Один раз в миллениум

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава двадцатая

 

Все замерли. Только, что достигнутое единение было разорвано. Все снова смотрели друг на друга с некоторым подозрением.

— Господи, — вдруг произнесла Фариза, — опять все по-новому.

— Я думаю, нам можно сегодня разъехаться по домам, — раздраженно произнес Халупович, словно досадуя на Дронго за то, что тот прервал возникшую идиллию.

— Нет, — безжалостно сказал Дронго, — ваши гостьи могут уехать, но мы должны остаться. Нужно найти девочку.

— Хорошо, — вздохнул Халупович, — Миша, развезешь наших гостей по отелям. Ты, Трошкин, отвезешь Нину. Оставьте «Ауди», я сам буду за рулем, — чуть помрачнев, сказал он.

— Я останусь, — попросила Нина, — вам может потребоваться помощь.

Халупович взглянул на нее, молча кивнул. Женщины уходили в гораздо худшем настроении, чем можно было ожидать. Шальнев и Трошкин покинули кабинет. В комнате остались четверо: Халупович, Дронго и сотрудники прокуратуры — Бозин и Линовицкая.

— Это было интересно, — признался Арсений Николаевич, — вы очень умело вычислили этого парня.

Почему вы были так уверены, что именно он похитил девочку?

— Эдуард Леонидович — человек эмоциональный, — пояснил Дронго. — В разговоре со мной, он подчеркнул, как важен ему такой свидетель, как внучка погибшей домработницы. Думаю, водитель обратил внимание на эти слова. Обычно состояние нормального человека после допроса в прокуратуре — некоторое возбуждение. И учтите то обстоятельство, что Халупович — не просто свидетель. Он понимает, что может превратиться и в обвиняемого, так как одним из подозреваемых является именно он.

— Я бы не стала говорить так категорично, — вмешалась Линовицкая, — мы понимаем, что он только жертва. Очевидно, убийца рассчитывал убрать именно Халуповича.

— Возможно, — согласился Эдуард Леонидович. За последние несколько часов он осунулся и словно постарел. — Но кто же пытался меня убить? Ведь воду привез Миша, купив ее в супермаркете. А Егор в день смерти моей домработницы не заходил ко мне в квартиру. Это абсолютно точно. Кто же тогда отравил воду?

— Ваша домработница могла впустить водителя, — предположил Бозин, — она ведь наверняка знала обоих ваших водителей. Возможно, он заехал к вам домой, когда вас не было, тогда и отравил воду.

— Нет, — вмешался Дронго, — он не мог этого сделать. Зачем ему пытаться убить своего шефа, если потом он крадет свидетеля, надеясь получить выкуп? С мертвого руководителя он ничего не получит. Я абсолютно убежден, что Эдуарда Леонидовича пытался отравить вовсе не Егор. Это совсем другой тип человека. Ему нужны были деньги, а не мертвый начальник, со смертью которого он потерял бы и хорошо оплачиваемую работу.

— Тогда выходит, что преступников двое, — вздохнул Бозин.

— Вот именно, — кивнул Дронго — Халупович слишком эмоционально обо всем рассказывал. Он сначала поделился с Шальневым и Трошкиным, а потом перезвонил мне. Во всех случаях он сообщал о том, что следователь собирается побеседовать с внучкой погибшей. И добавлял, что для него эта девочка — самый важный свидетель. Разумеется, водитель услышал об этом и сделал надлежащие выводы. Ему отчасти повезло, если в нашей ситуации можно применить это слово. Очевидно, девочка спустилась в столовую, а затем перепутала лифты и в результате оказалась в институте: А может, она специально вошла в другой лифт, чтобы погулять по зданию. Ей было скучно сидеть в кабинете. И первый, кто ее увидел, был Скрёбов. Он решил этим воспользоваться и спрятал девочку в багажнике, уверенный, что его машину не станут проверять. Так все и получилось. Он выехал за ворота, затем подъехал к условленному месту и передал девочку сообщнику.

— Тогда кто же отравил воду? — не унимался Халупович. — Только не говорите, что это сделал мой второй водитель. Миша работает со мной много лет. Если и он окажется подонком, то я не знаю, как я вообще смогу доверять после этого людям.

— Не думаю, что это он, — осторожно заметил Дронго, — ведь если бы он решился на преступление, то должен был бы как минимум понимать, что подозрение падет прежде всего на него. Вы говорили, что иногда водители приносили вам в квартиру воду и продукты. Значит, вы давали им ключи?

— Иногда давал, — ответил Халупович, — но все равно Егор не мог отравить воду. У него не было на это времени, даже если бы он изготовил запасной ключ. Днем я был дома, а когда уехал, там оставалась Елизавета Матвеевна.

— Он мог приехать как водитель, — предположил Бозин.

— В том-то и дело, что не мог, — вздохнул Халупович, — у нас с Елизаветой Матвеевной была твердая договоренность: кроме меня, она никому не открывала. Ни при каких обстоятельствах. Пока я ей не звонил. Даже Мише не открывала, даже Трошкину. Однажды Миша за дверью торчал, пока она не дозвонилась мне и не убедилась, что это именно я послал водителя. Она в этом плане была очень дисциплинированной. Несколько лет назад у ее знакомой ограбили квартиру, после того как она открыла дверь племяннику. Елизавета Матвеевна, зная об этом случае, сама просила меня звонить ей, чтобы случайно не открыть дверь посторонним.

— Софья Оганесовна сказала, что вечером во дворе никто не появлялся, — напомнила Линовицкая, — только женщины и какой-то сотрудник милиции.

— Может, это был брат Мамаджановой? — предположил Бозин. — Он мог привести угрозу в исполнение.

— Подполковник уголовного розыска, который травит воду, чтобы убить давнего знакомого своей сестры? — недоверчиво спросил Дронго. — Слишком невероятно. Но в любом случае его нужно найти и выяснить, что он делал около дома Халуповича.

— Найдем, — уверенно сказал Бозин.

В этот момент позвонила Нина и сообщила, что дежурный сотрудник прокуратуры спрашивает Арсения. Николаевича. Бозин снял трубку и, выслушав говорившего, удовлетворенно кивнул. Поблагодарив звонившего, он положил трубку.

— Вот и все, — сказал он, глядя на Дронго, — можно ехать за Таней. Наш подозреваемый днем несколько раз звонил своему брату, Алексею Скрёбову. Тот нигде не работает, недавно вернулся из армии. Проживает по адресу: Петровский переулок…

— Это улица Москвина, — уточнил Дронго, — рядом с Козицким переулком. Совсем рядом.

— У него там однокомнатная квартира в старом доме. По-моему, все ясно. Девочка там. Они бы не рискнули везти ее через весь город.

— Если хотите, поедем вместе, — предложил Халупович.

— Нет, — поднялся Бозин, — мы поедем сами. А вы оставайтесь в офисе. И желательно, чтобы вы отсюда никуда не отлучались. Это и в ваших интересах.

— Понимаю, — мрачно кивнул Халупович.

— Вы поедете с нами? — спросил Бозин, обращаясь к Линовицкой.

Та слегка поколебалась.

— Я останусь здесь, — сказала она после некоторого раздумья. — Может быть, мне лучше поговорить еще раз со старшим братом? Возможно, я узнаю что-нибудь новое по моему делу.

— Хорошо, — согласился Бозин, — мы постараемся быстро управиться. Если мы все правильно рассчитали, то Таня должна быть на квартире младшего брата.

Он вышел из кабинета. Линовицкая взглянула на обоих мужчин, оставшихся в кабинете.

— Позовем Скрёбова? — предложила она. — Хотя это будет, скорее, беседа, чем официальный допрос. Слишком позднее время для допроса.

— Вы еще покажите ему программу «Спокойной ночи, малыши», — пробормотал Халупович. — Не хочу встречаться с этим мерзавцем. Не ожидал от него такой подлости. Лучше я посижу в комнате отдыха, подумаю о своей излишней доверчивости. Может, этот урок пойдет мне на пользу.

Халупович вышел из кабинета через дверь, находящуюся позади его стола. Они остались вдвоем. Линовицкая позвонила в приемную.

— Где майор Озиев? — спросила она у Нины.

— Уехал с Арсением Николаевичем, — ответила секретарь.

— Они забрали с собой Скрёбова?

Нина молчала. Очевидно, ей не хотелось говорить об этом человеке.

— Вы меня слышите? — строго спросила Линовицкая.

— Он в кабинете Трошкина. С двумя сотрудниками милиции.

— Передайте им, что я прошу их привести его сюда.

Положив трубку, она посмотрела на Дронго:

— Вы всегда показываете такие фокусы?

— А вы считаете, что это фокусы? — улыбнулся Дронго.

— Я оговорилась, — быстро поправилась Линовицкая, — но у вас здорово получилось это расследование.

— Это все, что я умею делать, — признался Дронго.

— А почему вы не работаете в государственных учреждениях? Вам не кажется, что ваши способности нужно применять с пользой для большего числа людей?

— Я и применяю, — грустно ответил Дронго, — но мне трудно менять свой образ жизни. Да я и не хочу, уже привык к подобному ритму. Так мне удобнее.

В этот момент сотрудники милиции ввели Егора Скрёбова. На руках у него были наручники, под глазом — синяк, очевидно, кто-то из милиционеров переусердствовал, пытаясь успокоить подозреваемого. Скрёбова посадили на стул, и стражи порядка уже собирались устроиться рядом, когда Линовицкая требовательным жестом показала им, что они могут удалиться.

— Извините, — нерешительно сказал старший, — нам приказали не оставлять его одного.

— Разве он остается один? — спросила Линовицкая.

— Нет, но… — он не знал, как в подобной ситуации нужно разговаривать со следователем. — Если хотите, мы выйдем…

— Подождите в приемной, — строго приказала Линовицкая и, оглянувшись на Дронго, добавила: — Я ведь остаюсь не одна, — и показала на Дронго.

Сотрудники милиции все еще колебались. Дронго, усмехнувшись, поднялся со стула. Он был выше Скрёбова на целую голову и имел, несомненно, более развитую мускулатуру.

— Я не думаю, что он захочет убежать, — сказал Дронго, — но если даже и попытается что-либо сделать, то ему это вряд ли удастся. Я справлюсь с ним, даже если на нем не будет наручников.

— Тогда сними наручники и поговорим, — предложил Скрёбов.

У него были широкие плечи, очевидно, в армии он занимался спортом. Хотя он и был моложе Дронго лет на пятнадцать, но силы все равно были неравными. Дронго, который дрался в восемьдесят восьмом году с самим Миурой, был гораздо лучше подготовлен, чем его соперник, закованный в наручники. А унижать слабого было не в традициях Дронго.

— Возможно, — кивнул Дронго, — но я не собираюсь с вами драться, Скрёбов. Я лишь пытаюсь показать вам, что совершать преступление грешно и плохо. И боюсь, что теперь в течение многих лет вы будете убеждаться в правоте моих слов.

Сотрудники милиции вышли из кабинета, мягко закрыв за собой дверь.

— Мы будем в приемной, — на всякий случай предупредил один из них.

Скрёбов мрачно усмехнулся.

— Боитесь меня, — с некоторой долей цинизма констатировал он.

— Нет, не боимся, — жестко ответила Линовицкая, — и хватит паясничать, Скрёбов. Это не в ваших интересах. С вами будет работать старший следователь Бозин Арсений Николаевич. А у меня к вам несколько вопросов.

— Я могу не отвечать, — это был не вопрос, скорее, утверждение.

— Можете, — ответила Линовицкая, — но я бы посоветовала вам не молчать. Иначе вас обвинят не только в убийстве Ольги и похищении девочки, но и в попытке убийства вашего руководителя.

— Вот это вы врете! — не выдержал Скрёбов. — Вы этого мне не пришьете. Я не собирался его убивать. Зачем гробить денежный мешок? Его в жизни только бабы и деньги интересуют. Больше ничего.

— Это его дело, — заметила Линовицкая, — а вы, значит, работали с ним и завидовали его успеху у женщин.

— Какому успеху? — ухмыльнулся Егор, и на его красивом лице появилось шкодливое выражение. — Такой успех и я купить мог. Заплати деньги — и привези себе хоть тысячу баб. Сейчас с этим проблем нет. Никаких проблем. А ты говоришь — успех.

— Обращайтесь ко мне на «вы», — посоветовала Линовицкая.

— Пусть будет «вы», — криво усмехнулся Скрёбов, — какая разница. Главное, что вы ошибаетесь. Он своих женщин покупал. И Нину он купил, квартиру ей сделал, чтобы было где встречаться. И Оля от него без ума была.

— По-моему, это вы ошибаетесь, — заметил Дронго. — Женщины, которые сидели сегодня в этом кабинете, любили его не из-за денег. Он тогда был небогатым и никому неизвестным человеком. Но, тем не менее, три женщины согласились приехать в Москву, чтобы снова увидеть его. Сделайте так, Скрёбов, чтобы в конце вашей жизни хотя бы одна женщина захотела к вам приехать. И тогда вы можете считать, что ваша жизнь удалась.

Линовицкая с заметным интересом выслушала этот монолог, но никак его не прокомментировала.

— Старые клячи, — мотнул головой Скрёбов, — а молодые с ним бывают за деньги. Компьютерами спекулировал, вот и стал богачом.

— Несчастный вы человек, Скрёбов, — с сожалением заметил Дронго, — работали с Халуповичем и так его ненавидели. Вы себя берегите, а то можете умереть от нехорошей болезни. Зависть и злоба вызывают онкологические заболевания или сердечные приступы. Берегите себя в колонии, старайтесь больше бывать на воздухе.

Водитель обиженно засопел, но промолчал.

— Вы отрицаете свою причастность к попытке отравления Халуповича? — продолжила беседу Линовицкая.

— Конечно, отрицаю, — громко ответил Скрёбов. — Зачем мне его травить? С какой стати? Я в тот день и дома-то у него не был. Даже если бы я и пришел, то меня бы все равно Елизавета Матвеевна не пустила. Она была очень аккуратной. Раз ей приказали никого не пускать, она бы и не пустила. Пока хозяин не позвонит. Один раз Миша стоял за дверью и ждал, когда она получит разрешение от Халуповича.

— Кто же, по-вашему, мог его отравить? — спросила следователь.

— Кто-то из его женщин, — ухмыльнулся водитель. — Вот вам и любовь! Приехала, чтобы убить. Наверно не заплатил ей тогда, — добавил он, явно издеваясь над словами Дронго.

— Ваш напарник мог попытаться его убить? — продолжала задавать вопросы Линовицкая.

— Н-нет, — ответил Скрёбов.

Он чуть подумал и снова сказал:

— Нет. Миша глупый человек, он доволен своей жизнью. Зачем ему убивать хозяина? Нет, он этого не мог сделать.

— Как вы украли девочку?

Линовицкая явно пыталась помочь Бозину, решив воспользоваться откровенностью подозреваемого. Тот даже не заметил, что они перешли на другую тему.

— Увидел ее случайно в гараже, — пояснил водитель, — я даже не думал, что ее украду. Даже не хотел. Она спросила, как найти лифт, и я ей показал. А потом вспомнил слова Халуповича, что она для него — самый важный свидетель. Ну вот тогда… я и решил…

— И спрятали ее в багажник?

— Да. Я боялся, что девочка задохнется, поэтому все время бегал вниз, проверял, как она себя чувствует. А потом мы выехали с территории офиса, и я ее выпустил, — соврал Скрёбов.

— Ольга знала о ваших планах?

— При чем тут Ольга? — насторожился Скрёбов. — Я ее не убивал. Это вы еще доказать должны.

— Докажем, — уверенно сказала Валентина Олеговна, — можете не сомневаться. Обязательно докажем.

— Верхняя одежда, — напомнил Дронго, — если он поднимался из гаража, то на нем должна быть куртка. После удара на ней могли остаться капли крови. Я думаю, экспертиза вашей одежды легко обнаружит необходимые доказательства.

— Ищите, — зло ответил водитель.

— Чем вы ее ударили? — уточнила Линовицкая.

— Вот этого вы не найдете, — уверенно сказал Скрёбов, — ничего не найдете и не докажите.

— Он выбросил орудие убийства где-нибудь в городе, — сказал Дронго. — Но вы все равно будете изобличены, Скрёбов. Мы найдем вашего сообщника, и через некоторое время вы нам все расскажете.

— Ничего не скажу, — ответил Скрёбов, — а вы ничего не докажете.

— Сначала мы найдем девочку, — возразил Дронго, — и я даже могу сказать, где именно вы ее прячете. Ваш брат — Алексей Скрёбов — живет рядом с Козицким переулком. Назвать его адрес или вы поверите мне на слово?

— Ну, ты и сволочь! — не выдержал Егор. — Как это тебе удается? Ты, наверное, умеешь читать мысли.

— Вы прекрасно знаете, что это не так, Скрёбов. Вы напрасно считали себя самым умным человеком в этом здании. Мне приятно было вас разочаровать. И не нужно меня оскорблять. Я вам не отвечаю только потому, что вы сидите в наручниках.

— Откуда ты такой взялся на мою голову, — со стоном пробормотал Скрёбов.

Он поднял голову и посмотрел на следователя.

— Я вам все расскажут — неожиданно пообещал он. — Если моего брата не тронут, то я все расскажу. Он тут ни при чем. Это я его уговорил взять девочку. Это я во всем виноват.

— Рассказывайте, — разрешила Линовицкая.

— Нет, — ответил Скрёбов, — пусть он уйдет. Я при нем больше ничего говорить не буду. Пусть он отсюда уйдет.

Дронго поднялся и сказал Линовицкой:

— Я буду в комнате отдыха. Если вам понадобится, можете крикнуть.

Он прошел в комнату отдыха, неплотно прикрыв за собой дверь. Эдуард Леонидович сидел на диване, откинув голову. Услышав, что кто-то вошел, он открыл глаза. Увидев Дронго, невесело усмехнулся.

— Плохой из меня психолог, — мрачно прокомментировал Халупович, — даже водителя порядочного найти не сумел. Никогда бы не подумал, что Егор на такое способен. Глупо и больно. Наверное, и с женщинами у меня всегда так было. Ничего я не понимал и сейчас не понимаю.

Дронго сел рядом.

— Не переживайте, иногда подобное случается. От такого никто не застрахован. У меня тоже были случаи, когда я жестоко ошибался в людях. Поэтому не нужно так себя укорять. Один раз в миллениум случаются невероятные вещи, бывают подобные коллизии. И хорошо, если только раз в тысячу лет, — сказал Дронго.

Халупович усмехнулся.

— Использовали мои слова против меня, — понял он. — Действительно глупо. Как вы считаете, кто же пытался меня отравить? Я все время думаю об этом. С Егором все понятно. Он решил, что можно поживиться. Наверное, я слишком откровенно демонстрировал при нем и степень своего богатства, и мои частые встречи с женщинами. Это будет мне уроком. Учту на будущее. Я встречался с Ниной, а он решил, что может встречаться с Олей. Так все и получилось. Если бы я знал, что у него родятся подобные мысли.

— Французы говорят: «Предают только свои», — заметил Дронго.

— Вот именно. Поэтому о Скрёбове я даже не думаю. Он сукин сын. Украл девочку, чтобы заработать. А чтобы никто не узнал, убил Олю. Но не мог он отравить воду! Тогда это сделала одна из трех женщин, которые были у меня дома. Теперь сижу и мучаюсь — кто?

— Вы забыли о пятой женщине, — напомнил Дронго, — ваша соседка утверждает, что женщин было пять. Учитывая, что она, стоя у окна, видела всех проходивших, ей можно верить. Кроме того, она слышала как кто — то поднялся в лифте на ваш этаж. В одной из ее комнат хорошо слышно, как грохочет лифт. Кто бы это мог быть?

— Не знаю. Я действительно не знаю.

— Может, есть еще женщина, с которой вы раньше встречались и которая хотела бы вам отомстить?

— Не знаю, — задумался Халупович. — У меня нет таких знакомых. Да и Елизавета Матвеевна ни за что не впустила бы ее в квартиру. У нее были строгие инструкции на этот счет. И уж тем более не пустила бы на кухню.

— Это могла быть ваша жена? — предположил Дронго. — Ваша домработница знала ее в лицо?

— Нет. Они никогда не виделись. И это не могла быть моя жена. Ни при каких обстоятельствах. А милиционер? Почему вы не хотите его проверить?

— Обязательно проверим. Но вы только что сказали, что Елизавета Матвеевна не открыла бы постороннему человеку дверь. И уже тем более не пустила бы на кухню.

— Верно, — огорчился Халупович, — прямо заколдованный круг получается. Какая-то черная комната. Ищем убийцу, который растворился в воздухе и не мог попасть в закрытую квартиру. У вас бывали раньше подобные случаи?

— Иногда бывали, — ответил Дронго, — но во всех случаях черная комната оказывалась не совсем замкнутой. Убийцы использовали самые разнообразные методы, чтобы отвести от себя подозрение и иметь надежное алиби.

— Тогда кто же это мог быть?

Халупович снова откинулся назад и закрыл глаза.

— Вы знали о проблемах Фаризы? — неожиданно спросил он.

— Она мне рассказала о них еще вчера, поэтому я спросил вас еще во время нашего первого разговора. У нее отец узбек, мать украинка, но из Казахстана. Там свои моральные устои. Для девушки из такой семьи потеря девственности — это неслыханное бесчестье. А вы были ее первым мужчиной. Когда вы уехали, она наверняка очень переживала. Ну и потом мать решила выдать ее замуж за перспективного молодого человека. Но она отказалась и даже взяла распределение в другой город. Естественно, мать не могла этого вынести и тяжело заболела.

— А ее брат до сих пор меня ненавидит, — открыл глаза Халупович.

— Что ни делается, все к лучшему, — ответил Дронго. — Теперь она замужем за любимым человеком. Он доктор наук, профессор, член-корреспондент, известный ученый. У них прекрасная семья, и она ни о чем не жалеет. Если бы она не уехала в Курган, ничего подобного бы не случилось.

— Вы думаете?

— Уверен. Ваша проблема, Халупович, не в том, что вы слишком любвеобильны, а в том, что вы слишком легкомысленно относитесь к подобным встречам. Вы любили плыть по течению, нимало не задумываясь, что станет с женщинами, с которыми вы встречались. Это ведь не те женщины, которым вы платите и которые не имеют к вам никаких претензий. Каждая из встреченных вами женщин отдала вам частицу своей души. У каждой была своя история, о которой вы не знаете.

— В каком смысле?

— У каждой из них своя тайна. И своя трагедия. Когда Элга Руммо встречалась с вами, ока была уже замужем.

— Только не говорите, что она развелась из-за меня или ее мама тоже заболела, — в голосе Халуповича прозвучала ирония, — или там тоже произошло нечто подобное?

— Гораздо хуже, чем вы думаете. Вы могли бы обратить внимание и на ее сумки, одежду и даже на ее зажигалку. Но вы были увлечены вашей встречей и ничего не заметили. Вы торопились встретиться со всеми, чтобы отметиться, а потом познакомить их друг с другом. Когда вы встречались с Элгой, ее муж работал водителем в райкоме партии. После вашего отъезда выяснилось, что кто-то узнал о ваших встречах. В Прибалтике нравы были и тогда достаточно либеральными, но водителя обвинили в моральной распущенности его жены. Обвинил человек, который сам пытался ухаживать за Элгой. В результате ее муж напился с горя, а когда возвращался под утро, попал в автомобильную аварию. И она осталась молодой вдовой с ребенком на руках.

— Господи! — расстроился Халупович. — Я ничего не знал, клянусь вам. Я ни о чем не подозревал… Если нужно, я помогу… Я постараюсь ей помочь…

— Уже не нужно. Она вышла замуж второй раз, у нее двое детей, все устроилось, один ребенок учится в Англии, она достаточно обеспеченный человек. Вас не интересовали такие подробности, а мне удалось вызвать ее на откровенность.

— Бедная Элга! Сколько же ей пришлось пережить! Я и не думал…

— В жизни каждого человека есть свой «скелет в шкафу». Это выражение вспомнила Элга. У Оксаны Григорьевны тоже есть тайна, о которой вы не подозреваете, — сказал Дронго.

— У одной погиб муж, у другой заболела мать. Похоже, я приношу всем одни несчастья. Неужели и с ней произошла какая-то трагедия?

— Вы много знаете людей, у которых в жизни не было трагедий? — поинтересовался Дронго. — У каждого бывают счастливые и несчастливые периоды.

— Надеюсь, что встречи со мной были для них счастливыми днями, — пробормотал Халупович. — Или я не прав?

— Правы. Они действительно вспоминают эти встречи с большим чувством. Но, очевидно, ваши отношения были гораздо глубже, чем вы думаете. Это были не просто мимолетные встречи. Каждая переворачивала жизнь женщины, с которой у вас была интимная связь. Оксана Григорьевна вспоминает о вашем романе как о самом ярком событии в своей жизни. Она до сих пор помнит все в деталях. Но дело в том, что тогда у нее должен был родиться мальчик. Возможно, ваш сын, Халупович. Однако, уехав из Киева, вы больше ей не позвонили. И она приняла трудное решение, согласившись на аборт. В результате мальчика она потеряла, и у нее никогда не будет сына, о котором она страстно мечтала.

— Мальчик, — прошептал Халупович, — какой же я был идиот!

— Вот видите. Вы ничего о них не знали. Очевидно, в вас есть нечто такое, что нравится женщинам. Ваш ум, ваша энергетика, ваше обаяние. Но нельзя думать только о собственных удовольствиях Халупович. Жизнь устроена так, что нужно думать и об окружающих. Иногда мы — вольно или невольно — причиняем им боль, страдания. Жизнь — это загадка. Наши судьбы сцепляются с судьбами других людей, и все мы образуем единое целое. Движение души каждого из нас отражается на душах окружающих. Я давно пришел к такому выводу.

— Спасибо, что рассказали мне об этом, — взволнованно произнес Халупович. — Кажется, мне нужно пересмотреть свои взгляды на некоторые вещи. Как вы полагаете?

— Никогда не поздно начать новую жизнь, — пошутил Дронго. — Хотя я не верю, что человек может измениться в сорок лет. Но мне нравится ваш эпикурейский характер, ваш оптимизм. Нужно лишь внимательнее относиться к другим людям — и к хорошим, и к плохим. Вот и весь рецепт лекарства, который я могу вам дать.