Оппоненты Европы

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава 15

 

Он сидел на стуле, безучастный ко всем остальным людям, которые суетились вокруг. Тело несчастного журналиста Рамаса Хмайна унесли. Мадлен снова поднялась к себе. Она должна была собрать свой чемодан перед приездом мужа. Он сидел и вспоминал два прошедших дня и те невероятные события, которые произошли с ними за это время. К нему подошел следователь.

– Вам придется подождать, пока мы проверим все отпечатки пальцев, которые были в вашем номере. Там много женских отпечатков. Они принадлежат мадам Броучек?

– Возможно, – ответил Дронго, – вы должны понимать, что я не собираюсь комментировать подобные предположения.

– Кто еще был в вашем номере? – уточнил Кубергер.

– Никто. Мужчин не было. И если там остались отпечатки пальцев мужчины, то они должны принадлежать либо погибшему журналисту, либо тому, кто там его ждал. Надеюсь, что убийца был один.

– Это мы сейчас выясняем, – мрачно сообщил следователь, – но почти наверняка был один. Вы не знаете, почему они так упрямо хотят вас убить? Может, у вас есть хоть какие-то предположения?

– А вы знаете? – устало спросил Дронго.

– Я обычный следователь, господин эксперт, – напомнил Кубергер, – и я понимаю, что здесь происходят абсолютно невероятные события, которые никогда раньше не происходили в этом тихом и сонном городе. И именно после вашего появления сначала в вагоне экспресса, где так некстати убили турецкого дипломата, а потом в этом городе начались все наши неприятности. Про взрыв уже доложили министру внутренних дел, и через три часа сюда приедет его заместитель. Я не представляю, что именно мы будем ему докладывать. И еще сюда уже выехал заместитель генерального прокурора нашего королевства.

– Солидное подкрепление, – согласился Дронго.

– Мы приняли решение переселить вас в другой отель. Вас слишком опасно оставлять здесь, – пояснил Кубергер, – и очевидно, что мы не можем гарантировать здесь вашу охрану.

– Спасибо за заботу обо мне. Но я предпочитаю остаться именно здесь, – упрямо возразил Дронго.

– Хотите, чтобы вас убили?

– Не хочу. Но и уезжать отсюда глупо. Все события так или иначе связаны с этой конференцией и с гостями, которые на нее прибыли. Кстати, я просил выдать мне оружие. Хотя бы для самообороны. Неужели это так сложно?

– У нас не Америка, господин эксперт, – нахмурился следователь, – и здесь нет свободной торговли оружием. И не Ирак, где оружие есть даже у детей школьного возраста. У нас цивилизованная европейская страна, где любое оружие должно быть зарегистрировано и учтено…

– Вы уже нашли зарегистрированный пистолет, из которого вчера стреляли в меня? Или из которого застрелили Рамаса Хмайна? – поинтересовался Дронго. – Вам не кажется, что в вашей цивилизованной европейской стране можно было бы достаточно быстро определить, из какого оружия дважды стреляли?

– Сначала мы сделаем вскрытие, – пояснил Кубергер, – вытащим пули из тела и будем определять.

– Слишком долго, – возразил Дронго, – все можно было сделать гораздо быстрее.

– Мы работаем так, как можем, – раздраженно заметил следователь, – если вы настаиваете, мы оставим вас в отеле. Но учтите, что мы снимаем с себя всякую ответственность за вашу безопасность. Хотя, конечно, установим охрану.

– И не дадите мне оружие?

– Нет, не дадим. Поэтому подумайте над моим предложением. Может, вам лучше отсюда съехать?

– Вы считаете, что подобный переезд сможет меня защитить?

– Господин эксперт, я предлагаю вам возможный вариант спасения, а вы пытаетесь только усложнить мою задачу.

– Реальная возможность остановить убийцу – это остаться в вашем отеле. Если вы дадите мне оружие…

– Этого не будет. Мы обязаны получить специальное разрешение. На оформление подобных документов понадобится несколько дней.

К ним подошел комиссар. Тяжело уселся на стуле рядом с Дронго. Взглянул на него.

– О чем вы спорите?

– Господин эксперт не хочет отсюда переезжать, – пояснил следователь, – настаивает, чтобы мы оставили его здесь и выдали оружие. Я объяснил нашему гостю, что эта процедура может занять несколько дней. Необходимо согласовать выдачу оружия иностранному гражданину с нашими вышестоящими ведомствами.

– Играете в героя? – добродушно спросил ван Лерберг, усмехнувшись. – Я думал, что вы более ответственный человек. Неужели не понимаете, что мы заботимся о вашей безопасности?

– Я профессионал, господин комиссар, – напомнил Дронго, – и если вы выдадите мне оружие, я смогу сам себя защитить.

– У нас здесь не игры в ковбоев, – заметил комиссар, – и здесь не устраивают соревнований по скорострельности стрельбы.

– Неужели вы тоже меня не понимаете? – спросил Дронго. – Ведь абсолютно очевидно, что убийство турецкого дипломата и взрыв в отеле преследовали определенную и вполне конкретную цель – сорвать вашу конференцию.

– Тогда получается, что им это удалось, – нервно произнес следователь, – и они достигли своих целей.

– Но возникает вполне конкретный вопрос, – продолжал Дронго, – почему убийца или убийцы с таким упрямством пытаются убрать именно меня? Ведь они получили все, что хотели. Почему нужно пытаться убить меня сначала в итальянском ресторане, а потом в собственном номере? Вы не задавали себе подобных вопросов?

Комиссар ван Лерберг взглянул на следователя. Тот нахмурился, но ничего не ответил. Вопросы были более чем уместные.

– Что вы хотите сказать? – прохрипел комиссар.

– Очень просто. Я – последняя возможность выйти на этих негодяев, – пояснил Дронго.

– Вы упрямо говорите о них во множественном числе, – сказал ван Лерберг, – а мы пока считаем, что это действовал конкретный человек, который сначала застрелил Месуда Саргына в поезде, затем пытался дважды убить вас и организовал взрыв в отеле.

– Тогда это гениальный преступник, о котором мы даже не подозревали, – с нескрываемым сарказмом произнес Дронго.

– Возможно, – согласился комиссар, стараясь не замечать сарказма, – но мы будем искать конкретного человека, а не вымышленную организацию, которая не могла просто так появиться в нашей стране. Я комиссар полиции, и моя задача – искать конкретных преступников, которыми я занимаюсь всю жизнь. Снимаю всю эту накипь, которая хлынула на наши улицы. Всех грабителей, воров, убийц, вымогателей, сутенеров, торговцев наркотиками. Я не занимаюсь политикой, господин эксперт, это не мое дело. Мое дело – очищать мою страну от этой накипи и искать конкретных преступников. Что я и собираюсь делать.

– В таком случае вы ничем не рискуете. Примите мое предложение, и убийца обязательно явится за мной в этот отель. Как бы вы меня ни охраняли.

Комиссар посмотрел на следователя.

– Если человек хочет умереть, то ему нельзя помешать, – недовольно сказал он, – пусть остается в отеле под нашим скрытым наблюдением. Если он прав, то убийца появится достаточно быстро. Если не прав, то просто уедет домой завтра утром. У нас и без него хватает проблем.

– Вы поставите охрану? – поинтересовался следователь.

– Конечно. Я же не могу позволить, чтобы его убили у нас в городе на глазах у всех. Дам двух сотрудников полиции. Но они будут дежурить в соседнем номере, чтобы не спугнуть возможного преступника. Если наш эксперт так охотно хочет изображать из себя приманку, пусть попытается.

Комиссар тяжело поднялся.

– Вы понимаете, что мы берем на себя серьезную ответственность? – спросил следователь. – Если эксперта убьют, то нам с вами придется отвечать.

– Господин эксперт – человек ответственный, – сказал ван Лерберг, – пусть напишет записку, что он лично предложил нам этот план и согласился остаться в отеле. Это будет ваш оправдательный документ.

– Пусть напишет, – согласился Кубергер, – хотя я лично против подобных экспериментов. Это всегда очень опасно. Может, мы установим камеры в его номере, чтобы иметь возможность наблюдать за ним круглосуточно?

– Согласен, – кивнул комиссар, – можем поставить даже две камеры для страховки. И пусть господин эксперт никуда не выходит из номера. А в смежном номере будут наши сотрудники.

– Я скажу портье, чтобы ваши вещи перенесли в другой номер, – предложил Кубергер.

– Спасибо.

– И еще одна просьба, – вспомнил следователь, – господин Дронго, вы должны быть в номере один. Мне бы не хотелось напоминать вам о том, что появление женщины в вашем номере нежелательно. Не забывайте, что мы установим две камеры. И вообще лучше не подвергать жизнь других людей такому большому риску.

– Согласен, – кивнул Дронго, – только тогда найдите для меня оружие.

Комиссар и следователь переглянулись.

– Это не в моей компетенции, – сказал следователь.

– Я пошлю срочный запрос в Брюссель, – добавил комиссар.

Оба отошли от Дронго. Он взглянул на часы. Сейчас уже почти четыре часа дня. Он подумал, что нужно будет поесть, пока его вещи перенесут в другой номер. И постараться найти себе оружие. Понятно, что пистолет в незнакомом городе найти невозможно. Нужно что-то придумать. Он прошел к портье. Сейчас там дежурил мужчина лет сорока с внешностью атлета, возможно, это был сотрудник службы безопасности.

– Я собираю старое оружие, – сказал Дронго, – у вас есть в городе место, где продаются арбалеты, кинжалы, копья, дротики.

– Не могу сказать, – ответил портье, – но, если вы немного подождете, я все узнаю. Прямо сейчас. У нас много музеев в городе. Но насчет продажи оружия я не уверен. У нас специализируются на шоколаде. На бельгийском шоколаде, сэр. Рядом с отелем есть сразу несколько магазинов с очень хорошим шоколадом. И очень недорогим. Особенно трюфеля.

– Люблю шоколад, – кивнул Дронго, – обязательно воспользуюсь вашим советом. Просмотрите насчет арбалетов.

Портье набрал запрос в Интернете. Долго что-то искал. Затем развел руками:

– Простите, сэр, но в нашем городе нет специализированных магазинов старинного оружия. Есть магазины сувениров, где продаются сувенирные арбалеты и кинжалы. Но это подделка, и они вас вряд ли устроят.

– Я тоже так думаю, – разочарованно сказал Дронго. Он уже хотел отойти, но неожиданно вспомнил о человеке, с которым сегодня уже разговаривал. Он достал из кармана визитную карточку Аарона Шайнерта. Набрал его номер.

– Простите, что беспокою вас, – сказал Дронго, – но у меня очень важное дело. Вы еще не уехали из отеля?

– Нет. Очень рад, что смогу вам помочь.

– Вы можете спуститься вниз, к портье? – попросил Дронго.

– Сейчас спущусь. – Шайнерт появился в холле уже через две минуты, как будто сидел и ждал именно этого вызова.

– У меня очень важное и необычное дело, – начал Дронго, – вы сами видели, что сегодня произошло. И мне нужна ваша помощь.

– Какая помощь?

– У вас есть ювелирный магазин в Брюгге?

– Разумеется, есть. У нас магазины во всех крупных городах Бенилюкса.

– И в вашем магазине наверняка есть вооруженные охранники?

– Конечно, – улыбнулся Шайнерт, – а вы снова хотите ограбить один из наших магазинов?

– Нет. Но мне нужно оружие. Как можно быстрее. Хотя бы на один день. Если хотите, я дам вам расписку. Но пистолет мне нужен прямо сейчас.

– Расписка не нужна, – сказал Шайнерт, – но вы понимаете, что это очень необычная просьба?

– А вы понимаете, что только исключительные обстоятельства могли заставить меня обратиться к вам с подобной просьбой?

– У нас все оружие зарегистрировано, – предупредил его Шайнерт.

– Я не собираюсь грабить ни ваши магазины, ни другие супермаркеты, – улыбнулся Дронго, – оружие мне нужно только для самообороны.

– Не сомневаюсь. – Шайнерт на минуту задумался. Затем согласно кивнул головой. – Я поговорю с менеджером местного магазина. Возможно, мне удастся его убедить.

– Спасибо. – Дронго пожал ему руку.

Затем перезвонил Мадлен.

– Меня переводят в другой номер, – сообщил он молодой женщине, – и я хотел попросить тебя, чтобы ты ни в коем случае там не появлялась.

– Опасаешься за свою репутацию? – спросила Мадлен. – Или за мою?

– За твою жизнь, – пояснил Дронго, – у меня может быть небезопасно. Кроме того, в моем номере будут установлены две камеры, и в соседней комнате будут находиться двое сотрудников полиции. Я думаю, что в такой большой компании необязательно встречаться в моем номере.

– Убедил, – согласилась Мадлен, – сделаю все, чтобы не появляться в твоем новом номере. Тем более что я жду своего мужа. Но учти, что я все равно зайду попрощаться.

– Только заранее позвони, – попросил Дронго.

Он закончил говорить, когда его позвал портье.

– Есть еще магазин, где продают старую одежду, – сообщил услужливый портье, – может, вас интересует и старая рыцарская одежда?

– Спасибо, не нужно. Вы не знаете, в какой номер меня переводят?

– Триста четвертый, – посмотрел портье, – прекрасный номер с хорошим обзором.

– А какой смежный?

– Триста пятый. – Портье оглянулся по сторонам и, наклонившись, тихо прошептал: – Его тоже забирают у нас сотрудники полиции.

– Понятно, – улыбнулся Дронго. – А кто проживает в соседних номерах?

– В триста втором – семья из России, – сообщил портье. – А в триста восьмом – дамы Ангелушевы. Они все будут вашими соседями.

– Я могу только порадоваться такому соседству, – сказал Дронго, – а где проживает господин еврокомиссар?

– На другом этаже в большом сюите, – шепнул портье, – мы не имеем права сообщать его номер.

– Тогда скажите, где проживает Схюрман.

– На пятом этаже, – посмотрел регистрацию портье, но не назвал номера.

– У вас кухня работает? Можно, я закажу себе обед в номер?

– Конечно, сэр. Вы все можете заказать. И хотя у нас большие проблемы и ресторан временно закрыт, но сама кухня работает, и вы можете заказать себе все, что угодно.

– Я так и сделаю, – согласился Дронго.

В этот момент к нему подошел следователь. Он явно куда-то торопился.

– В ваш новый номер уже переносят вещи, – сообщил Кубергер, – а в соседнем будут дежурить двое сотрудников полиции. Они вооружены, и вы можете не беспокоиться. Кроме того, там сейчас устанавливают видеокамеры. Я думаю, что напрасно мы все это затеяли. Конечно, никто не посмеет появиться у вас в номере. Этот убийца не законченный идиот, чтобы так рисковать. Иначе мы его просто схватим.

– А если все-таки идиот? – не унимался Дронго. – Больной фанатик, который принципиально решил покончить со мной и обязательно полезет в мой новый номер. Узнать, в какой номер вы меня перевели, думаю, не проблема…

– Ему придется ломать вашу входную дверь, – напомнил следователь, – и под наблюдением двух камер пытаться застрелить вас. Я уже не говорю, что, пока он предпримет свою акцию, наши полицейские успеют блокировать его в коридоре и в номере, взяв в тиски с двух сторон. Кстати, вы предупредили свою знакомую, чтобы она не появлялась в вашем номере?

– Конечно. Она все знает.

– Прекрасно. Тогда будем ждать до завтрашнего утра. А потом вы сможете уехать. Если ничего не случится.

Следователь отошел от Дронго как раз в тот момент, когда к нему подошел Аарон Шайнерт. Он был в коричневом костюме и в лакированной обуви коричневого цвета.

– Мы обо всем договорились, – шепнул он эксперту, – пистолет сейчас привезут. Это не новая модель, но достаточно надежная. И две обоймы. Я не думаю, что вам понадобится больше. Надеюсь, пушки или пулеметы вам не нужны? – пошутил на прощание Шайнерт.

– Только межконтинентальные ракеты, – в тон своему собеседнику ответил Дронго, – не сомневаюсь, что, если бы я попросил у вас такие ракеты, вы бы наверняка смогли их достать.

– Если очень нужно, мы бы постарались, – сдерживая смех, сказал Шайнерт.

Через полчаса Дронго поднялся в свой номер. Он достал лист бумаги и начал записывать вопросы, которые его волновали. Вопросов оказалось много. Он начал искать ответы на эти вопросы, и они так или иначе приводили к некоторым малоприятным итогам. Он еще раз пересмотрел все вопросы. Умение задавать конкретный вопрос помогает решать вообще многие проблемы, когда задающий вопрос должен знать хотя бы половину ответа. И чем больше Дронго думал о событиях последних двух дней, тем больше он мрачнел. Все закончилось тем, что он сел за свой ноутбук и подключился к сети Интернета. Полученные ответы были настолько прогнозируемыми и опасными, что он выключил ноутбук и снова долго думал о событиях в Брюгге. А потом появился убийца.