Обеты любви

Полюбить легче, чем разлюбить, уверена Констанс и потому тщательно оберегает свое одиночество, надеясь, впрочем, когда-нибудь создать семью с мужчиной, с которым ее будет связывать больше дружба, чем любовь. Ведь так гораздо спокойнее и, в случае расставания, не будет очень больно. Однако, встретив Мэтта, девушка убеждается, что невозможно застраховаться от всего на свете, ведь жизнь не таблица умножения, где дважды два – всегда четыре.

1

– Но, Хейзл, это же ты частный детектив, а не я, – твердо сказала Констанс, обращаясь к своей сводной сестре. – Это не моя работа. Я бухгалтер, специалист по налогам…

– Да, ты бухгалтер, но ты же на целую неделю собираешься в отпуск. И тебе в отличие от меня не нужно ехать на конференцию, которая может оказаться жизненно важной для твоего бизнеса, – быстро перебила Хейзл.

Хотя Хейзл была старше Констанс на целых шесть лет, именно Констанс всегда вела себя сдержаннее и разумнее. А импульсивная и горячая Хейзл, сама того не желая, часто создавала своим близким проблемы.

– Конни, дорогая, ты же знаешь, как много значит для меня мое агентство и мое дело, – попыталась разжалобить сестру Хейзл. – После того как Пол бросил меня, после нашего развода, я решила, что жизнь моя кончена. А теперь, когда мы с Джен открыли собственное детективное агентство, я чувствую, что у меня снова есть цель, есть, к чему стремиться. Я ни за что не стала бы просить у тебя помощи, если бы задание предполагало какие-то сложности или опасности. Тебе и нужно-то всего-навсего провести несколько дней в пустом доме и записывать, кто приходит к соседу и когда уходит. Ну и сделать несколько снимков. Это же проще простого! К тому же человек, за которым ты будешь следить, его фамилия Керби, даже не догадается о твоем присутствии. Нам удалось убедить старушку, хозяйку дома, где ты будешь жить, уехать на несколько дней к сестре и разрешить нам воспользоваться ее жилищем. Обещаю, тебе не придется делать ничего, кроме…

– … Кроме того, чтобы нести двадцатичетырехчасовую вахту и без устали следить за каким-то неверным мужем, – буркнула Констанс. – Послушай, Хейзл, я, как и ты, не одобряю супружеские измены, но…

2

– Прости, Хейзл. Я очень виновата. Сама не понимаю, что на меня нашло. Я все испортила, – каялась Констанс, пересказав сестре свои приключения.

– Ничего подобного! – весело остановила Хейзл поток извинений. – Дело в том, что произошла небольшая накладка: видишь ли, Керби больше не живет по соседству с миссис Джонсон. Он несколько месяцев не вносил арендную плату, так что буквально на днях домовладелец сдал коттедж другому жильцу. А мы ничего об этом не знали. Видимо, шум, о котором упоминала миссис Джонсон, объясняется очень просто – нашего «дорогого» мистера Керби насильно выселяли. А ты следила за новым жильцом. Джефф сообщил мне, что рано утром, когда ты еще спала, Керби покинул дом. Джефф ехал за ним до шоссе. Керби направился на юг и был в машине один. А мать Джинни позвонила мне и сказала, что девочка, слава Богу, поссорилась со своим героем. Джинни долго плакала, а потом сказала, что больше не хочет его видеть. Так что все закончилось хорошо. – Хейзл усмехнулась. – Хотела бы я видеть лицо этого нового жильца, когда ты обозвала его извращенцем! Жаль, что тебе не удалось сфотографировать его в тот момент.

Констанс, чувствуя подступающую дурноту, поражедшо смотрела на сестру.

– Постой… Ты хочешь сказать, что я следила не за…

– … Не за Керби? Вот именно! – весело подтвердила Хейзл. – Это понятно уже по тому, каким ты его описала. Тебя послушать, так твой приятель один в один супермен, – добавила она с ехидством.