Одноразовое использование

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава 16

 

Весь следующий день они провели в пути. Колонна двигалась в сторону Багдада, ощетинившись пушками и пулеметами бронетранспортеров. Сверху время от времени появлялись вертолеты, которые контролировали местность вокруг. В колонне было восемь автобусов, которые перевозили военнослужащих в столицу Ирака. При переходе через Ефрат у Эл-Белуджи их обстреляли. Но это было не столь опасно, как вчера во время ночного нападения. Фархад дремал в автобусе, когда к нему подсела Алена. Он открыл глаза.

— Я думала, что вчера нас не пропустят через границу, — призналась она, — этот американский офицер явно не хотел нас пускать и сдался только тогда, когда получил приказ от своего руководства.

— Да, — кивнул удовлетворенный Сеидов, — у военных всегда так. Пока не получат приказа, ничего не делают. И живут по принципу — ты начальник, я дурак, я начальник, ты дурак.

— Вы в жизни тоже придерживаетесь этих принципов? — лукаво уточнила Алена.

Он перестал дремать, посмотрел на молодую женщину и покачал головой: — Нет. Пока нет. Я стал большим начальником только недавно и поэтому не успел еще «забронзоветь». Но все равно можете не беспокоиться, этот процесс обычно развивается стремительно.

— А как вам удалось так быстро решить проблему перехода? — спросила Алена. — Если бы я сама не слышала, как Кьюсак приказал срочно оформить документы, то решила бы, что это настоящее волшебство.

— Иногда нужно иметь связи с волшебниками. — Сеидов снова закрыл глаза.

— Интересно, где работают такие волшебники? — спросила Сизых.

Он снова открыл глаза. Почему она все время об этом спрашивает? Откуда такой нездоровый интерес именно к проблеме перехода границы? Может, она что-то заподозрила? Или это обычное любопытство молодой женщины. Непонятно почему ее так волнует, кому именно он звонил. Он взглянул на молодую женщину. Вчера он сначала ненавидел ее, потом восхищался. Но, как бы там ни было, она, в конце концов, его помощник и может уточнять такие вопросы.

— Они работают в Министерстве волшебных дел, — пошутил Сеидов.

— Тогда понятно. Значит, вы должны дать мне координаты этого министерства, чтобы я с ними связывалась всякий раз, когда нам нужна будет их помощь, — согласилась Алена.

Они рассмеялись. Когда Алена пересела к Манане, Сеидов снова подумал об этом разговоре. Он взял на работу молодую женщину, о которой ничего не знает. Практически ничего, кроме того, что раньше она работала в «Газпроме», живет рядом с основным зданием компании «Южнефтегазпром» и у нее больная мать. Он сам выбрал себе помощницу, которая даже не прошла стандартной процедуры проверки службы безопасности компании. Наверное, он несколько поторопился, но командировка была такой срочной, а ему действительно хотелось взять ее с собой.

Все оставшееся время он думал об этом. Или после вчерашнего ночного нападения он превратился в подозрительного параноика? Когда колонна остановилась и все вылезли из машин, Сеидов быстро достал из кармана мобильник и позвонил домой. Телефон не отвечал. Он подумал, что Карина может быть на работе, и позвонил на ее мобильный.

— Добрый день, — обрадовалась она, услышав голос мужа.

— Ты на работе?

— Да, но я могу разговаривать.

— Как живете? — бодро спросил он. — Как Марьяша?

— Прекрасно. Как у тебя?

— Скоро будем в Багдаде.

— Очень хорошо. — Карина помялась, словно не решаясь сказать то, что следовало сказать. И затем произнесла: — Ты извини, что я тебя беспокою, но у нас дома происходят странные вещи. Марьям включает свой ноутбук, у которого беспроводной Интернет, и ощущает вибрацию. Какие-то непонятные глухие шумы. Как будто у нас включены мобильные телефоны, которые должны заработать. Мы не понимаем, что происходит. Утром позвали специалиста из компании, он говорит, что в квартире есть другие источники энергии. Возможно, другая работающая аппаратура. Ты что-нибудь понимаешь?

— Какая аппаратура? — засмеялся Сеидов. — Откуда у нас неизвестная аппаратура.

Он держал телефон в правой руке. И именно в этот момент взглянул на свою левую руку. И увидел перстень.

— Пусть все проверит, — недовольно предложил Фархад. — А еще лучше подождите, пока я приеду. И мы вместе все проверим.

— Ты только не волнуйся. Я думала, что, может, ты купил новый мобильный и оставил его где-то в карманах или в шкафу.

— Нет. Мобильник я не покупал. И тем более не мог оставить его включенным. Вы лучше больше никого не приглашайте, а дождитесь меня. Через неделю я буду в Москве.

— Разумеется, мы тебя подождем. И всегда будем ждать независимо ни от какого телефона, — добавила Карина.

Он попрощался и отключил мобильник. Непонятно о какой аппаратуре они говорят. И этот нездоровый интерес Алены. Или он чего-то не понимает? Фархад снова посмотрел на перстень. В конце концов, все можно и нужно выяснить. И он стал набирать номер начальника службы безопасности компании Алексея Зыркова.

— Алексей Трофимович, добрый день, — поздоровался Сеидов.

— Здравствуйте, — обрадовался Зырков. — Как ваша командировка? У вас все нормально?

— Спасибо, пока да. У меня к вам небольшая просьба.

— Слушаю вас.

— Я взял к себе помощником Алену Сизых, — напомнил Сеидов.

— Да. Я знаю. Она работала у вас в геологическом отделе. А почему вы о ней говорите? Она ведь полетела вместе с вами.

— Она прошла стандартную процедуру проверки вашей службы?

— Нет, конечно. Вы оформили назначение буквально за один день. Но мы не стали ее проверять, ведь она и раньше работала у нас. А вы, как вице-президент, имеете право сами решать, с кем именно вам хочется работать. Мы не имеем права давать указаний в таких случаях или осуществлять проверки без санкции руководства.

— Считайте, что вы ее получили, — пробормотал Фархад. Ему было немного стыдно давать подобные поручения, но он успокаивал себя тем, что это нужно для дела. Ведь они полетели заключать договоры на такие крупные контракты, и среди членов его группы не должно быть людей, в которых он сомневается. К тому же она перешла к ним из конкурирующего «Газпрома».

— Мы все проверим, — заверил его Зырков, — прямо сегодня. Можете не беспокоиться. Или у вас есть конкретные подозрения?

— Нет. Нету. Конечно, нет. Только еще один вопрос. Вы помните, я вам говорил, что поздно вечером у меня был посетитель. Вы проверили, как он прошел через наше бюро пропусков.

— Мы не могли проверить. Вы не сказали нам его фамилию.

— Солнцев. Вадим Сергеевич Солнцев. Вам это фамилия что-нибудь говорит?

— Обычная фамилия. Я все сам проверю и вам перезвоню.

— И еще одна просьба. Личная просьба. У моей дочери в квартире поставили беспроводной Интернет. И все время присутствуют какие-то непонятные шумы. Специалист из компании-провайдера говорит, что в квартире могут быть другие источники энергии. Можно это как-то проверить?

— Конечно, — удивился Зырков. — Мы всегда проверяем все помещения компании. Особенно кабинеты президента и вице-президентов компании. Ставим скэллеры и скремблеры, которые исключают возможность подслушивания. Если ваша супруга разрешит, мы все проверим. У нас есть очень хорошая аппаратура.

— Когда вы можете проверить?

— Завтра утром, если она не против.

— Хорошо. Я ей позвоню и предупрежу. Спасибо. — Он отключил связь. Затем еще раз набрал номер телефона Карины.

— Завтра к нам приедут специалисты из нашей службы безопасности и все проверят, — сообщил он жене. — Ты будешь дома?

— Очень хорошо. Марьяшка завтра будет дома. Напрасно ты им позвонил. Мы могли бы подождать до твоего приезда.

— Ничего страшного. Пусть проверят. И не задерживайся долго на работе. У больных может быть и другой врач, а Марьяшке нужна ее мама. До свидания.

Он убрал телефон. Пусть Зырков поработает. Иначе для чего им нужна такая структура, как это служба безопасности. Говорят, что в бюджете компании на нее тратят больше пятидесяти миллионов долларов. Интересно, на какие цели идут такие огромные суммы?

Через пятнадцать минут колонна продолжила свой путь. Уже ближе к Багдаду начали появляться рощи пальмовых деревьев, небольшие реки, города. В Багдад они въехали в седьмом часу вечера. И сразу увидели два сгоревших остова машин. Поездка по городу вызывала боль, испуг, разочарование, сожаление. Повсюду были видны следы войны. Разрушенные дома, взорванные автомобили, сожженные магазины. И вместе с тем город жил своей жизнью. Ходили разбитые автобусы, старые машины, встречались и новые, на улицах было много прохожих, с любопытством, презрением и ненавистью смотревших на проходившую колонну. Ни на одном лице они не увидели приветливого выражения. Все отворачивались, бормоча проклятия или откровенно грозя кулаком.

— Они нас всех ненавидят, — убежденно произнес Головацкий.

— А за что им нас любить? — спросил Фархад. — Что мы им принесли, кроме голода, разрухи, войны?

— Можно подумать, что это мы их бомбили и убивали, — огрызнулся Головацкий.

— Для них мы все представители одного враждебного мира. Другой цивилизации, которая объявила на них свой новый крестовый поход, — пояснил Сеидов, — и хотя в воинском контингенте, дислоцирующемся в Ираке, есть представители мусульманских государств, например Турции или Азербайджана, это не меняет их отношения ко всему экспедиционному корпусу. Для местных жителей военные, пришедшие сюда, не освободители, а захватчики, которые хотят прикарманить их национальные богатства.

— Что соответствует действительности, — язвительно закончил Головацкий. — Или вы опять со мной не согласны?

— Здесь все так сложно, — грустно заметил Сеидов. — Вы хороший геолог, Головацкий, очень хороший специалист, но вы плохой политик. А еще хуже, что вы не умеете вести себя в группе. Я еще не забыл, как вчера вы предлагали мне уехать. Хватит спорить. Лучше просмотрите еще раз карты южных пластов, куда мы должны лететь.

— Какие карты? — жалобно спросил Головацкий. — Они все сгорели в брошенной машине.

— Вот видите, — покачал головой Сеидов. — Ваша коллега госпожа Гацерелия сумела вытащить документы из горящего автомобиля. А вы даже не подумали, что нужно погрузить эти карты в машину, в которой вы ехали.

— Грузы распределял сержант, — напомнил Головацкий. — И я не мог спасти карты, так как находился в другом автомобиле. Но карты легко восстановить.

— Карты мы, конечно, восстановим, — согласился Фархад, — всегда труднее сохранить репутацию. Как это у Окуджавы, помните: «Чувство собственного достоинства. Удивительный элемент. Нарабатывается годами. А теряется в момент».

Все заулыбались. Головацкий нахмурился, но не решился спорить. Колонна подъехала к бывшему отелю «Шератон», пострадавшему во время первоначальных авианалетов и восстановленному позднее. Все высыпали из машины. В холле было много офицеров и журналистов, среди которых было немало женщин. К Сеидову сразу заторопился мужчина лет сорока. У него был вздернутый нос, большая лысина и круглое лицо с глазами неопределенного цвета.

— Гладков, — представился дипломат, — Михаил Емельянович Гладков. С приездом в Багдад.

— Спасибо.

— Как вы добрались? Я слышал, что у вас были проблемы на границе?

— Ничего. Мы их смогли решить.

— Эти американцы ведут себя в Ираке как хозяева, — пожаловался Гладков, — но мы готовили даже специальную ноту.

— Она не понадобилась. У меня к вам просьба. Нам срочно нужен врач.

— Разумеется. Я сейчас позвоню в посольство и вызову нашего врача. У вас есть раненые?

— Да. Сопровождающий нас полковник из Федеральной службы охраны господин Амансахатов. Он ранен в руку вчера, во время ночного боя.

— Я вызову врача.

— И еще. У нас пропала часть багажа, в том числе и личные вещи госпожи Гацерелии и господина Резникова. Если можно, подберите им подходящую одежду, за которую мы, разумеется, заплатим.

— Это не проблема, — ответил Гладков, — мы все организуем. В «зеленом поясе» города есть несколько приличных магазинов. Там можно найти любую одежду, в том числе и западную. Но платить нужно только валютой.

— Разумеется, — улыбнулся Фархад. — Тогда я полностью полагаюсь на вас. А завтра магазины будут работать?

— Конечно. У них все дни рабочие, кроме религиозных праздников.

— Тогда завтра вы с ними и поедете, — решил Сеидов.

— Вам уже заказаны номера, — сообщил Гладков, — у вас будет большой сюит. Рядом, в одноместном номере, будет жить ваш помощник. Кажется, госпожа Сизых.

— Да. А остальные?

— Все на одном этаже. С правилами безопасности мы вас ознакомим. В случае опасности срабатывает сигнализация. На крыше стоит зенитная установка, если вдруг террористы захватят какой-нибудь самолет и решат ударить по отелю. Приняты максимальные меры безопасности. Завтра утром мы встречаемся с нашим послом, а затем едем на переговоры. У них завтра выходной, но министр экономики нас примет. Вечером будет ужин в вашу честь, а утром в субботу мы вылетаем в Басру.

— И еще одна просьба, — вспомнил Сеидов. — У нас пропали геологические карты южного района. Понимаю, что просьба почти невыполнимая, но если удастся где-то получить один экземпляр, то это нам бы очень помогло. Или заказать его в Москве. У нас в компании есть копии.

— Такие карты мы здесь не найдем, — ответил Гладков, — а из Москвы привезти можно. В субботу утром сюда летит чартерный рейс. Если ваши сотрудники смогут передать их кому-то из пилотов, то карты доставят прямо в Багдад.

— Я договорюсь об этом, — кивнул Фархад.

— Тогда не буду вас больше задерживать. Ужин сегодня в девять. Прямо в отеле. Я буду вас ждать. Для нас приготовят комнату, где мы сможем поужинать всей группой. И учтите, что свинину и бекон здесь не подают. Мусульманское государство.

— Ничего, — усмехнулся Сеидов, — мы как-нибудь потерпим.

Через полчаса он уже стоял под сильным напором воды, подставляя струям лицо. Когда он закончил принимать душ, в дверь постучали. Фархад удивленно взглянул на часы. До назначенного ужина оставалось около сорока минут. Фархад надел халат, который здесь выдавали только в сюитах и который сохранился в отеле с былых времен, подошел к двери и взглянул в «глазок».