Обжигающая любовь

Райан Нэн

Глава 7

 

Тэмпл не раздумывала ни секунды. Сдержав вздох облегчения и благодарности, она вложила свои трепещущие пальцы в сильную ладонь всадника. Не спешиваясь, он помог Тэмпл подняться. Легко, как пушинку, подхватил усталую девушку и посадил ее перед собой. Затем пришпорил жеребца.

Ощущая, как чувство покоя разливается по телу, Тэмпл устало кивнула ему в знак благодарности. Она даже не пыталась говорить. Ей казалось, что она не сможет произнести и слова. Она благодарно откинулась на широкую грудь своего спасителя. Через несколько секунд Тэмпл повернула голову в сторону всадника и посмотрела ему в лицо. На голове его возвышался белый тюрбан, нижнюю часть лица скрывал легкий белый шарф. Тэмпл вгляделась в его темные горящие глаза, устремленные вперед. Она подумала, что эти глаза цвета ночи, обрамленные длинными темными ресницами, были самыми прекрасными из всех, что она видела в жизни.

Не глядя на спасенную им женщину, мужчина в белых одеждах достал откуда-то из складок своего балахона блестящую серебряную фляжку. Не говоря ни слова, он протянул сосуд своей спутнице. Тэмпл приняла ее трясущимися руками. Отвернув крышку и поднеся фляжку к губам, девушка с радостью обнаружила, что та наполнена холодной чистой водой. Запрокинув голову, она жадно пила и не могла напиться.

Тэмпл выпила только половину содержимого фляжки и начала сопротивляться, когда ее спаситель стал отбирать сосуд. Она попыталась объяснить ему, что еще не напилась, но не смогла издать ни звука. Голос охрип, горло пересохло и распухло.

Мужчина покачал головой, чтобы успокоить свою спутницу. Она кивнула и покорилась, не сводя глаз с серебряной фляжки, надеясь, что он позволит ей сделать еще глоток.

Незнакомец в белых одеждах держал флягу в руках. Длинные тонкие пальцы сжимали узкое горлышко. Тэмпл не отрывала взгляда от заветного сосуда и от огромного рубина, который, ловя солнечные лучи, отбрасывал во все стороны кровавое сияние. Не выдержав яркого сверкания камня, Тэмпл закрыла глаза.

В этот момент всадник поднял фляжку прямо над головой женщины, перевернул ее и вылил содержимое заветного сосуда прямо на темечко спасенной.

— О-о-о! — умиротворенно выдохнула Тэмпл, когда струйки воды начали скатываться в песок по ее увлажнившимся волосам.

— Ах! — Она протянула руки и каплями, оставшимися на ладонях, смочила воспаленные щеки.

Она повернулась к мужчине, чтобы поблагодарить его за доставленное удовольствие, но сделала это так резко, что случайно попала ему в глаз прядью спутанных волос.

— Простите, — испугалась она и потянулась к его лицу. Он мгновенно перехватил ее руку, не позволяя прикоснуться к себе. — Я только хотела… — Она остановилась на полуслове, взглянув в его таинственные темные глаза. Бриллиантовые капли драгоценной влаги повисли на его длинных ресницах, и красная полоска проступила в том месте, где уголок глаза переходил в висок.

Он не моргнул, чтобы смахнуть капли воды с ресниц, он даже инстинктивно не прикрыл пораненный глаз, хотя Тэмпл знала, что ему больно. Он продолжал зорко смотреть вперед, направляя своего жеребца на восток.

Тэмпл почему-то нравилось сидеть рядом с этим решительным человеком. Уверенная в том, что ее повелитель прекрасно знает, куда ехать и где находится ближайшая деревня, Тэмпл глубоко вздохнула и отвела взгляд. Теперь они оба смотрели вперед. Она обеими руками вцепилась в луку седла, чтобы не наваливаться всем телом на незнакомца, но очень скоро ей начало казаться, что ее усталый позвоночник вот-вот переломится.

Безжалостное солнце нещадно палило с небосклона, на котором не было ни единого облачка; снизу, от огнедышащего песка, поднимался жар. Перед глазами Тэмпл плыл безликий пейзаж. Веки налились такой тяжестью, что ей стало трудно поднимать их. Единственными звуками, которые ухо различало в глухой тишине, были тупые удары копыт о песок. Монотонные звуки и пейзаж действовали на Тэмпл так же успокаивающе, как сильные загорелые руки, которые крепко держали поводья и ее.

Неожиданно незнакомец отпустил поводья, направляя бег жеребца только движениями колен, слегка обнял девушку и вынудил ее прижаться спиной к его широкой груди. Тихая, уставшая от схватки за жизнь, счастливая от того, что ее нашел этот спокойный властный человек, Тэмпл даже не сопротивлялась. Вздохнув, она позволила себе расслабиться и припала к его груди. Тэмпл подумала, что должна хорошенько наградить этого бедуина.

Боль в спине прошла почти сразу, она почувствовала себя как в раю. Тэмпл улыбнулась и слегка повернула голову.

Прижавшись разгоряченной щекой к мускулистой груди своего спасителя, женщина снова заглянула в его глаза цвета эбенового дерева. Странно, но на кочевнике были белоснежные одежды, а от его тела приятно пахло.

Тэмпл закрыла глаза. Как ей повезло! Она могла бы погибнуть в этих бескрайних песках. Ее могли бы найти арабы из другого варварского племени, подобные тем, кто ее выкрал и бросил. Но этого не случилось. Вместо этого ей на помощь пришел сострадательный араб. Наверное, это простой, добросердечный бедуин, который колесит по пустыне в поисках пропитания для себя и своей семьи. Он, безусловно, прекрасно ориентируется в песках без всяких компасов и карт и знает, где располагаются оазисы и ближайшие деревни.

Тэмпл не сомневалась, что он позаботится о ней. Это была ее последняя мысль, прежде чем она забылась в сладостном сне.

Когда белый скакун резко остановился и Тэмпл проснулась, ей показалось, что спала она не больше минуты. Пальцы араба сжали ее талию. Сразу после этого она поняла, что больше не сидит в седле впереди своего спасителя, а лежит поперек седла, поддерживаемая его руками.

Когда Тэмпл окончательно пришла в себя, таинственный всадник бросил поводья слуге, а сам еще крепче сжал ее тело. Он осторожно спрыгнул на землю и поставил Тэмпл на ноги.

Оказавшись на твердой почве, Тэмпл незамедлительно спросила:

— Где мы? — Она оглядела оазис, затененный пальмами. — Это ваша деревня? Мы далеко от города? Не могли бы вы отвезти меня в город, чтобы я послала весточку своей семье?

Вокруг Тэмпл и благородного араба сгрудились мужчины, которые оживленно и восторженно что-то обсуждали. Тэмпл не понимала ни слова. Она начала чувствовать себя неуверенно. А что, если ни один из них не говорит по-английски? Как ей объяснить им, что она не может здесь оставаться? Ей необходимо выбраться из пустыни. Ей надо попасть в город. В настоящий город.

— Я не могу оставаться здесь, — сказала она высокому арабу, который ее спас. — Вы меня понимаете? Я должна попасть туда, откуда могу послать весточку родным. Моя семья обо мне беспокоится.

Араб молчал. Вместо ответа он взял ее за руку повыше локтя и повел вперед. Уставшая женщина была вынуждена идти в такт размашистому шагу высокого араба, все прочие почтительно расступались перед ними.

— Куда мы идем? — спрашивала она. — Куда вы меня ведете?

Он ничего не ответил, лишь кивком указал на шатер, раскинутый в нескольких ярдах от них. Он стоял почти на самом краю искрящегося бассейна.

Тэмпл и ее спаситель шли к шатру по песчаной дорожке, вдоль которой стояли дикие бедуины. К своему изумлению, среди них Тэмпл узнала тех, кто напал на ее лагерь. Здесь же, возвышаясь над остальными, стоял и одноглазый гигант, ее главный проводник Сархан. Тэмпл осенило. Она вовсе не была спасена! Этот высокий араб в белых одеждах, который вел ее к своему шатру, и был главарем шайки.

— Нет! — вырвалось из ее груди. Дико вытаращив глаза, Тэмпл принялась брыкаться и кусаться, вырываться из рук своего псевдоспасителя.

— Тихо. Возьмите себя в руки, — приказал он ей на чистейшем английском языке. От его слов повеяло таким холодом, что у Тэмпл застыла кровь в жилах. Он грубо втолкнул ее в шатер.

Тэмпл обернулась и онемела от ужаса. Она удивленно посмотрела на высокого араба. Он снял с головы белый тюрбан и размотал белоснежный шарф, скрывавший нижнюю часть лица. Волосы у него были чернее ночи в пустыне. Его лицо поразило Тэмпл красотой и жестокостью. Высокий, широкоплечий, он стоял при входе в шатер в своих широких, ниспадающих белых одеждах, возложив руку, увенчанную кровавым рубином, на украшенную рукоять кривой восточной сабли, висевшей на поясе. Его огромные глаза превратились в крошечные узенькие щелочки, словно он был чем-то сильно недоволен.

Не в силах оторвать от него испуганного взгляда, Тэмпл дрожащим голосом спросила:

— Кто вы?

— Я Эль-Сииф, шейх Шариф Азиз Хамид, — ответил незнакомец, сбрасывая с себя одежды. — Раздевайтесь, Тэмпл.