Я даже скривился. Фигура у нее была хорошая, не худая и не толстая, а, можно сказать, миниатюрная, но в то же время высокая. Ее взгляд смотрел по-детски и в то же время надменно. Убойный коктейль.

— Да кому нужна твоя девственность? — скривился я от ее самоуверенности. — Во всяком случае, не мне точно. Я вообще не понимаю, что здесь делаю.

— А как ты тут оказался? — задала вполне резонный вопрос та. — Вот только не надо вешать мне лапшу на уши, что мимо пробегал! Вас таких бегающих здесь уже толпа побывала.

— Пришел на зов, — буркнул в ответ. — Видимо, тебе очень сильно чуда захотелось. Только кому-кому, а тебе бы я его не дал, — зло процедил я. Эта особа начинала меня нервировать.

— А ты, значит, типа волшебник? — вдруг захлопав в ладоши, подпрыгнула на месте эта красотка. — Тогда я приказываю тебе исполнить мое желание, я хочу…

— Стоп! — осадил ее я. Меня поразило, что она сходу мне поверила. От ее приказов я просто завис. Мне стало не столько не по себе, сколько вообще противно здесь находиться. — Не гони лошадей. Чего ты хочешь, я и так предполагаю, только подумай о том, что не все принцы на белых конях действительно достойные претенденты.

— Я читала в романах… — сложив руки на груди, мечтательно начала та, но я ее грубо оборвал.

— Тьфу, дура, книжек начиталась и мечтает. Реальность другая, пора бы это себе уяснить, — попытался урезонить ее я.

— Ты злой волшебник, — надулась та, скрестив пуки на груди. — Я хочу доброго, щедрого и заботливого принца на белом коне, а не самодура. И ты мне такого дашь.

— Добрые, милые, заботливые… принцы? Ты ничего не перепутала? Тебе тюфяк нужен, который развалит королевство из-за своей типа доброты? Или тебе требуется достойный будущий правитель? — начал я и едва не послал девушку, когда она стала топать ногами и вопить:

— Одно другому не мешает! Не для того я хранила свою не…

Больше мои нервы не выдержали. Это ж откуда такая бестолковая вылезла, готовая продать свою девственность тому, кто больше предложит? Ишь ты, принца ей подавай! А может сразу императора? Прикрыв глаза и отрешившись от требований этой умалишенной, пожелал ей отправиться туда, где ее невинность точно оценят по достоинству. Когда визгливый голосок резко стих, я облегченно выдохнул и отправился домой.

— И куда тебя носило на этот раз? — заметив мое удрученное состояние, поинтересовалась Оксана. — Ты выглядишь измотанным. Голова разболелась? — проявила участие подруга. Я только согласно кивнул и ответил.

— Я знал, что бывают истеричные идиотки, но сегодня столкнулся с такой впервые, — тяжко вздохнул я, принявшись рассказывать, к кому меня занесло.

После того, как я закончил, Донат сразу же спросил:

— Я даже боюсь предположить, куда ты ее отправил? Уж не к единорогам ли?

Я неопределенно пожал плечами. Сам не знал, куда она отправилась. Главное подальше от меня, и то хорошо.

— Возможно и к ним. Она так хотела, чтобы ее невинность оценили по достоинству, что всякое может быть, — пояснил всем.

— Бедолага, теперь ей уже не узнать прелесть мужской ласки, — усмехнулась Оксана. — Так и останется на всю жизнь девственницей. Уж кто-кто, а эти мудрые создания, блюстители невинности, позаботятся о сохранении чистоты девушки.

— А уйти от них нельзя? — спросил я, так как никогда об этом не читал и не сталкивался с такой информацией.

— Нет, — в три голоса ответили мне. — Только если единорог сам поймет и увидит, что девушка кому-то предназначена, тогда отпустит, просто так, по ее прихоти — нет.

— Хм, попала она, однако, — раздался смешок эльфа. — Хотя, может, там ее отучат от истерик, проткнут пару раз рогом, когда визжать начнет, в следующий раз она уже подумает.

— Ладно, — хлопнул я по коленям, разглядывая всех. — Давайте лучше решим, чем займемся. Мы же не станем сидеть безвылазно в четырех стенах? Надо найти какое-нибудь занятие, еще и мне надо бы к врачу попасть и взять документ на сегодняшний отгул, иначе шеф три шкуры спустит.

— Кстати, насчет работы, — подняла палец вверх Оксана. — Ты в курсе, что тебе придется уволиться?

— Что? — офигел я от этой новости. — А кто, скажи пожалуйста, будет меня содержать? Я не говорю о покупке продуктов, но квартиру-то оплачивать чем-то надо? Да, у меня уже есть украшения, но они вроде как лично для меня предназначены, а не на продажу. А если б и можно было их сдать, то куда? Не понесешь же в ломбард, там поймут, что что-то не так.

— Не переживай, — тут же заметила Ксюша. — Велимир мастер обмена побрякушек, именно он сбывает те, которые оставили мне для оплаты, не являющиеся артефактами. Так что…

Договорить мы не успели, я только заметил, что перед нами появились две воронки. В одну утащило Оксану с вампиром, в другую попали мы с эльфом.

Не успел я прийти в себя после перехода, как Донат, прокричав: «Ложись!», пихнул меня в бок, под прикрытие какого-то валуна. В тот же миг раздался грохот, и нас накрыло каменной крошкой.

— Что это такое? — испуганно прохрипел я, отплевываясь от пыли, забившей рот.

— Смотри, — ткнув рукой, эльф что-то хмуро пробормотал.

Выглянув из-за нашего укрытия, я увидел гигантскую змею, удар хвостом которой и заставил нас укрыться за камнем. Благо она нас не видела, а то, боюсь, нам бы не поздоровилось. Но этот червяк-переросток был чем-то занят, внимательно глядя перед собой. Я тоже решил полюбопытствовать и, присмотревшись, заметил какой-то слабосветящийся барьер, в плену которого бесновалось многоглавое чудовище.

— Глянь-ка, — опять ткнув меня локтем в бок, Донат указал в противоположную сторону, — и тут не обошлось без этих сволочей.

На одной из возвышенностей я заметил своего старого знакомого, мачо с необычной тростью, которого совсем недавно отправил в теплые объятия коровьего дерьма. Только сейчас набалдашник трости ярко светился. От него отходили лучи света и заканчивались прямо в барьере. Он что, специально удерживает там чудище, но тогда почему этот змеевой монстр не нападает на него?

— Как думаешь, что тут происходит? — спросил я у эльфа.

— Там кто-то есть, — ответил он, но заметив мой непонимающий взгляд, пояснил: — Под куполом, кроме гидры, есть кто-то еще. И, судя по всему, он начинает сдавать свои позиции.

— Мы можем ему как-нибудь помочь? — взволнованно поинтересовался я, так как понимал, что мы не зря здесь оказались, может быть, как раз для того, чтобы помочь тому неизвестному.

— Можно попробовать, только нужно подобраться ближе, — задумавшись на миг, ответил ушастый.

Донат внимательно осмотрел местность и, махнув мне рукой, предлагая следовать за ним, побежал среди камней, старательно пригибаясь. Мне ничего не оставалось, как последовать за ним, надеясь, что гигантская змея так нас и не заметит. Пока мы продвигались вперед, эльф инструктировал меня по поводу того, что нам делать дальше. Не вдаваясь в подробности, он все свел к тому, что нам нужно отвлечь внимание мачо на себя, а еще лучше вырубить его, тогда можно будет разрушить купол и помочь тому, кто сражался с гидрой. Вот только Донат не мог никак решить, как бы это сделать до того, как нас заметит змея. Пока он перебирал варианты, я, подобрав с земли камешек поувесистей, осторожно вылез из-под прикрытия очередного валуна и, хорошенько прицелившись, запустил им в голову ничего не подозревающего мачо. Тот упал, как подкошенный, выпуская из рук свою трость, тем самым прерывая подпитку барьера.

— Ну, так тоже можно, — хмыкнул Донат, — хоть и грубовато…

— Смотри, — перебил его, указывая рукой на сражающегося парня, — у него цепочка!

— Ну и что? — не понял эльф.

— Такая же, как и наши с Ксюхой украшения, — пояснил я. Вот временами эльф быстро соображает, а иногда тугодум тугодумом.

— Может, показалось, — засомневался Донат.

— Ага, особенно когда видишь парня в майке, джинсах и босиком, размахивающего мечом перед мордами огромного чудовища, — фыркнул я. — Ты много таких придурков видел? Это точно наш третий.