Оставляя след на Земле (СИ)

Шкутова Юлия

Часть 2

 

— Здрасьте… — выдавил я, разглядывая большой круглый стол, за которым сидели семеро: четверо мужчин и три женщины. Все смотрели на нас с доброй ласковой и немного покровительственной улыбкой. Я прокашлялся и несмело поинтересовался: — А вы и есть те самые Боги? И можете ответить на мои вопросы?

— Наверное, я сразу кое-что тебе поведаю, — улыбнулась одна из женщин. Кто из них кто, я пока не знал, но приготовился слушать. — Много веков назад Земля цвела, в ней было многообразие красок, тонов и полутонов. Но сейчас вот уже порядка тысячи лет, когда за людьми, обладающими магией, стали охотиться и уничтожать, а на смену чудесам и волшебству начали приходить технологии, мир окрасился в серые тона, сама Земля страдает от такой унылости. Отсюда и глобальные катастрофы: наводнения, землетрясения, обвалы в горах и множество других катаклизмов. Тогда мы решили, что пора открыть дверь в сказку, которая сможет снова вернуть Земле краски и волшебство.

Скептически выслушав этот спич, я недоверчиво обозрел семерых Богов. Что-то как-то не верилось мне во всю эту чушь. Сказки, порталы, мифические существа… Нет, вот как раз то, что некоторые существа относимые мной в разряд выдумок, оказалось существуют на самом деле, я еще мог принять. Стоило только вспомнить клыки Велимира. Да и сами Боги вроде как настоящие. Но путешествия в другие миры оказались за гранью моего понимания. Сам не знаю, почему так было, но поверить во все это я просто не мог. А может не хотел?

— Но как такое возможно? И почему вы сами просто не пустили в этот мир магию? — удивленно поинтересовался я, все еще не понимая, при чем тут я и Оксана.

— Мы этого сделать не можем, так как вся магия тут же исчезнет под гнетом современных технологий. К тому же ни один из нас не может быть порталом, мы Высшие, которые не имеют возможности переходить грань этого мира, так как он закрыт, — стала дальше рассказывать Богиня. — Как бы ты не считал, а мы тоже подчиняемся некоторым правилам, которые не можем переступить. Тогда и было решено, что мир сам выбирает претендента на роль такого вот проводника между параллелями. Пока выбор пал на вас двоих.

— Подождите! — воскликнул я, в корне не согласный с такой волшебной «лотереей». — А по каким критериям проводился выбор?

— Здесь все просто, — влез в разговор мужчина. — Только тот, кто действительно верит в сказку, способен стать проводником. Но не все, кто просто верит, а именно те, кто всей душой желает эту самую сказку, при этом неся добро и веру в волшебство другим. Вы с Оксаной как раз из такой категории. Вас ведь друзья считают немного не от мира сего?

Мы синхронно кивнули. У меня в мозгу щелкнуло, воспоминания о том, как часто я с удовольствием принимал участие в организации детских праздников своих знакомых, как старался втянуть в это веселье волшебства и чудес не только детей, но и взрослых. Надо мной поэтому частенько и смеялись друзья. Конечно, взрослый парень, а так любит сказки. Но одно дело любить их читать, а совсем другое оказаться в ней. Много проще было, когда считаешь все выдумкой и можешь контролировать ситуацию, а тут… Но факт оставался фактом. Поэтому хоть и со скрипом, но я окончательно поверил, что все происходит на самом деле. Может, эта семерка подтолкнула, а может, что-то другое, но сомнения окончательно покинули меня.

— И что нам теперь делать? — решил уточнить я. А следом задал еще один вопрос: — И еще, я что, могу перемещаться в пространстве? Просто раз — и все?

— Дальше, вам надо просто делать свою работу, — начал пояснять мужчина. — А перемещение… Ты сможешь оказаться только там, где уже однажды был, ясно представив это место. Или человека, рядом с которым тебе необходимо срочно встретиться. А сейчас вам пора. Надеюсь, мы ответили на все ваши вопросы?

— Да, спасибо, — поблагодарила Оксана, я тоже кивнул, хотя мне и хотелось задать еще множество вопросов, но отвлекать богов по всяким пустякам не решился. Разберусь по ходу действия, да и Ксюха поможет.

— Кстати, и последнее, — уже исчезая в светлом мареве, сказала Богиня. — Будьте осторожны с этой организацией и запомните одно правило: не все то, чем кажется изначально, белое может стать черным, а черное белым. Удачи!

Они исчезли, а мы оказались около моего дома. Я встряхнул головой, стараясь собрать разбежавшиеся мысли в кучу. Стоило о многом подумать и осознать до конца. Я не хочу сказать, что сразу же все с легкостью принял и согласился, но… Другого выбора у меня не было. Что случилось, то случилось, и надо было решать, как жить с этим дальше. Ведь с этими способностями появились и определенные проблемы. То, что я могу теперь перемещаться в пространстве — это несомненный плюс, но если это случится не по моему желанию, а по необходимости, да еще в месте, полном людей… Даже не хочу знать их реакцию.

— Эй, чего застыл памятником самому себе? — окликнула меня Оксана. — Пойдем в дом, ночь на дворе.

— А… Да, я сей…

А дальше все закрутилось, и я оказался в каком-то длинном помещении со множеством дверей. Осмотревшись по сторонам, я понял, что нахожусь в больнице. Вот только бы объяснил мне кто-нибудь, какого черта я тут делаю? Внезапно моя правая рука чуть дернулась. Посмотрев на нее, я заметил, как камни на браслете приподнялись в воздухе и указали на одну из дверей. Устало вздохнув, я дернул за ручку и прошел в палату. Кажется пока не выполню своего предначертания, родная кровать в собственной квартире мне просто не светит. Там, около окна, на больничной койке, кто-то лежал, практически полностью опутанный проводами. Подойдя ближе, я рассмотрел изможденную и очень бледную девушку. Неожиданно она открыла глаза и внимательно посмотрела на меня.

— Кто ты? — раздался ее слабый голос.

— Меня Костя зовут, а тебя? — представился я, начиная разговор. Ведь раз меня сюда перенесли, значит, я здесь нужен.

— А меня Дарья. Ты тоже лежишь в этой больнице? — попыталась слабо улыбнуться девушка.

— Ну-у-у, можно и так сказать, — протянул я, пока еще не понимая причины, по которой я здесь.

— Тогда, если ты не против, посидишь со мной немного? Я боюсь в последнее время оставаться одна, — умоляюще посмотрела Даша.

— Конечно, не волнуйся так, — поспешил ее успокоить. — Наверное, тебе тут очень скучно? Я уверен, ты скоро поправишься и выйдешь отсюда.

— Не выйду, — как-то уж совсем грустно улыбнулась Даша. — У меня рак. Я умираю.

Я где стоял, там и сел, благо позади меня находился стул. Как-то раньше мне не приходилось видеть таких больных и сейчас эта девушка… Тем страшнее оказалось столкнуться лицом к лицу с обреченным человеком. Понимание того, что ты ничем не сможешь помочь в этой ситуации, буквально угнетало. От чего становилось безумно неуютно.

— Ты так спокойно говоришь об этом, — тихо пробормотал я.

— А как надо было? Биться в истерике и стенать? — улыбнулась в ответ Даша. — Возможно, так и было бы правильнее для кого-то, но… Знаешь, я всегда была очень болезненным ребенком и, возможно, именно поэтому научилась ценить все моменты моей жизни. Вот только совсем не ожидала, что умру в девятнадцать лет.

— Так мало, — вырвались непроизвольно слова.

— Ну вот, я тебя совсем расстроила, — протянув ко мне руку, она осторожно пожала мою ладонь. — Прости, я совсем этого не хотела. Да и не так уж скучно я жила, ведь очень много путешествовала, — заметив мой слегка удивленный взгляд, девушка смутилась и, посмотрев в окно, тихо проговорила: — И пусть мои путешествия были только по книжным историям, но они были такими чудесными…

— А какие книги ты любишь? — нежно растирая пальцами ее такую маленькую и холодную ладошку, я изо всех сил старался, чтобы мой голос не дрожал. Мне было до безумия жаль эту смелую девушку. Ведь даже перед лицом скорой смерти она не пасовала и умела находить что-то хорошее.

— Приключения и фэнтези. Особенно истории про драконов.

— Про драконов говоришь?.. — мои мысли лихорадочно заметались в голове. — А скажи мне, если бы тебе сейчас предложили исполнить твое самое заветное желание, что бы ты пожелала?

— Пожелала… — задумалась Дарья. — Знаешь, наверное, ты посчитаешь меня невероятно глупой, но я бы хотела, когда умру, родиться в мире, где есть драконы. Родиться драконом… Ведь они такие потрясающие существа! Мудрые, сильные, свободные! А еще они умеют летать. Это так здорово — уметь летать, — девушка подняла полный восторга взгляд к потолку, словно видела через него, как где-то там, в небесах, парят эти сильные и прекрасные создания.

— Да будет так, — тихо прошептал я. — Твое желание исполнено. Лети…

В тот же миг взгляд Даши остекленел, а аппарат сообщил противным писком, что ее сердце остановилось. А еще через мгновение рядом со мной появилась ее полупрозрачная и чуть мерцающая копия. Посмотрев на меня, она искренне улыбнулась и исчезла.

— Надеюсь, что ты будешь счастлива там, — проговорил я ей вслед и перенесся к себе в квартиру.

Включив свет на кухне, так как я оказался именно в ней, вышел на балкон и посмотрел на бестолково топчущихся под подъездом Оксану и Велимира.

— Ну и долго вы будете там бродить? — окликнул я их. — Поднимайтесь.

— Ты где был? — набросилась Оксана на меня, как только они с вампиром, который следовал за Ксюшей тенью, поднялись ко мне. — Мы чуть не рехнулись, когда ты исчез!

— Может, ты все-таки в квартиру войдешь? — предложил я. — Или желаешь проинформировать всех моих соседей с девятого по первый этаж, что я исчезал, а ты волновалась?

Они вошли, я закрыл дверь и провел их на кухню. Там, приготовив быстро еду с помощью девушки, мы, сев за стол, смогли поговорить. Я рассказал о девушке в больнице, о ее мечте.

— Я чувствовал, что это действительно ее мечта. Она грезила о драконах, вот и получила то, что хотела, — с мечтательной улыбкой произнес я, Оксана тоже улыбнулась в ответ, клыкастый сидел с непроницаемым лицом. Вот дундук бесчувственный. Ну и ладно. Зато мы с Ксюшей были рады.

После еды я предложил гостям располагаться во второй комнате. Куда они на ночь глядя поедут? К тому же вечер сегодня слишком насыщен событиями. А на завтра надо как-то позвонить на работу и отпроситься, а то что-то, чувствую, мой мозг испытал перегруз, ему обязательно надо отдохнуть, все переосмыслить и осознать окончательно.

С такими мыслями отправился спать. Но только лег, прикрыл глаза, как меня кто-то тронул за плечо.

— Оксан, что-то срочное? До утра не подождет? — буркнул я, не открывая глаз. В ответ тишина, снова легкий толчок в плечо. — Ну, блин, чего те… — повернувшись, приоткрывая один глаз, начал было недовольно я, но тут же подскочил на кровати, едва не заорав от ужаса.

На меня смотрели два ярко-красных глаза, которые светились в темноте. Еще и луны сегодня не было, как на зло. Рассмотреть нежданного гостя не было возможности.

— Т-т-ты кт-т-то? Теб-б-бе ч-ч-чего? — еле выдавил я из себя, с опаской поглядывая на эти глаза, которые едва до икоты не довели и не заставили постель стирать.

— Мне нужно в мир Катааг’штранг, — глухо промолвил гость, я только услышал свист, видимо стали. Этот тип что, мечом тут размахивает? Он рехнулся, что ли? Снесет же мне полквартиры.

Встав и бочком обойдя нежданного гося, прошлепал к выключателю и включил свет. В этот момент, посмотрев на гостя, выдавил из себя вопрос:

— Вот скажи, почему выключатель, если свет-то я только что включил?

На меня посмотрели так, будто я был жуком-навозником, с презрением и недоумением. Ага, я б тоже так смотрел. Только что мне, бедному делать, если я переволновался? А когда я волнуюсь, несу ахинею. И было ж от чего едва не дойти до нервного срыва. Лучше б не включал свет, спокойнее бы был.

Передо мной стоял… стояло нечто огромное, едва ли не достигающее потолка, с огромными толстыми загнутыми назад рогами. Хвост болтался в разные стороны, подметая мне пол. Хм, хоть одно полезное занятие. Кожа была такая бледная, что я вообще подумал, будто кукольная. Она аж светилась, захотелось попробовать потрогать. Едва сдержался, наверняка мне б сразу руки и почикали ножичком, вон какой огромный, под стать гиганту.

— Ты слышал, что я сказал? — почти выплюнул гость, поторапливая меня.

— Я похож на глухого? — раздраженно поинтересовался в ответ. Первый шок прошел, на смену пришла злость, но скорее на самого себя, за то, что так испугался. — Зачем тебе туда? Ты уверен, что это твоя мечта?

— Абсолютно, — равнодушно ответил гость. — Именно туда. Мне сказали, что там мое предназначение.

— Тьфу на тебя, — поразился я его глупости. — Тебе скажут вон, с девятого этажа сигануть, потому что это твое предназначение — стать лепешкой у меня под окном — и что, ты сиганешь?

— Да, — просто ответил этот тип, а я еще больше поразился его тупости.

— И кто ж тебя туда отправил? А главное, зачем? — стал допытываться я. Тот хмурился, не хотел отвечать, но я попытался убедить его, как мне казалось, убойным аргументом: — Да пойми ты, если твой путь не совпадет с мечтой — ты труп и миссию выполнить не успеешь.

Откуда я это знал, не знаю, но выдавал все аргументы, какие были в голове.

Пока гость молчал, я тоже обдумывал многое. За всю жизнь меня учили все, кому не лень, сначала родители, потом друзья. Мне это надоело. Уж заработать к своим двадцати восьми годам на квартиру я оказался в состоянии, причем купил ее в другом районе, чтобы рядом не было тех, кто меня знал. Я просто в какой-то момент устал от всех учителей. Да, я с детства мечтал, витал в облаках, много читал. С возрастом, как предполагали многие, это не прошло, а, напротив, стало сильнее. Я искал чудо. В солнечном дне, в каплях дождя. И ведь находил. А сейчас вот чудо и волшебство меня настигло само.

И теперь передо мной стояла задача убедить этого гордого воина в том, что не тот путь верен, который навязан, а тот, который идет изнутри, из глубин души.

— Мне все равно надо… — монотонно начал гость, я его перебил, не дав договорить:

— Если б надо было, ты бы здесь не сидел, а уже давно был бы там. А так, расслабься хотя бы на минуту и подумай о том, чего хочешь именно ты, а не те, кому от тебя что-то надо.

— Я так привык, — глухо произнес гость, смотря в одну точку. Ну не живое существо, а машина какая-то загипнотизированная, чес слово. Как же его расшевелить?

— Привык? Ты раб? — зло поинтересовался я, на меня посмотрели так, что я уже раз десять распрощался с жизнью. Обошлось.

Этот тип взял себя в руки и ответил:

— Не смей даже вслух произносить это слово в отношении меня. Я князь! — выдал он с пафосом, а я цокнул языком:

— Князь, который кому-то подчиняется? Не так я представлял себе князей. Это они приказывают, а не им. Если хочешь доказать, что ты князь, вот прямо сейчас, подумай о том, чего хочешь именно ты. Царь ты или не царь? Давай! Не всегда надо… — я хотел сказать, что не всегда надо идти на поводу у других, но резко передумал и продолжил по-другому: — Думать о других. Иногда должно быть время для собственных радостей.

На меня посмотрели довольно странно, но вдруг согласно кивнули и… улыбнулись. Улыбка на фарфоровом лице смотрелась… дико. Было видно, что он не привык улыбаться, но тем не менее в эту секунду у меня создалось ощущение, что незнакомец засветился изнутри. Завораживающее зрелище.

— Кстати, а какой ты расы? — вдруг заинтересовался я, разглядывая этого великана, позади которого еще и крылья стали появляться, что его удивило не меньше, чем меня.

— Суорг, — произнес он, мне осталось только кивнуть, хотя о такой расе я никогда не слышал. — Прощай, человек! Ты помог! Суорги не забывают доброты!

И исчез, расправив крылья, едва не разнеся мне половину комнаты. Я вздохнул и, решив подумать обо всем завтра, все-таки завалился спать, не заметив того, что на полу что-то блеснуло.

Утро встретило меня солнечными лучами, бьющими прямо в лицо, и противным звоном будильника. Открыв глаза, задумчиво посмотрел в потолок, поразмышлял о смысле жизни, угомонил будильник и пополз по кровати, изображая разваливающуюся старую клячу. Интересно, что я вчера такого де…

Ох, ё!

Воспоминания обрушились снежным комом. Застыв на краю кровати, я задумчиво уставился на дверь, фильтруя и раскладывая по полочкам полученную вчера информацию. Однако же я влип, господа!

Ладно, за эту «работу» оплаты мне не предвиделось, поэтому надо идти на старую. Наконец сползя с кровати, я направился к выходу из комнаты, но тут же, наступив на что-то, валяющееся на полу, исполнил танец диких папуасов.

— Вот черт! — взвыл я, подпрыгивая на одной ноге. — Какого… И в… Да на… Р-р-р-р! — многообещающе выдал, грозя неизвестно кому.

Нагнувшись, поднял то, на что наступил, и с интересом обозрел. Кольцо. Серебряное. С кроваво-красным камнем. Угу… Что-то меня последнее время так и преследуют серебряные безделушки. Ну и откуда оно взялось? Неужели тот… этот… Да как его?! Суро… Саво… Суорг, мать его ети! Так о чем это я? Ах да. Наверное, это он его забыл. Или все же подарил?.. Мог бы и на тумбочку положить, а не калечить бедного меня.

Пока топал по комнате, словно слонопотам, костеря ночного гостя и так и этак, вспомнил, что хотел сегодня отпроситься с работы. Пришлось звонить своему непосредственному начальнику и, сделав донельзя больной голос, давить на жалость. Как ни странно, в этот раз мне легко поверили. Во мне умер великий актер.

— Ты чего тут марши устраиваешь, людям спать не даешь? — произнес позади меня хриплый женский голос.

Я подпрыгнул от неожиданности на месте, волевым усилием подавив испуганный визг. Ну а что? Знаете, как страшно услышать чей-то голос в квартире, когда живешь в ней совершенно один?

Обернувшись, признал в лохматом существе Ксюху и облегченно выдохнул.

— Вы уже встали?

— Поспишь тут с тобой, — проворчала Оксана.

— Ну уж простите, я не нарочно, — смущенно повинился я. — Пойдем на кухню, расскажу прелюбопытную историю, случившуюся со мной ночью.

Я первым вышел из комнаты, Оксана проследовала за мной, попутно вытянув из кровати вампира. Когда они уселись за стол, я поставил чайник на газ и, пока вода в нем закипала, рассказал о ночном госте и подарке, оставленном им.

— Да уж, интересный экземпляр тебе попался, — задумчиво протянул Велимир. — А еще более удивительно, что ты смог его переубедить. Это же одни из самых упрямых существ во всех мирах.

— А кто они вообще такие?

— Они, если можно так сказать, искусственно созданная раса. Полукровки, рожденные от смешанных браков демонов, драконов и оборотней. Я не знаю, что там случилось тысячу лет назад, но тогда их не очень-то любили, считая какой-то ошибкой природы. И тогда, какой-то конклав магов подсуетился, собирая таких детей и воспитывая их так, что они безоговорочно им подчинялись. А ведь это довольно странно. Суорги очень воинственная, свободолюбивая и гордая раса, но маги для них все равно, что истина в последней инстанции.

— А еще они красивые, — мягко улыбнулась Ксюша.

— Ты серьезно? — ошарашенно переспросил я. — Да я чуть не описался от страха, когда увидел его в спальне.

— Ну, ночью такого увидишь… — хмыкнула девушка. — Но видел бы ты их при свете дня. Их чешуя так красиво переливается на солнце. А эти горящие глаза… А еще крылья. Эх, как бы я хотела увидеть их крылья! Донату в этом повезло, он увидел счастливого суорга.

— А причем тут это? — не понял я.

— Ах, ты же не знаешь, что крылья у суоргов появляются только в моменты запредельного счастья. Говорят, что они потрясающе красивые.

— Ну, вообще-то я видел, — пожал плечами. — Да, они действительно красивые.

— Что-о-о?! Ты видел? А я… Нет, ну почему все видели, а я нет? — возмущенно завопила девушка, хлопнув кулаком по столу.

— Успокойся, я тоже не видел и ничуть не страдаю от этого, — утешил ее Велимир, положив свою руку поверх ладони девушки. — А вот кольцо носи всегда при себе, — обращаясь уже ко мне, посоветовал вампир. — Если суорги и делают подарки, то очень редко и всегда стоящие.

— Раз ты так говоришь, — согласился я, надевая кольцо на безымянный палец левой руки. — Хм, идеально подошло. Вот бы еще понять, для чего оно?

— Со временем узнаешь, — уверенно произнес вампир. И тут же напрягся, посмотрел на нас по очереди и тут же бросил: — Скоро буду! — после чего я заметил легкую дымку, которая стала растворяться.

— Э? Что это было? — не понял я, наблюдая за остатками молочной массы.

— Туман, — пожала плечами Ксюша. — Разве ты не знаешь, что все вампиры способны обращаться в туман? Во многих книжках это написано. А ты, как с луны свалился.

— Я читал, но всегда считал, что это выдумки, ведь тело устроено так, что его масса не может… — начал объяснять я, но Оксана меня перебила, замахав руками:

— Кость, хватит, в мире магии не действуют физические законы. Они и летать могут, как ты приплетешь сюда закон всемирного тяготения? Давай не будем мешать научные обоснуи и сказки, где возможно все? — попросила девушка, я согласно кивнул.

— Хорошо. Но тогда скажи мне, куда это он так быстро слинял? — тут же поинтересовался я.

— Видимо, получил вызов, — ответила та. На мой непонимающий взгляд, пояснила: — Неужели ты думал, что он всего лишь мой молчаливый спутник, просто так таскающийся следом? — Я честно кивнул, ведь именно так и думал. — Хм, забавно… — протянула подруга. — Странно, с чего у тебя такие мысли возникли? Впрочем, ладно. Суть в том, что сюда после открытия небольшого портала прибыли двое: вампир и эльф, с которым ты скоро познакомишься. Вампир — моя охрана, если можно так сказать, потому что существа не всегда безобидные попадаются, некоторые могут и ножичком пырнуть, а потом разбираться, что к чему, но попутно он является и вторым стражем, который вместе с эльфом помогает удерживать на земле нити магии, появляющиеся с каждым прибывшим-убывшим существом. И вот сейчас, видимо, кто-то попытался использовать эти нити в своих целях. Оба парня должны это предотвратить, — разъяснила мне Ксюша, мне не оставалось ничего другого, как согласно кивнуть.

— А как они это предотвращают? — заинтересовался я.

— Не знаю, они в свои методы не посвящают, к тому же это третий раз, когда клыкастый исчезает на вызов, — произнесла девушка и тут же спохватилась: — Надо приготовить теплую воду, они оба постоянно приползают раненые, даже регенерация не срабатывает.

— Интересно, с кем же они так сражаются? — в недоумении посмотрел я на собеседницу. — Ты не знаешь?

— Нет, сколько ни спрашивала, ни один из них не признался, — грустно ответила та. — Вот же, блин, великая тайна, которую нельзя раскрывать. Жалко, так хотелось бы узнать.

— Может, когда-нибудь, узнаем, — оптимистично произнес я, разглядывая Ксюшу.

Никогда бы не подумал, что эта уверенная в себе девушка верит в сказки. Волевой характер, никогда не унывающая, она помогла не сойти с ума, принеся со своим приходом некую радость и позитив. Сейчас, несмотря на то, что прошли всего сутки, я уже не так остро воспринимаю то, что со мной произошло. Будто мозг сдвинулся набекрень, напрочь атрофировав чувство нереальности происходящего, страха и волнения.

— Эй! Ты где витаешь? — щелкнула перед моим носом пальцами та. Я проморгался. — Надо бы подкрепиться, — внесла она предложение, я согласно кивнул, вставая и топая на кухню, чтобы проинспектировать холодильник. Я не помнил, когда последний раз его затаривал, осталось ли там что-нибудь.

— Н-да, негусто, — цокнула языком Ксюша. — Надо идти в магазин. Пойдем? А то нам еще и двух голодных нелюдей кормить.

Сборы долго времени не заняли, магазин располагался внизу, далеко идти не пришлось. Буквально через час, основательно забив пакеты, мы уже бодро раскладывали продукты по полкам в холодильнике. Готовить вызвалась Оксана, я ей помогал по мере сил и возможностей… путаться под ногами, но та только шуточно пререкалась со мной, не отгоняя, а, напротив, поручая что-нибудь. Еще около часа прошло весело.

Заклубившаяся дымка показала, что наша пропажа явилась. Оксана тут же, наказав мне готовить теплую воду, стала около дымки, приготовившись встречать. Хорошо, что я подошел и стал рядом. К нам на руки свалилось два тела, в крови и порезах.

Пока я подхватывал некое субтильное существо с длинной косой и острыми ушами, на поверку оказавшимся очень тяжелым, Ксюша уже тащила на диван вампира. Я туда же оттранспортировал второго, и мы принялись аккуратно срезать с них одежду, так как раздеть их было просто нереально, да и вместо одежды там остались только лохмотья. С трудом справившись, начали обмывать раны. Закончив, укрыли обоих и сели ждать, пока они придут в себя.

— Может, им еще чего-нибудь надо? — поинтересовался я. — Я читал, что вампира кровь восстанавливает, а вот что предложить ушастому… не знаю.

— Не всегда кровь — лучшее лекарство. Очнутся, сами скажут, что им надо, нам бы только дождаться, — начала Ксюша, нахмурившись. — Что-то я волнуюсь, они в этот раз слишком долго, да и раны на их телах не в пример глубокие по сравнению с прошлыми разами, — прошептала девушка.

— Слушай, а как ты их сама таскала-то? — глянув на мужчин, поинтересовался я, недоумевая, откуда в теле девушки столько силы.

— Наверное, от страха выброс адреналина был, потому и труда не составило, я уже несколько раз их лечила, но каждый раз волнуюсь за них, переживаю, вот и силы появляются, — пояснила она.

И тут оба одновременно открыли глаза.

— Где-э-э я-а-а? — растягивая слова, тихо спросил длинноухий.

— Донат, не волнуйся, — подскакивая к нему, Оксана мягко надавила на плечи, — ты у Кости дома. Сейчас мы вам поможем.

— Хо-о-орошо-о-о, — согласился израненный эльф. — А-а кто-о-о тако-ой Ко-остя?

— О-он еще-о-о один избра-а-анный, — протянул Велимир, из чего я сделал вывод, что эльф не всегда так разговаривает. Видно, им просто очень больно.

— На-а-ашли все же-э-э.

— Так, все разговоры потом! — строго проговорила Ксюша. — Сейчас надо вас в порядок привести. Костя возь… — и пропала.

— А… Бли-и-ин! — возмутился я и перевел взгляд на раненых. — Ну и что вам надо, для того чтобы поправиться?

— По-о-одойди-и ближе-э-э, — поманил рукой эльф и, когда я выполнил его пожелание, легонько потянул меня на себя. — Бли-иже-э-э.

А я, словно загипнотизированный, согнулся еще ниже, стараясь не утонуть в этих ярко-зеленых глазах. Они словно излучали какой-то неземной свет, так сильно выделяясь на грязном, перепачканном кровью лице. Я просто не мог заставить себя посмотреть куда-то еще. Магичит он, что ли? Пока я размышлял на эту животрепещущую тему, раздался насмешливый голос вампира:

— Мо-о-оже-э-эт, хва-атит уже-э?

И только тогда я понял, что меня самым наглым образом целуют! В губы! Мужик! И ничего, что он эльф, думаю, между ног у него болтается то же самое, что и у меня. Отпрянув от этого наглеца, я мог только беззвучно открывать и закрывать рот.

— Спа-асибо, — довольно протянул эльф и закрыл свои наглые глаза.

Переведя ошарашенный взгляд на вампира, я только и смог выдавить:

— Тебя я целовать, точно не буду!

— И не-э-э на-адо-о…

— Во-озьми его за руку, — все еще не открывая глаз, проинформировал меня Донат. — Бы-ыстрее.

Повинуясь его словам, я протянул руку Велимиру, за которую он тут же ухватился и, как ранее эльф, так же блаженно прикрыл глаза. А я переводил ничего не понимающий взгляд с одного на другого, надеясь, что мне кто-нибудь объяснит, что сейчас было.

— Бой был тя-а-ажелым, и мы не-э-э можем после него то-олком регенериро-овать, — все еще тяня слова, проинформировал эльф. — Эмоции других существ мо-огут в этом по-о-омочь, осо-обенно если это существо наде-элено магией. Это-о своеобразна-ая подпитка для-а нас. Только с ка-аждым это действует по-разно-ому. Не-э обязательно це-э-эловать.

— Да-а-а? — скептически выгнув бровь, протянул я.

— Ко-онечно! — возмутился Донат, приподнявшись на диване. — Или ты-ы думае-эшь, что я целу-ую каждого встре-э-эчного?

— А то нет!

Собственно, а чего это я завожусь?..