Океан ненависти

Абдуллаев Чингиз

Глава 17

 

Они сидели в гостиной и недоуменно смотрели на Дронго. Поняв, что нужно объясниться, он попросил комиссара по-турецки:

— Позвольте, сначала я изложу им свою версию и посмотрю на их реакцию. А потом повторю ее вам.

— Да, конечно, — разрешил комиссар, снова усаживаясь на диван и доставая сигареты. — Только не очень долго, иначе я умру от нетерпения.

— Вы не хотите объяснить нам свои поступки? — спросил Молчанов.

— Как раз и собираюсь, — ответил Дронго. — Дело в том, что я с самого начала подозревал одного из троих, не имеющих твердого алиби. Это были Рауф, Инна и Кира. Но Рауф имел относительное алиби, так как выяснилось, что он все-таки пришел во французский ресторан, где и остался вместе со Светой. Инна оказалась на задней дорожке рядом с Юрием, и я невольно стал свидетелем их разговора. Но алиби не было у Киры. Со своего места я видел купающихся Юрия, Свету, Олега и сидевшую у бассейна Юлию. Но не видел Киру.

Когда он произнес эти слова, Юлия вздрогнула.

— И самое важное, что Киру вообще никто не видел, так как она в это время находилась в сауне. Но из сауны можно было незаметно выйти и подняться наверх, переодевшись прямо в женском отделении. На следующий день старуха уборщица пожаловалась мне, что там намокло все белье и полотенца. Я сразу обратил внимание на ее слова. Очевидно, в корзину со свежим бельем Кира засунула свой мокрый купальник, чтобы, вернувшись, снова переодеться.

Получалось, что у нее нет алиби. Она поднялась наверх, ударила ножом Виктора и тем же путем вернулась обратно, либо через кафетерий, либо через детскую комнату. А потом, натянув на себя мокрый купальник, вышла из сауны и позвала Юлию к себе. Этот момент я видел.

Все посмотрели на Юлию, и было заметно, как она волнуется. У нее дрожала нижняя губа.

— Второе убийство было продумано еще лучше, чем первое. Юрий подошел к Кире и потребовал ключи от ее номера. К тому времени в убийстве своего брата он подозревал именно ее. Олег, сидевший рядом за столом, даже не понял, почему Юрий просил ключи именно от их номера. Но это сразу поняла Кира. И когда Юрий, взяв ключи, пошел к ним в номер, где в этот момент находились деньги, взятые у Виктора, она бросилась следом. Олег нас обманул, когда сказал, что они сидели в ресторане. Я потом расспросил официантов, оказалось, что ваша спутница, Олег, проходила в глубь зала, откуда, очевидно, через холл и пробралась к своему номеру. Возможно, Юрий искал не деньги, а свое оружие, которое Кира к тому времени похитила.

Она вошла в комнату, выстрелила в Юрия и затем оттащила его на балкон. После чего решила подняться наверх и выбросить пистолет. Раньше я думал, что пистолет выстрелил случайно, но теперь понимаю, что ничего случайного не было. Она преднамеренно выстрелила в воздух и бросила пистолет вниз, чтобы все полагали, будто выстрел раздался именно оттуда.

Пока мы бежали к ее номеру на нижнем этаже, она через верхний этаж вернулась в ресторан. И присоединилась к вам, Олег.

— Какая чушь, — снова не выдержал Молчанов.

— Почему чушь? — спросил Дронго. — Ведь в случае смерти братьев именно вы, ее будущий муж, становились во главе компании. Она понимала, какие это большие деньги. А эти фунты она взяла не для того, чтобы ими воспользоваться. Охотно верю, что вы могли ее нормально обеспечивать. Но исчезновение этих денег означало грабеж, видимость которого она хотела создать. Однако она допустила маленькую оплошность. Кроме вас, никто не знал об их получении, тем более о точной сумме. Могла знать только она и погибший Виктор, которому вы их привезли. Поэтому она, взяв их, невольно выдала себя.

— Но зачем она себя убила? — спросил Молчанов.

— Она не хотела себя убивать. Но узнав, что Юрий тяжело ранен, поняла, что может быть опознана. И тогда она принимает еще одно решение. Подкладывает деньги в чемодан Юлии и решает ее убрать, чтобы в нужный момент все свалить на эту женщину. Которая якобы взяла деньги. Она рассуждает правильно. Если Юрий умрет, то все решат, что его убийцей была Юлия. Если не умрет и придет в себя, то погибшая подруга окажется идеальным громоотводом для того, чтобы хоть как-то избежать наказания. А может, она просто хотела убрать Юлию, которая могла видеть, как она выходила из сауны. Но в решающий момент все испортили Инна и Юлия, которые передвинули столик, а вместе с ним и стакан с ядом в другую сторону, и стакан, предназначенный Юлии, достался самой Кире. Может, в этом для нее было нечто роковое.

Все смотрели на Юлию. Она пыталась что-то сказать. Но внезапно рухнула на пол, потеряв сознание.

— У нее шок, — вскочила со своего места Света, — быстро холодной воды! Быстрее, ребята!

Юлию перенесли в спальню, и обе женщины, Инна и Света, стали суетиться вокруг нее.

— Нет, — твердил Молчанов, — этого не может быть. Нет, — упрямо говорил он, — она не могла убить Виктора.

Дронго подошел к комиссару. Сел рядом. Закрыл глаза.

— Теперь я готов ответить на ваши вопросы, комиссар.

— Что вы им сказали? — спросил тот. — Она, кажется, потеряла сознание.

— Я рассказал им, как были продуманы и осуществлены оба преступления, — ответил Дронго.

— Вы хотите сказать, три преступления, — уточнил комиссар.

— Я сказал правильно, — возразил Дронго, — именно два убийства было совершено на вашем курорте. Третье было самоубийство. Или несчастный случай, смотря по тому, как вы захотите его изобразить.

— Я ничего не хочу изображать, — дернулся комиссар, — мне нужна только истина.

Дронго стал неторопливо рассказывать во второй раз, отвечая на вопросы комиссара. Когда он кончил, комиссар снова достал сигарету, постучал ею по руке и, подумав немного, все-таки поднес ко рту.

— Вы хороший специалист, — сказал он с восхищением. — И хорошо, что оказались в такой момент на нашем курорте.

— Спасибо, — невесело ответил Дронго. — Я, честно говоря, думал, что немного здесь отдохну. Но ничего не получилось.

— Вы очень мне помогли, — с чувством сказал комиссар. — Если хотите, я попрошу отправить в вашу страну нашу официальную благодарность.

— Не хочу, — отказался Дронго, — и вообще, чем меньше обо мне будут говорить, тем лучше. Расследование вели вы, комиссар, и вся заслуга принадлежит вам одному.

Комиссар подозрительно посмотрел на него.

— Кажется, я начинаю понимать, почему вы не хотите нашего официального письма, — задумчиво сказал он. — Вы очень забавный человек. Я не знаю, как вас зовут, соответствует ли ваше имя тому, которое у вас в паспорте. Но в любом случае я благодарю аллаха, что он послал мне вас.

В гостиную вошли несколько человек. Это были представители следственной бригады из Стамбула.

— Что здесь произошло? — спросил один из них. — Нам приказали срочно приехать в Силиври. Говорят, у вас куча убитых, появились террористы.

— Уже все в порядке, господа, — тяжело поднимаясь с места, сказал Фикрет Явуз. — Мы сами разобрались с этими преступлениями. Это было очень сложно, но нам удалось вычислить убийцу и найти разгадку этих тяжких преступлений.

— Вы уже завершили расследование? — удивленно спросил один из приехавших.

— И даже нашли убийцу, — сказал комиссар. — Спасибо, господа, за вашу готовность оказать помощь нашему маленькому городу. Но, как видите, нам удалось справиться без вас. Можете возвращаться в Стамбул, расследование закончено.

— Но нам позвонили из Анкары, — попытался отстоять свои позиции все тот же настойчивый полицейский чиновник.

— Они ошиблись, — победно сказал комиссар, — они просто ошиблись.

В комнату начали просачиваться журналисты. Полицейские пытались их задержать. Комиссар покачал головой. Хорошо, что они успели все расследовать до того, как об этом узнали дотошные корреспонденты.

— Скажите, чем закончилось расследование убийств на курорте Силиври? — крикнул один из журналистов.

— Мы сумели найти убийцу, — ответил комиссар. — По-моему, это самое важное.

Он оглянулся на Дронго, но его уже рядом не было. Дронго спустился вниз, чтобы незаметно удалиться. На главной дорожке стоял Молчанов. Он подошел к Дронго.

— Думаете, все кончено? — спросил он. — Считаете себя победителем?

— Нет, — искренне ответил Дронго, — совсем не считаю.

Через два дня все члены российской группы стояли в международном аэропорту Стамбула имени Кемаля Ататюрка. В зале царила привычная суета. Все куда-то спешили, толкались, опаздывали. Здесь же находились и Дронго с комиссаром.

— Спасибо вам за все, — сказал комиссар, с чувством пожимая ему руку.

Первой границу проходила Инна. Она взяла свой паспорт и, обернувшись, помахала Дронго, приглашая его следовать за ними.

— Не стоит меня благодарить, комиссар, — ответил Дронго, — я просто хотел вам помочь.

Второй границу проходила Юлия. Она обернулась и, посмотрев на Дронго, двинулась дальше.

— Но вы провели такое расследование, — не унимался комиссар.

Третьим границу проходил Олег Молчанов. Молодой человек был задумчив и печален. Получив паспорт, он, ни на кого не глядя, положил его в карман и шагнул за стойку пограничников.

— Это был счастливый случай, — ответил Дронго, — просто мне повезло.

Проходившая границу четвертой, Света все еще чувствовала себя слабой, и ее поддерживал Рауф. Он протянул сразу два паспорта и подождал, пока пограничник вернет документы. Затем они прошли дальше.

— До свидания, комиссар, — сказал Дронго на прощание. — Я думаю, теперь вы заслужили право на самую высшую пенсию в вашей стране.

— А почему вы летите в Москву? — спросил вдруг комиссар. — У вас был билет совсем в другой город.

— Просто я захотел проводить этих ребят в Москву. Мало ли что может случиться в полете, — пошутил Дронго, направляясь к стойке пограничника.

Комиссар в который раз подумал, что он странный человек. Фикрет Явуз не знал, что сейчас происходит в самолете, иначе бы навсегда лишился покоя. Он просто прошел к своей машине и поехал в сторону Силиври.

А поднявшийся в самолет Дронго в салоне бизнес-класса столкнулся с Олегом.

— Вы были не правы, — убежденно сказал Молчанов, — вы все равно ошиблись.

Дронго с интересом посмотрел на него:

— Как вы догадались?

— Я сразу это не понял, был ошеломлен вашими словами. И потом, — торопливо сказал Молчанов, — Кира не мотла убить Виктора. Она вообще никого не могла убить. Она не переносила вида крови.

— Это не аргумент.

— Но она не могла ударить Виктора так, как вы говорили. Она была левшой. Вы же видели, она всегда носила часы на правой руке.

— Я знаю, — спокойно заметил Дронго, — я прекрасно знаю, что это не она ударила Виктора ножом и стреляла в Юрия. Она действительно была левшой. Я видел, как она носила часы на правой руке и уверенно пользовалась левой.

Олег открыл рот и с ужасом посмотрел на Дронго. Самолет разгонялся по взлетной полосе.