Океан ненависти

Абдуллаев Чингиз

Глава 11

 

— Доброе утро, — устало поздоровался комиссар, — проходите и садитесь.

Олег Молчанов явился, одетый в строгий серый стюм. На нем был очень дорогой галстук от Валентино. Дронго оценил и его оправу, тянувшую на несколько сотен долларов. Да, дела фирмы шли неплохо, если финансовый директор мог позволить себе так одеваться.

— Вы финансовый директор компании, которой руководил убитый Виктор Кошелев? — уточнил комиссар.

— Да, — спокойно сказал Молчанов. Он сидел раскованно, словно на обычном деловом совещании.

«Как он управляется с такой женщиной, как Кира, — подумал Дронго, — они ведь совсем разные люди? Он спокойный, сосредоточенный, вдумчивый, а она эмоциональная, резкая, прямая. Может, в единстве противоположностей и есть условие идеального брака?»

— Вы можете назвать оборот своей фирмы? — спросил комиссар. — Если это, конечно, не секрет.

— Около двадцати миллионов долларов в год, — ответил Молчанов.

Комиссар и Дронго переглянулись.

— И кто теперь будет возглавлять фирму? — осведомился комиссар.

— В принципе у нас контрольным пакетом акций владел Виктор. Теперь, после его смерти, наверное, они перейдут к его сыну.

— У него есть сын? — спросил Дронго, даже не переведя ответа Молчанова.

— Да, но он развелся с женой два года назад. Хотя сына любил. Но еще больше любил свою свободу. Дронго перевел все комиссару.

— А его брат? — спросил Фикрет Явуз.

— Он владел несколькими процентами, — отмахнулся Молчанов, — Виктор никогда серьезно не рассчитывал на своего брата, зная его способности. Он ввел пост вице-президента по связям с общественностью специально для Юрия, который ничего не делал, а просто получал зарплату.

— Значит, после смерти Виктора его младший брат не сможет стать президентом фирмы? — уточнил комиссар.

— Что? — засмеялся Олег. — Да он же форменный кретин! Разве он может стать президентом. Нет, он ни при каких обстоятельствах не станет президентом.

— А ваш компаньон Рауф?

— Он всего-навсего компаньон, — пояснил Молчанов, — он не имеет к нашей фирме прямого отношения.

— Получается, что место президента можете занять вы? — подвел итог комиссар.

— Почему получается? — удивился Олег. — Если ничего не случится, я и буду президентом. Это же и так ясно. Я думаю, собрание акционеров обязательно выдвинет меня.

— Вы смелый человек, — заметил Дронго. — Не боитесь, что вас обвинят в убийстве Кошелева?

— Нет, не боюсь. У меня абсолютное алиби. После ужина мы пошли купаться, и я был все время в бассейне, пока не раздался крик.

— Вы купались сначала в открытом бассейне, а потом перешли в закрытый, — уточнил Дронго.

Олег снял очки, чтобы протереть стекла. Он был очень близорук. Было видно, как он моргает и, лишь надев очки, чувствует себя нормально.

— Да, — сказал он, — а откуда вы знаете?

— Я сидел в это время на балконе, — объяснил Дронго, — моя вилла как раз рядом с открытым бассейном.

— Странно, — удивился Молчанов, — а я вас там ие видел.

— Вы привезли вчера деньги? — спросил комиссар, и Молчанов первый раз смутился. .

— Откуда вы знаете о деньгах? — в свою очередь спросил он.

— Нам рассказала ваша будущая супруга, — пояснил не без некоторого злорадства Дронго.

Олег снова улыбнулся.

— Она сказала, что собирается быть моей супругой? — спросил он и, не дожидаясь ответа, заключил: —

Женщины такие болтливые.

— Вы подтверждаете, что привезли вчера деньги?

— Да, подтверждаю. Двадцать тысяч фунтов стерлингов.

— На какой машине вы туда ездили?

— Мы взяли два автомобиля в аренду. Они стоят на стоянке курорта, — пояснил Молчанов.

— Кроме вас, кто-нибудь знал об этих деньгах?

— Наверное, все знали. Мы не делали из этого особой тайны, — снова поправил очки Молчанов.

— Тем не менее уточните, кому вы говорили про эти деньги? .

— Кире говорил. По-моему, знала о них и Юля. Еще должен был знать Юра. Виктор собирался лететь в Англию по делам, а Юра с девочками должен был возвращаться отсюда в Москву.

— А Рауф или Инна знали про деньги?

— Может, знали, а может, не знали. Так вы что, думаете, из-за них Витьку убили? — удивился Молчанов. — Да ведь для него это были не деньги, так просто, на семечки. Он Инне мог подарить браслет в такую же цену. А Рауф богатый человек. Зачем ему из-за этой суммы Виктора убивать? Да нет, это все несерьезно.

— Кто, по-вашему, мог быть заинтересован в смерти Кошелева?

Молчанов задумался. Потом ответил:

— Не знаю.

Комиссар взглянул на Дронго. Тот кивнул.

— Вы свободны. — Комиссар разрешил Молчанову уйти. — Позовите из приемной женщину.

— Спасибо, — Молчанов вышел из комнаты.

— Так мы ничего не узнаем, — горько сказал комиссар.

В комнату вошла молодая женщина. Она была такого же роста, как Кира, но отличалась более плотным телосложением. Юлия прошла к стулу и, не спрашивая разрешения, села.

— Вы приехали сюда вместе с Юрием Кошелевым? — уточнил комиссар.

— Я приехала сама по себе, — дерзко ответила женщина, и Дронго поморщился. Еще одна психопатка. После Киры не хотелось ни с кем говорить.

— Но вы жили в одном номере с Юрием Кошелевым, — настаивал комиссар.

— Это мое личное дело, с кем мне жить, — огрызнулась женщина, — не нужно лезть ко мне в постель.

— Она просит не интересоваться ее интимной жизнью, — пояснил Дронго.

— Пусть она нам расскажет все, что знает, и уходит отсюда, — устало сказал комиссар, — уже полдень. Это ведь та самая, которая все время была в бассейне?

— Да. Она и Молчанов были в бассейне, — кивнул Дронго, — я их все время видел.

— Опишите все, что вы видели в тот день, — попросил Дронго.

— Сначала мы поужинали, а потом пошли купаться. И после этого услышали, как кричала горничная.

— Так не пойдет, — прервал ее Дронго, — давайте более подробно. Расскажите о вашем разговоре днем у бассейна с Инной. О ссоре Рауфа и погибшего Виктора. О том, кто и где находился в момент убийства.

— Днем мы разговаривали у бассейна, и, кажется, кто-то из девочек начал разговор о Викторе. По-моему, это была Света, — стала рассказывать Юлия. — Они все хотели знать, что Инна думает о Викторе. Но ничего конкретного не было. Просто я сказала, что он непорядочный тип, и все. На ужине Рауф и Виктор серьезно поспорили, но из-за чего, я не знаю. Потом мы впятером пошли купаться. Олег, Кира, Света, Юрий и я. Мы купались в бассейнах, когда услышали крики горничной, и побежали в апартаменты Виктора, где и нашли его убитым.

— Вы знали, что у него есть нож?

— Конечно. Мы же его все вместе покупали.

— А про деньги?

— Какие деньги? — нахмурилась Юлия. — У Виктора всегда были с собой наличные деньги. У него однажды что-то случилось с кредитной карточкой, после чего он предпочитал иметь наличные.

— Вы не знали, что Олег Молчанов поехал в Стамбул за деньгами для Виктора?

— Вы думаете, я пошла бы убивать из-за денег? — презрительно спросила Юлия, на ее красивом лице было неподдельное возмущение. — По-моему, Кира что-то говорила, но я не обратила внимания.

— Кем вы работаете?

— В одной сервисной фирме, — нехотя ответила женщина. — Вы не будете спрашивать меня про мою зарплату?

— Не буду, — улыбнулся Дронго.

— Как давно она знает братьев Кошелевых? — спросил комиссар. — Пусть все расскажет.

— Вы давно знакомы с братьями? — повторил вопрос Дронго.

— Мне иногда кажется, что всю жизнь, — вдруг призналась женщина. — Нет, недавно. Несколько лет. Виктор был основным клиентом нашей фирмы. А потом я познакомилась и с Юрой.

— Вы давно с ним живете? Она отвернулась.

— Вы не слышали вопроса? — переспросил Дронго.

— Я не буду отвечать на этот вопрос, — отрезала женщина, — это не имеет отношения к убийству Виктора.

— Как, по-вашему, мог Юрий убить своего брата?

— Он может сделать все, что угодно. Но я думаю, нет. Зачем ему резать курицу, приносящую такие доходы? Без Виктора он — пустое место.

— А Инна, подруга убитого Виктора, могла ударить его ножом? — задал очередной вопрос комиссар.

— Нет, — усмехнулась женщина, — конечно, нет. Она даже не верила тому, что мы говорили о Викторе. Все еще смотрела сквозь розовые очки.

— У вас есть дети?

— Есть. Но семьи у меня нет.

— Почему?

Она взглянула Дронго в глаза. У нее были серые глаза с желтоватым отливом.

— Мой муж погиб. Он был военным. Офицером-пограничником. Погиб в Таджикистане три года назад. У вас есть еще вопросы?

— Нет, — сказал Дронго и за себя, и за комиссара — извините. Вы можете идти.

Когда она вышла, он все рассказал комиссару. Едва он закончил, как в комнату влетел менеджер. Глаза его горели.

— Всех доставили, господин комиссар. И метрдо-теля, и официантов.

— Прекрасно, — обрадовался комиссар, — давайте их к нам.

И именно в этот момент раздался громкий выстрел. Менеджер испуганно оглянулся. Комиссар вскочил на ноги.

— Если убили еще кого-нибудь, меня просто разорвут на части, — простонал он.

И не ошибся. Через несколько минут все стояли у второго трупа.