Охота на человека

Он — человек самой опасной и изысканной профессии на свете. Он — человек спецслужб. Мастер своего дела. Мастер экстра-класса. Его новое задание — из числа тех, что невыполнимы, но должны быть выполнены любой ценой. Потому что результатом провала станет мировая катастрофа, и права на неудачу нет. В чужой стране, окруженный врагами, ощупью бредущий в лабиринте террористических интриг, в поисках истины он должен успеть узнать — где и когда совершится следующее запланированное убийство. Узнать, пока еще не поздно...

Ла-Пас. Боливия. 8 августа 1988 года

Бронированные лимузины мягко тронулись из аэропорта. Несколько минут назад два автомобиля охраны уже выехали на автостраду, ведущую в город. По краям дороги, на протяжении всего пути следования кортежа уже выстроились переодетые агенты полиции и службы безопасности, контролирующие движение автомобилей. Все высотные здания на этом пути были взяты под особый контроль. Впереди кортежа шла еще одна машина, набитая «гориллами» из службы безопасности американского посольства. Сверху завис полицейский вертолет, контролирующий общее движение на шоссе.

Охраняемый лимузин находился по обычаю в головной части кортежа, сразу же за передними автомобилями охраны. В нем сидел высокий американский гость, только что прибывший в Боливию. Государственный секретарь Соединенных Штатов Америки Джордж Шульц прибыл в Ла-Пас для беседы с руководителями страны о проблемах международных отношений вообще и двусторонних в частности. Рядом с ним в автомобиле сидел министр иностранных дел Боливии Гильермо Бедрегаль Гутьеррес, немного счастливый и гордый от сознания важности момента и посещения его страны столь важным американским визитером.

Шульц по привычке ничего не говорил, сидя в автомобиле и позволяя себе слушать улыбающегося министра иностранных дел. Гутьеррес рассыпал комплименты американскому правительству. Машины привычно неслись по магистрали, ведущей в центр города.

На одном из перекрестков кортеж уже ждали двое парней, одетых в потертые джинсовые костюмы. Едва первый автомобиль охраны проехал мимо них, как один из парней, лет двадцати пяти, сорвавшись со своего места, бросился в ближайший переулок и резко махнул рукой стоявшему там «ситроену». Из переулка невозможно было попасть на трассу, и в этот момент полицейских агентов, наблюдавших за движением кортежа, там не оказалось. В «ситроене» сидело еще два человека.

Увидев знак подбегающего парня, сидевший справа от шофера быстро достал из-под ног небольшое автоматическое устройство и нажал кнопку…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Стокгольм. Улица Кунгсгатана. 10 ноября 1988 года

— Добрый день, «Дронго». Мы ждем вас уже три дня.

— Добрый день, господин президент. Мне пришлось добираться, как всегда, с пересадками. Именно поэтому я несколько задержался.

— Вы почти не изменились с тех пор, как мы с вами виделись в последний раз. Хотя прошло уже довольно много времени.

— Не так уж много, господин президент. Время — субстанция относительная, впрочем, как и все в нашем быстро меняющемся мире. Очевидно, снова серьезный случай?

Вена. Собор Святого Штефана. 12 ноября 1988 года

Многие города, в которых он бывал, запомнились лишь вокзалами и аэропортами, всюду чем-то похожими друг на друга. Даже те города, в которых он находился по нескольку дней, позднее сливались для него в бесконечные, унылые, серые улицы с нависшими рядами домов по краям, где на каждом шагу его подстерегает смертельная опасность.

Но Вена, где он бывал несколько раз, очаровывала его своим возрожденным обликом, великолепием архитектурных ансамблей и памятников. По его глубокому убеждению, в мире существовало всего несколько ropoдов со своим особым неповторимым колоритом и характерными особенностями своих улиц и площадей. Такими городами для него были Париж, Рим, Нью-Йорк, Ленинград, Пекин, Токио, К этой. же категории он относил и древнюю Вену.

Ричард Саундерс, тридцатипятилетний коммерсант из Австралии, стоял на трамвайной остановке у собора Святого Штефана, с удовольствием осматриваясь вокруг. В прошлом году он успел побывать в Вене только два часа и сразу улетел в одно из африканских государств, а на подобном контрасте столица Австрии еще более выигрывала.

Боковым зрением Саундерс уже давно заметил женщину лет тридцати, уверенно шедшую к нему. Он успел отметить элегантность ее строгого костюма и независимый вид, когда она, подойдя вплотную, полуутвердительно спросила:

Вена. 12 ноября 1988 года

Саундерс и Вигман сидели в автомобиле, взятом напрокат, и нетерпеливо ждали, пока, наконец, на светофоре зажжется зеленый свет. Вот уже десять минут по всему городу за ними шел белый «ситроен» с тремя дужчинами, сидевшими в автомобиле. Миссис Вигман покачала головой.

— Похоже, что эти ребята не собираются так просто отставать.

Саундерс улыбнулся:

— Не волнуйтесь, Моника, я думаю, все будет в порядке.

Вена. Отель «Империал». 13 ноября 1988 года

В половине шестого утра он тихо начал одеваться. Стараясь не шуметь, он открыл дверь и посмотрел в коридор. Все было спокойно. Почти бесшумно Саундерс вышел из номера и, мягко ступая, прошел к запасному выходу. Из отеля он вышел через гараж, сумев остаться незамеченным. Внизу его уже ждала «тойота» с двумя сотрудниками «Интерпола». Он сел в автомобиль, который тут, же тронулся с места. Только проехав два квартала и проверив включение скэллера, Саундерс тихо спросил:

— Как дела, ребята?

Сидевший за рулем Гомикава наклонил голову:

— Все в порядке.

Вена. 14 ноября 1988 года

Для того чтобы оторваться от наблюдения, ему не пришлось ничего придумывать. Он просто прошел проходным двором к улице, где его ждал в своем автомобиле Гомикава. Саундерс представил лица его преследователей и усмехнулся. Еще минут двадцать они колесили по городу, пока, наконец, не подъехали к дому, где находился Освальдо Батрес.

Гомикава, дав три условных звонка, подождал, пока откроют дверь и, пропустив вперед Саундерса, вошел вслед за ним. Увидев их, Батрес. попытался встать, но Саундерс, махнув рукой, опустился на диван, стоявший рядом с креслом, в котором сидел Освальдо. Гомикава сел напротив

— Итак, мистер Батрес, — сказал Саундерс, с любопытством разглядывая своего «информатора», — мы решили принять ваши предложения. Когда вы можете передать нам необходимые документы?

— Когда угодно, — быстро сказал Батрес, — хоть завтра. Я укажу, откуда их можно будет изъять.