Обжигающая любовь

Райан Нэн

Глава 26

 

Тэмпл медленно пробудилась от чудного сна. Она не успела еще полностью прийти в себя и находилась в том прелестном состоянии между сном и бодрствованием, когда телом и головой еще владеют нега и блаженство. Теплые властные руки гладили ее обнаженное тело, теплые губы возбуждали ее плоть. Тэмпл открыла изумрудные глаза и поняла, что все это происходило не во сне, а наяву. Она была уверена, что молодой шейх находится рядом с ней. Повернув голову, она обнаружила, что Шарифа нет.

Тэмпл села. Простыня, прикрывавшая ее тело, складками упала на кровать. Тэмпл вздохнула и потянулась, как довольная собой и жизнью женщина. Она обвела взглядом комнату и с удовольствием отметила, что ее уже дожидается ванна с горячей водой. На пуфике была сложена одежда, в которой она выезжала на конные прогулки.

По позвоночнику ее пробежал холодок нетерпения. Она совсем забыла, что сегодня поутру должна была отправиться на прогулку с Шарифом. Наверное, он уже давно ждет ее.

Тэмпл встала с кровати и поспешила к ванне с теплой водой. Через минуту она уже натягивала на себя габардиновые бриджи для верховой езды, голубую хлопчатобумажную блузку и высокие, до колена, кожаные сапоги. Она наскоро причесалась, перевязала волосы узлом и скрепила их заколкой на затылке. Сердце ее бешено билось, когда она приблизилась к занавеске, отделяющей спальню от гостиной.

Интересно, как поведет себя шейх. Ждет ли он ее с тем же нетерпением, что она его? Улыбнется ли он ей? Обнимет ли? Поцелует ли?

Тэмпл с замиранием сердца скользнула за занавеску и обвела взглядом гостиную. Пусто.

Ее улыбка растаяла. Тэмпл торопливо пошла к выходу, скользнула за полог и остановилась, ослепленная утренним солнцем. Возле шатра ее дожидался Тоз. Шейха не было. Словно из-под земли появился улыбающийся Тариз.

— Как вы себя чувствуете, Тэмпл?

— Прекрасно. А где… Шариф?

— Господина нет в лагере.

— Неужели? Но мы договорились вместе отправиться на прогулку. Он что… скоро приедет?

— Боюсь, что нет. Сегодня на прогулке вас буду сопровождать я.

Тэмпл очень хотелось с пристрастием допросить Тариза о том, где находится его хозяин и почему он не едет с ней на прогулку. Они собирались провести в пустыне весь день. Он обещал ей, что они будут купаться в прохладных источниках и заниматься любовью на молодой нежной травке.

Ничего этого Тэмпл не поведала Таризу. Она улыбнулась и сказала:

— Отлично. Я с удовольствием с вами поеду.

Шариф один плескался в водоеме с кристально чистой водой, который находился в только ему известном оазисе. Он неустанно работал руками и ногами.

Упражнение это было необходимо для сохранения гибкости и укрепления мускулатуры. Удовольствия ему оно не доставляло. Шариф плавал стремительно, как будто от скорости выполнения этого упражнения зависела его жизнь, как будто он отчаянно желал победить. В некотором смысле это так и было.

Шариф проснулся на рассвете и увидел возле себя нагую Тэмпл. Его первое желание заключалось в том, чтобы обнять ее и начать заниматься с ней любовью. Его вторым желанием было бежать от нее, куда глаза глядят. Он осторожно, чтобы не разбудить Тэмпл, встал и выскользнул из шатра. Поспешно одеваясь, он принуждал себя не думать о прелестнице. Оказавшись в гостиной, он с облегчением вздохнул, похвалив себя за то, что целым и невредимым ускользнул из пышущей любовью пасти дракона. Выйдя из шатра, он, к своему удивлению, наткнулся на Тариза. Все в порядке? — поинтересовался Шариф. Я бы тоже хотел это знать, — без своей обычной улыбки ответил Тариз.

По-моему, все хорошо, — повел плечами шейх. — И почему мы должны подозревать что-то дурное?

— Кони оседланы, мой и ваш. Я поеду с вами, и мы поговорим.

— Нет, — покачал головой Шариф. — Сегодня я хочу прогуляться один. — А ты отправишься с Тэмпл, когда она проснется.

Затем, намеренно избегая вопросительного взгляда Тариза, Шариф вскочил в седло и пришпорил жеребца. Когда они достигли первой финиковой рощи, оба — молодой человек и конь — были мокрыми от пота. Шариф соскочил на землю, не дожидаясь, когда Принц остановится. Жеребец нетерпеливо рыл песок копытом в предвкушении отдыха под тенистыми пальмами и водопоя. Прежде чем раздеться самому, Шариф снял седло и упряжь с Принца.

Отпустив жеребца пастись, хозяин его стянул с себя насквозь промокшую от пота белую рубашку и направился к полноводному источнику. Он лег на живот и, вытянув шею, ловил ртом животворную влагу. Шариф долго не поднимал головы. Напившись, Шариф начал раздеваться. Когда и Принц утолил жажду, хозяин его был уже абсолютно голым. Жеребец подошел к шейху и благодарно лизнул его шершавым языком в плечо.

— Делай что хочешь, я буду плавать, — сказал Шариф коню.

С этими словами он нырнул в прохладную воду. Плавал Шариф долго, словно пытаясь смыть с себя запахи, прикосновения и само воспоминание о Тэмпл. Он закончил истязать себя, только когда голова его окончательно прояснилась, а кровь едва не застыла от холода в жилах. Шариф с трудом подтянулся, выбросил свое изможденное тело на берег и с удовольствием растянулся на траве.

Легкий ветерок тянул с юга. Утомленный ночью любви и долгим плаванием, Шариф зевнул. Он подложил под голову руку и закрыл глаза. Но сон все не шел. А вот незваное видение не заставило себя долго ждать.

Прелестная Тэмпл устроилась у него на животе. Она наклонилась, чтобы поцеловать его, и ее матовые полные груди касались его груди. Золотистые волосы рассыпались по плечам. Прелестная наездница постанывала от удовольствия.

Шариф открыл глаза и выругал себя и свое тело за столь детальную память об удовольствиях. Тотчас же он почувствовал, как кровь хлынула ему в низ живота. Ему даже стало трудно дышать.

Шариф потянулся, сел и помотал головой, чтобы избавиться от навязчивого видения. Он заставил себя хорошенько вспомнить, кто такая Тэмпл Дюплесси Лонгуорт. О ней он знал все.

Он знал, что семье Лонгуорт принадлежит роскошное поместье в Делавэре. Перед белым особняком с восемью колоннами простиралась огромная лужайка, заканчивающаяся спуском к воде. Ее отец, Уолтер Уилсон Лонгуорт, занимал видный государственный пост, а брат матери, Джеймс Дюплесси, был вдохновителем семейного бизнеса и главой империи Лонгуортов, производящей и поставляющей оружие туда, где в нем нуждались.

Тэмпл — умная, способная девушка. Кроме того, она красива и богата, поэтому самые известные холостяки Европы и Америки искали ее расположения. Сама того не желая, Тэмпл разбила немало мужских сердец, отказываясь от поклонника, как от дорогого платья, которое она уже один раз надела. Она уставала от ухажера, прежде чем он успевал влюбиться в нее. Итак, Шариф знал все. Даже печальную историю о поэте.

Шейх скрипнул зубами, потянулся к брюкам и достал из кармана гильзу с клеймом «Дю-Пи».

Но даже она не заслонила от его внутреннего взора лица Тэмпл, и Шариф с ужасом понял, что ему никогда не избавиться от этого наваждения. Он с неожиданной ясностью осознан, что сегодня, завтра и годы спустя образ Тэмпл будет преследовать его. И он знал, что, будучи по природе умной женщиной, Тэмпл взяла в плен одновременно и его сердце, и его мужскую суть.

Шарифу показалось, что жаркое солнце пустыни вдруг померкло. Он зябко поежился и потянулся за одеждой.