Ночь, которой не было

Джордан Пенни

Пенни Джордан

Ночь, которой не было

 

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Захлопнув дверцу маленького автомобиля, Николь сперва разгладила юбку своего строгого костюма и лишь, затем обеспокоено посмотрела в сторону офиса.

Времени без десяти девять, и на парковке почти не осталось свободных мест — ведь сегодня новый владелец их небольшой строительной компании впервые официально предстанет перед сотрудниками. Когда сделали ошеломившее всех своей неожиданностью объявление о переходе компании в новые руки, Николь была в отпуске, однако коллеги по работе поспешили сообщить ей подробности.

Всем давно было ясно, что Алан Харди после трагически нелепой гибели своего сына потерял всякий интерес к бизнесу, однако никто не ожидал, что он продаст компанию предпринимателю из другого региона, для которого их маленькая провинциальная фирма всего лишь довесок к растущей деловой империи.

Николь ничуть не беспокоилась за свое рабочее место — по крайней мере, все ее в этом убеждали. С тех самых пор, как восемь лет назад вернулась из Лондона, она бессменно работала у Алана в качестве секретаря, успевая также делать объявления по громкоговорящей связи. Николь нравилась эта работа, хотя в последнее время все чаще приходилось самой вносить поправки в поручения, которые давал ей шеф. Некоторых сотрудников фирмы раздражало, что Алан держал в секрете продажу компании, Николь тоже понятия не имела об этом, однако вместо раздражения испытывала только сочувствие к Алану и его жене Мэри.

Смерть сына, погибшего в автокатастрофе, полностью разрушила их жизнь и планы на будущее. Вполне естественно, что Алан отчаялся и потерял интерес к работе.

Николь тихо вздохнула. Она надеялась, что сможет сработаться с новым хозяином, который, как ей сообщили, скорее всего, назначит управляющего делами для повседневной работы в фирме, а сам будет навещать их не чаще раза в неделю. Значит, ее непосредственным руководителем будет не сам хозяин, а человек попроще… Тем не менее, в прошедшие выходные Гордон, ее друг, высказал отнюдь не польстившие ей сомнения в том, что ее кандидатура пройдет. Николь обиделась, но виду не подала. Их с Гордоном отношения, были довольно старомодными, и Николь полагала, что в этом виновата его мамочка. Она была из тех женщин, которые за вечным хныканьем и беспомощностью скрывают свою властность и редкое умение манипулировать людьми.

Как это ни грустно, Николь все чаще и чаще стала замечать, что, проводя время с Гордоном, она чувствует лишь раздражение, лишний раз, убеждаясь в том, какие они разные люди.

Они были знакомы почти всю жизнь, хотя регулярно стали встречаться лишь два года назад. В прошедшее Рождество Гордон намекнул, что им давно пора уже объявить о своей помолвке, однако Николь удалось замять этот вопрос.

Вся беда была в том, что в замкнутом круге маленького городка незамужней женщине очень непросто бывать в обществе, вести культурную жизнь без компании мужчины. Люди здесь отличались особо строгими взглядами и с плохо скрываемым предубеждением поглядывали на незамужних женщин в возрасте между двадцатью пятью и тридцатью годами.

Конечно, у Николь осталось немало подруг, с которыми она когда-то ходила в школу и которые с тех пор успели выйти замуж и обзавестись детьми. Честно говоря, Николь предпочитала развлекаться вместе с ними, а не ходить на однообразные свидания с Гордоном.

Ее мама уже не раз сухо замечала, что жизнь, проведенная с Гордоном, может показаться слишком долгой, и Николь порой соглашалась с ней. Но Гордон олицетворял собой респектабельность и старомодную мораль, а у Николь были особые причины считать, что именно это ей и нужно в жизни.

И хотя Гордон был, скучным и занудливым, хотя ей бывало очень сложно ладить с его матерью, она считала его тем единственным мужчиной, с которым должна провести всю свою жизнь…

Шагая к зданию, где располагались офисы, с удовольствием отвечая на приветствия мужчин, собравшихся во дворе, и старательно не замечая взглядов, которые они бросали на ее ноги. Николь с сожалением размышляла о том, что и строгая одежда и отношения с Гордоном стали неотъемлемой частью ее жизни вовсе не потому, что она получала от этого удовольствие, а потому, что помогали чувствовать себя в безопасности.

Она уже миновала группу мужчин и собиралась открыть дверь в здание, когда вдруг услышала, как один из них расхохотался.

В ту же секунду лицо ее вспыхнуло. Она не имела ни малейшего представления о том, что могло вызвать этот смех, очень даже может быть, что она тут вовсе ни при чем, однако ей захотелось убежать, убежать подальше и спрятаться от всех на свете.

Бремя вины, которое ей приходилось нести, иногда казалось нестерпимым, и все же она не могла отделаться от этого чувства. Подумать только: из-за одной-единственной ошибки, из-за досадного промаха в ранней юности… Нельзя же наказывать себя всю жизнь! Но, что бы ни делала, она была не в силах забыть об этом…

В минуты глубочайшего отчаяния, когда Николь чувствовала себя совсем несчастной, ей хотелось поделиться с кем-нибудь, попросить совета, но затем панический страх возвращался, и она вспоминала, сколь многим она пожертвовала, лишь бы никто на свете не догадался, что она одна из тех женщин, которые…

Торопливо направляясь к своему офису, Николь заметила, что все ее тело сотрясает дрожь.

Господи, ну почему же именно сегодня она вздумала волноваться из-за своего прошлого?!

Ведь сегодня надо быть особенно внимательной и старательной, чтобы произвести самое благоприятное впечатление на нового хозяина. Говорят, он не терпит в своем окружении людей несобранных или же безынициативных. Очевидно, он предъявляет к своим подчиненным завышенные требования, и те, кто хочет остаться работать, должны соответствовать им.

Уже неделю сотрудники фирмы горячо обсуждали радикальные меры, которые, несомненно, предпримет новый владелец в организации работы.

Николь лучше многих знала, что компания отнюдь не процветает, прибыль, если говорить начистоту, мизерна, а многие сотрудники недобросовестно выполняют свои обязанности… Знала она и о том, что старший прораб, занимающийся распределением работ, частенько закрывает глаза на многое.

Собственно говоря, если они до сих пор более или менее успешно держались на плаву, так потому лишь, что в этом небольшом городе их фирма была единственной крупной строительной компанией. Она обслуживала обширный регион, где до недавнего времени просто не было ничего интересного для потенциальных конкурентов.

Теперь, однако, положение изменилось. Многие стали переезжать в этот район, приобретая недвижимость. Николь понимала, что, если бы их компания не перешла в руки нового, более активного хозяина, вполне возможно, в городке появились бы конкуренты и занялись таким же бизнесом, заставив Алана уступить.

Многие сотрудники либо не могли этого понять, либо же не хотели перемен, и потому переход компании к новому владельцу был встречен без особого энтузиазма.

О нем говорили, что он думает только о себе, что он хитер и проницателен, как черт.

Только двое из сотрудников фирмы находили в новом хозяине что-то хорошее. Одна из них — помощница Николь, хорошенькая восемнадцатилетняя девушка, только что окончившая колледж, которая с воодушевлением заявила, что мистер Хант выглядит на редкость молодо для своего возраста и, если бы у нее не было жениха, она бы им заинтересовалась.

Николь рассмеялась, услышав это утверждение. Ведь по тому, что говорил ей Алан, она заключила, что Мэтью Ханту нет еще и тридцати пяти. Сам Алан дал ему такую характеристику: «Проницательный бизнесмен с нетрадиционным подходом…»

Отец Николь тоже подтвердил это. Он работал в одном из банков в Сити, предпочитая ежедневно совершать поездки в столицу и обратно, а не жить в дымном и шумном центре. Именно отец сообщил Николь все подробности профессионального восхождения нового хозяина. О его частной жизни было известно совсем немного — лишь то, что он холост.

Одна из замужних подруг, услышав это, поддразнила Николь: «Ну что же, дай Бог, если он обаятельнее Гордона. Послушай меня, Ники, милочка! Ведь Гордон такой зануда, что иногда в это просто трудно поверить. Нет, я хочу сказать, что, конечно же, настоящий, крепкий брак — это не только безумная любовь и потрясающий секс. Дружба и надежность важнее всего, но ведь Гордон ни то ни се. А уж что касается его мамочки…»

Николь улыбнулась. Едва ли Анну можно считать тактичной особой, она всегда говорит то, что у нее на уме. Обижаться не стоит, ведь подруга желает ей только добра. Однако о том, чтобы закрутить роман с новым шефом, даже если это станет великой и романтической любовью всей ее жизни, и речи быть не может.

Судя по тому, что она слышала о нем, ему нравится, чтобы все женщины вокруг него были по-настоящему красивы и обаятельны, а уж о ней-то этого никак нельзя сказать!

Николь поспешила в раздевалку и наградила свое отражение в небольшом зеркале неодобрительной гримасой.

Росту она была невысокого, сложения хрупкого, с тонкими запястьями и щиколотками. От матери она унаследовала нежную белую кожу и темные волосы, а от отца — глаза глубокого синего цвета.

Такое редкое сочетание вкупе с тонкими чертами лица и мягкими полными губами заставляло мужчин, видевших ее впервые, оборачиваться и бросать на девушку повторные, оценивающие взгляды.

Те же представители сильного пола, которые были знакомы с ней, считали, что яркая женственность ее лица и фигуры резко контрастирует с ее характером.

«Недотрога», «святоша» — именно так характеризовали ее наиболее беспощадные, особенно после того, как она решительно пресекала любые попытки сблизиться. Другие, не страдавшие, уязвленным самолюбием, а потому менее критичные, обходились без таких ядовитых комментариев, считая девушку спокойной и независимой.

Николь было отлично известно, что говорят и думают о ней мужчины. Однако она не держала на них зла. Честно говоря, она предпочитала, чтобы ее считали недотрогой…

Николь с трудом сглотнула тяжелый комок в горле, подхватила сумочку и направилась к двери. Времени без пяти девять, и сейчас ей предстоит волноваться о вещах куда более важных, чем собственное прошлое.

Позже она не раз спросит себя, не испытывала ли она нечто вроде предчувствия, поверить в которое отказывается здравый смысл… Но все это будет потом, когда вспоминать о предостережениях, будет уже бесполезно.

Несмотря на то, что все юридические процедуры по переходу фирмы к новому владельцу были завершены должным образом, Алан решил лично передать дела Мэтью Ханту. В ходе этого скромного мероприятия новый владелец должен представиться всем сотрудникам компании. Общее собрание наметили на десять часов.

Идея организации такой церемонии принадлежала Николь, и Алан долго сомневался и раздумывал, прежде чем согласиться.

Когда Николь открыла дверь небольшой приемной, которую она занимала вместе с Эви, девушка уже сидела за пультом коммутатора.

Она тепло улыбнулась Николь и, кивком указывая на закрытую дверь внутреннего кабинета, сообщила:

— Алан приехал несколько минут назад. Вид у него, не из лучших. Я предложила ему чашку кофе, но он отказался.

В отличие от Николь, Эви облачилась в кричащего цвета футболку, заправленную в столь же яркие шорты. Ее светлые волосы были собраны на макушке, образуя пышный хвост, а сверкающие пластмассовые серьги цвета сочной фуксии кошмарным образом контрастировали с ярко-красной помадой.

Вряд ли можно представить себе двух более несхожих людей, чем мы, с усмешкой подумала Николь.

Восемнадцатилетняя Эви, казалась яркой и жизнерадостной, как попугай, а Николь — с коротко подстриженными блестящими темными волосами, в строгом костюме темно-синего цвета, накрахмаленной белой блузке, скромных бежевых колготках и темно-синих лакированных туфельках — в свои двадцать шесть лет выглядела скучной и бесцветной, как… Как и должна выглядеть настоящая секретарша, твердо напомнила Николь самой себе, стараясь не замечать, что настроение у нее испортилось, едва только она сравнила себя с Эви.

— Он еще не приехал, — заговорщицким тоном сообщила Эви. — Интересно, какая у него машина? Наверняка что-нибудь такое длинное и блестящее, держу пари — спортивная. Да уж, он непременно оживит наше болото… Дэнни вчера вечером сказал, что скоро у нас тут все начнет меняться.

Дэнни, дружок Эви, работал в их компании учеником плотника. Его одежда отличалась почти такой же красочностью, как и наряды Эви, хотя в отличие от нее он был добросовестным и трудолюбивым работником.

Собрав утреннюю почту, Николь налила для Алана из термоса чашку кофе, приготовленного Эви, а затем прошла в кабинет бывшего шефа.

Сердце ее болезненно дрогнуло: два года, миновавшие со дня смерти сына, не могли не сказаться на нем. Он действительно выглядел, как человек, который утратил цель в жизни и потерял интерес к любимому делу. Николь подозревала, что он даже начал пить больше, чем это позволяло его здоровье. Среди ящиков его письменного стола один всегда был заперт, и порой, зайдя в кабинет Алана, Николь чувствовала характерный запах алкоголя.

Ей было до глубины души жаль его, хотя она могла лишь догадываться о том, какая это мука — пережить такую трагедию.

Сыну Алана, Тому, исполнилось тогда двадцать два года, он должен был вот-вот окончить университет. Это был умный, воспитанный юноша, которого все любили. Он погиб внезапно — в автомобильной аварии, и неудивительно было, что Алан до сих пор не мог примириться со случившимся.

Пьяный водитель на большой скорости выехал на встречную полосу и врезался прямо в машину Тома, отчего оба скончались на месте. Нет на свете родителей, которые могли бы легко смириться с подобной трагедией. И вот теперь компания, которую должен был унаследовать Том, перешла, к совершенно постороннему человеку.

— Я назначила собрание сотрудников на десять часов, — напомнила Николь, ставя перед Аланом чашку кофе. — К счастью, все они сегодня заняты на строительстве дома на Дюк-стрит, и я договорилась, что их отпустят на собрание за час до обеденного перерыва, а фирма оплатит это время.

Одна из местных компаний по торговле недвижимостью хотела переехать из современного офиса в более старое и намного более привлекательное здание в центре города и заказала Алану его реконструкцию. В случае нарушения сроков окончания работ строительной фирме грозили немалые штрафные санкции.

Николь не раз размышляла о том, что, принимая во внимание печально известную привычку их прораба вечно опаздывать, этот контракт вряд ли принесет компании какую-либо выгоду. Она даже подозревала, что, молчаливо соглашаясь с этим, Алан лишний раз выдает, каким тяжким бременем стала для него работа. Когда Николь только пришла в фирму, Алан всегда был в курсе всех дел, ничего не выпускал из-под своего контроля. Теперь же все изменилось, и нередко Николь приходилось мягко указывать ему на различные недоработки в текстах контрактов, которые предстояло подписывать, а порой даже полностью переделывать их, чтобы компания получила прибыль.

Единственным местом, где могли собраться все сотрудники, был склад стройматериалов, пустовавший в настоящее время. Он примыкал к зданию офиса, и потому всем было удобно собраться там: и служащим, и рабочим фирмы.

Из окна своего кабинета Николь прекрасно видела двор и тех, кто входил или выходил. Ровно без десяти десять изрядно потрепанный «лендровер» с шумом въехал во двор, и она раздраженно вздохнула: вот уж кого им сейчас не хватает, так это потенциального клиента! Ведь с минуты на минуту должен появиться новый владелец фирмы, и все будут слишком заняты, чтобы заниматься заказчиком.

«Лендровер» был порядком забрызган грязью, на боку виднелась вмятина. Судя по всему, машина принадлежала одному из местных фермеров.

Автомобиль остановился прямо перед зданием офиса, водитель выскочил и быстро захлопнул дверцу.

Он был довольно высокого роста, широкоплечий, в куртке-ветровке и грязноватых, плотно облегающих джинсах, на ногах — старенькие кроссовки. Волосы были густые и темные, но не черные, а скорее насыщенного каштанового цвета и отросли длиннее, чем им полагается, так как нависали над воротником. Когда он закрывал дверцу автомобиля, Николь заметила, что его рука загорела от постоянного пребывания на воздухе.

Но едва только он повернулся лицом, Николь показалось, что небо обрушилось на нее. Ужас сковал все ее существо, и она готова была умереть.

Нет… Это невозможно… Этого не может быть! Она ошиблась! Невозможно, чтобы это был тот самый мужчина. В конце концов, прошло целых восемь лет… И она видела его всего один раз в жизни…

Тем не менее, это был он. Николь понимала, что ошибки быть не может. Ведь она узнала его не только глазами, но и всеми чувствами, всем своим существом, всем телом, которое так предательски отреагировало на его появление… Казалось, каждая клеточка тела вспомнила его. Она содрогнулась, отчаянно желая закрыть глаза, отгородиться от его образа, от вызывающих ужас вспышек памяти, грозивших засосать ее в темную пучину воспоминаний.

Подвыпившие мужчины, редко бывают внимательными или нежными любовниками — таково общепринятое мнение. Они становятся беспощадными, настойчивыми, навязчивыми. Они не обращают внимания на желания или чувства своей партнерши. Таково общепринятое мнение, но этот мужчина… он был иным… и из-за него она…

Она снова содрогнулась, и Эви обеспокоено уставилась на нее.

— С тобой все в порядке? Ты просто ужас до чего бледная. — Эви подошла к столу Николь и, глянув в окно, возбужденно проговорила: — Это он… наш новый шеф… Мэтью Хант. Выходит, он уже приехал! Пожалуй, надо предупредить Алана.

Мэтью Хант? Так это Мэтью Хант? Николь пришлось ухватиться за край своего стола, так как у нее подогнулись колени. Этого не может быть! Этого не должно быть! Мэтью Хант — ее новый шеф. Тот самый мужчина, который…

Она с трудом сглотнула, чувствуя, как весь ужас ситуации нестерпимой тяжестью наваливается на нее. Мысли бешено кружились в голове, пока она лихорадочно пыталась найти хоть что-нибудь, за что могла бы уцепиться, что не позволило бы ей утонуть в пучине своего собственного ужаса.

Что, если он узнает ее? Что, если он… Нет. Это невозможно, ведь тогда у нее на голове была кошмарная «химия», из-за которой она выглядела, как героиня фильма ужасов. Николь крепко зажмурилась, пытаясь не вспоминать, как выглядела в тот вечер, стараясь отогнать от себя мысли о том отвратительном платье, купленном в отчаянной спешке, когда ей хотелось бросить вызов всему миру. Она хотела забыть и вульгарный макияж, испортивший ее лицо в тот вечер, забыть и свое поведение…

Нет, он ни за что не узнает ее. Ведь даже собственные родители не узнали бы ее тогда…

Сердце постепенно замедлило бешеный бег, но тело было по-прежнему напряжено.

Она услышала, как Эви возбужденно сообщает Алану, что Мэтью Хант, только что приехал. Значит, с минуты на минуту он войдет сюда, войдет в свой офис. Когда он появится, она должна быть готова… Она должна…

Николь глубоко вздохнула. Дверь распахнулась, и он появился на пороге.

Едва его взгляд скользнул по ней, Николь испытала настоящее потрясение, почувствовав, каким знакомым кажется в нем все, даже этот внимательный взгляд умных, проницательных глаз. Будто он не рядовой представитель человечества, а стоит над всеми, как некое высшее существо…

Она припомнила, что еще в тот вечер заметила это, а также то, насколько он красив и до чего мужественная у него фигура…

— Мисс Линтон?

Это было скорее утверждение, чем вопрос, и она автоматически ответила слегка дрожащим голосом:

— Да, мистер Хант, я — Николь Линтон… Улыбку, которой он одарил ее, вряд ли можно было назвать дружелюбной.

— Зовите меня Мэтт, — довольно холодно попросил он. — Яне отношу себя к любителям старомодной вежливости, особенно когда за ней скрываются лесть и неискренность.

Такое заявление разорвало паутину опутавшего ее ужаса, заставив Николь нахмуриться.

Он не узнал ее, это ясно, однако в его обращении к ней не чувствовалось приязни. Она опустила ресницы. Ей было отлично известно, что она не пользуется популярностью у мужчин, работающих в компании, они посмеиваются над ней за ее спиной, не прощая чопорности и холодности. Но уж лучше это, чем… Она с трудом сглотнула комок в горле. Значит, Мэтт будет ее новым начальником. И если только она не подаст заявление об уходе, — а это никак не входило в ее планы, — ей придется найти способ ладить с ним. В их городке получить хорошую работу не так-то просто, а ей вовсе не хотелось каждый день ездить в столицу, не говоря уже о том, чтобы жить там. Что бы ни было причиной его антипатии, это явно не прошлое… Значит, пока она может вздохнуть свободнее.

Откликнувшись на его слова каким-то бессмысленным замечанием, она вдруг поняла, что говорит и движется автоматически, словно в состоянии глубокого шока, отчаянно пытаясь защититься. На самом же деле ей страстно хотелось одного — убежать, как можно быстрее и как можно дальше, скрыться от мужчины, так пристально глядящего на нее.

Краешком глаза Николь заметила, что Алан вышел из своего кабинета. Эви с воодушевлением улыбнулась Мэтью Ханту, и он вдруг ответил ей на редкость приятной улыбкой.

И вдруг совершенно незнакомое ощущение пронзило Николь: ее словно ударили ножом в самое сердце! Она с трудом сдержалась, чтобы не застонать, и, не веря самой себе, поняла, что из глаз вот-вот хлынут слезы. Горло у нее перехватило… Слезы? Она не плакала с тех пор, как… с тех пор, как ей было восемнадцать лет. Тогда ей было столько же, сколько теперь Эви. Однако она не обладала и десятой долей той уверенности в себе, какой обладает Эви, не могла поверить в себя, как в женщину, как в личность.

Николь отвернулась, быстро моргая, стиснув кулачки и крепко сжав зубы, приказывая себе не терять самообладания, не вести себя так глупо.

Слезы… И все из-за того только, что какой-то мужчина обошелся с ней холодно, не проявил интереса и в то же время дружелюбно и оценивающе улыбнулся Эви… Но дело в том, что это не просто мужчина, а тот самый мужчина. Неужели прошлое ничему ее не научило? Неужели все эти бесконечные годы, прожитые под непосильным бременем вины, прошли даром?

— Уже почти десять часов. Полагаю, пора идти на собрание. Мне хотелось бы, чтобы оно было, как можно короче, и закончилось побыстрее. Здесь у меня немало работы, а днем еще предстоит встреча в Сити.

Не говоря ни слова, Николь направилась к двери. Она чувствовала отвратительную слабость в ногах, а голову, казалось, просто набили ватой. Едва она приблизилась к двери, как Мэтью Хант распахнул ее. Николь пришлось пройти, совсем рядом с ним, и тело ее напряглось, даже тончайшие волоски на коже встали дыбом. Он, не отрываясь, смотрел на нее, и она ощутила, как мельчайшие бисеринки пота выступили на ее лице.

Тем не менее, ей удалось подавить в себе опасное желание повернуть голову и оглянуться на него лишь затем, чтобы проверить, не вспомнил ли он ее… не узнал ли…

Когда, наконец, она миновала дверной проем, за ней последовала Эви, и высокие каблуки младшей из двух девушек принялись выбивать звонкую дробь по деревянному полу.

Пока шло собрание, Николь все больше и больше убеждалась, что просто не в силах сосредоточиться на делах.

Мэтью Хант ее новый шеф!

Даже сейчас верилось в это с трудом. Мэтью Хант, тот самый мужчина, с которым…

— У тебя точно все в порядке? — настойчиво поинтересовалась Эви. — Ты до сих пор просто ужас до чего белая.

— Все хорошо, — солгала Николь. — Все просто замечательно…

То же самое ответила она и маме, когда вернулась домой и вынуждена была отвечать на целый шквал вопросов о том, как прошла первая встреча с новым начальством.

Пока Мэтью Хант находился в офисе, она не могла отделаться от ощущения, что он наблюдает за ней, оценивает ее, присматривается к ней. Она чувствовала себя, как угодно, только не «хорошо» и уж никак не «замечательно». Судя по вопросам, которые он неустанно задавал ей, видимо, он решил, что она взвалила на свои плечи слишком большую часть текущей работы.

Она могла бы объяснить, что ею двигало вовсе не желание возвеличиться и, уж конечно, не чрезмерная уверенность в своей собственной значимости; могла бы сказать, что действовала так исключительно из сочувствия к Алану и беспокойства за фирму, но гордость заставила ее умолчать об этом. Гордость и некое упрямство, окрашенное горечью… Один раз он уже истолковал ее поведение неправильно и вот теперь делает ту же самую ошибку.

Но в обоих случаях, хотя и по различным причинам, она сама виновата в его неправильных суждениях.

Мэтью объявил, что к концу недели будет назначен новый менеджер для управления всеми делами, а до тех пор Алан останется в фирме на правах консультанта.

У Николь сложилось впечатление, что под руководством Мэтью Ханта дела в компании пойдут совсем, совсем по-иному. Он пробыл в офисе не больше двух часов, однако к тому времени, когда, наконец, уехал, Николь чувствовала, что так вымоталась, словно напряженно работала и недосыпала, по меньшей мере, целую неделю.

У нее не оставалось никаких сомнений в том, что как профессионал он очень динамичен и эрудирован. Послушав его, она сразу поняла, почему ему сопутствует успех… Однако не его преуспеяние и не его динамизм были причиной ее скованности и напряженности.

И едва ли она могла объяснить маме, что же именно в характере и поведении нового начальства так сильно тревожит ее.

— Да, кстати, звонил Гордон. Просил передать, что сегодня вечером ничего не получится. Очевидно, его мать чувствует себя не очень хорошо.

Ценой героического усилия маме Николь удалось произнести эти слова безразличным тоном, лишенным осуждения, но Николь отлично знала мнение своих родителей о Гордоне и ее взаимоотношениях с ним. Сегодня вечером они собирались пойти поиграть в теннис, однако Николь не почувствовала особого огорчения из-за отмененного свидания.

— Сегодня лягу пораньше, — устало ответила она. — Что-то я вымоталась.

— Хорошая прогулка поможет тебе куда лучше, чем ранний сон. Иногда от пересыпа может развиться депрессия, — твердо заявила мама.

Николь изобразила в ответ слабую улыбку. Мама так откровенна и прямолинейна в своих замечаниях и комментариях и так непохожа на мамочку Гордона, которая всегда поступает наоборот.

— Может быть, ты и права, — согласилась она.

— Конечно, права, а, кроме того, ты могла бы захватить с собой эту ленивую псину, — откликнулась мама.

Обе они посмотрели на крупного лабрадора, мирно гревшегося перед электрическим камином.

Николь вновь рассмеялась.

— Теперь мне все понятно. Оказывается, это не мне нужна прогулка, а Хани…

— Вам обоим полезно подышать свежим воздухом, — уверенно подтвердила мама.

Пару часов спустя, облокотившись на калитку и рассматривая раскинувшийся перед ней знакомый безмятежный пейзаж, Николь подумала, что, вероятно, телу ее прогулка действительно пошла на пользу, а вот душе… Она посмотрела на Хани, примостившегося у ее ног.

До сегодняшнего дня она была почти уверена: ей удалось сделать так, что прошлое стало только прошлым. Она чувствовала себя почти в безопасности. Теперь же стало ясно, как глубоко она ошибалась.

Когда-то Николь настояла на том, чтобы родители разрешили ей покинуть дом и отправиться работать в столицу, где она сняла квартиру вместе с тремя другими девушками, с которыми училась в колледже. Родители тогда считали, что она слишком молода, но уступили, когда она напомнила им, что в восемнадцать лет официально стала совершеннолетней.

Ей удалось найти работу в архитектурной фирме, находившейся в Сити. Среди сотрудников Николь была самой молодой и болезненно застенчивой, так, как чувствовала себя в столице чужой. Другие сотрудники казались ей такими опытными и сведущими во всем… Именно тогда она познакомилась с Джонатаном.

Джонатан был сыном одного из владельцев фирмы. Все воспитание и образование должно было подготовить его к тому, чтобы рано или поздно занять кресло отца. Это был высокий блондин двадцати шести лет, самоуверенный и умеющий очаровывать. Он просто ослепил ее… Николь чувствовала прямо-таки благоговение и, ясное дело, тут же в него влюбилась.

По своей наивности она полагала, что и он влюблен в нее, но затем пришел тот роковой день, когда она случайно услышала разговор, полностью изменивший ее дальнейшую жизнь.

Николь торопливо закрыла глаза. Дрожь пронзила все тело.

Мирный пейзаж, окружавший ее, исчез, и вдруг она снова оказалась в маленьком пыльном чуланчике фирмы «Матьесон и Хендри», где хранились канцелярские принадлежности.

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

— Ну, разумеется, она меня нисколечко не интересует, прелесть моя… Как только ты могла подумать такое?

Николь замерла. Она сразу узнала голос Джонатана. Шок оттого, что он обратился к кому-то еще «прелесть моя», заговорил этим особенным, ласковым голосом, которым, как она полагала, разговаривал только с ней, — этот шок был настолько силен, что она не в силах была пошевелиться и застыла на месте, держа в руках пачку бумаги для копировального аппарата, за которой ее прислала в кладовку начальница. Николь чувствовала, что не может сдвинуться с места, словно ноги ее приросли к полу.

Джонатан стоял в коридоре, как раз за дверью кладовки. Очевидно, он и понятия не имел, что Николь находится так близко. Но ведь Сьюзен Ходжес прекрасно об этом знала… Не могла не знать, ведь она слышала, как миссис Эллис велела Николь сходить и принести пачку бумаги.

— Ну и что, ведь ты повсюду появляешься с ней! — ответила Сьюзен.

— Только потому, что ты была занята, моя хорошая. Ну, давай, кончай дуться, я говорю тебе чистую правду. Неужели ты действительно вообразила, что меня может заинтересовать такая скучная, бесполая особа, как наша маленькая святоша? Господи помилуй, да ведь она даже целоваться не умеет!.. Не то, что ты!

Николь услышала смех, за которым последовал звук поцелуя — ошибки быть не могло.

Она почувствовала тошноту и гнев одновременно. Отчаяние с такой силой сжало ей сердце, что пришлось стиснуть кулачки, чтобы не расплакаться. Ярость и гнев, гнев на Джонатана и на саму себя, нахлынули на нее. И если бы Джонатан внезапно оказался перед ней, она, вероятно, ударила бы его.

До чего же она была глупа, полагая, что Джонатан влюблен в нее, и уважает ее, и любит, а в действительности они со Сьюзен Ходжес… Ох уж эта первая красотка фирмы, — хорошенькая блондинка с вытянутыми трубочкой, как у рыбы, губами! Ее наряды всегда кажутся слишком тесными, а хихикает она чуть громче и чуть дольше, чем остальные.

Если бы кто-нибудь намекнул Николь, что Джонатан крутит любовь с Сьюзен, она бы тут же принялась отрицать столь кошмарный навет, уверенная, что Джонатан терпеть не может таких девиц, как эта Сьюзен.

До чего же она была наивна!

— Так, значит, ты не пригласил эту чопорную жеманницу на банкет? — послышался голос Сьюзен.

Он расхохотался.

— Да, что ты! Держу пари, у тебя припасено кое-что потрясающее на сегодняшний вечер, признавайся, Сьюзи! Что-нибудь такое очень смелое и откровенное…

— Вот подожди — и увидишь! — лукаво откликнулась Сьюзен и добавила: — Конечно, ты всегда можешь заглянуть ко мне домой пораньше, чтобы увидеть все первым.

Они рассмеялись и, продолжая смеяться, двинулись прочь по коридору. А Николь все стояла в кладовке, по-прежнему охваченная отчаянием.

Верно, Джонатан не приглашал ее составить ему компанию на банкете в честь дня рождения его отца, но она была уверена, что это само собой разумеется… Она даже купила себе новое платье ради такого случая, заручившись сначала согласием и советом мамы, чтобы Джонатану не было стыдно за нее.

Это платье было очень изящным и скромным — из темно-синего бархата, с маленьким круглым воротничком и длинными рукавами. Внезапно Николь с горечью поняла, что и в этом платье она будет выглядеть «бесполой и скучной», как сказал о ней Джонатан.

Слезы затуманили ей глаза. От потрясения и отчаяния она чувствовала тошноту, обжигающий гнев овладел ее душой — гнев и желание доказать Джонатану, доказать кому угодно, что она вовсе не такая, какой он ее считает, что и она может быть столь же яркой и желанной, как все Сьюзен в мире, вместе взятые.

Позднее она много раз думала: не нашло ли на нее какое-то затмение, нечто вроде временного помешательства, и не оно ли заставило ее вести себя так странно? Ясное дело, никогда раньше она не поступала так, и едва ли можно было ожидать, что и в будущем решится на подобные выходки.

Все, что занимало в тот день ее мысли и чувства, — это боль и шок от падения с радужного облака, на котором она парила до тех пор.

Болезненный удар от соприкосновения с горькой реальностью, по всей вероятности, настолько выбил ее из привычной колеи, что разум оказался не в силах справиться с таким потрясением.

Празднование пятидесятилетия главного компаньона было событием немалой важности для скромной фирмы, каких в Сити насчитывается великое множество. Для такого мероприятия в центре города в одном из самых роскошных ресторанов был арендован банкетный зал. Гостей ожидали ужин и танцы.

Разумеется, на банкете должны были быть его родители и его сестры, и Николь, как самая, что ни на есть наивная дурочка, мечтала, что он представит ее своей семье… Вот они усаживаются поговорить, и все семейство благосклонно смотрит на нее, считая ее достойной невестой для Джонатана. А теперь она с ужасающей ясностью вдруг поняла, насколько глупыми были эти мечты и грезы наяву.

Ей было даже трудно разобраться, любит ли она по-прежнему Джонатана или же ненавидит жгучей ненавистью. Все, о чем она могла думать, так это о своей решимости продемонстрировать ему, как ошибочны были его циничные и жестокие замечания на ее счет; доказать, сколь желанной она может стать… Куда более желанной и привлекательной, чем Сьюзен Ходжес и ей подобные.

Убедившись, что Джонатан и Сьюзен уже достаточно далеко, Николь вышла из кладовки и поспешила обратно в машинописное бюро, прихватив с собой пачку бумаги.

Всю оставшуюся часть утра мысли Николь были далеки от работы. Она строила планы, принимала важные решения и, как только ее отпустили, подхватила пальто и почти выбежала на улицу.

Фирма располагалась в центре Сити, где было немало банков и множество других компаний, однако, всего за несколько минут можно было дойти до торговой зоны.

Благодаря наставлениям родителей у Николь уже был приличный счет в банке, и, к счастью, выходя утром из дому, она взяла с собой чековую книжку.

Ей было жарко, словно что-то жгло ее изнутри, как будто лихорадочная необходимость действовать все время подталкивала ее… Не давая себе времени одуматься, она поспешила в самый модный салон-парикмахерскую, который недавно открылся совсем, рядом с офисом фирмы.

Это заведение ничуть не походило на парикмахерскую, к которой она привыкла дома, здесь не было и намека на розовые тона, интерьер был выполнен в строгой серо-черной гамме, наводившей тоску и леденящей душу; стены были увешаны сильно увеличенными и потому малопонятными фотографиями, изображавшими, по-видимому, различные типы причесок.

У девушки, принимавшей заказы, были очень короткие, ужасающе розовые волосы и крайне высокомерный взгляд.

Торопливо, словно опасаясь передумать, Николь сделала заказ. Спустя десять минут она уже сидела перед мастером, который задумчиво поинтересовался:

— Вы действительно уверены, что хотите именно…

Николь ощетинилась, догадываясь, что хочет он сказать. Вероятно, что столь «скучной и бесполой особе» не подходит современная, сногсшибательная прическа…

— Ну, если вы с этим не справитесь… — вызывающе начала она.

Он нахмурился.

— Я, конечно, справлюсь, но, видите ли, это столь резкая перемена стиля… — Он бросил на нее какой-то странный взгляд и спокойно добавил: — Послушайте, это, разумеется, не мое дело, но с такими красивыми волосами… Может быть, они немного старомодны — сейчас ведь прямые волосы не очень в моде, — но делать химическую завивку…

Николь сжала зубы. Ей было отлично известно, чего именно она хочет.

Она вдруг вспомнила одну из фотографий в витрине какой-то парикмахерской, которую видела несколько дней назад по дороге на работу. На ней была изображена девушка, такая же темненькая, как Николь, но на голове у нее красовались слегка растрепанные непокорные кудри, благодаря которым, — даже, по мнению неопытной в таких делах Николь, — девушка выглядела столь соблазнительно и сексуально, что все мужчины смотрели на нее прямо-таки ошарашено. Ни одну девушку, ни одну женщину с такой прической не назовут «скучной и занудливой» или вовсе «бесполой».

— Да, я так решила, — с отчаянием ответила она парикмахеру.

Три часа спустя, недоверчиво глянув на свое отражение в зеркале, Николь почувствовала, как у нее упало сердце. Она едва узнала себя, а уж при мысли о том, что скажут родители, ей и вовсе стало плохо… Неужели у нее такое худенькое, такое маленькое личико, что оно просто теряется в пышной гриве кудрявых волос, завитых так сильно, что они стоят шапкой?

Она мрачно рассматривала свое отражение, стараясь не замечать, какое бледное у нее лицо и какими громадными кажутся теперь глаза.

Сохраняя такое же мрачное молчание, Николь уплатила по счету, накинула пальто и вышла.

На улице она почувствовала легкое головокружение и слабую тошноту, но мужественно не обратила на это никакого внимания, направившись в ближайший магазин женской одежды и косметики.

Девушка, стоявшая за прилавком с самой модной косметикой, слегка поджала губы и критическим взглядом окинула Николь, едва услышала, что та хочет приобрести.

— Красная помада… Да, разумеется, ярко-красная помада… У вас такие губы, что она будет смотреться просто потрясающе… В этом году бледность в моде, так что можете считать, что вам очень повезло, а еще надо, как следует подчеркнуть цвет ваших глаз.

Полчаса спустя макияж был готов, и Николь с трудом сдерживалась, чтобы не облизать губы и не смыть тяжелую липкую помаду, которая, похоже, была нанесена слоем в несколько дюймов толщиной.

Бросив взгляд на свое отражение в ближайшем зеркале, она резко остановилась и посмотрелась еще раз, с трудом узнавая себя в миниатюрном создании с дико растрепанными кудряшками, обведенными синевой глазами и хищно-алым ртом.

Неужели я по-прежнему бесполая? — серьезно вопрошала она себя, поднимаясь на этаж женской одежды.

Твердо решив, игнорировать отделы, в которых прежняя Николь купила бы себе новый наряд, она уверенным шагом отправилась в секцию «авангардной одежды для особых случаев».

Едва Николь попросила подобрать ей что-нибудь для торжественного вечера, продавщица подвела ее к стенду с мини-платьями, убеждая, что ей просто повезло: при таких ногах можно позволить себе короткую юбку… И фигура отличная, как раз, для облегающего платья-стретч. Да-да, вот это, шикарное, из темно-лилового крепа, ведь что-нибудь в таком роде обязательно для любой девушки, которая хочет произвести впечатление и быть принята в компанию своих друзей и сверстников.

Охваченная все той же волной яростной горечи и боли, которая занесла ее в парикмахерскую, Николь вернулась к себе на квартиру. Совершенно преображенная, и по-прежнему настроенная доказать Джонатану, как он ошибался, цинично отвергая ее.

Открыв дверь, она обрадовалась, увидев, что соседок дома нет.

Покупки заняли больше времени, чем она рассчитывала, и теперь оставалось лишь быстренько принять душ и наскоро перекусить.

Несмотря на всю осторожность, от воды волосы Николь растрепались еще сильнее, чем пару часов назад, когда она вышла из салона.

Она неуверенно посмотрелась в зеркало, догадываясь, что переборщила, но потом заставила себя еще раз вспомнить жестокий приговор Джонатана. Зато теперь, глядя на нее, никто не сможет назвать ее «бесполой», ведь правда? Она смущенно смотрела на свое отражение и не могла решить, на кого сейчас похожа.

Ясно было только, что не на саму себя…

Прошел еще целый час, прежде чем Николь, после нескольких неудачных попыток, сумела повторить художественный макияж, который нанесла ей консультантка из отдела косметики. Благодаря синей подводке ее глаза действительно приобрели невероятно насыщенный цвет, но она все еще не была уверена, можно ли выйти из дому с такими губами…

Решительно напомнив себе, из-за чего она все это затеяла, Николь храбро натянула свою обновку.

Ей было странно, что такое маленькое платье неожиданно придало ее телу соблазнительную округлость, хотя вряд ли темно-лиловый цвет очень уж ей шел.

Ну вот, она готова.

Даже водитель такси, которое она заказала, не отрываясь, смотрел на нее, пока она открывала дверцу. Николь вскинула голову и ответила ему взглядом, исполненным, как ей казалось, ледяной уверенности в себе.

Ничего, скоро Джонатан увидит! Он, значит, считает, что она «скучная»? «Скучная» и «занудливая», да еще и «бесполая»?.. Ну, так сегодня вечером она заставит его горько пожалеть о каждом из этих несправедливых и жестоких замечаний.

Расплачиваясь с водителем такси у подъезда, она увидела, что коллеги по работе заходят в отель группами и, еще хуже того, парами. И Николь внезапно поняла, что лучшим способом показать Джонатану, как он ошибался, было бы появиться на банкете с другим мужчиной… Но никаких других мужчин она не знала — по крайней мере, здесь, в столице, да и в ее родном городке ни один человек не мог сравниться с Джонатаном в мужественной красоте.

Он ведь был таким симпатичным, таким образованным, таким обаятельным… Правда, это обаяние ничего не значит, вовсе ничего, напомнила себе Николь, стараясь не обращать внимания на потрясенный взгляд, который устремила на нее коллега по машинописному бюро, подходившая к подъезду отеля одновременно с нею.

— Николь? Неужели это действительно ты? Господи помилуй! Это, что же — парик? — неуверенно поинтересовалась она.

— Нет, это «химия», — отрезала Николь.

Она никогда не была особенно дружна с Лизой. Та была вульгарной блондинкой, вроде Сьюзен Ходжес. Николь вызывающе вздернула подбородок, заметив, как пристально рассматривает ее Лиза. Ее спутник также не отрывал глаз от Николь, и она вдруг поняла, что еще ни разу не ощущала на себе таких мужских взглядов. Ей вдруг стало не по себе, но она отмела сомнения в сторону, храбро повторив про себя лишь жестокие слова, случайно услышанные сегодня утром.

Вестибюль отеля был переполнен народом — множество людей входило и выходило. На большой доске для объявлений было указано, в каком из залов, какой прием проходит, и Николь без труда разыскала нужный этаж и зал, где уже начался банкет.

Собственно говоря, расположение залов в отеле было ей знакомо, так как она уже посещала этот ресторан вместе со своими родителями.

Полумрак, царивший в зале, заставил ее нерешительно остановиться на пороге. Вокруг маленькой площадки для танцев были расставлены столики, и Николь быстренько направилась к одному из них, увидев знакомых девушек-машинисток.

Все они не замедлили отметить перемены в ее внешности, и только одна из них оказалась настолько бессердечной, что решила уколоть Николь.

— А я-то думала, ты придешь с Джонатаном, — ядовито протянула она.

В этот момент Николь порадовалась полумраку большого зала. Отвернувшись в сторону, она пожала плечами и постаралась изобразить ленивое безразличие.

Однако вряд ли можно было назвать безразличием охватившее ее чувство, когда она увидела, как Джонатан входит в зал под руку со Сьюзен.

Парочка долго, бесконечно долго шла по залу. Джонатан даже не посмотрел в сторону Николь, но Сьюзи явно увидела ее, и глаза ее округлились.

Пусть себе пялится, с отчаянием подумала Николь, слегка тряхнув головой. Пусть пялятся вместе.

Теперь она почувствовала еще большую уверенность в том, что не успеет этот вечер закончиться, как Джонатан горько пожалеет о своих словах. Правда, для достижения этой стратегической цели ей нужно заставить какого-нибудь из присутствующих мужчин обратить на нее внимание, ухаживать за ней, показывая, что он отнюдь не считает ее «скучной» или «бесполой»… И не просто какого-нибудь мужчину… Это должен быть, совсем особенный человек, такой…

Глаза Николь удивленно расширились, дыхание замерло, и она потрясенно уставилась на мужчину, только что вошедшего в зал.

В отличие от других гостей, облаченных в строгие официальные костюмы, он был одет почти небрежно: ворот мягкой голубой рубашки распахнут, потрепанные джинсы плотно облегают ноги.

— Ну и ну! Вы только полюбуйтесь на этого типа! — хихикнула одна из девушек, сидевших за столом вместе с Николь. — Хотела бы я знать, откуда он такой взялся?

— Думаешь, это кому-нибудь известно? Одно ясно — он тут долго не задержится, во всяком случае, в этом наряде…

— Хочешь пари? — отозвалась еще одна девица. — Это один из главных наших клиентов. Его тоже пригласили, но мне кажется, никто всерьез не ждал, что он, заявится сюда…

Сидевшие по обе стороны от Николь девушки пересмеивались и возбужденно обсуждали, какой красавчик этот новый гость, но Николь почти ничего не слышала.

Мимо них проходил официант с подносом, уставленным бокалами с шампанским. Хотя раньше Николь никогда не пила, она взяла бокал и жадно его осушила.

Шампанское защекотало горло, и она даже кашлянула, но чудесное ощущение тепла, разлившегося по телу, показалось ей удивительно приятным.

Она даже почувствовала себя лучше, словно окрепла, стала более уверенной в себе и еще решительнее настроилась доказать Джонатану, как несправедливо он ее осудил.

Но когда она поднялась на ноги, чтобы взять у другого официанта еще один бокал шампанским, внезапно все вокруг начало кружиться.

Все это только нервы, убеждала она себя. Только нервы, и ничего больше… В конце концов, никто на свете, даже если он до этого никогда не пил, не может опьянеть всего от двух бокалов шампанского. Или все-таки может?..

Одна из девушек встала, объявив, что пойдет в бар, и пригласила Николь с собой. Не слишком хорошо себе, представляя, что полагается пить в таких случаях, Николь заказала то же самое, что и соседка.

Непривычный маслянистый вкус коктейля показался ей немного странным, но хорошие манеры заставили ее осушить бокал до дна.

Оглядывая зал и стараясь не замечать, как все вокруг нее кружится, Николь увидела, что Джонатан и Сьюзи прошли мимо стола, где сидели его родители, и предпочли уединиться. Вообще-то они не одни, Джонатан разговаривает с тем красавцем в джинсах, а Сьюзи жеманно улыбается ему снизу вверх, хлопая ресницами и поводя плечами. А ведь этот мужчина, словно в тумане отметила Николь, куда красивее Джонатана. И намного более мужествен.

Неведомое доселе, а потому вдвойне восхитительное чувство вдруг охватило ее, дрожью заструившись по телу, едва только Николь с неожиданной ясностью представила, как ее прижимает к своей груди этот красивый мужчина, как его сильные руки прикасаются к ней.

Даже не успев подумать, что же такое она делает, Николь поднялась на ноги, стараясь не замечать, как противно кружится голова, и почему-то подгибаются ноги.

Нетвердой походкой она пересекла зал и, приближаясь к столику, заметила, как Сьюзи уцепилась за руку Джонатана, глаза ее округлились, а малиновые ноготки почти зарылись в рукав его пиджака.

Только теперь Джонатан заметил ее. Николь увидела, как потрясение отразилось в его взгляде, и в ту же секунду горячая волна триумфа окатила все ее тело. Она кокетливо улыбнулась ему той самой улыбкой, которую слишком часто видела на губах Сьюзи, а затем вскинула голову, так, что масса непокорных кудряшек всколыхнулась упрямой гривой. Однако едва только она тряхнула головой, как отвратительная тошнота подступила к горлу.

— Привет, Джонатан, — протянула она, старательно не замечая Сьюзи и приближаясь к столику, и заглянула в глаза незнакомца. — Не хотите ли потанцевать?

Николь заметила, как удивился Джонатан, как возмущенно ахнула, потрясенная Сьюзи… Но ей было уже все равно. Да и с какой стати она будет обращать на них внимание? Вот сейчас она докажет Джонатану, как не прав он был по отношению к ней, докажет ему, что она может быть и желанной, и очень-очень сексапильной, убедит его, что нравится мужчинам.

Незнакомец смотрел на нее во все глаза, причем с каким-то непонятным выражением. Взгляд его неожиданно стал таким холодным, что Николь чуть не отшатнулась, и слезы уже навернулись ей на глаза, когда сквозь пелену опьянения она вдруг поняла, что этот мужчина вовсе не находит ее привлекательной, напротив, сейчас и он отвергнет ее.

Словно защищаясь, Николь поднесла руку к лицу, сделав шаг назад. Щеки ее пылали от стыда и ощущения полной раздавленности, однако, едва она собралась отступить еще на шаг, незнакомец быстро протянул руку, удерживая ее.

Ошеломленная, она подняла на него глаза. Она никогда раньше даже не догадывалась, что мужчина может держать ее за руку так незаметно и в то же время, так крепко. Его пальцы почти не касались ее кожи, и все же она понимала, что стоит только ей сделать попытку вырваться, как эти длинные пальцы сомкнутся вокруг ее запястья, подобно наручнику.

Алкогольный туман в ее голове немного рассеялся, и она прочитала в глубине его взгляда беспощадную решительность. Слишком оглушенная происходящим, чтобы воспротивиться ему, она застыла на месте, чувствуя, что земля уходит у нее из-под ног.

Неужели все дело в шампанском и коктейле? Она неуверенно приложила другую руку к животу и услышала, как пленивший ее незнакомец холодно говорит Джонатану:

— Прошу меня извинить. Похоже, леди желает потанцевать.

В голосе его она не услышала и намека на иронию и все же виновато вспыхнула из-за того, что он назвал ее «леди».

Ведь леди не одеваются так, как она в этот вечер, и не делают себе такой макияж. И уж, ясное дело, леди не набрасываются на незнакомых мужчин, приглашая их потанцевать…

Она все еще колебалась и сомнения сжимали ей сердце. Ей хотелось бежать не только от этого мужчины, но и из этого зала, от этой ситуации, в которую она сама впуталась…

Но вот она посмотрела на Джонатана и заметила, как недоверчиво потрясенно он смотрит на нее, как в глазах его все яснее проступают гнев и раздражение. Он недоволен тем, что она собирается танцевать с кем-то еще, вот в чем дело, моментально поняла она. И он не только злится — он боится бросить вызов этому человеку, который уже отвоевал себе право танцевать с ней.

Да ведь он ревнует! — с неожиданной ясностью догадалась Николь.

Все получилось просто превосходно, успела подумать Николь, прежде чем ее мысли снова разбежались в разные стороны. И ее волосы, и новый наряд, и смелый макияж — все это было вовсе не катастрофой, как она уже начинала думать; нет, благодаря этому она кажется Джонатану по-настоящему желанной, и он недоволен тем, что она собирается танцевать с другим.

Радость охватила Николь, она повернулась к своему незнакомцу и одарила его ослепительной улыбкой. Его глаза вновь удивленно расширились, он быстро перевел взгляд на лицо Джонатана и снова посмотрел на нее.

— Мы еще увидимся, — услышала Николь его слова, обращенные к Джонатану, и затем, не поняв даже, как это получилось, оказалась на маленькой площадке для танцев, в его объятиях, покачиваясь рядом с ним под упоительные, завораживающие звуки музыки.

Честно говоря, в том, как он обнимал ее, было что-то такое, из-за чего она чувствовала себя в полной безопасности, и тепло, исходившее от его тела, так согревало ее, что хотелось закрыть глаза и… Она неожиданно зевнула, быстро, как-то по-кошачьи, и немного запнулась, сбившись с ритма. В ту же секунду осторожно обнимавшие ее руки крепче сомкнулись вокруг нее.

— Думаю, вам сейчас нужна постель, а вовсе не танцплощадка, — услышала она его голос у самого уха.

Словно во сне, Николь подняла лежавшую на его плече тяжелую голову и уставилась ему в глаза. Получается, она права. Мужчинам нет дела до того, что ты за человек… Они обращают внимание лишь на то, как ты выглядишь… Должно быть, это действительно так, иначе, почему этот мужчина, который до сегодняшнего вечера ее и в глаза-то не видал, говорит ей, что хочет лечь с ней в постель? Ведь за все те месяцы, что она проработала в машинописном бюро, только Джонатан приглашал ее сходить с ним куда-нибудь, но даже он ни разу не пытался подъехать к ней с подобным предложением! И ей было отлично известно почему — потому, что считал ее бесполой и скучной.

Вот если бы Джонатан мог услышать, что этот мужчина, только что предложил ей, уж он бы так не думал…

Чувство собственного триумфа охватило ее, наполнив кровь незнакомым, звенящим жаром, который под воздействием спиртного словно обострил все ее чувства, заставив воспринимать происходящее с особой отчетливостью.

Беззаботно, стараясь не замечать предостережений внутреннего голоса, она остановилась и подняла глаза на незнакомца.

— Ну, если вам этого действительно хочется, — слегка задыхаясь, проговорила она, — и если вы не будете жалеть, что мы ушли так рано…

- Мы?..

Николь нахмурилась, услышав его резкий голос, глаза ее затуманились, и она недоуменно уставилась на него.

— Вы живете очень далеко за городом? — вежливо поинтересовалась она. — Просто завтра утром мне надо быть на работе, и…

— Николь, присоединяйся к нам со Сьюзи!.. Она нахмурилась еще сильнее, поняв вдруг, что музыка закончилась, а рядом с ними почему-то оказался Джонатан. Она и не видела, как он встал из-за своего столика и пересек большой зал. Едва он протянул к ней руку, она отшатнулась, не успев даже понять, что делает, и прижалась к незнакомцу еще сильнее.

Поскольку глядела она только на Джонатана, то не заметила, как незнакомец на мгновение нахмурился, наблюдая за живой картиной, что разыгрывалась перед его глазами.

Вот уж чего ему сейчас не хватает, так это, крепко подвыпившей девчонки, которая откровенно предлагает ему свое тело… Ведь, если не брать в расчет боевую раскраску, она совсем еще ребенок. Оставить ее здесь в таком состоянии — значит отдать в полную власть этого Джонатана или кого-нибудь еще вроде него. Может быть, она и дурочка, но такого явно не заслуживает.

— Боюсь, ты опоздал, Джонатан, — ровным голосом прервал он. — Мы с Ники уже собираемся уходить…

Николь бросила на него удивленный взгляд. Он назвал ее «Ники»… Так зовут ее лишь родители и друзья из родного городка… И еще сказал, что они собираются уходить… Но теперь это уже не нужно, раз Джонатан зовет ее…

Однако не успела она и слова сказать, как длинные мускулистые пальцы сжали ее руку, и каким-то непостижимым образом она оказалась спиной к Джонатану, а незнакомец твердо повел ее прочь.

— Ты приехала в пальто? — поинтересовался он, когда они дошли до двери.

Николь ошеломленно помотала головой.

— Очень жаль, — заметил он и холодным взглядом окинул ее платье.

— Но Джонатан… — хрипло запротестовала она, пытаясь повернуть назад.

— Забудь о нем. Он вовсе не для тебя, — решительно заявил мужчина. — А теперь пошли, нам надо выбраться отсюда.

Холодные язычки страха, словно пламя, охватили ее. Совершенно очевидно, что ему не терпится заняться с ней любовью… Неожиданно резкий холод сковал ее тело. О чем только она думает, уходя с банкета с совершенно незнакомым мужчиной?

Но, с другой стороны, если сейчас она вернется в зал одна, Джонатан поймет, что был прав: она действительно скучная, занудливая… и бесполая.

Крепко держа за руку, незнакомец провел Николь вниз, на подземную стоянку. Открыл дверцу обтекаемого «ягуара» с откидным верхом, почти силком усадил на сиденье, застегнул ремень безопасности, а затем захлопнул дверцу, обошел машину и уселся за руль.

Внутри автомобиля восхитительно пахло дорогой кожей и чем-то еще — незнакомым и возбуждающим. Через несколько секунд Николь поняла, наконец, что этот запах исходит от незнакомца… Едва эта мысль пришла ей в голову, она вспыхнула и содрогнулась, отчего мужчина нахмурился, внимательно посмотрел на нее и спросил:

— Послушай-ка, тебя ведь не тошнит, а? Потому, что если да, то…

Она замотала головой.

Верно, ее немного подташнивало, и голова разболелась просто ужасно, только ей вовсе не было плохо. Больше всего на свете ей хотелось немного поспать. Пока машина выезжала со стоянки на темные улицы города, дремотная истома охватила ее, она откинула голову на подголовник и прикрыла глаза.

— Ну вот, скоро ты будешь дома. Где ты живешь?..

Не дождавшись ответа, Мэтт нахмурился и перевел взгляд с дороги на свою пассажирку. Он нахмурился еще сильнее, поняв, что та спит глубоким, безмятежным сном. Спит, как малое дитя. Сколько же она выпила? Очевидно, столько, что алкоголь стал опасен и для нее самой, и для других. Если бы у него была хоть крупица здравого смысла, он оставил бы ее там, где она прицепилась к нему. Наверняка кто-нибудь из сослуживцев довез бы ее до дому. Или нет?

Мэтт должен был улетать ранним утренним рейсом, и подвыпившая девчонка, стала обузой, которая меньше всего на свете была ему нужна. Все дело в гипертрофированном чувстве ответственности, размышлял он, поскольку у него самого три сестры, и все младшие.

Тяжело вздохнув, он сказал себе, что уже слишком поздно везти эту дурочку назад и заталкивать в банкетный зал, особенно когда там околачивается волчище вроде Джонатана Хендри. Проще всего забрать ее с собой, уложить в комнате для гостей, а с утра пораньше, перед отлетом в Нью-Йорк, отвезти домой. К утру, она наверняка протрезвеет и поймет, какой опасности подвергалась, ведя себя подобным образом.

Он предпринял еще одну попытку разбудить девушку, заранее зная, что даром теряет время. На мгновение она приоткрыла глаза, тупо поглядела на него, а затем снова крепко зажмурилась, прежде чем он успел сказать ей хоть слово. Почувствовав, как привалилось к нему тело девушки, Мэтт понял, что она снова погрузилась в глубокий сон.

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Николь открыла глаза, с беспокойством оглядывая незнакомую спальню.

Комната оформлена в серо-белых тонах, окно закрыто строгими жалюзи. Она лежит на большой кровати, постельное белье накрахмалено и сияет безупречной белизной, сверху — мягкое шерстяное покрывало в серо-белую полоску… В одну секунду она поняла, что это мужская спальня, и ее охватила паника. Николь с трудом попыталась сесть на кровати и ахнула от нового потрясения, увидев, что на ней остались лишь трусики.

Она понятия не имела, каким образом тут оказалась. Последнее, что она могла припомнить, — это банкет в честь дня рождения отца Джонатана. Там она с кем-то танцевала… С кем же? Тело ее напряглось, и ужасающие воспоминания о событиях прошлого вечера пронзили серый туман, клубившийся в ее мыслях.

Она вспомнила, как пила шампанское и коктейль, как увидела Джонатана со Сьюзи… как увидела его…

Николь громко застонала и содрогнулась. Господи, что же она натворила?! И что сделал с ней этот незнакомец, с которым она ушла с банкета?

Ее снова начала трясти дрожь: есть только одна причина, по которой она оказалась сегодня утром в его постели. Факты говорят сами за себя.

Тошнота подступала к горлу, а голова болела так, словно ее кто-то ударил, но — удивительное дело! — она совсем ничего не помнила. Тело ее не мучила боль, и не было никаких признаков того, что прошлой ночью она перешла роковую границу, отделяющую девушку от женщины.

Сделав неимоверное усилие, Николь уселась посреди необъятной кровати, пытаясь преодолеть слабость от накатывающей тошноты и отвращение к самой себе. В эту минуту дверь спальни неожиданно распахнулась.

При свете дня он казался еще выше, чем ей запомнилось. Вероятно, он только что принял душ, потому, что его зачесанные назад волосы были влажными, а на коже остались капли воды. На нем было лишь полотенце, обернутое вокруг бедер. Тело казалось твердым и мускулистым, и темная полоска волос, что спускалась по его груди, странно взволновала Николь.

Она заметила, что в руках у него чашка с каким-то напитком, но, едва он приблизился к кровати, инстинктивно отшатнулась, судорожно притянув к себе простыню и глядя на него полными ужаса глазами.

— А-а, ты уже проснулась! Очень кстати, так как через полчаса мне надо уезжать. Я подвезу тебя по дороге в аэропорт. Возьми, я принес тебе чаю. Если хочешь выпить аспирин, то возьми в ванной, в шкафчике.

Как же так: он говорит совершенно будничным тоном… Незнакомец присел на краешек постели, и, ощутив, как кровать подалась под его весом, Николь покраснела.

От него пахло лимонным мылом, лицо блестело — очевидно, он только что побрился. От одного вида его гладкого загорелого тела она задрожала, и эта дрожь уже не отпускала ее, хотя Николь и отгоняла от себя страшные, мучительные предположения.

— Если тебе нехорошо…

Она покачала головой, прикусив нижнюю губу и испытывая мучительный стыд. Совершенно очевидно, что он привык, к такого рода делам, но ведь она…

На стене напротив кровати висело зеркало, и Николь увидела свое отражение. Неудивительно, что он подумал, будто ей плохо, — лицо у нее такое бледное, даже с зеленоватым оттенком! Она нахмурилась, неожиданно вспомнив о макияже, и пальцы ее коснулись чисто вымытого лица.

Словно прочитав ее взбудораженные мысли, мужчина сухо проговорил:

— Я умыл тебя.

Краска залила, только что совсем белое лицо, и Николь вновь содрогнулась, слишком ясно представив себе все, что, вероятно, он делал, когда она была пьяна и ничего не понимала.

Отвращение охватило ее… отвращение не только к себе самой, но и к этому мужчине.

Да, как он посмел! Разве мужчина может заниматься любовью с женщиной, если она не в состоянии понять, что с ней происходит? Но ведь мужчины так не похожи на женщин… мужчины совсем иные, а если уж быть, совсем честной, так надо признаться, что сама виновата, если он подумал… что она…

Дрожь затрясла ее с новой силой. Краешком глаза она увидела, как он потянулся к ней, и в ту же секунду отпрянула назад. Глаза ясно выдавали обуревавшие ее чувства.

Мэтт нахмурился. Неужели эта маленькая дурочка действительно поверила, будто… Он не знал, что лучше: выбранить ее, как следует или расхохотаться. Не может быть, что она и правда думает, будто… Он вспомнил, какой маленькой она казалась ему, когда он нес ее из машины, как доверчиво прижималась к нему. Какой хрупкой она выглядела, когда он помог ей стянуть это впившееся в нее платье, а затем отвел в ванную и смыл ее кошмарный макияж. Собственно говоря, он обращался с ней так, словно она была одной из его сестер, а теперь вот она смотрит на него круглыми глазами, будто считает его насильником.

Да, это было бы для нее хорошим уроком, если б он действительно воспользовался ее доверчивостью, мрачно размышлял Мэтт, рассматривая девушку. Если бы прошлой ночью он не увел ее с банкета, несомненно, нечто в этом роде непременно случилось бы с ней.

Не надо быть семи пядей во лбу, сразу ясно, что с ней произошло. Вероятно, эта глупышка переживает из-за несчастной любви, и виной тому — Джонатан Хендри.

Вот уж кто наверняка сумел бы воспользоваться ситуацией, не упустив своего, и не задумываясь о последствиях.

Мэтт видел, как напугана эта девочка… Он открыл, было, рот, чтобы успокоить ее, но передумал. Возможно, будет лучше, если он оставит все как есть: пусть она считает, что произошло самое худшее. Она выглядит такой напуганной, такой потрясенной, что, вероятно, никогда больше не станет вести себя безрассудно. С одной стороны, это довольно жестоко… но если благодаря этому она не будет больше так рисковать, как вчера вечером, то, в конце концов, окажется, что он сейчас делает ей одолжение.

И вместо того, чтобы сообщить ей правду, Мэтт поставил чашку чая на столик и потянулся к ней через кровать, положил руки ей на плечи, слегка встряхнул ее и поинтересовался:

— В чем дело? Прошлой ночью ты была совсем не такой.

Он почувствовал, как она сжалась, и увидел, какими несчастными стали ее глаза, однако, подавляя сочувствие, напомнил себе, что обманывает для ее же собственного блага.

— Надеюсь, я не разочаровал тебя, а? — добавил он. — Я знаю, для тебя это было в первый раз, но ты, кажется, осталась, вполне довольна, особенно потом, когда мы…

Николь не сумела подавить болезненный стон, сорвавшийся с ее губ. Это просто ужасно… невыносимо… это намного хуже всего, что только она могла себе когда-нибудь представить. Как он может спокойно говорить о том, что случилось прошлой ночью?! Говорить таким обыденным тоном, словно для него все это ничего не значит. Да, для него это действительно ничего не значит…

Она чувствовала, как его дыхание согревает ей ухо, и знала, что, стоит только повернуть голову, стоит только шевельнуться… Она замерла, словно все мускулы в ее теле окаменели, страстно желая, чтобы он убрал, наконец, руки, и отчаянно боясь, что стоит ей прикрыть глаза, как он…

— Что случилось?

Большие пальцы его рук поглаживали ее обнаженную кожу, и это едва заметное прикосновение вызвало у нее противоречивые чувства… Первым был страх и испуг, но вот второе…

Она вздрогнула: его прикосновение зародило в ней еще неведомое, восхитительное ощущение. Глаза ее удивленно расширились, а грудь, закрытая простыней, напряглась. Ей показалось, что языки пламени пробежали от его пальцев по ставшей вдруг невероятно чувствительной коже прямо к груди.

Мэтт увидел страдание во взгляде девушки и нахмурился. Может быть, он заходит слишком далеко? Может быть, она уже усвоила горький урок?.. Но кончиками пальцев он ощутил, как мурашки бегут по ее коже.

Его тело отреагировало на это раньше, чем Мэтт успел понять, что происходит, его чувства проснулись раньше, чем здравый смысл помешал им. И когда девушка напряглась и лихорадочно задрожала, он безотчетно поддался порыву быстро, по-мужски подчинить ее себе. Приподняв одной рукой ее подбородок, он опустил взгляд на ее губы.

Позднее он не раз твердил себе, что вовсе не собирался целовать ее, что ни за что не сделал бы этого, если бы девушка вдруг не ударилась в панику и не отпустила простыню, о которой он совсем забыл, если бы она не вцепилась ему в руку, судорожно пытаясь вырваться.

Он даже не почувствовал, как ее ноготки впились в его кожу, но заметил, как мягко вздымается ее округлая грудь, как порозовели, напрягшись, соски, и его тело отреагировало стремительно — губы прижались к ее губам прежде, чем он сам понял, что же происходит.

Если бы он раньше не догадался, о ее неопытности, то ответ на его поцелуй сразу убедил бы его: девушка замерла от неожиданности, губы ее дрожали, и вдруг впервые в жизни он осознал, до чего сладостно-соблазнительной может быть подобная невинность.

Сердце его успело ударить в груди всего один раз, а желание продолжить то, что он начал, сделалось нестерпимым. Ему хотелось целовать девушку так, чтобы задрожали не только ее губы, но и все тело. Хотелось ласкать ее, пока твердые, блестящие кончики ее грудей не вонзятся ему в ладонь, моля о влажной ласке его губ. Он чувствовал, как тело его возбужденно напрягается, охваченное страстным желанием, как вибрируют мускулы, и отчаянно боролся, стремясь обуздать свою реакцию, а в мыслях непрерывно вставали образы того, как она будет выглядеть, что она почувствует и что скажет, если они займутся любовью, здесь, немедленно… если он покажет, что ей нечего бояться…

Девушка по-прежнему пыталась высвободиться, и Мэтт автоматически воспользовался преимуществом своего веса, чтобы прижать ее к кровати. Он хотел справиться одновременно и с девушкой, и со своим нарастающим желанием, хотел объяснить, что не надо его бояться, что он собирался всего лишь проучить ее, и ничего больше… Но урок не пошел впрок, горестно признался он себе, когда девушка сжала руку в кулачок и со всей силы ударила его в солнечное сплетение.

Мэтт почти не ощутил удара, но все-таки отпрянул назад, пытаясь избежать его, и в это мгновение полотенце развернулось и соскользнуло с его тела.

Он почувствовал, как дрожь пронзила девушку, и, увидев выражение, появившееся в ее глазах, выругался сквозь зубы. Она оказалась еще невиннее, чем он думал: наверняка в доме, где она росла, не было ни родных, ни двоюродных братьев и она никогда не видела мужского тела. Теперь, возможно, в любую минуту она примется кричать: «На помощь! Насилуют!» — и все только из-за того, что он хотел продемонстрировать ей, насколько опасным и необдуманным было ее поведение прошлым вечером.

Единственное, чего он не учел, — это реакция собственного тела на ее близость. Просто смешно, что невинная, неопытная малышка с чисто вымытым лицом маленькой девочки, которая явно не в его вкусе, так глубоко и стремительно возбудила его, хотя он всегда гордился своей сдержанностью и полным контролем над чувствами.

Но сейчас, если он отпустит ее…

Мэтт протянул руку, и взял ее ладонь в свою, разжал ее пальцы и положил на свое тело.

Они казались холоднее льда, и их прикосновение было для его плоти таким же шоком, каким было для нее открывшееся ее глазам зрелище. Она попыталась отнять руку, и алые пятна стыда и ужаса запылали на ее щеках.

— Видишь, что ты делаешь со мной, — мягко проговорил он. — Может быть, мне стоит отменить полет в Нью-Йорк, чтобы мы с тобой снова…

Едва он выпустил, ее руку из своей, как она отдернула ее, предпочитая глядеть куда угодно, только не на него, и голос ее прозвучал как-то хрипло и почти придушенно, когда она поспешила ответить отказом.

В действительности он вовсе не собирался отменять полет, а предложил вновь заняться любовью, чтобы закрепить испытанное ею потрясение. Когда она вернется к себе домой, пусть считает, что еще легко отделалась.

Но, посмотрев ей в лицо, Мэтт понял, что необходимо сжалиться и сказать правду: она выглядела такой напуганной и ошеломленной, судорожно прижимая к себе простыню. Тело ее сотрясала дрожь, а глаза казались огромными и совсем темными от пережитых волнений.

— Послушай, — начал, было, он и замолк, услышав звонок телефона в своей спальне. — Оставайся на месте, — приказал он ей, обертывая полотенце вокруг тела.

Когда он вышел из гостевой комнаты, чтобы ответить на звонок, Николь едва поверила своему счастью. Если бы не этот звонок, еще несколько секунд, и…

Она дрожала с головы до ног, снова и снова переживая кошмарный момент, когда полотенце соскользнуло вниз, и она увидела… Она с трудом сглотнула. Так нет же, словно одного зрелища было недостаточно, он еще взял ее руку и положил на свое тело… на ту его часть, которая… которая…

Она слышала его приглушенный голос в соседней комнате. Ее одежда лежала на стуле возле окна, и внезапно Николь поняла, что у нее есть шанс спастись бегством.

Она выбралась из кровати и с лихорадочной быстротой оделась. Сердце ее бешено колотилось, и она застывала каждый раз, когда слышала, как замолкает голос в соседней комнате. Но затем разговор возобновлялся, и вот, наконец, она оделась и бросилась к двери.

Несколько бесценных секунд пришлось потратить на то, чтобы разыскать выход. Когда дверь была найдена, еще несколько мгновений ушло на ознакомление со сложным и незнакомым замком. В конце концов, она прикрыла за собой дверь, оказавшись в небольшом холле, куда выходило еще несколько дверей. Прямо перед ней виднелись дверцы лифта, а чуть в стороне — лестница. Она выбрала лестницу и побежала вниз, с облегчением поняв, что спускаться предстоит недолго — со второго этажа.

Консьерж в вестибюле испуганно уставился на нее, когда она вихрем промчалась мимо его столика и выскочила на улицу.

Стояло ясное, прохладное утро. Николь сообразила, что находится на окраине города, в районе, через который она когда-то проезжала со своим отцом.

К счастью, в ее сумочке было немного денег, а совсем недалеко она заметила остановку автобуса. Вскоре показался автобус. Не обращая внимания на возмущенные крики мотоциклиста, она перебежала дорогу прямо перед его носом и вскочила в автобус, как раз в ту минуту, когда двери уже закрывались.

— Это очень опасно — так вести себя, — выговорил ей кондуктор, когда она платила за проезд.

Услышав подобные слова, Николь засмеялась высоким, почти истерическим смехом, и кондуктор сперва нахмурился, а потом пожал плечами. Эти подростки — кто только их поймет… Глотают наркотики и занимаются, Бог знает чем… Разве можно разобраться, о чем они теперь думают?

Следующие три дня были еще ужаснее из-за колкостей и насмешек Джонатана, который приставал к ней с расспросами о том, что произошло в тот вечер, когда она исчезла вместе с «MX» — так он называл человека, который был известен ей лишь, как «Мэтт» и о котором она не хотела знать больше ничего.

Она выносила насмешки стоически, но однажды Джонатан прицепился к ней в коридоре и потребовал все рассказать, а потом пренебрежительно заявил, что ей не удастся заинтересовать такого мужчину, как «MX». И тогда, Николь, наконец, огрызнулась и дала ему резкий отпор.

Самое странное во всем этом деле было вот что: едва увидев Джонатана на следующее после банкета утро, она испытала к нему такое отвращение, что сама удивилась, как только могла считать его привлекательным, не говоря уже о том, чтобы потерять от него голову и делать всякие глупости.

Мысль о своем вызывающем и абсолютно идиотском поведении, во время банкета была ей физически невыносима. Каждый раз, когда она вспоминала, как проснулась в кровати Мэтта, как он прикасался к ней… целовал ее… как заставил ее дотронуться до него… как он говорил, что в ту ночь они занимались любовью… каждый раз на нее накатывала дурнота.

Кроме того, она нервничала еще по одной причине: физиологический ритм ее организма, всегда такой упорядоченный, очевидно, из-за пережитого ею стресса сбился, и в течение нескольких бесконечно долгих, полных мучительного ужаса дней она боялась, что забеременела.

Поняв, что в этом отношении с ней все в порядке, она поклялась себе, что уже никогда, никогда не станет вести себя столь необдуманно, ни за что на свете не будет пытаться изменить свою внешность, притворяться, что она — это не она, а кто-то еще.

Но вслед за этой мыслью пришла другая, очень горькая: именно этим ей и придется теперь заниматься всю свою жизнь, ведь теперь она уже не может снова стать той невинной девушкой, какой была. Она не может теперь по-прежнему уважать себя, по-прежнему верить в себя и доверять своим чувствам. Теперь она — падшая женщина, тоскливо размышляла Николь, и заслуживает того, чтобы каждый порядочный мужчина относился к ней с пренебрежением. После всего, что она натворила, неудивительно, если Джонатан и ему подобные будут полагать, что секс для нее — ничего не значащее, обыденное занятие.

Да, если мужчины будут относиться к ней безо всякого уважения, считая ее доступной игрушкой, винить в этом она должна только саму себя.

Теперь Николь с ужасающей ясностью поняла, до чего довело ее импульсивное поведение. Сколько же времени ей придется терпеть насмешки Джонатана? А если он услышит из уст самого Мэтта подтверждение своим предположениям?! Николь снова затрясло. Она была исполнена такой ненависти к самой себе, такого отвращения и стыда!

Совершенно ясно, что жизнь в столице — не для нее, горестно решила Николь. Все, чего ей теперь хочется, — это вернуться домой, где она будет чувствовать себя в полной безопасности. Где не будет ни Джонатана, ни Мэтта, где она попытается забыть о том, что с ней случилось, и сможет начать свою жизнь заново — так, чтобы никогда ни один мужчина на свете не мог утверждать, что она развратная, порочная, не посмел оскорбить ее подозрениями и намеками, которыми вот уже несколько дней преследует ее Джонатан.

К концу недели она подала заявление об уходе из компании и задолго до того, как Мэтт вернулся из Нью-Йорка, уехала в родной городок.

Разумеется, он пытался разыскать ее. Несмотря на сложные деловые переговоры, ради которых он летал в Нью-Йорк, у него все же хватало времени думать о ней. Мэтт жалел, что она убежала из его квартиры раньше, чем ему удалось рассказать ей правду о том, что произошло на самом деле.

Он представлял себе, как она переживает из-за случившегося, лихорадочно пытаясь припомнить, что же было с ней той ночью. Вспоминал выражение, появившееся на лице девушки, когда он положил ее руку на свое тело, и не раз ругал себя за то, что так поступил с ней.

Когда он вернулся домой, одним из первых его дел был звонок в компанию «Матьесон и Хендри».

Он узнал, что девушка по имени Николь больше не работает в компании, она уехала к своим родителям, живущим где-то за городом, и не оставила адреса.

Мэтт старался убедить себя, что незачем разыскивать ее, она, вероятно, хорошенько усвоила урок, который он ей преподал. Его не было почти месяц — достаточно долгий срок, а она наверняка поняла, что их предполагаемая «ночь вдвоем» не повлечет за собой никаких опасных последствий.

О том, что будет с ней, когда она обнаружит, что они не были любовниками, что она по-прежнему девственница, он предпочитал не задумываться. Напротив, ему казалось, что пытаться разыскать ее за городом для того только, чтобы рассказать правду, по меньшей мере, неразумно.

Он слегка поморщился, припоминая, как быстро отреагировало его тело на ее близость.

У него уже так давно нет ни с кем серьезных отношений, может быть, слишком давно. Что же касается этой девочки… Ники… ей даже повезло, она сразу же поняла всю опасность подобного поведения.

Мэтт улыбнулся мрачноватой улыбкой, раздумывая, что хотя она в это, вероятно, не поверит, но он действительно вел себя так, исключительно в ее интересах.

Он вспоминал выражение ее лица, когда поцеловал ее… вспоминал, как его руки гладили ее тело… Но тут он приказывал себе остановиться: в конце концов, в жизни есть такие тропинки, по которым разумнее вовсе не хаживать, потому, что они ведут в никуда… Или же потому, что они ведут в места, намного более опасные, чем можно себе представить?

Это был один из тех вопросов, на которые он предпочитал не отвечать.

Где-то далеко залаяла собака. Николь вздрогнула и вернулась мыслями в настоящее. Она зябко повела плечами, растирая холодные руки онемевшими пальцами.

Даже сейчас, спустя все эти годы, Николь по-прежнему не могла отделаться от ледяного ужаса, испытанного ею в тот момент, когда поняла: они с Мэтью Хантом были любовниками, но она абсолютно ничего об этом не может вспомнить.

Стыд, боль, отвращение к самой себе — вот ее удел на весь срок жизни, отпущенный ей на земле.

Никогда больше она не пользовалась макияжем, проклятое платье было выброшено, в конце концов, даже ненавистная «химия» сошла с волос; но ничто не могло избавить ее от чувства вины и гадливого отвращения к самой себе.

Именно поэтому она и вела такую жизнь, стараясь держаться в тени, твердо придерживаясь рамок поведения, которые сама для себя установила, бывая лишь в обществе своих подруг, хотя и в женской компании разговор порой касался секса. Подруги отпускали довольно смелые, а иногда и просто неприличные, пусть и забавные, замечания о своих партнерах, и тогда Николь была вынуждена молчать и краснеть. Именно поэтому она встречалась с Гордоном — слава Богу, его совершенно не интересовал секс, и он даже не пытался заговорить на эту тему.

Частенько Николь просыпалась среди ночи и грустила о том множестве чувств, в которых отказывала себе, ведя подобную жизнь, о любимом, о детях… Но сразу же вспоминала Мэтью Ханта, презрение к себе и ужас от мысли о том, что у них были самые сокровенные, интимные отношения, которые только могут быть у мужчины и женщины, а у нее не сохранилось абсолютно никаких воспоминаний… Всего этого было более чем достаточно, чтобы напомнить ей: эта область жизни закрыта для нее.

Она много раз твердила себе, что совершила лишь то, что ежегодно делают тысячи глупеньких девушек; наверное, другие и смогли бы простить ее, но она не в силах была простить саму себя. Хотя ей было прекрасно известно, что такое отношение к собственному «я» ведет к самоуничтожению, грозя всяческими опасностями, и что самым разумным выходом для нее было бы обратиться за профессиональной консультацией — психолог помог бы ей забыть о прошлом, оставив его позади, — все равно Николь упрямо отказывалась даже в мыслях избавить себя от добровольного наказания.

Пока о том, что с ней случилось, знала лишь она одна, Николь чувствовала себя в полной безопасности. Но теперь… Она помнила, как насмехался над ней Джонатан, узнав, что она провела ночь с Мэтью Хантом… помнила все оскорбления, которые он бросал ей в лицо, все слова, которыми он ее обзывал… помнила, как преследовал ее, поняв, что она не позволит и ему развлечься с ней.

Тогда, восемь лет назад, Николь впервые с горечью подумала, что жизнь была бы намного спокойнее, если бы ее и дальше считали скучной, занудливой и бесполой особой. Тогда никто не посмел бы, и пытаться оказать на нее такое давление, какое старался оказать Джонатан. Но было уже слишком поздно: Джонатан успел рассказать практически всем, кто работал в их фирме, о неслыханном поведении скромницы Николь.

Она снова содрогнулась, и Хани, словно чувствуя, что ей нужна поддержка, уткнулся ей в руку холодным мокрым носом. Николь посмотрела вниз и улыбнулась собаке слабой страдальческой улыбкой.

— Ну, Хани, скажи, что же мне теперь делать? — прошептала она, опускаясь на колени и гладя шелковистые уши лабрадора. — Если он вдруг узнает меня… если поймет, что…

Николь почувствовала, как паника сжала ей сердце.

Он ни за что не узнает меня! — пыталась убедить она себя. Если до сих пор этого не случилось, — ведь совершенно очевидно, что не узнал, — значит, на этот счет можно не волноваться.

В конце концов, возможно, он просто забыл о ее существовании. Но что делать, если он все еще помнит?..

Ее била крупная дрожь. Единственный способ остаться неузнанной — это бросить работу и уехать из городка, убежать, скрыться, поступить так же, как в тот раз. Но, как все, кого преследуют, она давным-давно поняла, что пытаться спастись бегством — значит привлекать к себе внимание. Выходит, единственный выход для нее — это затаиться, постараться стать незаметной… Может быть, тогда она все-таки будет в безопасности?

Если сейчас она подаст заявление об уходе, ее друзья, родственники — все на свете начнут гадать и строить предположения… Ее родители забеспокоятся, они непременно захотят узнать, что с ней происходит.

Конечно, она могла бы предложить им замечательное объяснение под названием «несходство характеров», заявив, что не может ужиться с новым начальством… Однако в их сельскохозяйственном районе нелегко найти столь же интересную работу, а начинать по второму разу карьеру в столице ей вовсе не хотелось… Нет-нет, совсем не хотелось.

Все-таки сейчас она находится в относительной безопасности. Просто нужно стараться держать себя в руках, сохранять ясную голову, и тогда… тогда все будет в полном порядке, если только она не выдаст себя, совершив какую-нибудь глупость.

Сегодня, например, во время церемонии представления нового хозяина фирмы Мэтью Хант пару раз внимательно посмотрел на нее, когда в своей речи Алан похвалил ее за усердную работу. Однако это был жесткий, оценивающий взгляд хозяина на подчиненную. Мужчина смотрит на женщину совсем не так.

С другой стороны, ей ведь и не хочется, чтобы он смотрел на нее по-другому! В конце концов, теперешняя Николь, очень отличается от той Ники, с которой мимоходом познакомился Мэтью Хант.

Хани, лежавший у ее ног, принялся скулить, подпрыгивая и нетерпеливо трогая мягкими лапами ее джинсы. Это был намек на то, что они уже достаточно долго простояли, дожидаясь неизвестно чего. Давно уже пора опомниться и возвращаться домой.

— Ну, как, хорошо прогулялась? — бодро спросила мама, открывая ей дверь. — Отец только что пришел, так что сейчас будем ужинать. Да, кстати, звонила Кристина. Просила напомнить тебе, что ты приглашена к ней на обед на следующей неделе…

Кристина была одной из ее самых близких подруг. Майк, ее муж, только-только начал собственную адвокатскую практику. У них было двое маленьких детей, и Кристина, помимо того, что заботилась о них и вела хозяйство в доме, еще помогала Майку разбирать бумаги и вести картотеку.

Это был удачный брак, и оба они говорили, что очень счастливы. Николь всегда с удовольствием ходила к ним в гости, хотя иногда, видя, как они любят друг друга, испытывала легкую зависть.

За ужином отец поинтересовался, что она думает о своем новом начальстве.

Сердце Николь бешено заколотилось. Она опустила глаза, уставившись в тарелку, так как прекрасно понимала, что, едва только посмотрит на отца, обуревающие ее чувства тут же ее выдадут.

Вот уже и начинается: ложь, недомолвки, постоянные опасения…

— Кажется, он настоящий профессионал. И хорошо разбирается в своем деле, — настороженно проговорила она.

— Да, судя по тому, что я о нем слышал, он никогда не упускает возможности заняться выгодным делом. Теперь, когда он встал во главе вашей фирмы, она будет стремительно набирать обороты. Интересно, он сам будет управлять или же…

— Нет, он собирается нанять менеджера. Наверное, найдет кого-нибудь в одной из своих компаний. Нам еще не сообщили, кто именно это будет.

— Значит, ты будешь работать непосредственно под началом этого нового менеджера? — прервала ее мама.

Николь кивнула. Во всей этой ужасной заварушке есть, по крайней мере, хоть одно светлое пятно — Мэтью Хант будет не каждый день на фирме.

— Интересно, сколько ему лет и женат ли он?

Николь отложила вилку и нож. Теперь она чувствовала себя намного увереннее, оказавшись в уже знакомой ситуации.

— Мама… — предостерегающе начала она.

— Извини, дочка. Когда ты была еще подростком, я обещала, самой себе, не становиться, такой мамашей, которые вечно, высматривают потенциального родителя для своих будущих внуков. Но все же, когда я смотрю на Гордона… — Она передернула плечами и откровенно спросила: — Что только ты в нем нашла? Я уж не говорю о его мамочке.

— Гордон только мой друг, и ничего больше, — твердо заверила ее Николь.

— Н да… И все же… этот ваш новый менеджер… Интересно, каким он будет? — продолжила мама, и не думая сдаваться.

 

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Мама была отнюдь не единственным человеком, которого распирало любопытство, кто будет новым управляющим.

Придя утром на работу, Николь убедилась, что все сотрудники обсуждают эту тему.

После вчерашнего краткого визита Мэтью Хант должен появиться снова лишь к концу недели, а до тех пор, по крайней мере, неофициально, во главе фирмы останется Алан.

У Николь сложилось такое впечатление, что решение Мэтью Ханта приобрести эту компанию было не слишком обдуманным, скорее импульсивным. Судя по всему, сейчас ему необходимо перетасовать всех работников на других предприятиях, чтобы найти подходящую кандидатуру на роль управляющего, которому можно доверить свое новое приобретение.

Казалось, мысли о новом хозяине прибавили трудолюбия всем сотрудникам маленькой фирмы. Начались разговоры о возможном повышении зарплаты, об улучшении условий работы — ведь теперь они стали частью большой деловой империи. Появились даже слухи о введении премий за добросовестную работу и прочих новшествах.

Алан предпочел никак не отмечать свой уход из фирмы, и Николь понимала его, зная, что все происходящее усугубляет его боль от потери сына. Она считала, однако, что будет очень печально и грустно, если, проработав в компании всю жизнь, Алан просто уйдет из своего кабинета в пятницу вечером и больше не вернется, так и не получив от своих сотрудников ни намека на признательность и благодарность.

Весь день во вторник в воздухе царило напряженное ожидание. Всем было известно, что в среду утром Мэтью Хант должен представить им нового управляющего.

В отличие от остальных сотрудников Николь была страшно занята во вторник — ей удалось убедить Алана подготовить справки, в каком состоянии находится каждый из действующих контрактов, для чего необходимо было собрать сведения о самых разных объектах.

Николь нравилась ее работа, и чем больше поручений давал ей Алан, тем лучше она с ними справлялась. У нее был талант администратора и организатора. Об этом знали очень немногие, но именно благодаря ее умению поддерживать отношения с множеством клиентов фирме удалось сохранить несколько наиболее значительных контрактов.

Вполне естественно было, что Николь хотелось произвести благоприятное впечатление на человека, который стал их новым хозяином, и если не ради самой себя, так ради Алана. Именно лояльность и верность ему заставляли Николь снова и снова проверять все данные, стараясь добиться того, чтобы к нему поступили самые точные и самые последние сведения, показывающие, как идут дела на строительных площадках.

Каждый раз, когда она заходила в кабинет Алана, ей казалось, что он умудряется извлекать все новые и новые кипы бумаг из шкафов и ящиков столов. Судя по всему, горестно заметила она, оператору бумагорезательной машины придется сегодня задержаться не на один час. Глядя на даты, написанные на некоторых из досье, она подумала, что Алан похож на белку, делающую запасы на зиму. И мягко напомнила ему: необходимо договориться о том, чтобы из офиса увезли его большой письменный стол.

Этот стол был настоящим произведением искусства, им мог бы гордиться любой коллекционер антикварной мебели. Когда-то, только начиная работать в фирме, Алан приобрел этот стол на распродаже, и Николь подозревала, что теперь стоимость его возросла до весьма внушительной суммы.

Однако Алан лишь слабо улыбнулся в ответ на ее предложение.

— В моем бунгало нет места для такой громадины, и, кроме того… — он нежно прикоснулся к темному дереву, — кроме того, зачем он мне теперь?

Николь почувствовала, что вот-вот расплачется, и решила про себя, что, если Алан оставит стол здесь, она попросит у отца разрешения поставить его в одну из пристроек к дому. Она была уверена, что со временем Алан непременно пожалеет, что бросил свой стол.

Вечером во вторник, когда она добралась, наконец, до дома, уставшая и пропыленная, мама заметила:

— Ты сегодня что-то задержалась.

— Угу. Мы разбираем бумаги в кабинете Алана, чтобы все было готово к появлению нового начальства… А Гордон не звонил?

Они с Гордоном собирались отправиться на концерт, в столицу, и Николь рассчитывала, что Гордон обязательно позвонит, чтобы уточнить, в какое время заехать за ней.

— С тех пор, как я пришла, никто не звонил, — ответила мама.

Николь, пошла, в ванную смыть, пыль, грязь и усталость. Потом надела джинсы и скромную рубашку и набрала номер телефона в доме матери Гордона.

Ей уже не раз казалось, что они с Гордоном являют собой некую аномалию в наши дни: оба живут вместе с родителями, да и вообще… Однажды ей довелось прочитать несколько статей, где говорилось, что, в связи с растущими ценами на недвижимость, взрослые дети все чаще остаются в доме родителей, задерживаясь там гораздо дольше, чем когда-то полагалось.

Разумеется, Гордон в свои тридцать четыре года вполне может позволить себе жить отдельно, в своем собственном доме. У него хорошая, стабильная работа в одной из страховых компаний, однако, как он однажды подробно разъяснил Николь, его мамочка вдова, к тому же отличается хрупким здоровьем, а потому он считает своим долгом по-прежнему жить вместе с ней.

Николь и сама могла бы позволить себе приобрести отдельную квартирку, но ей нравилось жить с родителями, она получала искреннее удовольствие от их общества и их разговоров, хотя подруги иногда поддразнивали ее из-за того, что она до сих пор сидит под крылышком у родителей.

К телефону подошла мать Гордона, и едва она услышала Николь, как ее слабый, прерывающийся голосок стал заметно тверже.

— Гордон собирается ужинать, — неодобрительно заявила она, — так что я надеюсь, ты не слишком долго будешь занимать его разговором.

Тихо вздохнув, Николь крепче сжала зубы.

Гордон взял трубку, и его голос показался Николь напряженным и нерешительным. Когда она напомнила ему о концерте, он молчал несколько секунд, а затем быстро проговорил:

— Извини, пожалуйста, но я не смогу пойти… Понимаешь, мама не очень хорошо себя чувствует в последнее время, и я должен остаться с ней.

По правде говоря, Николь не слишком-то и хотелось ехать на этот концерт. Гордон сам предложил, но, тем не менее, закончив разговор, Николь чувствовала, что все в ней просто кипит от ярости. Почему же Гордон не позвонил ей раньше и не сообщил, что поездка отменяется? Он предпочел повернуть все так, что она сама вынуждена была звонить ему. А, уж что касается хрупкого здоровья его драгоценной мамочки…

Николь решила съездить повидаться с Кристиной. Она не так уж и мечтала об этом концерте, объяснила Николь подруге, ее возмутил сам факт.

— Гордон даже не счел нужным сообщить, что планы на вечер отменяются.

— Скажи честно, что ты только в нем нашла? — откровенно спросила Кристина. — Послушай меня, Ники, я говорю серьезно, и не пытайся убедить меня, что при виде Гордона твое сердце начинает учащенно биться, что ты до смерти влюблена в него. Ведь я же не раз видела вас вместе…

Николь оставалось только расхохотаться.

— Да, пожалуй, ты права, — наконец согласилась она.

— Ну, так в чем же тогда дело? — начала, было, Кристина, но тут Николь очень твердо перевела разговор на другую тему — принялась расспрашивать Кристину, как дела в школе у ее сына Пола.

Было уже довольно поздно, когда она вернулась домой, но вечер, проведенный в доме подруги, пошел ей на пользу. Когда она легла спать, то о Гордоне уже не вспоминала, ее беспокоило только завтрашнее утро и встреча с новым начальством.

Господи! Сделай так, чтобы он не узнал меня! — отчаянно молила она. Пусть случится, что угодно на свете, только не это…

— Мэтью Хант уже приехал, но до сих пор бродит где-то, — возбужденно сообщила Эви, быстро входя в кабинет.

Николь тоже видела, как прибыл Мэтью Хант. Сегодня он приехал не на древнем «лендровере», а на длинном, явно очень дорогом «ягуаре».

— Ну, скажи: разве он не самый привлекательный мужчина из всех, кого ты только видела? — лениво протянула Эви, наблюдая, как Мэтью Хант шагает к зданию. — Ты только посмотри на него! Даже в этом важном костюме он все равно выглядит просто чудесно…

Николь подавила улыбку. Хотя «важный» костюм нравился Эви меньше, чем облегающие джинсы, в которых Мэтью Хант появился в их офисе в прошлый раз, однако именно этот костюм создал вокруг него, некую ауру властности и решительности, причем до такой степени, что Николь вдруг почувствовала странный frisson [1]1 Озноб (франц.).
. Дрожь горячей волной окатила ее тело.

Она быстро отвернулась от окна, испытывая искреннее отвращение к самой себе из-за того, что так реагирует на его появление, и лишь вполуха слушая возбужденную трескотню Эви. Из «неофициальных источников информации» Эви узнала, что с приходом нового шефа их офис будет модернизирован, будет приобретено самое современное офисное оборудование. И в тот момент, когда Эви убеждала Николь просить новейший компьютер вместо допотопных, хотя и электрических, пишущих машинок, дверь распахнулась, и в комнату вошел Мэтью.

Он улыбнулся Эви, отчего та вспыхнула, кокетливо стрельнув в него глазами, а затем окинул Николь более холодным, оценивающим взглядом.

На ней был наряд, который она в шутку называла своей рабочей униформой, — костюм в стиле «принц Уэльский»: в мелкую клетку с алой полосочкой, белая блузка и широкий алый пояс, выгодно подчеркивавший расцветку ее костюма.

Сегодня утром Эви совершенно невинно заметила, что надо бы дополнить цветовую гамму и накрасить губы ярко-красной помадой. Но от одной мысли о помаде такого цвета Николь начинала испытывать тошноту. Именно ярко-красной помадой были накрашены ее губы в тот вечер, когда…

Теперь она предпочитала пользоваться скромным блеском чуть розоватого оттенка, который лишь немного оживлял цвет ее губ, однако нисколько не акцентировал внимание на том, какой у нее прекрасно очерченный рот, с полными и мягкими губами.

Поэтому, собственно говоря, было странно, что взгляд Мэтью Ханта задержался на ее губах так долго. Николь показалось, будто прошла целая вечность, прежде чем он заговорил. На самом же деле прошло не более пары секунд, пока он рассматривал ее. Страх вцепился ей в горло. Он узнал ее. Сейчас он…

— Алан здесь?

Она помотала головой.

Алану пришлось уехать, чтобы встретиться с одним из клиентов, от которого поступила жалоба на то, что они опаздывают со сроками строительства. Верность прежнему начальству заставила Николь опустить эти подробности. Однако едва она упомянула объект, жесткие складки пролегли вокруг рта Мэтью Ханта, и он не замедлил ответить:

— Надеюсь, нам не грозят штрафные санкции из-за нарушения сроков выполнения работ? Мы и так уже прилично опаздываем. В связи с этим мне хотелось бы поговорить о прорабе… Кажется, его имя Джексон. В ближайшее время я намерен встретиться с ним.

— Не хотите ли чашечку кофе, мистер Хант? — прервала его Эви.

При виде улыбки, которой он ответил секретарше, Николь почувствовала, как что-то внутри ее болезненно дернулось. Это была снисходительная, поощрительная улыбка, которой взрослый улыбается хорошенькому ребенку, и внезапно ей пришла в голову мысль: никогда еще ни один мужчина не улыбался так, глядя на нее, да и вряд ли когда улыбнется.

Не будь идиоткой! — резко одернула она себя. Ты же не ребенок, ты уже давным-давно взрослая, чувствуешь себя равной любому мужчине и хочешь, чтобы с тобой обращались, как с равной. Зачем это нужно, чтобы тебе потакали и улыбались, словно ты слабоумная?!

— Меня зовут Мэтью, — поправил он девушку, напоминая, что уже просил всех обращаться к нему только по имени. — И когда же Алан вернется? — обратился, он к Николь.

— Я не очень уверена, но полагаю, что перед ланчем.

— Ну что же, пока я жду его, мне хотелось бы просмотреть картотеку по текущим делам. Николь, будь добра, достань для меня все бумаги. — Внезапно он замолчал и еще раз окинул ее внимательным взглядом. А потом прошел в кабинет Алана и прикрыл за собой дверь.

Николь разыскала необходимые документы, взяла у Эви кофе, постучалась в дверь и вошла.

К ее удивлению, Мэтью не сидел за столом Алана. Он стоял у окна, рассматривая двор. Не поворачивая головы, он проговорил:

— Пожалуйста, присядь, Николь. Мне хотелось бы кое-что обсудить с тобой. Только, прошу тебя, закрой дверь.

Сердце Николь застучало с лихорадочной быстротой. Значит, он все-таки вспомнил ее и вот теперь собирается сказать об этом…

Напомнить о ее поведении в ту ночь и сообщить, что в подобных обстоятельствах он едва ли может допустить, чтобы она работала в его фирме.

Дрожа, она выполнила его просьбу и села, надеясь только, что дрожь не очень заметна, что ураган чувств, бушующих в ее душе, никак не отражается на лице и в движениях.

Крошечные капельки пота выступили на ее коже как физическое доказательство паники. Николь стиснула зубы и сжала кулачки, отчаянно приказывая себе не терять самообладания.

— Это касается Алана, — не оборачиваясь, сказал Мэтью. — Судя по всему, в связи с его отставкой не планируется никаких официальных мероприятий?

На какое-то мгновение Николь растерялась. Она была слишком потрясена, чтобы ответить.

Выходит, он не узнал ее! Речь о том, что фирму покидает Алан, а вовсе не она…

— У тебя все в порядке?

Она даже не заметила, как Мэтью повернулся и посмотрел на нее, но, увидев, что он приближается к ней, резко откинулась на спинку стула. Он удивленно остановился, пристально глядя на нее, пока она, заикаясь, попыталась придумать хоть какое-нибудь объяснение.

— Да-да, все в порядке… Я просто… — Она покачала головой, надеясь собрать разбегающиеся мысли, прийти в себя и успокоиться. — Алан… Алан хочет уйти тихо, без всяких торжеств. Вы же знаете, эта трагедия с его сыном… В таких обстоятельствах…

— В таких обстоятельствах просто необходимо какое-то выражение признательности за все годы, в течение которых он стоял во главе фирмы, даже если это будет всего лишь неофициальный сбор денег с сотрудников, чтобы приобрести для него какой-нибудь памятный подарок, а потом вручить его на общем собрании.

По тону его голоса Николь поняла, что он осуждает ее за равнодушие и невнимательность к Алану, и страх тут же отступил. На помощь ей быстро пришла профессиональная гордость. Николь выше вздернула подбородок и твердо заявила:

— Кое-что в этом роде уже давно сделано. Как только она узнала, что Алан собирается покинуть фирму, она организовала сбор денег среди сотрудников и договорилась, что на эту сумму они купят и подарят Алану красивый кубок ручной работы с выгравированным на нем полным названием фирмы и датами его работы. Единственное, о чем она еще не договорилась, так это о времени вручения подарка, и потому задумчиво добавила:

— Разумеется, надо переговорить с новым управляющим, но я думаю, что, вероятно, пятница подойдет больше всего.

— Не вижу никаких проблем, — заверил ее Мэтью. — Хорошо бы также организовать угощение, если только еще не слишком поздно. Кстати, — добавил он, беря чашку с кофе, — никакого управляющего пока не будет, по крайней мере, в ближайшее время. Сотруднику, которого я собрался назначить на эту должность, пришлось взять больничный лист.

— Тогда кто же будет управлять компанией? — с беспокойством спросила Николь.

Он поставил чашку на стол и посмотрел на нее.

- Я.

Николь порадовалась тому, что уже сидит, иначе у нее подогнулись бы колени.

— Полагаю, мы с тобой сработаемся, — услышала она ровный голос Мэтта. Он окончательно смутил ее, пояснив: — Мне очень нравится твоя инициативность, беспокойство за состояние дел в компании, сочувствие к работающим вместе с тобой. Сегодня в бизнесе все это по-настоящему необходимо, а, к сожалению, мужчины не могут похвастаться подобными качествами.

Мэтью улыбнулся, глядя на нее. Это была совсем иная улыбка, ничуть не похожая на ту, которой он несколько минут назад ответил Эви. Тем не менее, и в этой улыбке ясно читалось тепло и дружеское одобрение, и Николь поразила горячая волна благодарности, затопившая ее сердце в ответ.

Все дело в том, что его участие в судьбе Алана искренне удивило ее. Она совсем не ожидала, что он проявит такое понимание, такую тактичность. Вот и все, пыталась она убедить себя, однако мысли по-прежнему разбегались. Необычное волнение, захлестнувшее ее так неожиданно, она объясняла его вниманием к Алану, да еще, пожалуй, облегчением оттого, что он не узнал ее.

В течение этого дня Николь пришлось еще несколько раз напоминать самой себе: если она хочет, чтобы Мэтью Хант не узнал ее, надо перестать вести себя столь глупо и не вздрагивать каждый раз, когда он заговаривает с ней.

К концу недели она начала привыкать к работе вместе с Мэтью и даже призналась себе, что открыла в его характере совершенно неожиданные качества и стороны. Он оказался вовсе не таким заматеревшим бизнесменом, каким она себе его представляла, а, наоборот, внимательным и отзывчивым руководителем, хотя и не из тех, кого можно обвести вокруг пальца.

Он уже знал, что среди сотрудников фирмы есть добросовестные работники и те, кто откровенно пренебрегает своими обязанностями. Хотя он ничего не говорил Николь, она подозревала, что пройдет совсем немного времени, и прораб будет уволен.

Ей нравилось, что Мэтью умеет найти применение и ее способностям администратора, и ее таланту ладить с людьми. Он задавал ей вопросы по содержанию действующих контрактов и внимательно выслушивал ответы, спрашивал ее мнение о клиентах, обсуждал с ней различные аспекты бизнеса в целом, и она чувствовала, что он ценит ее опыт и с уважением относится к ее позиции.

Собственно говоря, если бы не постоянное опасение, что в один прекрасный день он может узнать и вспомнить ее, Николь могла бы признаться самой себе, что с ним очень приятно работать, и, возможно, пожалела бы, что он руководит фирмой лишь временно. — Мэтью сказал ей, что среди сотрудников других своих фирм нашел человека, способного стать талантливым управляющим и заняться ежедневной работой по руководству всей империей Мэтью Ханта, пока сам владелец будет ставить на ноги очередное приобретение.

— Честно говоря, мы с Джайлсом только выиграем от этого. Думаю, что, в конце концов, я предложу ему стать моим компаньоном. Он обручен с моей младшей сестрой, — добавил Мэтью. — Однако я хотел бы видеть его своим партнером вовсе не из-за этого… Рано или поздно наступает момент, когда управление подобным бизнесом в одиночку становится всей жизнью, а не частью жизни. Мне нравится моя работа, но я не хочу, чтобы моя жизнь ограничивалась лишь ею. Будем надеяться, когда-нибудь я все-таки женюсь, у меня будет жена, дети, и тогда… Ну, скажем так, я не хотел бы стать одним из тех мужей и отцов, для которых семья на последнем месте… А ты не собираешься выходить замуж, Николь? — внезапно спросил он.

Она покачала головой, так, как боялась, что, если заговорит, голос может выдать ее. Даже хорошо, что между ними непреодолимым барьером стоит ее прошлое, иначе она могла бы слишком близко подойти к классической западне и поддаться его весьма очевидному обаянию. Но влюбиться в него?! Нет, она достаточно разумна, чтобы не совершать подобную глупость. Непонятно только, почему ее сердце до нелепого быстро стучит в груди каждый раз, когда он пристально смотрит на нее.

Даже если бы она оказалась настолько глупа и вообразила, будто эти взгляды, которые он так часто бросает на нее, означают, что он интересуется ею, достаточно было бы вспомнить, как он с ней обошелся в тот раз, чтобы понять, насколько нелепы подобные мечты.

Конечно, вполне возможно, что за эти годы его взгляды на жизнь изменились и теперь он старается избегать случайных связей. В конце концов, все мужчины одинаковы.

Однако ей трудно было примириться с тем, что мужчина, который так легкомысленно увез ее к себе домой, раздел и занялся с нею любовью, причем не один раз, а согласно его же собственным словам, несколько, хотя сама она была в таком состоянии, что потом абсолютно ничего не могла припомнить. Внимательный, тактичный и образованный мужчина, ставший теперь ее новым хозяином, — это один и тот же человек.

Последнюю неделю своей работы в фирме Алан наносил прощальные визиты некоторым из своих старейших клиентов — больше по настоянию Мэтью, чем по своему собственному желанию.

— Так ему будет легче отвлечься и не очень задумываться о том, как неприятно для него все происходящее, — сказал Мэтью. — Кроме того, благодаря этому у нас будет достаточно времени, чтобы организовать проводы в пятницу. Я просил Алана остаться в фирме консультантом. Ведь фирма — это вся его жизнь, и я подозреваю, что ему будет очень трудно прожить без работы в ней.

— Он и Мэри решили уехать из нашего города. Они купили бунгало на побережье…

— Да, я знаю… и надеюсь, что им не придется сожалеть о том, что они уехали из мест, где прожили всю свою жизнь, уехали от своих друзей…

— Там живет их дочь со своей семьей, и они переезжают поближе к ней и внукам, — пояснила Николь. — Думаю, они надеются, что жизнь рядом с внуками поможет им хоть немного забыть о своем горе…

На несколько мгновений, они замолчали, а затем Мэтью медленно проговорил:

— Я часто думаю, что, вероятно, это одна из самых страшных трагедий, которые только могут случиться в жизни, — смерть твоего ребенка… Ну ладно, теперь о нашей церемонии. Полагаю, никаких официальных речей не намечается? Ты говорила, Алану не хочется, чтобы ему устраивали торжественные проводы. Как ты думаешь, может быть, ему будет приятнее, если я не буду там присутствовать?

Его тактичность поразила Николь. Гордон никогда бы не задал подобный вопрос, и, кроме того, несмотря на привязанность к дорогой мамочке и постоянное беспокойство, о ее здоровье, он и не подумал бы спросить совета у женщины, тем более у своей подчиненной.

Вечером того же дня родители Николь единодушно отметили, что она стала выглядеть куда лучше с тех пор, как работает под началом нового хозяина. Николь густо покраснела и прикусила губу.

— Я слышала также, что он очень хорош собой, — добавила мама, явно не замечая ее смущения.

— Очень, — хрипло отозвалась Николь.

— И холост… — продолжала мама.

— Да, — напряженно откликнулась Николь и срочно сменила тему разговора: — Гордон не звонил? Мы собирались пойти поиграть в теннис сегодня вечером…

— Кажется, он не звонил, хотя большую часть дня меня не было дома…

Николь подошла было к телефону, но остановилась. Почему это она должна названивать Гордону, если именно он предложил пойти поиграть в теннис сегодня вечером? Она снова уселась на свое место за столом и налила себе вторую чашку чая. Неожиданно ей пришла мысль о том, что в последнее время именно она все чаще звонит Гордону, тогда, как должно быть наоборот. Возмущаясь про себя, она решила, что на этот раз не будет звонить, а подождет, хотя прошло уже полчаса с тех пор, как Гордон должен был заехать за ней. Он позвонил только в восемь.

Как всегда в последнее время, его голос показался ей раздраженным и нерешительным.

Выслушав оправдания, что ему пришлось задержаться на работе, и извинения из-за того, что он не позвонил раньше, Николь напомнила:

— Ты ведь не забудешь заехать за мной и забрать меня с работы в пятницу вечером, да?

В начале недели она договорилась сдать свою машину на техосмотр, и Гордон предложил заехать за ней после работы и подвезти ее в гараж, чтобы она смогла забрать машину.

— Разумеется, не забуду, — ответил он ей оскорбленным тоном.

Закончив разговор, Николь подумала, что, вероятно, пришло время покончить с такими отношениями. Она уже давно перестала получать удовольствие, общаясь с Гордоном, и подозревала, что и он, скорее всего, испытывает точно то же самое. Редкие, не доставлявшие ей наслаждения поцелуи, которыми они когда-то обменивались, постепенно превратились в дружеский и обязательный поцелуй в щечку, да и то не всегда. И, несмотря на то, что иногда было очень полезно иметь спутника для «выхода в свет», проводимое с Гордоном время вызывало у нее лишь досаду и подавленность.

Она немного испугалась, когда поняла, что невольно сравнивает Гордона с Мэтью… Наверняка Мэтью не отменяет свиданий под выдуманными предлогами о слабом здоровье мамочки и не заканчивает их равнодушным поцелуем в щеку. Наверное, его подружкам не приходится одним ездить в гости к семейным парам, просто чтобы хоть с кем-нибудь посмеяться и поболтать. Его подружки…

Николь резко одернула себя, прерывая опасный ход мыслей. О чем это она думает?.. Что она вообразила?.. Она почувствовала, что ее начинает сотрясать дрожь, зарождающаяся где-то в самой глубине тела… Какое-то желание, еще неясное, но неизъяснимо сладостное, мучило ее. А ведь она клялась себе, что никогда, ни за что не позволит подобным чувствам снова взять над собой верх.

Однако чувства эти не оставляли ее, не ослабевали.

На следующее утро, приехав на работу, она увидела, что Мэтт стоит возле ее письменного стола, недовольно нахмурившись.

— Простите. Я опоздала? — начала она, едва заметив его мрачность.

Его лицо сразу прояснилось.

— Неужели ты подумала, что я могу быть недоволен тобой? Если так, мне, судя по всему, не удалось произвести на тебя хорошее впечатление… Нет, меня просто немного встревожил звонок одного из наших клиентов. Кажется, Джексон ворует стройматериалы. По крайней мере, так считает наш клиент.

У Николь сжалось сердце. Ее совсем не удивила жалоба клиента, напротив, странно было, что до сих пор не поступало подобных заявлений. Она уже давно подозревала, что прораб Айэн Джексон замешан в краже стройматериалов, которые, судя по всему, происходят довольно часто, хотя Алан никогда не обращал на это внимания.

— Мне необходимо съездить на строительную площадку и выяснить, что происходит, — сказал Мэтью. И добавил: — У тебя есть срочные дела или, может быть, хочешь проехаться вместе со мной?

Николь уставилась на него, чувствуя, как краска заливает лицо.

— Все в порядке, тебе вовсе не обязательно ехать, — успокоил ее Мэтью. — Я просто подумал, что тебе приятно будет немного отдохнуть от сортировки досье и картотек многолетней давности.

Ее порядком удивило упоминание о сверхурочной работе, которой она занималась, чтобы привести в порядок документы и досье. Она и не подозревала, что ему известно, как много времени она на это потратила, и вот теперь его чуткость по отношению к ней заставила Николь вновь почувствовать к нему расположение. Ей вдруг вспомнилось, как в самом начале, когда он только приехал, она считала, что он враждебно к ней настроен. Сейчас ей подумалось, что такое впечатление было всего лишь результатом смертельного страха быть узнанной.

— Ну, если только вы уверены, что я не буду помехой, — нерешительно ответила она.

Мэтью рассматривал какие-то бумаги на своем столе, но тут внезапно поднял голову и резко повернулся, глядя на нее каким-то особенным, непривычным взглядом, от которого сердце ее глухо застучало в груди — так, что удары отдавались в голове.

— Мне кажется, вряд ли найдется мужчина, способный счесть тебя помехой, Николь, — серьезно проговорил он. — Если такие, и есть, меня едва ли можно отнести к их числу.

Будь на его месте кто-нибудь другой, подобное замечание показалось бы ей легкомысленно-игривым, но трудно было даже представить себе, что Мэтью может флиртовать с ней, а потому она ничего не ответила, лишь с трудом сглотнула и хрипло проговорила:

— Я только возьму плащ.

Сегодня он вновь приехал на работу на «лендровере», и Николь порадовалась тому, что юбка в складку позволила ей самостоятельно забраться на высокое сиденье, хотя было почему-то приятно, что Мэтью вежливо придерживал для нее дверцу.

Она, было, хотела закрыть дверцу, но он остановил ее, легко коснувшись руки, и наклонился, поправляя подол ее юбки, чтобы его не прищемило дверцей.

— Какие у тебя тонкие запястья и щиколотки, — проговорил он, с улыбкой глядя ей в глаза. — Встречаясь с женщинами такого деликатного сложения, мужчины сразу чувствуют себя мужественными защитниками или даже настоящими героями…

Рука Мэтта все еще легко прикасалась к ее руке, и жар его тела проник сквозь тонкую ткань ее жакета и блузки. Неожиданно ей с ужасающей ясностью припомнилось, как он прикасался к ней в тот вечер на банкете, вспомнилось, как его пальцы сжали ее запястье, и она внезапно поняла, насколько он силен, почувствовала себя слабой и беззащитной, как…

Не вполне понимая, что делает, Николь резко отшатнулась, и краска отлила от ее лица.

В ту же секунду он нахмурился и отпустил ее, потом закрыл дверцу и, обойдя машину, уселся на место водителя.

На строительную площадку они ехали в полном молчании, и Николь лихорадочно пыталась унять сотрясавшую ее дрожь.

Всего несколько мгновений назад, она напрочь забыла, о своем прошлом… забыла обо всем, кроме ощущения, переполнявшего ее, когда он на нее смотрел.

Ну почему она реагирует на его присутствие подобным образом? Она прекрасно понимала, что он весьма и весьма привлекательный мужчина — как духовно, так и физически, но ведь и до этого ей не раз доводилось встречать очень привлекательных мужчин, и никогда ни чувства ее, ни гормоны не вытворяли с ней ничего подобного.

Возможно, причина кроется гораздо глубже? Может быть, дело в том, что ее тело инстинктивно узнало его, вспомнив ту ночь? Может быть, ее подсознание, ее женское «я» уже знакомо с ним? Может быть, все это происходит потому, что… Нет, это невозможно. Если она не помнит то, чем они занимались вместе, ясное дело, в подсознании тоже ничего нет. Не говоря уже о том, чтобы эти подсознательные воспоминания вызывали такое волнение, которое она теперь постоянно испытывает рядом с ним.

Николь была в полном отчаянии: после всех восьми лет, когда она уверилась, что может полностью контролировать свои чувства, вдруг начала реагировать на присутствие мужчины столь откровенным образом, тем более на присутствие именно этого, а не какого-нибудь другого мужчины. Ведь это тот самый человек, которого она поклялась навсегда забыть и которого должна бы ненавидеть.

И все только из-за того, что он сделал ей комплимент, что несколько мгновений он смотрел на ее губы так, словно… Она с трудом сглотнула. Словно что? Словно представлял себе, что она почувствует, когда он поцелует ее… когда…

Перестань, перестань немедленно! — отчаянно приказывала она себе. Да что же это с ней происходит? Почему, почему ее собственные чувства так предают ее здравый смысл и самообладание?

«Лендровер» остановился, и Николь вздрогнула, с удивлением поняв, что они уже доехали до стройплощадки. Она собралась, было, открыть дверцу и выбраться наружу, но Мэтью остановил ее:

— На земле грязно. Ты можешь поскользнуться. Подожди минутку, я помогу тебе выйти.

Она затрепетала еще раньше, чем он открыл дверцу с ее стороны и протянул руки, обхватывая ее за талию, после чего поднял и легко перенес на небольшой клочок сухой земли.

 

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Все в порядке?

Голос Мэтта прозвучал резко, почти недовольно. Утвердительно отвечая ему, Николь ощутила, как горячая волна румянца заливает лицо.

Он, вероятно, жалеет о том, что пригласил ее поехать с ним. Какую же глупость она совершила! Разве не твердила себе тысячи и тысячи раз, что, если он не узнал ее с самого начала, едва ли узнает вообще, если только она не поведет себя так, что заставит обратить на себя внимание? И вот, пожалуйста, держится, как полная идиотка, и неудивительно, что он уже спрашивает, все ли у нее в порядке.

Айэн Джексон увидел их издалека и зашагал к ним, с вызывающей надменностью глядя прямо на Мэтта. Взгляд, которым он обвел Николь, заставил ее сжаться в комочек, и она поспешно отвела глаза.

Она всегда очень смущалась, а иногда даже чувствовала себя виноватой неизвестно в чем, когда мужчины смотрели на нее с откровенным интересом, словно оценивая, тем более, невыносимо было оскорбительное и нескрываемое вожделение на лицах мужчин вроде этого Айэна Джексона. Каждый раз, когда он осматривал ее, ей становилось настолько не по себе, что хотелось повернуться и убежать прочь. Она ощущала смутную угрозу, исходившую от него, чувствовала себя особенно беззащитной и одновременно виноватой, словно сделала что-то недопустимое, отчего мужчины смотрят на нее таким образом… Так, наверное, жертва насильника полагает, что спровоцировала своего истязателя, хотя и сама недоумевает, как это могло произойти… Николь прекрасно сознавала, что причина ее страхов кроется в той ужасной ночи, которую она провела с Мэтью, и корни этого страха — в ее безответственном, развратном поведении в ту ночь.

Николь старалась не смотреть на Айэна, а отвернуться в сторону и была потрясена, когда Мэтью повернулся к ней и встал так, что почти загородил ее от Айэна, словно почувствовал ее смятение и захотел успокоить, защитить…

Все это опять мечты и фантазии, пожурила она себя; все это эмоции, испытывать которые она давным-давно себе запретила.

Но никак не могла отделаться от мысли, что Мэтт стоит, совсем рядом, и чувствовала смущение. Когда она нерешительно переступила, инстинктивно пытаясь не только отдалиться от него, но и отстраниться от своих собственных фантазий, от своей реакции на его близость, — в эту секунду он повернул голову и посмотрел на нее.

Это был всего лишь быстрый, мимолетный взгляд — совсем не такой, какой можно назвать заинтересованным или тревожащим, однако, как ни странно, именно этот краткий взгляд заставил ее особенно остро почувствовать, что она — женщина, а он — мужчина рядом с ней.

Все это становится уже смешным, подумала она, но мысли разбегались в стороны, и ей с трудом удалось отвести глаза от Мэтта. Получается, это она позволяет прошлому влиять на ее поведение и определять ее отношение к людям.

Мэтью разговаривал с Айэном Джексоном, холодно и беспристрастно рассказывая ему о поступивших жалобах.

Айэн начал грубо оправдываться, откровенно ссылаясь на свой авторитет среди рабочих, на то, что его работа включает традиционно узаконенные «поблажки» и «избытки».

Мэтт не уступал, и Николь могла только восхититься твердостью, с какой он отстаивает свою точку зрения.

Когда, наконец, они покинули строительную площадку, у прораба не оставалось уже никаких сомнений относительно того, кто теперь является настоящим хозяином компании, а также относительно манер и добросовестности, которые Мэтт хотел бы видеть у своих сотрудников.

По пути назад, к «лендроверу», Николь и Мэтт должны были пройти мимо группы рабочих. Совершенно инстинктивно Николь, выбрала более дальнюю тропку, чтобы не оказаться слишком близко от них.

Только сделав маленький крюк, она внезапно осознала, что Мэтт как-то слишком пристально и необычно смотрит на нее. Она почувствовала, что краснеет.

Привычка держаться, как можно дальше от мужчин стала у нее уже автоматической, но не потому, что она боялась их. Нет, причина в отвращении к самой себе, которое она испытывала с тех самых пор, как… Отвращение лишь усилилось после всех оскорбительных замечаний, которые впоследствии делал на ее счет Джонатан. Тогда она поклялась себе, что никогда, ни за что на свете не даст ни одному мужчине повода думать, будто она поощряет его, позволяя считать себя доступной игрушкой.

Она поспешила отвернуться от Мэтта, и сердце ее усиленно билось, справляясь со страхом и смущением.

Она видела любопытство в его глазах, странную задумчивость, внимание, с которым он наблюдал за ее осторожными движениями, за ее напряжением, пока она проходила мимо группы глазеющих на них мужчин.

К тому времени, когда они дошли до «лендровера», Николь совсем разнервничалась. Нисколько не заботясь о том, что ее поспешность может показаться странной, она забралась на сиденье и напряженно застыла, дожидаясь, пока Мэтт, не спеша, усядется, рядом с ней.

Когда они были уже на полпути к офису, Мэтт спокойно сказал:

— Если кто-либо из мужчин, работающих в компании, пренебрежительно и без уважения относится к нашим сотрудницам, я хотел бы непременно узнать об этом. Не только потому, что не одобряю мужчин, которые проявляют по отношению к женщинам неприятное им повышенное внимание, но и потому, что из-за этого нашему бизнесу может угрожать вполне реальная опасность.

Николь закусила губу и крепче сжала руки, покачивая головой в ответ. Она знала, что, если не считать прораба, все остальные мужчины, хотя и поддразнивали иногда сотрудниц фирмы, никогда не проявляли к ним ни агрессивности, ни враждебности и манеры их были вполне сносными. Разумеется, Николь не стала бы кривить душой для того лишь, чтобы оправдать свое смущение.

— Они… наши сотрудники вполне вежливы, — хрипло ответила она.

После небольшой паузы Мэтью сухо поинтересовался:

— Это относится и к Джексону?

Когда она повернула голову, оказалось, что он смотрит на нее. Это был испытующий, внимательный взгляд, который, если бы не проклятое прошлое, тяжким грузом лежавшее на ее совести, мог бы дать ей понять: нет на свете ничего такого, даже самых сокровенных мыслей, что она не могла бы доверить ему. Глубокая, отчаянная печаль нахлынула на нее, словно серые облака заслонили солнце, и настроение ее тут же упало.

— Айэн не относится к числу приятных мне людей, — сказала она и быстро добавила: — Но что касается остальных…

Мэтт не дал ей договорить.

— Подобное отношение со стороны одного-единственного человека, тем более, когда он занимает такую должность, легко может передаться и его непосредственным подчиненным, а я этого не потерплю. Я уже говорил, что это может весьма негативным образом сказаться на объеме наших контрактов. Сейчас все большее число женщин подумывают о расширении или полной перестройке своих домов, и еще большее число женщин предпочитают в одиночку воспитывать своих детей. Когда они заказывают нам строительные работы, вряд ли им приятно иметь дело с типами вроде этого Джексона. Кроме того, будем смотреть правде в глаза: когда он и его подчиненные находятся на строительных площадках, фактически они являются единственными представителями нашей компании, с которыми приходится иметь дело клиентам.

— Рабочие уважают его, — напомнила Николь. — Не так-то просто будет найти кого-нибудь другого на его должность.

— Да, возможно, это будет нелегко, но ведь я всегда могу назначить на его место кого-нибудь из сотрудников других моих компаний. Однако пока нет необходимости доводить дело до этого. Если он изменит свое отношение…

Про себя Николь подумала, что прораб ничего не изменит. Он весьма волевой и надменный человек и привык приказывать тем, кто работает под его началом. Он из тех мужчин, которых отличает преувеличенное самомнение и уверенность в своем превосходстве.

Николь тихонько вздохнула, невольно отмечая контраст между Джексоном и Мэттом, который тоже очень, очень мужествен, но абсолютно по-другому. Правда, тогда, в тот день, когда она познакомилась с ним…

Николь смущенно наморщила лоб. Тогда он показался ей столь же самоуверенным и наглым, как и прораб; он обращался с ней с легкомысленным пренебрежением, и неважно, что она этого вполне заслуживала, — от такого отношения она испытывала тошнотворное отвращение к самой себе. И теперь очень нелегко смириться с тем, что тот самоуверенный наглец и джентльмен, сидящий сейчас рядом с ней за рулем «лендровера», — один и тот же человек.

Восемь лет — срок немалый, напомнила она себе, за эти восемь лет система ценностей и взгляды его изменились, и вполне естественно, что вместе с ними изменилось и его отношение к людям.

Сейчас она радуется, что ей так нравится работать вместе с Мэттом, однако не исчез еще и страх перед тем, что может произойти, если он вдруг, повнимательней посмотрит на нее и узнает. Тогда все, ради чего она работала, и время, и усилия, которые она вкладывала, а также решимость ни в коем случае не допустить, чтобы повторилось унижение, которое ей пришлось испытать, когда она проснулась в то утро в его постели, — все это будет навсегда разбито и уничтожено…

Остановив «лендровер» во дворе перед офисом, Мэтт спокойно, но очень твердо сказал:

— Оставайся на месте.

Николь нерешительно повиновалась, а он подошел к машине с ее стороны, открыл дверцу и протянул руку, чтобы помочь ей выйти. Она невольно вздрогнула, когда он прикоснулся к ней. На какую-то долю секунды он застыл, словно почувствовал реакцию ее тела на прикосновение, но затем спокойно и хладнокровно помог ей выйти из «лендровера», немедленно отпустив руку, едва она коснулась земли.

— Насколько я знаю, у тебя уже давно есть друг.

Ей показалось, что эти слова ударили ее по лицу. Господи, кто же мог рассказать ему про Гордона? И с какой стати? Она лихорадочно соображала, испуганно пробормотав:

— Ммм… да…

Он мрачно посмотрел на нее, и Николь вдруг показалось, что он, вероятно, очень одинок. И тут же Мэтт удивил ее, откровенно заявив:

— Ему повезло.

Мэтт повернулся и зашагал к зданию, а Николь осталась на месте, глядя ему вслед, чувствуя, что земля начинает опасно колебаться под ногами.

Неужели он действительно пытался намекнуть, что завидует Гордону? Нет, это просто невозможно! Вряд ли он страдает от недостатка кандидаток на роль его подружки.

Но он намекнул, что хотел бы стать ее близким другом…

Холодные мурашки пробежали по спине, и она содрогнулась от страха. А что, если все это просто игра? Что, если он всего лишь играет с ней, наслаждаясь своей жестокостью, делая вид, что не помнит ее, а на самом деле… На этот раз ей стало совсем худо. Нет, так нельзя. Страх начинает одерживать над ней верх. Зачем ему все эти игры? Может, он и правда находит ее привлекательной и завидует Гордону?..

За последние восемь лет ей доводилось встречать мужчин, которые были не прочь познакомиться с ней поближе, но она всегда холодно отклоняла их предложения, боясь проблем, которые может повлечь за собой возможная близость.

С Гордоном она чувствовала себя в полной безопасности. Оба они никогда не хотели, от своих отношений большего, чем уже имели. Жизнью Гордона явно командовала его мамочка, и Николь подозревала, что это полностью подавило в нем сексуальные чувства и влечения. А ее собственная жизнь протекала под гнетом тяжкой вины и позорной тайны, она не позволяла себе даже мечтать о любви. Если она влюбится, рано или поздно наступит момент, когда придется рассказать о своем прошлом.

Николь была из тех женщин, которые всегда стремятся быть откровенными с теми, кого любят, и она могла столкнуться с таким же презрением и отвращением, которое испытал к ней Джонатан. Во второй раз подобного ей уже не вынести… Значит, лучше не рисковать.

Николь пришла в ужас, поняв, что Мэтью, как раз такой мужчина, в которого она сразу бы влюбилась, если б между ними не стояло ее прошлое. Больше всего ее пугала реакция собственного тела каждый раз, когда он оказывался рядом.

Восемь лет назад все ее мысли, все обожание были обращены к Джонатану. Теперь же она думала, что, возможно, какая-то ее часть подсознательно отреагировала на появление Мэтта — на столь потаенном и глубинном уровне, что даже разум отказывался в это поверить. Возможно, ее влекло к Мэтту, и она, сама того не понимая, стремилась к близости с ним…

С трудом, передвигая ноги, она последовала за ним в офис, убеждая себя, что, как только будет назначен новый менеджер и Мэтт станет редко навещать их, она снова обретет полный контроль над своими эмоциями. А до тех пор ей предстоит жить, справляясь с сумятицей переживаний, царящих в душе.

В пятницу Николь вышла из дому немного раньше, чтобы заехать в гараж и оставить свою машину на техосмотр.

Один из механиков гаража вызвался подвезти ее до офиса и, когда она садилась в фургончик рядом с ним, окинул, ее стройную фигурку восхищенным взглядом.

Подавляя лихорадочное желание одернуть подол юбки, Николь изобразила притворный интерес к происходящему на улице и была благодарна, когда механик, наконец, понял намек и стал обращать больше внимания на дорогу, чем на нее, уже не пытаясь завязать разговор.

Эви приехала на десять минут позже Николь, причем в столь ослепительном наряде, что Николь несколько секунд моргала, пока глаза не привыкли.

Все, кроме Алана, уже знали, что вместо ланча намечено общее собрание. Мэтт обещал к этому времени привезти Алана в офис, и Николь ничуть не сомневалась, что так оно и будет.

Когда она разбирала почту, пришли трое рабочих, чтобы унести письменный стол Алана.

Мэтт как-то спросил у нее, почему Алан решил не забирать свой стол. Очевидно, он обратил внимание на высокую стоимость антикварной вещи. Николь рассказала о решении Алана и своем желании сохранить стол для него.

— Да, я тоже думаю, что позднее он об этом пожалеет. Разумнее всего будет разобрать стол и хранить на складе — на тот случай, если Алан передумает.

Его план оказался настолько похож на ее собственный, что Николь едва справилась с нахлынувшим на нее волнением. Она уже знала, что для нового менеджера заказано совершенно новое офисное оборудование плюс самый современный компьютер, который ей самой предстояло освоить. Разумеется, уверенность Мэтта в том, что она с этим справится, весьма воодушевляла ее, однако она все же немного трусила.

В одиннадцать часов, когда с наиболее срочными делами было покончено, Николь предупредила Эви:

— Схожу, посмотрю, все ли там в порядке.

— А в котором часу, должны приехать официанты?

— В половине двенадцатого.

Мэтт пригласил фирму, специализирующуюся на обслуживании банкетов, за свой счет, оплатив все расходы. И когда Николь стала составлять самое скромное меню, он попросил ее выбрать более изысканное и разнообразное угощение.

Официанты прибыли ровно в назначенное время и разгрузили свой фургон с профессиональной быстротой и уверенностью.

В помещении пустого склада, которое было вычищено специально для такого случая, были установлены большие раскладные столы. День выдался теплый и солнечный, и в воздухе танцевали золотистые пылинки от древесины, которая раньше здесь хранилась. Они сверкали в лучах солнца, а свежий запах дерева казался особенно приятным и бодрящим.

Официанты были одеты в форму: на девушках — летние платья в голубую и белую полоску и передники, а на мужчинах — синие брюки и рубашки в тонкую сине-белую полоску.

Мэтту хотелось, чтобы собрание прошло, как можно менее официально, и поэтому столы были расставлены произвольно по всему помещению. А один маленький столик был установлен на импровизированной платформе — там Мэтт собирался сказать свою речь и вручить Алану памятный подарок.

Следя за четкими действиями официантов, Николь раздумывала о том, что сейчас испытывает Алан. Для него сегодня очень нелегкий день — сегодня он окончательно порывает все связи с компанией, которую сам создал и в которой столько лет усердно трудился. Возможно, сегодня Алан почувствует особую горечь оттого, что у него теперь нет наследника.

Николь подошла к двери и прислонилась к косяку, наклонив голову. Слезы подступили к глазам, когда она представила себе состояние Алана.

— Николь… Что случилось?

Она и не заметила, как появился Мэтт. Удивленная незнакомым оттенком, в его голосе, Николь испуганно подняла голову и увидела, что он стоит совсем рядом и обеспокоено глядит на нее.

На нем была рубашка из джинсовой ткани и потрепанные джинсы. Рукава рубашки были небрежно закатаны, открывая загорелые руки.

Неизвестное, неведомое доселе чувство пронзило Николь, и она окончательно смешалась, точно внезапно оказалась в прошлом, вернулась в то утро, вспоминая, как он наклонился над ней, и от его тела слабо пахло мылом и одеколоном, как…

— Николь!

Она вздрогнула, пытаясь отогнать от себя незваные воспоминания и не сознавая, что у нее на глазах выступили слезы.

— Ты плачешь?! Что случилось?

Слезы… Она медленно помотала головой, объясняя приглушенным голосом:

— Нет, ничего не случилось. Я просто думала про Алана — представила, что он сейчас испытывает. А где он? — с беспокойством спросила она. — Ведь еще нет двенадцати, и…

— Я оставил его на стройплощадке у Воддингтона. Сказал ему, что мне надо успеть на встречу с клиентом в центре города, и пообещал забрать его позднее. Я хотел поехать домой переодеться, но подумал, что надо заскочить и сюда: убедиться, что у тебя все в порядке.

Вначале Мэтт поселился в одном из отелей городка, но теперь арендовал дом в нескольких милях от офиса.

— Ты уверена, что у тебя все в порядке? — тихо спросил он.

Один из официантов направился к двери, и Николь, совершенно инстинктивно, шагнула в сторону, пропуская его. Мэтт последовал за ней, и как-то незаметно они оказались в тени. Этот полумрак словно отдалил их от суеты и шума. Мэтт протянул руку, заслоняя Николь, когда к ним устремилась еще одна официантка с подносом, и теперь опирался на стену, отгораживая Николь от любопытных взглядов и еще больше усиливая впечатление полной уединенности.

— Да, да. Все хорошо…

Неужели внутренняя дрожь передалась рукам? Если так, заметил ли это Мэтт? И что он подумал? От смущения у нее слегка кружилась голова. Она была не в силах пошевелиться или заговорить, слишком ясно сознавая, как близко от нее он сейчас стоит. Николь не могла смотреть ему в глаза и потому уставилась прямо перед собой. Это было ошибкой: оказалось, что ее глаза находятся, как раз на уровне его обнаженной шеи. Кожа была гладкой и загорелой. Николь вдруг с ужасом поняла, что ей хочется поднять руку, дотронуться до него, погладить, прикоснуться к нему! Она торопливо сглотнула, мучаясь оттого, что кровь бешено, стучит в голове.

Грудь Мэтта вздымалась при каждом вдохе, завораживая ее. Когда-то давно она вот так же стояла, прислонившись к этой груди, когда-то эти руки обнимали ее, прикасались к ней, ласкали все ее тело…

— Николь!

Неожиданная резкость его голоса быстро вернула ее с небес на землю. Она напряглась, отступила от него, как можно дальше, и глаза ее испуганно расширились, когда она поняла, что отойти дальше уже не может — позади оказалась стена.

— Я… я должна идти… Официанты…

Она услышала свой собственный голос и сразу поняла, что бормочет какую-то несусветную чушь; от страха и беспокойства голос ее был таким же напряженным, как и тело. Она скользнула в сторону, обходя Мэтта с такой осторожностью, словно любое прикосновение к нему было бы для нее смертельно, и поспешила к дверям.

Позади, раздался шорох — она догадалась, что он последовал за ней. Во рту у нее пересохло, и все мускулы, казалось, ныли от невыносимого напряжения.

— Машины, значит, сегодня нет, — прокомментировал Мэтт, когда они вышли на улицу.

— Нет, — отрывисто подтвердила она. — Машина на техосмотре. Гордон заедет за мной после работы.

Она вспыхнула, изо всех сил прикусив нижнюю губу. Зачем только понадобилось упоминать о Гордоне? Ведь она уже давно не девочка, которая пытается произвести впечатление на поклонника, упоминая в разговоре несуществующего дружка!

Что только на нее нашло — ведь Мэтт даже и не пытался… Он всего лишь раз сделал ей комплимент, вот и все!

— Я поеду, переоденусь. Мы с Аланом вернемся около половины первого.

Ей опять показалось — или голос Мэтта действительно стал более резким и холодным?

Позже, вернувшись к себе в кабинет, Николь несколько раз принималась искать ответ на вопрос: а чего, собственно говоря, она так боится? Совершенно очевидно, что Мэтт не узнал ее, и, даже если предположить, что его влечет к ней, — хотя это едва ли соответствует действительности, — совершенно очевидно, что он не из тех, кто будет отбивать чужую невесту. Итак, чего же она боится? Почему каждый раз, когда Мэтт подходит к ней, и душой и телом она превращается в нечто напоминающее кусок трясущегося желе?

Николь уже догадывалась, в чем причина, и такое состояние дел отнюдь не радовало ее. Она закрыла глаза, не в силах подавить прилив боли и стыда, захвативший ее. Ведь Мэтт был ее первым любовником, ее единственным любовником, и это, правда, даже если она и не помнит ничего о той ночи. Вот, должно быть, почему тело ее так реагирует на его близость, вот почему она так необычно себя чувствует в его присутствии. Вероятно, на каком-то неведомом, глубинном, атавистическом уровне тело ее до сих пор не может забыть о близости, что связала их в ту далекую ночь.

Три часа спустя, наблюдая за смеющимися и весело болтающими людьми, Николь размышляла о том, что решение Мэтта устроить общее собрание в честь отставки Алана было совершенно правильным.

Несмотря на то, что с самого начала, похоже, Алан испытал настоящее потрясение, почти с неохотой позволяя вовлечь себя в происходящее, было ясно, что его тронула чуткость и внимательность сотрудников и подчиненных, их желание устроить для него праздник. Когда ему вручали кубок с выгравированными на нем датами и названием фирмы, в глазах Алана стояли слезы. Николь в очередной раз восхитилась Мэттом, когда в своей короткой речи он упомянул причину, по которой Алан принял решение оставить фирму. Многие мужчины и немало женщин предпочли бы обойти столь деликатную тему, чувствуя смущение и опасаясь реакции Алана.

Наблюдая за коллегами, Николь неожиданно поймала себя на том, что лучше бы Мэтт был другим… не столь приятным и обходительным, больше похожим на того, каким он был при их первой встрече.

Теперь же, когда она так много узнала о нем, просто не верилось, что это тот самый мужчина, который увел ее с банкета и так легкомысленно уложил к себе в постель. Но ведь, с другой стороны, восемь лет — срок не маленький, и за эти восемь лет, скорее всего, изменились не только общественные взгляды на многие вещи, но и характер каждого отдельно взятого человека…

Около четырех люди стали расходиться, и Алан уехал одним из первых. В половине пятого официанты начали складывать столы и собирать остатки угощения. Почти все работники фирмы разъехались, следуя давно установившейся в строительном бизнесе традиции заканчивать работу в пятницу несколько раньше.

Обыкновенно Гордон покидал свой офис около пяти, так, что Николь высчитала, что он появится здесь самое раннее в половине шестого.

Она позвонила в гараж и уточнила, что они закрываются сегодня в шесть. Это означало, что она еще успеет доехать с Гордоном до гаража и забрать свой автомобиль.

Мэтта не было видно, и Николь решила, что он тоже уехал. Однако когда она зашла в свою приемную, намереваясь закончить работу, которую начала с утра, то с удивлением увидела, что дверь из приемной в кабинет, в котором раньше работал Алан и который теперь принадлежал Мэтту, открыта и Мэтт собственной персоной — без пиджака, в рубашке с закатанными рукавами — сидит за новеньким столом, разложив вокруг себя целую кипу бумаг.

Вероятно, он услышал, что она вошла, так как отложил бумаги и поднял на нее глаза.

— Друг еще не приехал?

Николь помотала головой и хрипло ответила:

— Он появится не раньше чем в половине шестого, вот я и подумала, что еще успею доделать кое-какие документы.

Пока она говорила, Мэтт поднялся из-за своего стола и потянулся. Она услышала, как хрустнули его суставы, и поспешно опустила глаза, испытывая ненависть и отвращение к себе из-за обжигающей волны, которая нахлынула на нее при виде его тела, при мысли о том, какой он большой и сильный, при воспоминании о его гладкой коже, о его стройной и такой мужественной фигуре, о жаре его тела…

— А я, как раз собрался приготовить себе кофе. Ты не выпьешь со мной?

Алан, несмотря на всю его вежливость и мягкость, никогда не предложил бы ей такого. Николь даже открыла от удивления рот, а Мэтт, приняв молчание за согласие, прошел мимо нее в небольшой закуток, где секретарши обычно готовили кофе, и как ни в чем не бывало, включил чайник.

Николь села за свой стол. Она чувствовала непонятное смущение, не в силах отделаться от мысли, что Мэтт находится совсем близко. Она слышала каждое его движение, когда он готовил кофе, и никак не могла сконцентрироваться на том, что делала.

Задолго до того, как он подошел и поставил на ее стол чашку с кофе, она уже знала, что он направляется к ней.

— А чем вы собираетесь заняться сегодня вечером — ты и твой друг? — словно, между прочим, поинтересовался он, стоя над ней.

Николь нахмурилась, вдруг с удивлением поняв, что не может даже вспомнить, чем это они собирались заняться, но потом сообразила, что сегодня пятница и мать Гордона играет в бридж. Это означает, что Гордон должен отвезти мамочку к ее друзьям, а потом привезти обратно домой. Следовательно, сегодня они никуда не идут.

Странно, но ей не хотелось объяснять все это Мэтту, и она постаралась соврать, как можно более естественно:

— Пожалуй, что ничем. Может, заедем в кафе, а потом…

— …к нему домой, — сухо закончил Мэтт. От его предположения, что они с Гордоном любовники, лицо ее вспыхнуло, хотя Николь и понимала, что это вполне естественный вывод. Она ведь уже давно не молоденькая девушка, и все считают их с Гордоном женихом и невестой.

— Гордон живет вместе с матерью, — твердо ответила она.

Наступило долгое молчание, во время которого она не в силах была посмотреть на Мэтта, притворившись, что пристально вглядывается в лежащие перед ней бумаги. Однако она слишком четко сознавала, что Мэтт стоит, совсем рядом с ней, а потому мысли разбегались, словно ни для чего больше в голове уже не оставалось места.

Когда, наконец, молчание стало совсем уже невыносимым, она быстро спросила:

— А вы… вы идете куда-нибудь сегодня вечером?

И в ту же секунду пожалела, что задала этот вопрос. В конце концов, какое ей дело до его частной жизни? Николь была в отчаянии: ведь он может подумать, будто она интересуется им.

— Я собираюсь проведать родителей. Они живут неподалеку от Брайтона, переехали туда несколько лет тому назад, когда отец ушел в отставку. В том районе живет одна из моих сестер, и родителям хотелось обосноваться поближе к внукам. Вторая моя сестра с мужем сейчас в Канаде. А у тебя есть братья или сестры?

— Нет, я в семье одна… — Николь нахмурилась, глядя через комнату: висящие на стене часы показывали без четверти шесть.

— Что-нибудь не так? — спросил у нее Мэтт.

Она помотала головой, но его трудно было обмануть. Проницательно посмотрев на нее, Мэтт опять спросил:

— Друг опаздывает?

В ответ она лишь закусила губу, а он ровным тоном проговорил:

— Тебе, наверное, надо позвонить ему? Ты говорила, что он собирается заехать за тобой и подбросить до гаража?

Весьма тактично он удалился в свой кабинет, а Николь взяла трубку и набрала номер офиса Гордона.

Как она и предполагала, никто не ответил.

Она подождала еще пять минут, с беспокойством раздумывая о том, что не сможет добраться до гаража сегодня вечером, а затем с мрачной решимостью набрала домашний номер Гордона.

Он сам подошел к телефону и, едва она напомнила, что он должен был заехать за ней на работу, резко и раздраженно ответил:

— Мама сегодня неважно себя чувствует.

Мне даже пришлось раньше уехать с работы, и я просто не могу оставить ее в таком состоянии. У нее приступ холецистита, а ты ведь знаешь, как скверно она себя чувствует в такое время.

Ясное дело, Николь об этом знала. Из-за приступов холецистита у его мамочки было отменено столько планов и выходов «в свет», что и сосчитать невозможно.

— Ты мог бы позвонить мне раньше и предупредить, Гордон, — довольно колко ответила она. — Теперь я не попаду вовремя в гараж, чтобы забрать свою машину.

— Ну, так ты же можешь забрать ее утром, разве нет? Я хочу сказать, она не нужна тебе сегодня вечером, а утром отец подбросит тебя до гаража.

— Но ведь я еще на работе, и мне надо добраться домой, — сердито напомнила ему Николь, изо всех сил пытаясь сдержаться и не слишком расстраиваться из-за того, что Гордон так безответственно относится и к ней самой, и к их планам.

— Прости меня, Николь, — ответил Гордон, но тон его голоса был отнюдь не извиняющимся. — Сейчас, когда бедняжке маме так плохо…

Николь пришлось напомнить себе, что ей уже двадцать шесть, а не шестнадцать лет, и лишь благодаря этому она не швырнула трубку на середине его фразы.

Она набрала номер вызова такси, когда в дверях своего кабинета появился Мэтт.

— Ну, как, все в порядке? — поинтересовался он.

Николь отложила трубку и коротко ответила:

— Я узнала, что Гордон не сможет заехать за мной, а потому хочу вызвать такси.

— Не волнуйся, — беззаботно откликнулся Мэтт. — Я подвезу тебя.

Едва она услышала его слова, краска залила ее лицо горячей волной румянца.

— Да нет, не стоит… — начала, было, она возражать, разволновавшись, как бы Мэтт не подумал, что она специально все это подстроила. Однако он и слушать не стал, мягко заметив:

— Меня это нисколько не затруднит, честное слово! В любом случае мне пришлось бы проезжать мимо ворот твоего дома.

Николь кинула на него испуганный взгляд. Она и не подозревала, что он знает ее адрес, а Мэтт, словно прочитав ее мысли, спокойно добавил:

— Эви как-то раз упомянула, где ты живешь. Ну, как, ты уже готова, можно ехать или же…

— Нет, я уже готова, — проговорила она. Когда они направлялись к «лендроверу», Мэтт произнес неодобрительно:

— Жаль, что твой друг не додумался позвонить тебе пораньше, тогда ты могла бы связаться с гаражом и условиться о другом времени.

Не успев даже сообразить, почему и зачем она это делает, Николь принялась защищать Гордона, на ходу сочиняя оправдания:

— Да нет же, он звонил, хотел оставить для меня сообщение, но никак не мог дозвониться…

Что-то заставило ее повернуть голову, и она увидела, что Мэтт остановился и смотрит на нее с непонятным сожалением в глазах.

— Ты очень верный и преданный человек, верно, Николь? Хотел бы я знать: твой друг, так же верен, и предан тебе?

От такого укола она почувствовала себя неловко, потому, что знала, насколько холоден к ней Гордон, и потому, что обманула Мэтта, намекнув, что их отношения с Гордоном более прочные, чем на самом деле.

С неохотой она последовала за Мэттом к его машине.

Конечно же, и отец, и мама были в саду возле дома, когда «лендровер» остановился перед воротами. Конечно же, мама пригласила Мэтта зайти в дом и выпить с ними чашечку чая.

В итоге он задержался у них больше чем на час.

И когда после отъезда Мэтта мама заговорила с ней о Гордоне, это стало последней каплей, переполнив чашу терпения Николь.

— А я думала, что Гордон заедет за тобой и довезет до гаража… Нет, мне было очень приятно познакомиться с Мэттом. Он так красив и так умен, что…

— Мамочке Гордона нездоровится, — резко ответила Николь, храбро пытаясь не замечать выражения лица своей мамы.

В глубине души она догадывалась, что Гордон считает их отношения столь же обременительными, какими находила их она сама. Ее одолевало искушение предложить Гордону просто-напросто прекратить встречаться. Если бы не Мэтт, она сделала бы это непременно.

 

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Кажется, сегодня вы с Гордоном собирались пойти на ужин к Кристине и Майку? — спросила мама.

— Да, — ответила Николь. Прошло уже более двух недель с тех пор, как она начала работать с Мэттом, их ежедневные встречи стали частью хорошо налаженной, будничной работы. Оставалось лишь сожалеть, что ее душевный покой не может восстановиться так же быстро и легко.

Она уже не могла закрывать глаза на то, что присутствие Мэтта привело в смятение все ее чувства. Однако до тех пор, пока ей удается скрывать правду от всех вокруг, остается надежда, что она продержится еще несколько недель, пока не приедет новый управляющий и не займет место Мэтта.

Николь ощущала все более острую необходимость порвать всякие отношения с Гордоном. Вот уже несколько раз подряд он подводил ее, нарушая их планы, и всякий раз под каким-нибудь надуманным предлогом. Николь пообещала самой себе, что, если он посмеет подвести ее и сегодня вечером, она заявит ему, что не желает его больше видеть.

В половине восьмого, когда зазвонил телефон, Николь взяла трубку и узнала, что Гордон не сможет присоединиться к ней сегодня вечером. Она лишь сжала зубы и ядовито ответила, что в таком случае не уверена, надо ли им встречаться вообще.

В ответ Гордон немного повозмущался, но по тону его голоса она чувствовала, что он воспринял ее слова с облегчением.

— Это не Гордон звонил? — спросила мама, когда Николь закончила разговор.

— Гордон, — ответила Николь, добавив безразличным тоном: — Сегодня вечером он не может пойти. Его мамочка снова неважно себя чувствует. Я сказала ему, что нам в таком случае нет больше смысла встречаться.

— Ах, милая, я так тебе сочувствую! — тихо проговорила мама.

У Николь защипало в глазах.

— Нет, мама, все совсем не так, — заверила она. — Наши отношения едва ли можно было назвать романом века. Может, я даже буду скучать без него, но сердце у меня совсем не разбито.

— Ну, он ведь действительно немного нудноват, и, должна тебе сказать, я никогда не могла понять, что ты в нем нашла. Мне самой не нравятся такие скучные и слишком правильные мужчины. А вот, например, Мэтт…

Николь почувствовала, как у нее подпрыгнуло сердце, словно кто-то дернул марионетку за веревочку. Ее голос прозвучал намного резче, чем она этого хотела:

— Мэтт — мой начальник, мама, и ничего более. К тому же он тут долго не задержится…

Осознав вдруг, что приводит чересчур много доводов в свое оправдание, она замолчала. Было уже слишком поздно звонить Кристине и говорить, что они не придут, но, к счастью, Николь хорошо знала свою подругу и была уверена, что Кристина не будет возражать, если она явится одна.

Кристина упоминала, что пригласила одного из партнеров Майка по бизнесу, но ужин будет совсем не официальным.

Собственно говоря, когда Гордон позвонил, Николь была уже совсем готова. Платье ее было сшито из темно-синего шелка, который она купила прошлым летом. Самыми заметными элементами фасона были небольшой круглый воротничок и узкие рукава с буфами. Николь казалось, что такой наряд вполне подходит особе женского пола, которая предпочитает не привлекать к себе внимание мужчин.

Однако она не сознавала, что мягкий шелк весьма выгодно подчеркивает женственные контуры ее гибкой фигуры, придавая ей ауру чувственной женственности. Ни одно самое модное, облегающее платье, не могло бы сделать большего. Мужчины оборачивались и смотрели на нее, любуясь соблазнительными движениями ее тела под тонкой переливающейся тканью.

В тон платью Николь надела темно-синие колготки и скромные лакированные туфельки также темно-синего цвета. Какой-то дух противоречия заставил ее воспользоваться чуть более ярким, чем обычно, блеском для губ, хотя, увидев свое отражение в зеркале, она испытала непреодолимое желание стереть краску, невольно вспоминая ярко-красную помаду, которой были когда-то накрашены ее губы.

Она долго колебалась, пока вдруг не поняла, что может опоздать и приехать не первой, а значит, ей не удастся перемолвиться с Кристиной наедине и объяснить, что случилось с Гордоном.

Когда полчаса спустя подруга открыла ей дверь, то, как Николь и предполагала, удивленно подняла брови.

— А где же Гордон?

— Его не будет, — мрачно ответила Николь и откровенно рассказала подруге о последних событиях.

— Тебе давно уже надо было избавиться от него, — напрямую заявила Кристина.

— Мне кажется, я не столько избавилась от него, сколько просто отпустила его с крючка, так что теперь он может не чувствовать себя таким несчастным, — сухо откликнулась Николь. — Послушай, — добавила она, — если мое появление тут в одиночку спутает тебе количество гостей…

— Не будь дурочкой! Честно говоря, это даже, кстати, так получится четное число. Майк пригласил одного из коллег по бизнесу, у которого нет ни жены, ни подружки, по крайней мере, в настоящее время… — Увидев выражение лица Николь, Кристина расхохоталась: — Не беспокойся. Я вовсе не пытаюсь сосватать его тебе. Честно говоря, я сама его ни разу не видела.

Она объяснила также, что двое других гостей — тоже знакомые Майка по бизнесу. Николь не очень хорошо знала их обоих, так как они совсем недавно переехали в городок.

— Давай я тебе чем-нибудь помогу, — предложила она.

— Поднимись наверх и прочитай Питеру сказку. Он знает, что ты придешь, и весь день донимал меня из-за этого. Вот и будет тебе подходящий кавалер… если только, ты согласишься подождать лет этак двадцать с хвостиком, пока он не вырастет, — поддразнила она, и Николь состроила ей гримасу, направляясь к лестнице.

Через полчаса, услышав мужские шаги, поднимающиеся по лестнице и остановившиеся перед дверью детской, она тихо проговорила, не поворачивая головы:

— Привет, Майк. Он задремал…

И только обернувшись, чтобы улыбнуться мужу своей подруги, она поняла, что в дверях стоит вовсе не Майк, а Мэтт.

Николь показалось, что ее сердце совершило тройное сальто-мортале, прежде чем глухо заколотилось в груди. Автоматически она поднялась на ноги, но потрясение от встречи с Мэттом заставило ее снова присесть и уставиться на него в полном недоумении.

— Кристина прислала меня сказать тебе, что сейчас будет подавать ужин, — тихо проговорил он, стараясь не разбудить малыша, который только что заснул в своей постельке.

Так Мэтт здесь? Это же невозможно! Это просто какой-то сон. У Николь было такое ощущение, что, если она покачает головой, Мэтт исчезнет, растворится в воздухе, однако, когда она попробовала сделать это, к ее удивлению, он остался на месте, поджидая ее и наблюдая за ней.

Она неуверенно поднялась на ноги, не догадываясь, что взгляд выдает обуревающие ее чувства, и напряженно шагнула к двери.

Господи, ну почему только Кристина не предупредила ее, что Мэтт тоже придет?! Может быть, потому, что слишком рассеянна и не могла предположить, что новый знакомый Майка и мой новый босс — один и тот же человек? — отчаянно соображала Николь, спускаясь по лестнице.

Как во сне, она прошла в столовую, где ее представили двум другим гостям — женщине и мужчине. Женщина, по имени Люсинда, не обратила на Николь никакого внимания, сразу сосредоточившись на Мэтте. Едва Николь это увидела, сердце ее снова совершило опасный пируэт, но теперь уже совсем по другой причине.

Высокая рыжеволосая Люсинда явно стремилась очаровать Мэтта. У нее были зеленые горящие глаза и большие яркие губы, отчего лицо приобретало немного хищное выражение. На Люсинде было платье из ярко-алого шелка. Казалось бы, такой цвет не должен гармонировать с ее огненными волосами, но получалось совсем наоборот. Глубокое декольте позволяло увидеть куда больше, чем считалось приличным.

По мере того, как продолжался ужин, становилось ясно, что муж обожает Люсинду и трясется над ней, а Люсинда относится к тому типу женщин, у которых нет времени на разговоры с себе подобными. Все ее внимание, вся ее блестящая беседа были рассчитаны на Мэтта, поскольку из ее мужа нельзя было вытянуть ничего, кроме «да» или «нет». Николь старалась убедить себя, что ей абсолютно нет дела до того, что Люсинда флиртует с Мэттом, даже если он и предпочитает не отвечать ей.

И лишь когда ужин подходил к концу, и Кристина подала пудинг, Николь, наконец, призналась себе, что чувство, бурлившее в ее душе все время, пока она пыталась не замечать откровенных заигрываний Люсинды с Мэттом, было не чем иным, как настоящей ревностью.

Отодвинув от себя тарелку с пудингом, к которому она не притронулась, Николь подняла голову и со смущением обнаружила, что Мэтт пристально смотрит на нее.

Она ощутила, как ее лицо, все ее тело начинает заливать горячей волной, и подумала, что неизвестно, сколько времени он вот так наблюдает за ней. Неужели догадался о том, что она сейчас испытывает? Она молила Бога, чтобы этого не случилось.

Ужин давно кончился, и только тут Николь поняла, насколько все это время она была молчалива и поглощена своими мыслями. Когда они принялись убирать тарелки со стола, Кристина спросила:

— Что с тобой? Когда ты рассказывала мне про Гордона, то вовсе не казалась такой расстроенной, а теперь…

В ответ Николь молча покачала головой, не в силах объяснить даже ближайшей подруге, что она чувствует на самом деле.

— Послушай, я не раз говорила о нем довольно неприятные вещи… я и сейчас думаю, что он тебе совершенно не подходит. Но если тебе хочется поговорить или просто выплакаться…

И снова Николь покачала головой, на грани истерики раздумывая о том, что бы сказала Кристина, если бы она поведала ей, что за весь вечер ни разу не вспомнила о Гордоне и что не бывший друг, а Мэтт занимает сейчас все ее чувства и мысли.

Бросив на нее быстрый, исполненный тревоги взгляд, Кристина повернулась и вдруг благодарно воскликнула:

— Мэтт! Право же, не стоило беспокоиться, но в любом случае спасибо… — И поспешила принять у него из рук пустые тарелки, которые он принес на кухню.

Николь чуть не уронила то, что было у нее в руках. Она и понятия не имела, что Мэтт стоял в дверях. Сердце ее лихорадочно забилось. Закрыв глаза, она постаралась не думать о том, что было бы, если бы она во всем призналась Кристине, а Мэтт услышал их разговор.

Да и какое признание она может сделать? Что много лет тому назад провела с ним ночь и была слишком пьяна, чтобы сохранить хоть какие-нибудь воспоминания о происшедшем? А из-за того, что она на глазах у всех ушла вместе с ним с банкета, ее преследовали и дразнили, утверждая, что у нее нет никаких представлений о приличиях, и намекая, что теперь она принадлежит всем? И что из-за этого она вернулась домой, разбив сердце и испортив себе жизнь?

Что именно поэтому, с тех самых пор она чурается мужчин, потому, что ей становится нехорошо при мысли о том, что любой порядочный, достойный настоящей любви мужчина может подумать о ней то же самое?

Как бы она рассказала Крис, что теперь Мэтью Хант весьма отличается от того мужчины, с которым она познакомилась восемь лет назад, и она все больше убеждается, что ее влечет к нему — и душой, и телом… Она чувствует, что очень похожа на изголодавшееся, иззябшее создание, которое тянется к теплу и отчаянно ищет это тепло… Она готова обвиться вокруг его тела, страдая от голода, холода и страха, страстно желая согреться, и все же испытывая ужас при мысли об огне…

Николь закрыла глаза, ощущая, что от напряжения силы покидают ее.

В чем она пытается убедить саму себя? В том, что влюбилась в Мэтью Ханта? Неожиданно она издала тихий смешок, отчего и Мэтт, и Крис удивленно уставились на нее.

Проскользнув мимо Мэтта, она поспешила в столовую и стала собирать пустые тарелки и чашки, пытаясь избавиться от мысли, которая неожиданно пришла ей в голову.

Остаток вечера больше всего походил на время, проведенное в чистилище. Николь понимала, что уже не может ничего изменить: каким бы опасным для нее ни становилось создавшееся положение, она все больше привязывается к Мэтту, реагируя на его слова и поступки, на его присутствие, на само его существование так, что разум не в силах справиться с этим новым чувством.

Когда-то она думала, что влюблена в Джонатана, но ведь тогда она была совсем девчонкой, а теперь — взрослая женщина. Да, взрослая. И сравнивать эти два чувства — все равно, что сравнивать слабый, колеблющийся свет фонарика с ярким сиянием полуденного солнца. Но мало того, что эмоционально ее влечет к Мэтту. Ее тело… Николь внутренне сжалась. Скоро она будет догадываться о появлении Мэтта, даже не поворачивая головы, и сможет сказать, где именно он стоит, даже не видя его. Уже сейчас чувства захлестывают ее каждый раз, когда он подходит к ней.

Значит, она должна радоваться тому, что Люсинда также флиртует с Мэттом, потому, что таким образом ей самой не грозит опасность выставить себя на посмешище, если… Если что? Если он догадается о том, какие чувства она испытывает по отношению к нему?

Не будь Кристина ее самой близкой и старинной подругой, Николь, несомненно, выдумала бы какой-нибудь предлог и поскорее ушла бы. Однако она сознавала, что Крис волнуется за нее, ошибочно приписывая ее состояние разрыву с Гордоном. Если она уедет раньше всех, Крис будет думать, что это из-за Гордона, и тогда, как бы она ни пыталась отрицать это, Крис ни за что не поверит ей, пока не услышит от нее всю правду.

Искушение признаться подруге во всем удивило Николь. Ей отчаянно хотелось поговорить о Мэтте, словно ей будет легче оттого, что она произнесет его имя. Неужели боль, терзающая ее душу, исчезнет при одном звуке его имени? Она почувствовала легкую тошноту, поняв, как быстро скользит по невероятно опасной дорожке. Ей захотелось уехать, побыть одной, и найти какой-нибудь способ справиться с тем, что происходит с ее душой и телом.

Голос Люсинды отличался характерным металлическим призвуком, отчего казался еще более пронзительным. Сейчас этот голос все настойчивее вмешивался в мысли Николь, и она подняла голову. Люсинда стояла рядом с Мэттом, положив руку на его плечо и улыбаясь ему ярко накрашенными губами. Ее тело почти прислонилось к его телу, и мягкое колыхание ее груди в декольте стало особенно отчетливым. Стоя рядом с ней, Мэтт, очевидно, не мог не вдыхать ее аромат, не мог оставаться безразличным к ее близости.

Николь почувствовала себя совершенно беспомощной, и ей стало так плохо, что она сама удивилась. Казалось, внутри нарастает страшная боль, и она в ужасе поняла, что ее буквально трясет. Но не просто от ревности, а от отвращения к самой себе за эту ревность к постороннему человеку.

Когда она услышала, как Фрэнк Бэрретт объявляет, что им с Люсиндой пора уходить, поскольку надо еще довезти до дому няньку, которая осталась с их ребенком, Николь охватило облегчение — не только потому, что скоро Люсинда окажется далеко от Мэтта, но и потому, что сама она может теперь ехать домой.

Пришлось прождать десять бесконечно долгих минут после ухода Бэрреттов, а затем она сказала, что и ей тоже пора уходить. Крис попробовала, было убедить ее остаться, с беспокойством предложив полушепотом:

— Если тебе хочется поговорить… Ну, ты понимаешь, о чем…

Николь покачала головой, смущенно соврав:

— Нет, все в порядке. Я просто немного устала.

Майк, услышав эти слова, дружески приобнял ее за плечи и поддразнил:

— Надеюсь, не потому, что твой новый шеф слишком загружает тебя работой, а?

Николь оставалось только надеяться, что для их ушей такой ответ прозвучал куда более естественно, чем показалось ей самой. И она заставила себя улыбнуться и даже весело рассмеяться.

— Значит, сегодня Гордон не сумел выбраться к нам? — как ни в чем не бывало, поинтересовался Майк, явно не имея ни малейшего представления о том, что случилось.

Краешком глаза Николь заметила, как Кристина состроила мужу отчаянную тоие [2]Гримасу (франц.).
, предостерегающе качая головой.

— Его матери нездоровится, — коротко ответила Николь. Сейчас, когда рядом с ней стоял Мэтт, она просто не могла объяснить Майку, в чем дело.

Вечер оказался для нее настоящим испытанием. И особенно после всего, что произошло, за последние несколько недель, она чувствовала, что вся ее жизнь неожиданно выскользнула из-под ее контроля. Отпирая дверцу своей машины и забираясь внутрь, Николь горестно размышляла о том, что же ей теперь делать.

Домой надо было ехать на другой конец городка, но она проехала меньше половины всей дороги, когда внезапно поняла, что дрожит и едва справляется с машиной.

Она немедленно свернула с шоссе в ближайший переулок и выключила мотор.

Все вокруг нее вдруг стало размытым, контуры предметов расплылись и смазались, но она сообразила, что плачет, лишь, когда подняла руку к лицу и нащупала слезы.

Грудь ее сжималась от невыносимой боли, дрожь никак не унималась. Она наклонилась вперед, закрыла глаза и положила, голову на руль, измученная и обессиленная.

Неожиданно кто-то открыл дверцу ее машины. Николь резко вздрогнула и вернулась к действительности, поняв, что ее машина припаркована на совершенно пустой и темной улице, время уже за полночь, она абсолютно одна и беспомощна…

Однако не успели подобные мысли пронестись в ее голове, как она поняла, что это не кто иной, как Мэтт.

— Я увидел, что ты остановилась, и подумал, не случилось ли чего с твоей машиной, — коротко объяснил он.

Было уже слишком поздно пытаться скрыть от него залитое слезами лицо. Быстрый, внимательный взгляд, которым он окинул ее при ярком свете, автоматически включившемся, когда Мэтт открыл дверцу, должно быть, позволил ему прекрасно рассмотреть ее.

— С машиной все в порядке, спасибо, — проговорила она, наконец.

— Это все он, да? Твой друг? — почти грубо спросил Мэтт. — Я слышал, как ты говорила Кристине, что между вами все кончено.

Он выпрямился и закрыл дверцу с ее стороны раньше, чем она успела ответить.

На несколько секунд, ей показалось, что он ушел, но потом она догадалась, что он просто обошел вокруг машины и сейчас открывает дверцу с левой стороны, чтобы сесть рядом с ней.

Разрываемая мучительной радостью оттого, что он рядом, и страхом перед такой близостью, она услышала, как он хрипло произнес:

— Я знаю, что ты уже слышала подобные слова, но он не стоит тебя. Мужчина должен быть полным идиотом, чтобы не сознавать, что…

Он тоже подумал, что причина ее слез — Гордон. Совершенно, инстинктивно Николь повернулась к нему, чтобы возразить, но ее машина была слишком маленькой, и он сидел слишком близко от нее. Когда она повернула голову, он поднял руку, и его теплые, чуть шероховатые пальцы скользнули по ее лицу. Большой палец руки смахнул капли влаги с ее щеки.

— Он не стоит твоих слез, — тихо произнес Мэтт.

Ее снова начала сотрясать дрожь, затем вдруг стало жарко, словно кожа загоралась ярким пламенем везде, где он прикасался к ней. Ее охватило непреодолимое желание прикоснуться губами к доброй руке, что ласкала ее лицо.

— Николь, послушай…

Она даже не заметила, что оба слегка изменили положение, но, должно быть, это произошло, так, как вдруг они оказались совсем близко друг от друга. Одной рукой Мэтт прижимал ее к себе, а другая рука легко прикасалась к ее волосам, и его пальцы просто обжигали ее. Движения были почти нежными, с удивлением поняла Николь.

Она взглянула ему в лицо, молча, пытаясь найти в глазах ответ на мучивший ее вопрос и до сих пор не понимая, что могло стать причиной этой внезапной ласки.

Было темно, и его лицо оставалось в тени. Все, что она могла различить, — это темный блеск глаз и контур красиво очерченного рта.

Сердце болезненно забилось в ее груди. Взглянув на его губы, она уже была не в силах ни отвести глаза, ни думать о чем-либо ином. В горле пересохло, казалось, не хватает воздуха. Губы слегка приоткрылись, и она ощутила, как миллионы тончайших наэлектризованных игл пронзают ее насквозь.

— Ники…

От звука его голоса она вздрогнула так, словно он прикоснулся к ее телу.

Когда его губы первый раз скользнули по ее губам, это был лишь намек на наслаждение, мягкое прикосновение нежной плоти, но оно настолько потрясло Николь, что заставило содрогнуться.

В то же мгновение с губ Мэтта сорвался тихий успокаивающий звук. Его язык легко пробежал по ее губам, и Николь почувствовала инстинктивное желание еще крепче прижаться к нему. Ее руки обвились вокруг него, хотя она даже не поняла, как это произошло.

Медленное прикосновение его языка к ее губам было неизъяснимо сладостным, невероятно чувственным, и все ее тело напряглось, страстно желая большего. Да и сердцем она стремилась к тому же — слиться с ним, насладиться этой столь давно желанной близостью.

Мэтт оставил пиджак в своей машине, и она чувствовала, как под тонкой тканью его рубашки перекатываются на плечах тугие мускулы.

Ошеломленная происходящим, Николь, тем не менее, продолжала гладить его плечи, спину и снова плечи, безрассудно позволяя своим чувствам одержать над ней верх.

Должно быть, она делала нечто подобное и раньше, иначе, почему ее руки, губы, все тело, так страстно желают соединиться с ним?

Когда губы Мэтта скользнули вниз, к ее шее, лаская нежную кожу, Николь издала тихий стон, и ее вдруг начала сотрясать дрожь нетерпения, словно вырывалось наружу желание, свернувшееся в глубинах ее существа тугой пружиной.

Наверное, она произнесла его имя, хотя и не заметила, как это случилось, потому, что в ту же секунду его губы снова коснулись ее губ, и вот уже он вновь целует ее — но не так, как перед этим, не мягко и выжидательно, а с нетерпеливой страстью, от которой тело ее выгнулось дугой, а губы податливо приоткрылись.

Николь почувствовала, как бешено, бьется его сердце, и словно тысячи мурашек пробежали по ее телу. Грудь напряглась, плотнее прижимаясь к его груди, и внезапно ее охватила почти невыносимая боль, но не от силы их объятий, а от какого-то неведомого ей самой, первобытного, чувственного изнеможения.

Ей захотелось, чтобы его руки прикасались к ее телу, вдруг поняла она. И не только руки… Она закрыла глаза, потрясенная, ошеломленная горячей волной страсти, пульсировавшей в крови.

Где-то снаружи, нарушая интимный полумрак маленькой машины, просигналил проезжавший мимо автомобиль, возмущенно взвизгнули тормоза, и от этого шума она внезапно опомнилась, испугавшись того, что делает.

Почувствовав, как она застыла, Мэтт отпустил ее. Когда он заговорил, его голос был совсем тихим и хрипловатым:

— Прости меня. Я вовсе не хотел… Я не думал…

На этот раз жар, охвативший ее лицо и шею, был вызван не желанием, а страшным смущением, смущением оттого, что Мэтт уже сожалеет о происшедшем.

— Послушай, почему бы тебе не оставить машину тут? А я довезу тебя до дома, — предложил он. — Ты так расстроена и так…

— Я прекрасно доеду сама, — сухо отозвалась она. Это была ложь, и она это понимала, но понимала также и то, что если только проведет наедине с ним еще несколько мгновений, то просто взорвется, разлетись вдребезги, как тонкое стекло, от перенапряжения.

Николь до сих пор не могла осознать, что же с ней случилось и почему — то, что Мэтт готов был предложить ей, как дружеское утешение, обратилось вдруг в неистовое, обжигающее желание физической близости, которого она никогда еще не испытывала.

Если тогда, в ту ночь, она вела себя подобным же образом, неудивительно, что у него утром был такой… такой удовлетворенный вид, полный такого самодовольства взгляд.

От этой мысли Николь почувствовала отвращение к самой себе и быстро закрыла глаза, пытаясь удержать горячие слезы, от которых у нее уже щипало веки.

— Пожалуйста, оставьте меня… Я хочу домой.

Она застыла, чувствуя, как он колеблется, и, понимая, что, если он начнет спорить, она уступит, не в силах сопротивляться ему.

— Уезжайте, Мэтт, — попросила она. — Прошу вас…

К ее великому облегчению, он открыл дверцу машины и собрался вылезти, но затем помедлил и сказал:

— Мне все-таки кажется, что ты недостаточно успокоилась, чтобы вести машину. А потому я поеду следом за тобой, пока ты не доедешь до дому. Никаких возражений, — резко добавил он. — Иначе я силой вытащу тебя из этой проклятой машины…

Николь молча наблюдала, как он вышел, отчаянно подавляя в себе искушение, броситься в темную ночь следом за ним, задержать его, прежде чем он подойдет к своему автомобилю. Она знала, что Мэтт совершенно прав, говоря, что она недостаточно спокойна, чтобы вести машину.

К счастью, на дороге было почти пусто. Николь изо всех сил пыталась сосредоточиться на управлении машиной, но ловила себя на том, что невероятно ослабела физически и что мысли ее разбегаются в разные стороны. Она все еще не могла выбраться из водоворота ощущений и страхов, заново переживая все случившееся.

Свернув к дому родителей, Николь бросила взгляд в зеркало заднего вида и заметила, что Мэтт припарковал машину на обочине шоссе.

Значит, он ехал следом до самого дома, приглядывая за ней, подстраховывая. Что же заставляет его так поступать? Чувство вины — если он чувствовал себя виноватым в том, что привел ее в такое состояние? Но с какой стати ему страдать от ощущения вины, когда она сама…

Николь содрогнулась, останавливая машину и вспоминая, как она отчаянно застонала, когда он целовал ее. Застонала, страстно желая чего-то большего… К счастью, все кругом тихо и спокойно и никто не может увидеть ее позор, ее боль.

Она уже знала, что Мэтт не собирался делать ничего больше, кроме, как предложить ей надежное мужское плечо, на котором она могла бы всласть выплакаться. Даже то, первое прикосновение его губ к ее губам было, пожалуй, скорее успокаивающим, чем возбуждающим.

Заходя в дом, Николь вдруг поняла: ей жаль, что он не узнал ее с первого взгляда. Тогда, несомненно, он сторонился бы ее, как чумы и не могла бы возникнуть эта краткая близость, из-за которой теперь она так страдает. Узнай он ее с самого начала, он вспомнил бы, как вульгарно она себя вела еще в ранней молодости, и симпатии между ними не возникло бы.

Ее первоначальный страх оттого, что он может узнать ее, а потом унизить, опозорить, рассказав всем вокруг о ее развратном прошлом, уже давно прошел. Ведь Мэтт не из таких мужчин. Взять, например, его поведение по отношению к ней сегодня вечером… Он такой добрый и такой заботливый…

Он даже извинился перед ней за то, что произошло, хотя оба они прекрасно знали, что вина за все это целиком лежит на ней.

Удивительно: как только Николь оказалась одна и могла плакать сколько душе угодно, ей совершенно расхотелось проливать слезы. Точно так же не в силах была она и уснуть, потому, что каждый раз, когда закрывала глаза, ее, начинали преследовать слишком ясные воспоминания о том, что она испытывала, когда Мэтт целовал и обнимал ее.

Мэтью Хант… Ну почему, почему такое творится с ней из-за Мэтью? Неужели все дело в прошлом? Сжимаясь в комочек под одеялом, словно это могло помочь ей избавиться от отчаяния, Николь стала убеждать себя в том, что, как только Мэтт покинет городок, как только он станет хозяином, наезжающим лишь время от времени, ей удастся преодолеть свои чувства. Ее желание, ее стремление всегда быть с ним рядом постепенно исчезнет, как только сам предмет ее чувств окажется далеко. И до тех пор, пока Мэтт будет уверен, как уверен сейчас, что она влюблена в Гордона, Николь будет в относительной безопасности. Может быть, она никогда не испытает унижения оттого, что ему станут известны ее чувства.

Грустная, полная горечи улыбка искривила ее губы. Как посмеялась над ней судьба, вновь столкнув ее с Мэттом, да еще таким образом!.. Какая жестокая насмешка! Чувственность, в которой она решительно отказывала себе все эти годы, с приездом Мэтта вдруг ожила, терзая ее несбыточными желаниями, которые до сих пор были ей совершенно незнакомы.

И уже под утро, спустя, несколько часов, при воспоминании о том, как его губы прикасались к ее губам, властное желание охватило ее тело, мысли, чувства. Она поняла, что этот мужчина имеет над ней колдовскую власть, и почти жалела о том, что не может вспомнить злосчастную ночь, которую провела когда-то с ним. Может быть, тогда она смогла бы…

Смогла бы — что? Оживить в своей памяти это воспоминание? В отчаянии она закрыла глаза и приказала себе хотя бы попытаться заснуть.

 

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Николь, познакомься с Тимом Фордом.

— Боюсь, наша встреча несколько запоздала, — прокомментировал Тим, когда они с Николь обменялись рукопожатием.

Войдя в приемную, Николь увидела, что Мэтт уже ждет ее вместе с новым менеджером, которому удалось устроить свои дела так, чтобы начать работу немного раньше, чем предполагалось.

Стараясь подавить в душе боль от мысли, что их ежедневные встречи с Мэттом скоро отойдут в прошлое, Николь напомнила себе, что, если бы у нее была хоть крупица здравого смысла, она бы радовалась и испытывала облегчение оттого, что Тим Форд начинает работу раньше.

С того памятного вечера у Кристины, после которого Мэтт ехал следом за ней до самого дома, Николь с такой ясностью ощущала постоянное присутствие Мэтта в своих мыслях и чувствах, что напряжение стало почти невыносимым.

Она сильно похудела и постоянно из-за чего-то волновалась и беспокоилась. Хотя ей было известно, что все кругом — и родители, и друзья — весьма встревожены ее состоянием, приписывая его разрыву с Гордоном, Николь до сих пор не могла заставить себя признаться никому из них.

Ей потребовалось довольно много времени, чтобы сделать это признание самой себе: она влюблена в Мэтта.

Теперь, воспользовавшись тем, что он занят разговором, она бросила на него быстрый взгляд и тут же отвела глаза.

За все время, что прошло после ужина у Кристины, Мэтт ни единым словом не обмолвился о том, что было между ними. Правда, однажды вечером он совершенно неожиданно заехал повидать ее.

Николь собирала в саду горох для ланча. Волосы ее были стянуты в хвостик, а одета она была в старенькие, потрепанные джинсы и столь же древнюю футболку.

Услышав, каким серьезным и мрачным тоном он извиняется за то, что случилось после ужина у Кристины, Николь почувствовала, что от стыда и ощущения собственной вины у нее отнимается язык. Ей хотелось ответить, что и на ней лежит вина за происшедшее, но она никак не могла собраться с мыслями и найти подходящие для этого выражения.

По его словам, ей ни в коем случае не следует бояться опасности сексуального домогательства с его стороны. Он сказал, что ему известно, о ее любви к Гордону, но оба они люди давно уже взрослые и должны понимать, что самые невинные и безобидные действия, когда они окрашены весьма властными чувствами и переживаниями, могут привести к результату, о котором никто и подумать до этого не мог.

Фактически он пытался объяснить ей, что в тот вечер хотел лишь убедиться, что у нее все в порядке, и ничего больше. От извинений Мэтта Николь почувствовала себя еще хуже, чем раньше, особенно когда случайно подняла на него глаза и неожиданно вспомнила, как он сжимал ее в объятиях, как его губы нежно ласкали ее и, что она испытывала в ту минуту.

Когда он предложил забыть об этом маленьком инциденте, оставив его в прошлом, Николь поспешно согласилась.

Сейчас она вдруг очнулась и поняла, что Тим Форд разговаривает с ней. Ей пришлось напрячь всю свою силу воли, чтобы понять, что же такое он говорит ей.

Наружность у него была довольно приятная. Ему было около тридцати лет, он, как Николь выяснила ранее, был холост и работал на Мэтта уже не первый год.

Нога его до сих пор была закована в гипс после злополучного несчастного случая, из-за которого он не смог вовремя принять дела от Алана.

— К сожалению, еще некоторое время поездки на стройплощадки будут для меня довольно трудным испытанием, — сообщил он Николь, когда Мэтт отошел к телефону, чтобы позвонить.

Затем Тим принялся расспрашивать, как ей нравится новое оборудование и новые компьютеры, установленные в офисе, находит ли она их полезными, и овладела ли всей премудростью пользования ими.

Спустя всего полчаса Николь поняла, что она прекрасно сработается с ним, может быть, даже лучше, чем с Мэттом, в присутствии которого никогда не могла избавиться от стеснения, никогда не могла забыть, что он, прежде всего мужчина.

Мэтт закончил телефонный разговор, и, когда Николь, не справившись с искушением, еще разок украдкой взглянула на него, она увидела, что он рассматривает ее и Тима, слегка нахмурив лоб, с недовольным выражением.

В ту же секунду все ее мускулы напряглись. Неужели она что-то сделала неправильно? Неужели чем-то вызвала его раздражение?

Когда он заговорил, его слова прозвучали резко и повелительно:

— Если у тебя есть минутка, Тим, я хотел бы кое-что с тобой обсудить.

Тим проковылял к двери, отделявшей приемную секретарей от кабинета хозяина фирмы, и Мэтт добавил еще более резко, обращаясь на этот раз к Николь:

— Я уверен, что тебе есть чем заняться, Николь, так что мы не будем больше отрывать тебя от работы.

Его официальное обращение — «Николь», — когда вот уже много дней он звал ее «Ники», казалось, ударило ее в самое сердце, как и его холодный, отчужденный тон. Мэтт вполне откровенно отстранял ее от участия в их разговоре.

До чего же глупо, что она принимает все так близко к сердцу! Напрасно она пыталась убедить себя, тупо глядя на плотно закрытую дверь кабинета, а потом уселась за свой стол и постаралась заняться работой. Да, все дело именно в этом. Она слишком сильно привязалась к Мэтту, слишком увлеклась своими чувствами к нему… Чувствами, на которые, как ей отлично известно, он никогда не ответит. Но даже если бы и ответил… как бы она рассказала ему о своем возлюбленном? Придумать что-нибудь? Но она не могла лгать, это противоречило всем ее убеждениям, которые она всегда так свято хранила. Как ему рассказать, что ее первый мужчина был не кто иной, как он сам?

Господи, да почему ее это волнует? Такого разговора никогда не будет… Прошло уже более получаса, а Николь вновь и вновь задавала себе один и тот же вопрос. Ведь Мэтт до сих пор убежден, что она до смерти влюблена в Гордона. И ради ее же гордости и самоуважения лучше, если он и дальше будет думать точно так же.

Когда дверь из кабинета открылась, Мэтт и Тим вышли в приемную.

— Николь, мы собираемся пойти перекусить, — отрывисто произнес Мэтт. — Если будут спрашивать, мы скоро вернемся.

Тим, стоявший позади Мэтта, с недоуменным видом прервал его:

— Да, но я думал, что и Николь пойдет с нами…

— Я уверен, что на время обеденного перерыва у нее запланированы куда более важные дела, — резко возразил ему Мэтт. Так резко, что Николь ниже склонила голову над бумагами, не желая, чтобы кто-либо из них заметил, какую боль причиняет ей ледяной тон Мэтта.

Спустя десять минут, поняв, что, хотя ей и не хочется, есть, перехватить что-нибудь никак не повредит, Николь накинула плащ и вышла из офиса.

До центра городка можно было дойти всего за несколько минут. По средам в городке был базарный день, и кругом сновали люди. Но официантке, тем не менее, удалось найти для Николь маленький столик у окна ее любимого кафе-бара, откуда она могла видеть, как входят и выходят посетители.

Только она собралась приняться за еду, как в кафе зашла Кристина и тут же заметила ее.

— Ники! Я так и думала, что увижу тебя тут! — радостно приветствовала она подругу, усаживаясь рядом и с завистью рассматривая полную тарелку спагетти, стоящую перед Николь. — Счастливая ты, — грустно прокомментировала Кристина, — можешь, есть, что только захочешь. А я вот сразу становлюсь, как бочка, особенно теперь, когда снова беременна…

Кристина улыбнулась, когда Николь поздравила ее, и призналась, что и она сама, и Майк с радостью ждут второго ребенка.

— Не надоело тебе других поздравлять? Лучше бы вышла замуж и завела своего, — поддразнила Кристина, но тут же расстроено прикусила губу. — Ох, Ники! Так бестактно с моей стороны подкалывать тебя, когда ты и Гордон…

— Мне дела нет до Гордона, — спокойно ответила Ники. — Собственно говоря… Ну, давай смотреть правде в глаза — ведь так лучше и для него, и для меня. В конце концов, мы всегда были лишь друзьями, да к тому же не особенно хорошими друзьями. Наши отношения были удобны, так как позволяли нам обоим соблюдать приличия.

— Тогда почему же у тебя такой вид, словно весь мир, обрушился тебе на голову? — поинтересовалась Кристина, пристально глядя на нее, и тут же добавила: — И не пытайся убеждать меня, что все в порядке! Ты похудела, почти не улыбаешься и… Честно говоря, у тебя все симптомы безответной любви. — Она помолчала и снова прикусила губу, а затем тихо проговорила: — Ах, Ники, так это вовсе не Гордон? Это Мэтью Хант…

Николь отставила от себя тарелку со спагетти, к которым почти не притронулась, и с горечью ответила:

— Классический сюжет, верно? Скучная, бесцветная секретарша влюбляется в красавца начальника…

— Никто на свете не назовет тебя скучной и бесцветной, — возразила Кристина и тут же задумчиво добавила: — А ты уверена, что он к тебе безразличен? Я заметила в тот день, когда и ты и он ужинали у меня, что ему совершенно явно нравится общаться с тобой.

— Мне кажется, тогда главным для него было вырваться из когтей Люсинды, — быстро отозвалась Николь. — Извини, Крис, но, если ты не возражаешь, мне бы не хотелось говорить на эту тему. Все это просто жизнь, и мне надо попытаться пережить… Только не дай Бог, чтобы кто-нибудь еще пришел к такому же мудрому дедуктивному выводу, как ты. Я и не подозревала, что мое поведение столь очевидно.

— Да нет же! — заверила ее Кристина. — Просто мне очень хорошо известно подобное состояние, вот и все.

— Мне спокойнее, когда все вокруг думают, что мое сердце разбито из-за Гордона, и не догадываются о правде. Мэтт скоро уедет отсюда. Сегодня прибыл наш новый управляющий. Как только он примет дела, Мэтт уедет и будет лишь время от времени инспектировать нас.

— Так он уезжает? — удивленно переспросила Кристина. — Вот так дела! А он ничего не сказал Майку о том, что хочет прервать срок аренды дома. По-моему, Майк говорил, что Мэтт продлил договор аренды.

Николь пожала плечами.

— Откуда мне знать? Может быть, он хочет, чтобы в доме поселился Тим Форд — это наш новый менеджер. В конце концов, здесь у нас не так уж просто арендовать приличное жилье. — Она замолчала, а затем, не поднимая головы, тихо спросила: — Ты ведь никому ничего не скажешь о… нем? Даже Майку. Обещай мне.

Слезы подступили к ее глазам, когда Кристина положила ладонь на ее руку и твердо сказала:

— Можешь мне верить, Ники. Я отлично помню, что чувствовала, когда влюбилась в Майка и считала, что он на меня даже внимания не обращает. Мне кажется, я бы просто умерла, если бы кто-нибудь ненароком обмолвился ему, что я люблю его. Я ничего никому не скажу, и Майку в том числе. Но знаешь, может быть, все не так плохо, как тебе, кажется, — задумчиво добавила она. — Когда вы были у нас, я не могла не заметить, насколько он внимателен к тебе.

— Он просто очень вежлив, — решительно ответила Николь. Ей не хотелось, чтобы слова подруги подавали ей надежду, не хотелось снова верить в то, чего и быть не может. Кроме того, даже Крис не знала всей правды. Потому, что время, проведенное Николь в столице, относилось к прошлому, которое она никогда и ни с кем не обсуждала. — Пожалуй, мне пора возвращаться, — сказала она Кристине, поднимаясь на ноги. — Я так рада за вас…

— Очень кстати, потому, что мы собирались просить тебя быть крестной, — ответила ей Кристина с улыбкой. Но когда она смотрела, как Николь выходит из кафе, улыбка исчезла, уступив место обеспокоенному, тревожному выражению. Бедняжка Ники, как хочется чем-нибудь ей помочь!

После приезда Тима Форда, между Николь и Мэттом пролегла пропасть. Возможно, вполне естественно, что Мэтт предпочитает отступить в сторону, позволив Тиму заняться управлением фирмой, но все же Николь испытывала почти невыносимую боль каждый раз, когда обращалась к Мэтту с каким-нибудь вопросом, а он неизменно отсылал ее к Тиму.

Николь также заметила, что теперь, разговаривая с ней, Мэтт останавливается в нескольких футах, тогда, как раньше он не раз подходил настолько близко, что их тела почти соприкасались. Как часто в такие моменты ей приходилось подавлять в себе неистовое желание прислониться к нему, насладиться пусть самой краткой физической близостью с ним! И она испытывала глубокое и искреннее презрение к самой себе за такую несдержанность.

Но теперь необходимость строго контролировать свои действия и слова понемногу начинала исчезать, ведь Мэтт все реже и реже подходил к ней, останавливаясь все дальше и дальше.

В последний день своей работы в офисе Мэтт объявил, что намеревается уехать раньше, чем собирался, — часа в два.

По его словам, он решил отдохнуть несколько дней и хочет провести их вместе со своими родителями.

— Моя сестра с семейством вернулась из Канады. Я почти не виделся с ней с тех пор, как она вышла замуж.

— И много у вас племянников или племянниц? — с легкой завистью поинтересовалась Николь. Она всегда жалела, что у нее нет ни братьев, ни сестер, и завидовала Мэтту, потому, что у него большая семья.

— Две племянницы, три племянника и еще один — пока неизвестно, кто именно, — коротко ответил он ей, и мягкая улыбка тронула его губы.

Николь почувствовала, как при виде его ласковой улыбки что-то затрепетало в самой глубине ее существа. Она была потрясена, догадавшись, что яростно ревнует к этой неизвестной ей семье, завидуя вполне очевидной любви, которую он испытывает к ним.

Все больше ненавидя себя за это, Николь всячески старалась поскорее покончить со своим обедом, чтобы вернуться в офис задолго до двух часов и успеть, до отъезда Мэтта насладиться хоть несколькими минутами его присутствия. Так нищий бережно собирает свои жалкие медяки.

Однако когда она свернула во двор здания, где располагалась их фирма, знакомой машины не было видно, а встретившийся в вестибюле Тим спокойно сообщил ей, что Мэтт уже уехал.

Николь была рада, что стоит в тени, но все же инстинктивно повернула голову так, чтобы Тим не смог увидеть ее отчаяния.

— Я вот тут подумал, — услышала она его неуверенный голос, — не могла бы ты посоветовать мне, как лучше познакомиться с людьми в городе… Видишь ли, я уже немного староват для дискотек и всего такого прочего, но еще не настолько, чтобы вступить в батальон почтенных отцов с трубками и в шлепанцах. В гольф я не играю, и, кроме того…

— Я могла бы представить тебя кое-кому, если ты не против, — не раздумывая, предложила Николь, искренне сочувствуя ему. — Действительно, иногда уходит просто ужас, сколько времени на то, чтобы со всеми познакомиться, особенно в таком сельскохозяйственном районе, как наш. Я иногда встречаюсь с друзьями в местном кафе-баре, обычно по пятницам. Если ты готов пойти туда один…

— А ты уверена, что я не буду там лишним?

— Совершенно, уверена, — решительно ответила Николь.

Собственно говоря, меньше всего на свете ей хотелось показываться сейчас на людях, но ведь ничего хорошего, если она запрется, и будет хандрить из-за того, что ей никогда не достанется единственный желанный мужчина. Кроме того, уже пора повидать друзей и убедить их, что она не собирается проливать слезы по Гордону.

Гордону никогда не нравилась ее привычка изредка встречаться с друзьями в местном баре, он с неодобрением относился к разношерстной толпе молодых людей, в основном одного с Николь возраста, профессионалов со стабильной карьерой, которые любили встречаться в пятницу вечером, чтобы поужинать вместе.

Когда Тим предложил заехать за ней, Николь готова была отказать ему, но затем передумала, поскольку все будет намного легче, если они подъедут к бару вместе, — по крайней мере, не придется рисовать ему схему с пояснениями.

Вечером, когда она рассказала родителям о своих планах, мама бросила на нее задумчивый взгляд.

— Как жаль, что Мэтт так скоро уехал. Он показался мне очень приятным человеком.

Что-то такое было в тоне, которым она произнесла эти слова, от чего волосы на голове Николь зашевелились. Неужели мама догадалась о том, какие чувства она испытывает к Мэтту? А вдруг догадался еще кто-нибудь? Что, если и сам Мэтт уже обо всем знает? Может быть, именно поэтому он был так холоден с ней — словно с совершенно, посторонним человеком?

Тошнотворное отчаяние охватило Николь, едва эта мысль пришла ей в голову.

Одеваясь, чтобы быть готовой к приезду Тима, она твердила себе: как хорошо, что Мэтт уехал. Теперь ей не придется ежедневно встречаться с ним, и теперь ей станет намного проще выбросить его из головы и из сердца, сосредоточившись на том, чтобы устроить собственную жизнь.

Неужели именно этим она сейчас и занята?

Когда ровно в восемь приехал Тим, как они и договаривались, Николь пригласила его зайти в дом, чтобы познакомить со своими родителями. Мама разразилась сочувственными восклицаниями по поводу сломанной ноги Тима и тяжелого гипса, затруднявшего его движения. Теперь, вероятно, жизнь стала для него во сто раз сложнее, заметила она.

К счастью, в его машине автоматическое переключение скоростей, так, что здесь гипс ему нисколько не мешает, ответил Тим.

С ним было очень легко разговаривать, и, хотя ей не особенно хотелось идти куда-нибудь сегодня вечером, Николь с изумлением поняла, что проводить время вместе с Тимом — приятное занятие.

Ее друзья тактично не произнесли ни слова о Гордоне и тепло приняли Тима, хотя Николь и заметила, как один или два человека удивленно подняли брови, когда она представила Тима как своего нового начальника, захотевшего познакомиться со здешним «обществом».

Спустя некоторое время в баре появилась Люсинда Бэрретт — одна, без мужа. Заметив Николь, она прямиком устремилась к ней, приветствуя ее так, словно они близкие подруги и давно не виделись.

Стараясь не показать, как не по душе ей общество Люсинды, Николь вежливо представила ее своим друзьям и раздраженно сжала зубы, когда Люсинда, одарив, Тима радужной улыбкой, повернулась к Николь.

— Подумать только! Ты явно не теряла времени, оплакивая разрыв с Гордоном! И как просто оказалось его заменить! Умная девочка, у тебя хорошая головка. Кстати, а что случилось с Мэттом? Я уже сто лет его не видела. Хотя вообще-то он заезжал на той неделе…

Николь почувствовала, как кровь бросилась ей в лицо, и тщательно скрываемый гнев на мгновение загорелся в ее глазах.

— Тим — мой новый начальник, Люсинда, — решительно ответила она. — А, что касается Мэтта… так ведь он был тут временно. Однако я полагаю, он сам должен был рассказать тебе об этом…

Устоять перед искушением, уколоть Люсинду не было никаких сил, тем более что Люсинда наверняка выдумала несуществующую дружбу с Мэттом. И не потому, что догадывалась о чувствах, которые Николь испытывала к Мэтту, а просто потому, что относилась к женщинам определенного сорта.

Николь почувствовала искреннее удовлетворение, увидев, как вспыхнуло умело подкрашенное лицо, с какой неприязнью взглянула на нее рыжеволосая красотка. Она величественно отплыла в сторону и тут же принялась кокетничать с кем-то.

— Ничего себе! Да она просто пожирательница мужчин! — не замедлил прокомментировать Тим, когда Люсинда отошла от них. — Хотя я не должен так говорить, ведь она твоя подруга.

— Не подруга, — заверила его Николь, добавив с легкой запинкой: — Извини, если она смутила тебя, предположив, что мы с тобой… что ты и я… ну, что ты мой друг.

— Я вовсе не смутился, — убежденно ответил он. — Разве, что почувствовал огорчение.

Николь озадаченно взглянула на него, и он мягко пояснил:

— Ты очень, очень привлекательная женщина и очень умная. Если кто-то подумает, что ты моя подружка, я буду чувствовать себя польщенным. Не хочу вмешиваться не в свое дело, но, судя по замечанию Люсинды, сейчас в твоей жизни нет никого, кто бы…

Николь показалось, будто в ее голове предупреждающе зазвенели колокольчики здравого смысла. Часто, слишком часто ей приходилось слышать подобные слова и раньше, когда какой-нибудь мужчина — приятный, искренний, порядочный человек — знакомился с ней, проявляя самый неподдельный интерес. Однако каким бы приятным и очаровательным он ей ни казался, всегда существовала преграда: мысль о том, что, если она позволит этому знакомству развиваться, рано или поздно наступит момент, когда ей придется рассказать правду о своем прошлом.

— Да, сейчас действительно у меня никого нет, — начала она, — но, понимаешь…

— Но ты не хотела бы ни с кем связываться, — проницательно закончил он за нее.

— Такая уж моя судьба. Но ведь это же не означает, что нам нельзя быть друзьями, а?

— Конечно, друзьями вполне можно быть, — согласилась Николь.

— Николь, я еще не говорил тебе об этом, но скоро будет конференция, на которой мы с тобой должны присутствовать. Так хочет Мэтт. Конференция проводится неподалеку от Борнмута, в «Гранд-отеле». Она состоится после двадцать восьмого. Мэтт считает ее очень важной, поскольку там будут обсуждаться различные вопросы, касающиеся влияния строительства на окружающую среду. Ты сможешь поехать?

Николь кивнула.

— Звучит интересно, — прокомментировала она. — А, на сколько дней рассчитана конференция?

— Всего на пару дней. Мы должны выехать в пятницу после ланча, а вернемся вечером в воскресенье.

Они еще немного поговорили о вопросах, которые, вероятно, будут затронуты на конференции, пока не появилась Эви и не сообщила, что к Тиму посетитель.

Вечером того же дня Николь рассказала родителям о конференции, и отец с одобрением заметил:

— Мэтью Хант принял верное решение. Пора уже вести дела так, чтобы строительство не оказывало вредного воздействия на экологию. В наступающем десятилетии эта тема будет особенно актуальна. Успех будет сопутствовать именно тем предпринимателям, которые смогут согласовывать свои технологии с требованиями экологической безопасности.

Поздно вечером, укладываясь спать, Николь подумала о том, приедет ли на конференцию сам Мэтт, и в ту же секунду тело ее завибрировало от болезненно острого желания.

Сколько бы она ни приказывала себе забыть его, похоже, она не в силах перестать думать о нем, желать его, любить его.

За три дня до конференции прораб вошел в кабинет к Тиму и подал заявление об уходе, заявив, что собирается открыть свое собственное дело.

После того, как он получил резолюцию и удалился, Тим повернулся к Николь и задумчиво спросил:

— Хотел бы я знать, сколько наших рабочих он намеревается увести с собой?..

— Если от этого тебе станет легче — сомневаюсь, что кто-нибудь долго с ним выдержит, — ответила Николь.

— Может быть, и так, но… Послушай, я хочу съездить на площадку. Если будет необходимо, до тех пор, пока мы не найдем нового прораба, я постараюсь заменить его. Мне и раньше приходилось заниматься подобным делом. Мэтт ведь сам пришел в бизнес не с парадного входа, а потому он особенно настаивает на том, чтобы все новые менеджеры, которые начинают работать у него, досконально осваивали все тонкости работы на стройплощадке.

— Значит, он опирается на собственный опыт?

— Да, в юности Мэтт был, этаким мятежником. Он спокойно мог бы присоединиться к своему отцу и работать в Сити, но вместо этого предпочел рано закончить учебу и пошел бродить по свету. Именно тогда он заинтересовался строительством и многому научился. А когда вернулся, то поступил в университет, после чего решил создать свою собственную строительную фирму. Сначала, разумеется, совсем небольшую.

Мятежник… Такое определение вполне подходило тому Мэтью Ханту, которого она помнила: в поношенной одежде рабочего человека, с простыми манерами, с улыбкой настоящего искателя приключений и небрежной insouciance [3]Беззаботностью (франц.)
после того, как они всю ночь занимались любовью.

Николь вся подобралась. Мужчина, если только у него хватает на это силы воли, всегда может избавиться от ошибок и сумасбродств, своей юности. Иногда его даже начинают считать еще более достойным человеком, если становится известно о его похождениях в молодости. Однако о женщине, даже в наши просвещенные времена, отличающиеся терпимостью нравов, по-прежнему судят совсем иначе.

В четверг, накануне отъезда на конференцию, Тим появился в офисе с опозданием и сказал, что должен снова уехать на одну из строительных площадок, где возникли кое-какие проблемы.

— Теперь, когда мы потеряли прораба, мне надо день и ночь находиться там, чтобы следить за ходом работ. Ты обойдешься тут без меня?.. Дурацкий вопрос, — остановил он сам себя, не давая ей времени ответить. — Разумеется, обойдешься. Честно говоря, ты зря растрачиваешь тут и свой талант, и свои силы, Николь. Ведь ты первоклассный администратор и могла бы сделать карьеру, если бы только захотела…

— А мне не хочется, — ответила она и мрачно добавила: — В юности я отведала столичной жизни, и мне она вовсе не понравилась.

— Правда? Ну, тогда ты не одинока. Сейчас все больше людей нередко спрашивают себя, не слишком ли многим они жертвуют во имя карьеры. Что касается меня, я решительно против такой однобокости — увлечения только работой, и больше ничем… На завтра у нас все остается без изменений. Ты готова? Надо выехать отсюда где-то в середине дня. Может быть, стоит отправиться вместе? Нет смысла ехать на двух машинах.

— Да, я тоже так думаю. Отец обещал подвезти меня утром до офиса, тогда моей машине не придется стоять тут весь уик-энд.

Николь хотелось переделать, как можно больше дел, чтобы утром осталось лишь разобрать почту, а потому в четверг вечером она засиделась допоздна.

Тим так и не вернулся в офис, и дверь из приемной в его кабинет была закрыта. Несколько раз после того, как ушла Эви, Николь нерешительно оборачивалась на дверь, пока не поняла: это классическая западня представлять себе, что комната за ее спиной вовсе не пуста и стоит только отворить дверь, как она увидит Мэтта, сидящего за своим столом.

Один раз, повинуясь непреодолимому порыву, она даже поднялась, открыла дверь в кабинет и постояла на пороге, с голодной жадностью глядя на пустой стол и мысленно рисуя фигуру Мэтта, склонившегося над бумагами.

Горло у нее неожиданно перехватило: страдание, вызванное неразделенной несбыточной любовью, причиняло ей настоящую боль. И одновременно в душе ее нарастал гнев — гнев на саму себя за свое глупое поведение, за то, что, поддаваясь своим переживаниям, она заставляет себя только страдать, без какой-либо надежды на будущее.

 

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В пятницу утром отец высадил Николь во дворе здания, где располагалась фирма. В руке у нее был чемодан, куда она собрала все, что могло понадобиться на конференции.

Костюм, который она надела сегодня утром, был не самым новым, но в нем она чувствовала себя особенно легко и удобно. В такой одежде приятно путешествовать, несмотря на то, что простая серая юбка, похоже, немного села в последний раз, когда ее сдавали в химчистку, так, что ноги Николь были открыты чуть больше, чем она считала возможным.

К юбке хорошо подходил длинный двубортный жакет в тончайшую красную полосочку, которая слегка разнообразила гладкую шерстяную ткань. Костюм обошелся очень недешево, однако Николь знала, что он вполне стоит тех бешеных денег, которые она за него заплатила. Даже Эви выразила ей свое восхищение:

— Ты выглядишь просто потрясающе! Честное слово, шикарно! Только вот жаль, что у тебя нет к этому костюму блузки поярче…

Николь склонила голову, пряча улыбку. Она нарочно выбрала простого покроя блузку из шелка цвета сливок. Ярко-алый цвет, который предпочла бы Эви, явно не для нее.

Она нахмурилась. Даже мысль о красном цвете была ей неприятна. Ярко-алая помада… Рука Николь слегка дрожала, когда она заправляла бумагу в принтер.

В чемодане у нее был еще один костюм и плиссированные брюки, в которых так удобно гулять, а также теплый свитер, просто на всякий случай, если вдруг какое-нибудь из импровизированных совещаний будет устроено в большом парке, окружающем отель. Николь по своему собственному печальному опыту знала, что нет ничего хуже, чем передвигаться по зеленой лужайке в юбке и туфлях на каблуке, и прекрасно скроенные брюки должны были помочь ей не потерять образ настоящей деловой женщины.

Дома, когда она складывала вещи, мама предположила, что официальный ужин в субботу вечером может оказаться очень торжественным, и посоветовала захватить на всякий случай платье. Весьма неохотно Николь позволила себя убедить и положила в чемодан платье из темно-синего шелка. Ей казалось, что она уже никогда не сможет надевать его, не думая при этом о Мэтте, не вспоминая, как он держал ее в объятиях, как целовал ее…

Отъезд был назначен на десять тридцать, но Тим в назначенное время не появился, и Николь начала поглядывать на часы с беспокойством и недоумением.

Тим говорил, что перед отъездом должен посетить две строительные площадки, однако она не имела ни малейшего понятия, какие именно. Она начала уже тревожиться, не зная, что же ей делать, и в этот момент Эви возбужденно воскликнула:

— Мэтт! Мэтью Хант, он только что подъехал!

Сердце ухнуло у нее в груди. И не успела она восстановить дыхание, как дверь распахнулась, и Мэтт вошел в приемную.

На нем был великолепно скроенный костюм, из рукавов темного пиджака, как того требовали правила хорошего тона, на полдюйма выглядывали манжеты накрахмаленной рубашки.

— Если вы приехали повидать Тима, то…

— Совсем не за этим. — Его голос прозвучал резко и раздраженно. — Эви, не могла бы ты приготовить нам кофе? Николь, будь так любезна, зайди в мой кабинет, мне надо переговорить с тобой.

Неужели он все-таки вспомнил ее и сейчас собирается уволить? Или нет, ему стали известны ее чувства к нему…

Понимая, что еще немного — и ей станет плохо от нечеловеческого напряжения, Николь последовала за Мэттом в его кабинет, тупо отметив, что он помедлил на пороге, пропуская ее вперед, а затем плотно прикрыл дверь.

— Боюсь, у нас произошел небольшой несчастный случай, — сказал Мэтт. — Тим вчера поскользнулся на стройплощадке. К счастью, он не очень пострадал, однако это означает, что конференция состоится без него. Тем более необходимо ехать тебе. Я переговорил с Тимом, и мы оба согласились, что ты прекрасно разберешься в проблемах, которые будут обсуждаться, особенно в том, что для нас важно, а что нет. Тем не менее, я хотел бы подчеркнуть, что никто не может принудить тебя ехать, если самой тебе этого не хочется.

У Николь голова пошла кругом. Выходит, гнев Мэтта направлен вовсе не против нее и он не испытывает к ней никакой личной неприязни. Он просто раздражен из-за того, что Тим опять вышел из строя и не сможет поехать на конференцию, что им осталось только положиться на ее компетенцию и умение составлять собственное мнение. Значит, он спрашивает, готова ли она занять место Тима и участвовать в работе конференции одна.

— Мне придется только съездить домой и забрать машину, — услышала Николь свой собственный голос. — Но, разумеется, я готова поехать. Мне так жаль Тима… А он не повредил…

— Это не смертельно, — коротко ответил Мэтт и сразу замолчал, поскольку в дверь постучали.

Пока Эви разливала им кофе, Мэтт обратился к Николь тем же резким, раздраженным тоном:

— Значит, конференция по-прежнему на повестке дня. Отлично. — А когда Эви вышла, он продолжил: — Кстати, машина тебе не понадобится. Ты поедешь со мной.

Ехать с ним! Рука Николь так дрожала, что кофе слегка расплескался на блюдечко.

Если он тоже решил поехать на конференцию, тогда зачем же требует, чтобы поехала и она? Не может быть, чтобы…

— Разумеется, я буду там, в несколько ином качестве. Мне предстоит прочитать лекцию о преимуществах использования в строительстве заменителей древесины, чтобы прекратить вырубку уже наполовину уничтоженных лесов. Конечно же, в этом направлении давно ведутся различные исследования… — Он продолжал рассказывать ей о том, какие важные вопросы будут обсуждаться на конференции, но Николь не в силах была понять практически ничего.

Ее по-прежнему сотрясала неудержимая дрожь, так что пришлось поставить чашку с кофе на стол, так и не отпив ни глоточка.

Если бы только она знала, что поездка на конференцию без, Тима означает, что ей предстоит отправиться туда с Мэттом!..

— Мы уже опаздываем, — услышала она. — Мне бы не хотелось торопить тебя, но если ты готова…

Готова… Готова? Она никогда не сможет подготовиться к такой неожиданной и от этого вдвойне опасной возможности побыть рядом с ним, потому, что восторг и болезненный страх охватывают ее каждый раз, когда она видит его. Ей нужно время, чтобы подготовиться, настроиться…

Мэтт пошел к двери, и Николь словно очнулась.

Она ведет себя, как круглая идиотка! Все это волнение, все опасения, переживания — из-за чего? Только из-за того, что ей предстоит ехать с ним в одной машине! Неужели она действительно не способна контролировать себя и свои чувства? Неужели она действительно не в силах пробыть рядом с ним несколько часов, ничем не выдавая своих переживаний?

И Николь поспешила к двери, которую он придерживал для нее.

 

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Они ехали уже более часа, и неожиданно Мэтт свернул с шоссе на одну из боковых дорог.

Когда они въехали в небольшую деревушку, машина остановилась возле заплетенного диким виноградом фасада гостиницы. Николь удивленно посмотрела на Мэтта.

— Ты ведь так и не выпила кофе, — сказал он. — Когда мы приедем на конференцию, то попадем прямиком на заседание. У тебя не будет даже времени отыскать свою комнату, я уж не говорю о том, чтобы распаковать вещи. Если повезет, мы сможем расслабиться и передохнуть лишь вечером, когда день закончится, а к тому времени голова у тебя будет настолько забита фактами и сведениями, что вряд ли ты сможешь уснуть… Ты ведь захватила с собой диктофон, верно? Увидишь, он тебе очень пригодится, так намного проще будет, потом записать все необходимое.

Он открыл дверцу машины и выбрался наружу, затем обошел кругом, открыл дверцу для Николь. Двигаясь, как автомат, она вышла из машины, старательно избегая прикосновения к нему. Мурашки пробежали по ее спине, когда она поняла, что неправильно рассчитала время: он наклонился, закрывая дверцу, и его рука на мгновение коснулась ее плеча. — Ты замерзла?

Увидев, как он нахмурился, Николь вся сжалась и помотала головой, все еще удивляясь, как это он заметил, что она не стала пить кофе. Не может быть, чтобы он решил сделать остановку только ради нее…

Не говоря ни слова, Николь последовала за ним в гостиницу. Девушка за стойкой показала им, где находится кафе, и Николь с облегчением увидела, что там довольно много народу.

Через несколько минут официантка провела их к столику у окна, выходящего на улицу.

Принесли кофе — свежий, только что сваренный. От восхитительного аромата у Николь буквально слюнки потекли, и хотя всего десять минут назад она могла бы поклясться, что меньше всего на свете ей сейчас хочется кофе, теперь она с удовольствием выпила горячий благоухающий напиток.

— Ну, как, теперь получше?

Она подняла глаза и увидела, что Мэтт пристально смотрит на нее. Его чашка стояла нетронутой. Николь вспыхнула.

— Если тебя волнует состояние Тима, должен тебе сказать, что с ним ничего серьезного не случилось. Скоро он встанет на ноги.

Она покраснела еще больше, признавшись самой себе, что практически не думала о Тиме и о том, что с ним случилось. А ведь так нельзя, она слишком увлекается своими чувствами и мыслями, забывая об окружающих!

Мэтт все еще не начал пить кофе, однако заказал ей вторую чашку. И только теперь Николь убедилась, что он сделал эту остановку специально для нее.

Сердце бешено запрыгало в груди, легким, похоже, не хватало воздуха. Николь почти задыхалась. Какая ерунда! Да у нее просто мания величия! Какое Мэтту может быть дело до того, выпила она кофе в офисе или нет?

И все же Мэтт так и не притронулся к кофе, рассказывая ей о тех вопросах, что наверняка будут обсуждаться на конференции. Неужели это так срочно? Он вполне мог бы поговорить о строительных проблемах и по дороге, за рулем.

Да что же это такое? Что происходит? — снова и снова спрашивала она себя, шагая следом за ним к машине. Неужели она действительно настолько глупа, что может убедить себя в том, что Мэтт испытывает к ней какие-то чувства?

Разве это возможно? Чем она лучше множества других его служащих?

Они дошли до машины, и, глубоко задумавшись, Николь потянулась к дверце, как раз в ту секунду, когда Мэтт наклонился, открывая ее.

На какое-то мгновение она почувствовала прикосновение его крепкой руки к своему телу, и тут же острое желание пронзило ее, словно кто-то ударил ножом прямо в живот.

Отшатнувшись, Николь задрожала всем телом. Когда же, наконец, она уселась в машину и случайно увидела свое отражение в зеркальце на крыле автомобиля, ей стало нехорошо от отчаяния: глаза казались непомерно большими и потемнели, словно от боли, а лицо стало белое, как полотно. Она поспешно отвернулась, тряхнув головой, чтобы волосы упали на лоб и помогли спрятаться от его взгляда.

Она обрадовалась, когда Мэтт спросил, не будет ли она возражать, если он включит музыку. По крайней мере, теперь ей не придется больше терпеть эту пытку и поддерживать разговор на деловые темы. Николь сидела, старательно отвернувшись к окну, и решительно приказывала себе изображать интерес к пробегающему мимо однообразному пейзажу. Время от времени, однако, она теряла контроль над собой и, даже не замечая того, что делает, поворачивала голову и почти с жадностью рассматривала лицо Мэтта, внимательно следившего за дорогой, глядела, как его руки касаются руля. Каждый раз, когда ее взгляд устремлялся к нему, ее охватывало ни с чем не сравнимое наслаждение, сладостное возбуждение от мысли, что она находится рядом с ним. Временами ей казалось, что она с такой отчетливостью воспринимает его образ, будто ее лишили защитного слоя кожи, а его руки незримо прикасаются к каждой клеточке ее тела, и ее чувства сливаются с ним, с его телом, с его душой…

К тому времени, когда они добрались до отеля, в котором должна была проходить конференция, Николь мечтала лишь о том, чтобы уик-энд оказался таким напряженным, как Мэтт обещал ей, и тогда у нее просто не хватит времени думать о чем-нибудь, кроме работы.

Это краткое путешествие в машине рядом с Мэттом, похоже, ослабило ее, как морально, так и физически, причем до такой степени, что, когда она, наконец, собралась выйти из автомобиля, у нее едва хватило сил, чтобы устоять на ногах.

Сосредоточившись только на том, что она делает, Николь даже не заметила, как Мэтт подошел к ней, и очнулась, лишь почувствовав его крепкую руку на своей талии.

— Ты уверена, что у тебя все в порядке? — тихо спросил Мэтт.

С ужасом сознавая, что дрожит, словно в ознобе, и, не смея посмотреть ему в глаза из страха, что он может понять правду, Николь непостижимым образом сумела кивнуть и неуверенно пробормотала:

— Меня просто немного укачало. Через минуту все пройдет.

Она заметила, что Мэтт нахмурился, глядя на нее, и у нее упало сердце. Господи, что он подумал? Наверняка уже сожалеет, что предложил ей поехать на конференцию. Сейчас, похоже, она меньше всего олицетворяет деловитую старательность, не говоря уже о сообразительности или инициативе.

Страхи ее подтвердились, когда Мэтт, секунду поколебавшись, спокойно произнес:

— Послушай, если тебе действительно нехорошо…

— Я в полном порядке, честное слово, — заверила она его, направляясь к главному входу в отель и отчаянно надеясь, что ей удастся найти в себе силы забыть о своих чувствах или хотя бы на некоторое время попытаться скрыть их, помня, где она и зачем сюда приехала.

В вестибюле отеля толпилось множество людей, прибывших на конференцию, духота и шум буквально оглушили Николь, и на мгновение она остановилась, готовая отступить. Успев привыкнуть к спокойной атмосфере маленького городка, она совсем забыла, как неуютно в толпе совершенно незнакомых людей.

Все еще колеблясь, она ощутила, как Мэтт положил руку ей на плечо. Догадавшись, что он стоит позади нее, Николь сразу же почувствовала себя увереннее.

— Подожди меня здесь, — приказал он ей. — Сейчас я зарегистрирую наше прибытие и возьму ключи от номеров, а потом сразу пойдем в конференц-зал.

А ведь это она должна была заняться организационными вопросами! Со стыдом Николь наблюдала, как Мэтт широким шагом направился к стойке. У нее было такое чувство, как будто перед ним расступается Красное море, до того странно было, что толпа людей, словно по волшебству; расступается в разные стороны, пропуская его.

Кроме того, едва он подошел к стойке, дежурный администратор, бросив все свои дела, занялась им.

Увидев, что женщина, передавая ему ключи, кокетливо улыбается, Николь почувствовала, как внутри нее сжимается тугой, холодный узел ревности.

Она быстро отвернулась, говоря себе, что ее поведение просто смешно, и всем сердцем жалея, что она вынуждена быть тут не с Тимом, а с Мэттом. Теперь, думая о том, что им предстоит провести рядом друг с другом несколько дней, Николь поняла, что в его присутствии она испытывает скорее горечь, а никак не наслаждение и радость, скорее боль, чем удовольствие.

— Вот твой ключ…

Мэтт подошел, и она взяла ключ, который он ей протянул. Кто-то сзади, пробираясь в толпе, неожиданно сильно толкнул ее, и она потеряла равновесие. Качнувшись вперед, Николь сократила небольшое расстояние между собой и Мэттом, и в ту же секунду он протянул руку, чтобы поддержать ее. Его пальцы сомкнулись вокруг ее предплечья, и она почувствовала тепло его дыхания на своей щеке.

— Здесь просто сумасшедший дом. Давай лучше поищем конференц-зал. — Мэтт бросил взгляд на часы, все еще удерживая ее за руку. — Нам уже давно пора быть там.

Когда он повернулся, чтобы пробраться сквозь толпу людей, Николь ожидала, что он отпустит ее руку, но этого не случилось, и его пальцы по-прежнему обжигали ее, заставляя с особенной силой ощущать его близость, пока он вел ее через заполненный народом вестибюль.

Когда они приблизились к залу, где должна была проходить конференция, их остановили, чтобы вручить листовки с информацией и клипсы с их именами, после чего они прошли в громадный зал, где уже начинался бизнес-ланч, и вовсю сновали официанты.

Едва они успели войти в зал, какой-то человек окликнул Мэтта. Уверенная, что сейчас он отпустит ее, Николь собралась, было отойти от него, однако, к ее величайшему изумлению, он продолжал держать ее под руку.

— Это Николь Линтон, она работает у меня, — представил он ее своему собеседнику, который оказался инженером по гражданскому строительству.

Очень быстро коллеги увлеклись сугубо деловым разговором, но Николь заметила, что Мэтт учтиво настаивает на том, чтобы и она принимала участие в беседе. Речь в основном шла о необходимости принимать во внимание растущую важность использования экологически безопасных материалов и технологий, а также о последствиях их применения в гражданском строительстве.

Николь показалось, что она не успела и дух перевести, — до того напряженным и захватывающим оказался этот день. Все было именно так, как обещал ей Мэтт.

Только в шесть часов вечера закончилась, наконец, последняя из деловых встреч и можно было разыскать свои комнаты.

— Ужин сегодня будет довольно официальным и торжественным мероприятием, — предупредил ее Мэтт, пока они ждали лифта, чтобы подняться на свой этаж. — Предлагаю встретиться в коктейль-баре перед ужином. Скажем, около половины восьмого.

Николь только устало кивнула в ответ.

Ей надо было записать не меньше сотни важных фактов и данных — все то, что она узнала и, что могло пригодиться в работе. Массу сведений, которые, несомненно, она бы ни за что не запомнила, если бы не записала на диктофон. Помимо этого необходимо еще около получаса на то, чтобы принять душ и соответствующим образом одеться для ужина.

От кондиционированного воздуха в конференц-зале у нее разболелась голова. Ей хотелось выйти и подышать свежим воздухом. Вероятно, полезнее всего сейчас было бы отправиться на прогулку, сокрушенно подумала Николь, когда, наконец, подъехал лифт.

Час спустя запищал будильник, и Николь выключила диктофон. Если в залах, где проходила конференция, царили шум и суета, ее комната была настоящим оазисом тишины и спокойствия. Она осмотрелась по сторонам. Роскошь апартаментов искренне удивила ее. Судя по всему, номер совсем недавно был отремонтирован, в убранстве преобладали светло-желтые и темно-синие тона. Из окна открывался превосходный вид на парк.

Полчаса спустя, стоя перед большим зеркалом в спальне, она рассматривала свое отражение. В темно-синем шелковом платье она казалась бледной, но это вполне можно было объяснить тем, что ее укачало в машине. Если только ей удастся не смотреть Мэтту в глаза, не встречаться с ним взглядом, наверное, она и дальше сумеет притворяться и говорить, что ее бледность вызвана лишь недомоганием.

Только что вымытые и уложенные с помощью фена волосы были единственным ее украшением. Пора спускаться в коктейль-бар, как условились с Мэттом, приказала она себе.

Запирая дверь своего номера, Николь страстно желала, чтобы вечер прошел хорошо, чтобы она не сказала и не сделала ничего такого, что выдаст Мэтту ее душевное состояние.

В двадцать пять минут восьмого Николь подошла к переполненному коктейль-бару. Лишь через несколько секунд глаза привыкли к полумраку, а слух адаптировался к гулу голосов.

Не замечая заинтересованных взглядов множества мужчин, сразу обративших на нее внимание, Николь стояла в дверях, пытаясь сориентироваться.

Увидев, с какой роскошью одеты здесь женщины, она порадовалась тому, что послушала маму и захватила с собой нечто более нарядное, чем строгие деловые костюмы. Оглядывая бар, она внезапно заметила Мэтта. Он стоял всего в нескольких ярдах, разговаривая с высокой, невероятно soignee1 брюнеткой. 1 Ухоженной {франц.).

Она оживленно что-то говорила, потом внезапно подняла руку и дотронулась до его плеча, словно желая убедить его в чем-то. И тут Николь пронзила такая боль, что она почувствовала тошноту и головокружение.

Она ненавидела себя за то, что творилось с ней, ненавидела свои чувства и ощущения, ненавидела мысль о том, что теряет контроль над собой. Неожиданно ей показалось, что в баре невыносимо душно. Она словно попала в западню, в смертельно опасную ловушку. Паника охватила ее. Ничего, не видя, она поспешно отвернулась, намереваясь бежать, куда глаза глядят, но не успела сделать и шагу, как услышала голос Мэтта, окликавшего ее.

Николь заставила себя повернуть голову, и на губах ее появилась ничего не значащая, бессмысленная улыбка. Она подняла глаза и с удивлением увидела, что Мэтт уже один, а красавица брюнетка исчезла.

— Что бы ты хотела выпить? — спрашивал ее Мэтт.

Николь попыталась собраться с мыслями, подавить ревность, огнем полыхавшую в ее груди.

— Минеральной воды, пожалуйста, — дрожащим голосом ответила она.

— Полагаю, нам предоставят столик на несколько человек, вместе с другими делегатами, — проговорил Мэтт, а затем подозвал официанта и передал ему заказ Николь. — Так обычно делается на подобных мероприятиях, если только не собирается очень большая группа, которая может занять целый стол. Таким образом, коллеги получают еще одну возможность пообщаться. Ну, какое у тебя впечатление от сегодняшнего дня? Или еще слишком рано, чтобы судить?

Николь глубоко вздохнула, радуясь, что может сосредоточиться на чем-нибудь кроме своих переживаний, избавиться от преследующих ее мыслей о Мэтте и хоть на несколько минут забыть, что Мэтт не только ее хозяин, но и в первую очередь мужчина.

Она принялась делиться впечатлениями о конференции, и Мэтт усердно поддерживал разговор, комментируя некоторые из положений основного доклада. Николь почувствовала, что напряжение постепенно начинает покидать ее.

Если и два других дня пройдут точно так же, если она сможет заставить себя обращать внимание только на работу, не позволит своим чувствам одерживать над ней верх, возможно, тогда у нее останется шанс и дальше успешно скрывать от Мэтта правду, сохраняя здравый рассудок. Если же он догадается и узнает, о чем она думает, такого унижения ей ни за что не пережить!

К тому времени, когда должен был начаться ужин, она даже немного расслабилась, однако тут же снова напряглась, едва рука Мэтга прикоснулась к ее локтю. Это был всего лишь жест вежливости, и в прошлом ей не раз приходилось сталкиваться со столь же учтивыми людьми, но ни один из них не действовал на нее так, как Мэтт. Она понимала, что он, должно быть, почувствовал, как она вздрогнула, словно от электрического разряда. Вот он нахмурился, глядя на нее…

Она попыталась шагнуть в сторону, однако тут же поняла, что толпа людей, устремившихся в банкетный зал, не позволяет ей сойти с места. А через мгновение ее, не обладающую завидно высоким ростом или особой устойчивостью, стало буквально затягивать в зал. Она пошатнулась.

Мэтт немедленно протянул руку, привлекая ее к себе. Это был жест защиты и простой вежливости, лишенный и намека на что-либо иное. Он сделал бы то же самое ради любой из женщин, однако Николь испытала настоящее потрясение. Колени у нее подогнулись, и навалилась такая слабость, что она инстинктивно ухватилась за его руку. Лишь потом, сообразив, что делает, она пришла в ужас и попыталась, было отстраниться, но было уже слишком поздно. Другая рука Мэтта привлекла ее так близко, что она почувствовала жар его тела, услышала глухое, неровное биение сердца.

Она снова попыталась шевельнуться, но Мэтт коротко проговорил:

— Давай лучше переждем несколько секунд и пропустим толпу.

Казалось, он пробормотал эти слова прямо ей в ухо. И едва она почувствовала его горячее дыхание на своей коже, ее закружил водоворот, она поняла, что теряет голову. Грудь ее вздымалась и опадала, под тонким шелком платья обрисовались затвердевшие соски, и сперва незаметная, затем все более и более властная пульсирующая боль разгорелась во всем теле. Ее охватило непреодолимое желание обнять Мэтта и прижаться к нему еще теснее, прикоснуться губами к его шее, подбородку, губам…

Она с трудом сглотнула, подавляя жалобный стон, готовый сорваться с губ. Чувство вины и глубокое отвращение к самой себе отрезвили ее. Она почувствовала, что задыхается и что сердце ее вот-вот вырвется из груди, но не посмела шевельнуться, не смогла сдвинуться с места, пока Мэтт не отодвинулся на полшага в сторону, отпустив ее, и не произнес:

— Думаю, теперь можно войти.

Не смея взглянуть на него, она попыталась понять, что именно он говорит, однако это удалось лишь наполовину, и она просто шагнула вперед, пока он говорил… говорил о том, что никак не может понять поспешности остальных — неужели им так хочется приступить к трапезе, которая, как им должно быть известно по собственному опыту, будет скорее официальной, нежели приятной.

Они вошли в зал последними, и, когда их провели к единственному столику, за которым оставались еще места, Николь с ужасом увидела, что других женщин за столом нет.

Судя по всему, мужчины от души веселились — об этом свидетельствовали взрывы смеха, доносившиеся со всех сторон.

Пытаясь убедить себя, что она настоящая идиотка, к тому же еще и со старомодными понятиями, Николь почувствовала себя гораздо увереннее, когда ее поддержала рука Мэтта. Но вот он отодвинул для нее стул и помог сесть. Что же дальше?

С их появлением мужчины прекратили разговор и с интересом уставились на них. Молчание показалось Николь бесконечным, она смутилась еще больше, однако то, что произошло потом, все равно застало ее врасплох. Пока Мэтт усаживался рядом, она вдруг услышала, как кто-то протянул неприятно знакомым голосом:

— Ну и ну, вот так совпадение… Так вы, получается, снова вместе? И что же, теперь надолго или снова, как в прошлый раз, на одну ночь? Если не ошибаюсь, наша дорогая Николь особенно интересуется теми, кто…

Джонатан… Джонатан Хендри! Он здесь! И, что еще хуже, он узнал их обоих! Николь не могла в это поверить. Она почувствовала, как тошнота снова подступает к горлу, и ее вновь охватило желание убежать — не только от жадного любопытства, которое она видела в глазах окружающих, не только от Джонатана, от его злорадного голоса и взгляда, но и, что куда важнее, от Мэтта.

Сколько бы раз она ни представляла себе кошмарную сцену своего разоблачения, никогда бы не подумала, что именно Джонатан станет главным действующим лицом этой драмы.

Николь даже не заметила, как резко отодвинула свой стул и поднялась из-за стола. Ей послышалось, что Мэтт произнес ее имя, и на мгновение это помогло ей сохранить самообладание, не дать всепоглощающему унижению сразить ее и отнять рассудок.

В это время в зал входила целая группа опоздавших делегатов. Торопясь убежать, Николь наткнулась на нескольких человек и даже не заметила любопытных обеспокоенных взглядов, направленных на нее со всех сторон во время поспешного бегства.

Мэтт также поднялся на ноги, глядя ей вслед. Он уже собирался догнать ее, когда Джонатан также встал, притворно извиняясь:

— Мне жаль, что все так вышло, старина. Я и подумать не мог, что так все обернется!

Он замолчал, когда Мэтт резко повернул голову и посмотрел на него.

— Ты мне никогда особенно не нравился, Хендри. Именно поэтому я прекратил вести какие-либо дела с твоей фирмой, — ровным голосом ответил Мэтт. — Едва ли я могу отнести себя к сторонникам насилия, я не считаю размахивание кулаками подходящим способом для решения споров. Так что, будь любезен, не искушай меня переменить мою точку зрения.

Остальные мужчины, сидевшие за столом, беспокойно переговаривались, переглядываясь. Было вполне очевидно, кто выйдет победителем из возможной схватки, неважно, словом или делом. Лицо Джонатана постепенно приобрело землистый оттенок. Он нерешительно переступил с ноги на ногу и быстро заговорил:

— Это же всего лишь шутка, старина… Я вовсе ничего такого не хотел сказать. В конце концов, она и не пыталась скрыть, что провела с тобой ночь. Надо было только посмотреть, в каком состоянии она заявилась, на работу на следующий день! Должен сказать, я был тогда порядком изумлен… До тех пор она вела себя, как настоящая недотрога — и вдруг упорхнула вместе с тобой прямо посреди банкета в честь юбилея моего старика! Только странно, что вы до сих пор вместе. В конце концов, мужчины ведь…

— Полагаю, ты сказал достаточно, — ядовито прервал его Мэтт и с презрением добавил: — Думаю, джентльмены, вы понимаете, почему я не могу сегодня поужинать вместе с вами… У меня внезапно пропал аппетит.

Выйдя из-за стола, Мэтт зашагал к выходу, нахмурившись и напряженно раздумывая. Выходит, Николь — та самая девочка, которая много лет назад… та хрупкая юная девушка, которая столь необдуманно рисковала, подвергаясь такой опасности. Она так отчаянно флиртовала с ним, а потом…

Неспешно пройдя через вестибюль, он припомнил, какое искушение испытал тогда, как ему пришлось буквально бороться с собой, чтобы не потерять голову, не уступить желанию, которое она возбуждала в нем. Ведь он отказался от нее тогда в первую очередь ради нее самой. В конце концов, она была совсем еще ребенком, несмотря на кошмарную боевую раскраску и массу торчащих во все стороны кудряшек.

Мэтт остановился, прищурившись, словно рассматривал то, что случилось восемь лет тому назад. Разумеется, она его узнала, судя по ее реакции на насмешки Джонатана… Он задумчиво посмотрел по сторонам и нахмурился еще больше, вспоминая, как в то утро собирался прочитать ей настоящую нотацию, словно она была одной из его младших сестренок, собирался предостеречь ее, указав на опасность подобного поведения… Однако он должен был лететь в Штаты, и, кроме того, возникло неожиданное затруднение: само ее присутствие вызывало в нем неистовое, неодолимое желание.

Он круто повернулся и подошел к стойке. Дежурная нерешительно взглянула на него, когда он повторил свою просьбу, но, поколебавшись несколько мгновений, протянула ему то, что он просил.

Наверху, в своем номере, Николь лихорадочно кидала вещи в чемодан, не представляя, что будет делать, как доберется домой. Она ощущала лишь необходимость бежать, уехать, как можно скорее, оказаться там, где не будет свидетелей позорного разоблачения.

Она не посмела посмотреть Мэтту в глаза, когда Джонатан заговорил с ними, почувствовав такую слабость, что у нее не осталось сил ни на что, кроме поспешного бегства.

Теперь, укладывая вещи, она все еще дрожала, словно насмерть перепуганный зверек. Ну почему, почему ей не пришло в голову, что и Джонатан может быть на этой проклятой конференции?! Почему она не подумала о том, что он непременно узнает ее, узнает их обоих?!

Если бы эта мысль пришла ей в голову немного раньше, наверное, тогда бы она…

Что? Отказалась бы поехать на конференцию? Она снова содрогнулась. Лучше бы Мэтт тысячу раз узнал и вспомнил ее, какую бы боль это ей ни принесло, чем такая пытка, такое неслыханное унижение.

Однако не только стыд и позор публичного разоблачения причиняли сейчас ей такие муки.

Все дело в том, что думает о ней Мэтт… Ведь теперь он знает, кто она такая, теперь он, несомненно, вспомнил ее… Она тихо застонала, но даже не услышала свой голос, больше всего походивший на стон раненого зверька, попавшего в западню, из которой нет, и не может быть выхода.

Ну что же, теперь все кончено. Едва ли она может и дальше работать у Мэтта. Даже если он постарается забыть о том, какой идиоткой она себя выставила, сломя голову убежав из банкетного зала, вполне достаточно и того, что ему теперь известно все, о ее прошлом…

Николь представления не имела, что скажет родителям. Губы ее искривила усмешка. Может быть, расскажет правду. Теперь у нее не осталось больше сил продолжать выдумывать спасительную ложь. Кроме того, она устала жить в постоянной лжи… устала от необходимости притворяться, от выматывающего ее каждый день страха, что Мэтт вот-вот посмотрит на нее и узнает.

Николь не слышала, как запасной ключ повернулся в замке, и, лишь когда неожиданно повернула голову, увидела его: он стоял у двери, в мрачном молчании наблюдая за ней.

Она застыла, чувствуя, что не может удержать жаркую волну стыда, краской залившего ее лицо.

— Я вижу, ты уже почти все упаковала. Это хорошо, — услышала она его ровный голос.

Николь так же резко побелела, не в силах подавить, охватившие ее отчаяние и боль.

Разумеется, она прекрасно знала, что нечто в этом роде непременно произойдет… знала, что он не захочет поддерживать с ней никаких отношений — ни профессиональных, ни личных… Но все же сейчас, когда он сам сказал это, когда она увидела ледяной холод в его глазах, услышала, каким чужим стал его голос, она почувствовала, что сердце ее буквально разрывается от боли.

Она никак не ожидала, что он так поступит… Он тоже ушел с банкета, чтобы проследить, как она уедет. Убедиться, что она уезжает, тоскливо подумала Николь.

Когда он открывал дверь запасным ключом, она запихивала в чемодан последние мелочи, и вот теперь стояла посреди комнаты, дрожа всем телом, а он прикрыл плотнее дверь и приблизился к ней.

— Ты ничего не забыла? — лаконично поинтересовался он.

Она тупо кивнула в ответ, изо всех сил прикусив нижнюю губу и надеясь, что резкая боль не даст ей расплакаться.

Когда Николь попыталась запереть чемодан, то обнаружила, что силы изменяют ей. Руки не слушались, она не могла справиться даже с таким простым делом.

Мэтт легонько отстранил ее, и она шарахнулась в сторону, ощущая, как к горлу подступает тошнота, и испытывая неимоверное отвращение к самой себе. Казалось, ей снится кошмарный сон — до того ужасно было все происходящее.

Мэтт закрыл чемодан, легко защелкнув замки. Затем, подняв чемодан с кровати, повернулся к Николь, а она лишь безмолвно следила за его действиями, по-прежнему не в силах посмотреть ему в глаза.

Она видела его руку, мускулистую и чуть шершавую, с коротко обрезанными ногтями, руку привыкшего к работе человека… руку мужчины… видела округлые кончики его сильных пальцев. Что-то словно оборвалось в ней, и она снова содрогнулась. Когда-то эта самая рука… эти руки прикасались к ней, ласкали ее, узнали ее тело так, как ни один мужчина не знал ее, да и не будет знать никогда. Все это было и никогда больше не повторится, а она не сохранила абсолютно никаких воспоминаний об их близости.

— Если ты готова…

Готова? Она дико взглянула на него.

Он все еще держал ее чемодан и, похоже, намеревался нести его. Неужели он действительно хочет собственноручно выставить ее из отеля? Неужели именно из-за этого он ушел с банкета?

Николь по-прежнему не могла вымолвить ни слова. Если бы только она нашла в себе силы… Глубоко, судорожно вдохнув, она кивнула. Мэтт спокойно прошел мимо нее и открыл дверь.

Ей хотелось возразить, что нет никакой необходимости так поступать, незачем усугублять ее унижение, ведь она и без того наказана; но она чувствовала, что язык отнялся, и нет слов, чтобы высказать свои мысли.

В лифте она постаралась встать, как можно дальше от Мэтта и, глядя в пол, всем телом чувствовала, что он стоит в нескольких дюймах от нее, запоминала, какой жар исходит от его тела, какая у него мужественная фигура, какой властный взгляд…

Вестибюль был почти пуст. Направляясь к главному выходу, Мэтт остановил Николь и решительно приказал:

— Подожди здесь.

Выбора у нее не было, так, как он по-прежнему держал в руке ее чемодан. Николь проследила, как Мэтт сдал ключ и что-то сказал администратору. Она догадалась, что он, должно быть, заказывает такси. Но ведь стоянка должна быть где-то рядом с отелем. Большинство отелей в наши дни сотрудничают с фирмами, предоставляющими услуги такси.

В Борнмуте она сможет сесть на поезд — может быть, не напрямую до родного городка, но куда-нибудь, где можно сделать пересадку…

Пытаясь справиться с путающимися мыслями, Николь приказывала себе рассуждать здраво, и побыстрее справиться с пережитым потрясением, но в эту минуту к ней подошел Мэтт.

Даже в такой щекотливой ситуации хорошие манеры не изменили ему, грустно подумала Николь, видя, как он придерживает для нее дверь.

Она нервно огляделась по сторонам, ожидая увидеть яркий огонек подъезжающего такси, но Мэтт взял ее за руку и повел к стоянке.

Остановилась она, лишь внезапно поняв, что он подводит ее к своей машине. Однако, казалось, он не заметил ее изумления, потому, что спокойно открыл багажник, и не спеша, уложил туда ее чемодан.

На улице было довольно прохладно, и Николь, одетую, лишь в тонкое шелковое платье, начал пробирать холод. Теперь тело ее вздрагивало от свежего ветра, а не только от потрясения.

— Ты мерзнешь, — ровным голосом заметил Мэтт. — Садись в машину.

— В машину?.. — Николь уставилась на него, и лицо ее снова залилось румянцем. Она знает, как, должно быть, ему не терпится избавиться от нее, но это уже переходит все границы. Неужели же он думает, что она не уедет добровольно после того, что произошло? Ведь, что бы она ни натворила в прошлом, теперь она уже взрослая. — В этом нет необходимости, — хрипло проговорила она, наконец. — Я возьму такси. Я понимаю, вам хочется, чтобы, я уехала поскорее…

— Мы оба уезжаем, — резко прервал ее Мэтт. — А теперь, пожалуйста, садись в машину.

Оба уезжают? Николь почувствовала себя в десять раз более виноватой. Пораженная насмешками Джонатана, она думала лишь о себе, о своем унижении, но теперь была вынуждена признать, что Джонатан унизил не только ее, но и Мэтта.

Теперь Мэтт уже не тот небрежно одетый и беззаботный молодой человек, которым был восемь лет тому назад. Теперь он уважаемый всеми, талантливый и проницательный бизнесмен, репутации которого нанесен непоправимый урон, ведь стало известно, что он явился на важную конференцию в сопровождении не просто одной из своих служащих, а давней любовницы. Джонатан намекал именно на это. Если Мэтт останется, Джонатан, возможно, всем раструбит о его веселом времяпрепровождении и получит от этого несказанное удовольствие. По-прежнему стоя на пронизывающем ветру, Николь горестно размышляла об этом.

Она даже не заметила, как Мэтт подошел к ней и предостерегающе произнес:

— В машину, Николь. — Взглянув ему в лицо, она почувствовала, что, если не послушается, он силой запихнет ее в салон.

Ноги ее подгибались, когда она залезала в машину. Если поездка сюда показалась ей настоящей пыткой, как тогда вынести долгое возвращение домой?

Единственное, что ей остается сделать, в ужасе догадалась она, когда Мэтт уселся, справа от нее и завел мотор, — это отвернуться в сторону и притвориться, что задремала.

По крайней мере, тогда им не придется разговаривать. Она знала, что обязана принести ему свои извинения, но понятия не имела, с чего начать. Кроме того, разве словами можно что-нибудь исправить? Никакие слова не могут вернуть или же изменить наше прошлое…

Тот факт, что Мэтт покидает конференцию, вполне красноречиво свидетельствует о его состоянии. При мысли об этом Николь почувствовала себя настоящей преступницей. Она отвернулась к окну и старательно зажмурила глаза, даже не заметив, что машина плавно тронулась с места.

Как бы ему ни хотелось переговорить с ней, пока, что он не мог этого сделать — ни в отеле, ни за рулем отношений не выясняют.

Он бросил взгляд на часы. Уже почти девять часов… Выходит, будет около полуночи, когда они вернутся в городок. Он задумчиво посмотрел на Николь, неподвижно сидевшую, слева от него. Она была слишком возбуждена, чтобы так быстро заснуть. Рассматривая ее волосы, мягкой волной упавшие на щеку, такие шелковистые и блестящие, Мэтт улыбнулся, вспоминая растрепанные кудряшки, вызывающее платье и кошмарный макияж… Неудивительно, что он не узнал ее — по крайней мере, не узнал глазами.

Однако тело его сразу же узнало ее, и теперь он понял, почему его постоянно так влекло к ней. Одно ее присутствие по-прежнему возбуждало в нем неистовое желание. А его чувства? Он напрягся, припоминая, как часто думал о ней, пока был в Америке, как, вернувшись, сразу же попытался связаться с ней. Но оказалось, что она уже уволилась с работы и не оставила адреса.

Ему показалось, что теперь он начинает понимать, почему она так поступила. В тот вечер восемь лет назад он заметил, как она поглядывала на Джонатана, когда думала, что на нее никто не смотрит. Общения с сестрами-подростками было вполне достаточно, чтобы Мэтт прекрасно разбирался во всех симптомах безответной девичьей любви. Ведь именно поэтому он решил сразу же подыграть ей — ему просто, стало, ее жаль. Кроме того, уже тогда он не испытывал к Джонатану Хендри никаких дружеских чувств.

Отчаянно страдая, Николь смотрела в окно машины, всем сердцем желая, чтобы они поскорее доехали. Если ей повезет, родители уже будут спать, когда она вернется, значит, до утра ей не придется ничего объяснять. А завтра утром… Она горько улыбнулась. Ей захотелось оказаться далеко-далеко, захотелось, чтобы поскорее прошло, как можно больше лет. Однако она прекрасно сознавала, что, сколько бы лет ни миновало с этого дня, она никогда не забудет боль и унижение, пережитые, сегодня вечером.

 

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Николь…

Хорошо знакомый мужской голос проник, казалось, в самую глубину ее дремоты. Николь неохотно открыла глаза, и в ту же секунду весь ужас случившегося вновь обрушился на нее.

Машина уже никуда не ехала, но, выглянув в окно, Николь увидела не милый с детства родительский дом, а незнакомый коттедж причудливой формы.

Она быстро обернулась к Мэтту, но он предупредил готовые сорваться с ее губ вопросы, твердо сказав:

— Мне кажется, нам с тобой есть о чем поговорить, не так ли?

Поговорить? Сейчас, ночью? Ведь уже почти полночь, и, кроме того, о чем еще им разговаривать? Совершенно ясно, что она подаст заявление об уходе с работы, но, как ни старайся исправить ситуацию, ничем уже не поможешь.

Однако не успела она запротестовать, как Мэтт открыл дверцу со своей стороны и вышел наружу. Очевидно, он принял ее молчание за согласие, тоскливо подумала Николь, когда он обошел машину и открыл для нее дверцу.

Мэтт повел ее к коттеджу, говоря:

— Я подумал, что гораздо удобнее разговаривать здесь, чем в отеле.

Николь собиралась возразить, что ей хочется вернуться домой, но Мэтт уже вставил ключ и открыл дверь, а потом на ощупь включил свет.

Холл и коридор оказались узкими и темными. Прямо посередине находилась лестница, круто поднимавшаяся на второй этаж, а слева и справа виднелись двери. Мэтт открыл дверь справа, жестом показывая, что Николь должна пройти туда.

Чувствуя слабость во всем теле, и сощурившись от яркого света, она прошла в комнату — очевидно, гостиную.

Обстановка показалась ей простой, но достаточно удобной и намного более домашней, чем она ожидала увидеть в доме, снятом в аренду. В основном из-за книг, разбросанных по комнате там и тут.

— Я предпочитаю книги телевизору, — сообщил ей Мэтт, изрядно напугав ее легкостью, с которой моментально прочитал ее мысли. — Садись, а я пока приготовлю что-нибудь погорячее.

И снова Николь хотела возразить, что ей ничего не надо. Ей показалось, что все это происходит во сне — в странном сне, где она ничего не может сделать, а ее действиями манипулирует кто-то, совершенно посторонний.

Это было на редкость необычное ощущение, возможно связанное с состоянием шока, в котором она находилась после разыгравшейся в отеле драмы. Однако, пытаясь здраво осмыслить свое безразличие, она не в силах была ни заговорить, ни пошевелиться. Даже когда оглушенный потрясением разум вдруг подсказал, что сейчас никто и ничто не может помешать ей встать и уйти из коттеджа, она продолжала сидеть на месте.

Вскоре появился Мэтт с подносом, на котором были две чашки кофе. Николь сидела в одном из глубоких кожаных кресел возле камина. Едва Мэтт приблизился к ней, она автоматически отпрянула и вжалась в спинку кресла. Она отшатнулась не от него, а от самой себя, от всего, что случилось по ее вине.

Казалось, он бесконечно долго стоял и пристально глядел на нее, а затем тихо спросил:

— Ты ведь не боишься меня, а, Ники?

Она так и не поняла, отчего у нее вдруг перехватило дыхание — оттого ли, что он заговорил так тихо, или оттого, что назвал ее ласковым, уменьшительным именем. Но она нашла в себе силы отрицательно помотать головой.

— Мне очень жаль, что все так произошло сегодня вечером, и я жалею, что не узнал тебя раньше, — сказал он, как-то странно посмотрев на нее. — Может быть, если бы я обращал больше внимания на свои чувства и ощущения, я смог бы сделать это с самого начала.

Николь уставилась на него, недоуменно размышляя, почему он так спокоен, почему говорит с ней так вежливо, когда в действительности, должно быть, разъярен и, вероятно, искренне презирает ее. Но тут вдруг он протянул руку и взял ее ладонь в свою.

Слишком ошеломленная, чтобы сопротивляться, она подчинилась, поднимаясь на ноги, и позволила подвести себя к кушетке.

— Мне кажется, тут нам будет удобнее разговаривать, как ты думаешь? — настойчиво спросил Мэтт.

Затем он заговорил серьезнее, и улыбка исчезла с его лица.

— Замечание Хендри было крайне оскорбительным, и я не удивлен, что ты так расстроена, но…

— Но этого бы не случилось, если бы я была честной с вами, если бы с самого начала рассказала правду о том, кто я такая на самом деле, — дрожащим голосом прервала его Николь. — Да, я знаю, что я… — Она почувствовала, как слезы обжигают глаза, и нетерпеливо тряхнула головой, пытаясь избавиться от них. Меньше всего на свете ей хотелось сейчас проливать слезы, но она оказалась не готова к тому, что Мэтт будет так добр, проявит такую чуткость.

— Ну, что ты… Я вполне понимаю, почему ты этого не сделала. Скажи, Ники, ты поэтому, держалась от меня подальше? Из-за той ночи?

Разговор принял совсем не такой оборот, какого она ожидала. Николь кинула на Мэтта отчаянный, затравленный взгляд и пробормотала:

— Вы обвиняете меня? После… после того, как я провела с вами ночь… Когда я утром пришла на работу, Джонатан сказал… Когда он… — Губы ее задрожали так сильно, что она не могла продолжать.

— Что именно сказал тебе Джонатан? — поинтересовался Мэтт, и она удивилась резкости его голоса.

У нее не было сил продолжать, но она понимала, что надо, наконец, объясниться с Мэттом.

— Он… он сказал, что совершенно очевидно, что я провела с вами ночь… Значит, я должна быть только счастлива, если и он… если он тоже захочет переспать со мной. Он объяснил, как мужчины относятся к девицам вроде меня, которые… которые готовы лечь в постель с незнакомым мужчиной, готовы к знакомствам на одну ночь.

Николь не могла смотреть ему в глаза и чувствовала, как к горлу подступает тошнота, но решила ни в чем не щадить себя. А Мэтт сочувственно глядел на нее, боясь неосторожным словом прервать ее исповедь.

— Я… я просто не могла больше так жить, не могла выносить сплетни и всякие грязные намеки, а Джонатан… он все время отпускал замечания на мой счет. Я подала заявление об уходе и вернулась домой, решив, что больше ни один мужчина не подумает, будто я… отношусь к таким девицам, которые в любой момент готовы заняться сексом. К тому же подобные вещи не проходит бесследно. Я боялась, что…

Она замолчала, не в силах продолжать, и Мэтт мягко проговорил:

— Мне кажется, я понимаю, что именно ты хочешь сказать, Ники, но, в конце концов, должно быть, ты уже давно поняла, когда впервые кого-то полюбила, что между нами ничего не было. Я всего лишь пытался напугать тебя, чтобы ты осознала, насколько опасным может быть подобное поведение. В тот вечер, когда мы впервые встретились, я понял, что ты неопытная, наивная девочка. Точно так же я понял, что все твои попытки флиртовать направлены не на меня, а на Джонатана. У меня три сестренки, все моложе меня, и я отлично знаю, как ведут себя влюбленные девочки. Я, конечно же, сразу представил себе их на твоем месте. А когда в машине ты заснула, так и не сказав, где живешь, я решил, что лучше всего отвезти тебя к себе домой и уложить спать, надеясь, что ты протрезвеешь к утру. Я решил, что, когда ты утром проснешься, тебя будет ждать самая грандиозная нотация от старшего брата, которую тебе когда-либо приходилось слышать. Однако утром я сам проспал, и мне предстояло еще успеть на тот проклятый самолет… — Мэтт резко замолчал, внезапно заметив, как побледнела Николь, как на лице ее проступило выражение отчаянного недоверия. — Что случилось? — быстро спросил он. — Ники, что с тобой?

Ему пришлось повторить вопрос несколько раз, прежде чем она, наконец, услышала его и хриплым шепотом переспросила:

— Что вы имеете в виду, говоря, что между нами ничего не было?

Теперь застыл Мэтт.

— Только то, что я сказал, — ответил он ей после небольшого молчания. — Мы с тобой не были любовниками. Ники, ведь ты была еще совсем ребенком, да к тому же и напилась. Не могла же ты и в самом деле предположить, что я воспользуюсь? — Он покачал головой. — Неужели Гордон так старомоден, что не простил тебе этого и вы поссорились?..

Он замолчал, увидев ее лицо.

— Да, как бы я смогла? — возмутилась Николь. — Как бы я посмела — после всего, что натворила?.. Как бы я смогла объяснить? — Она содрогнулась. — Довольно и того, что мне пришлось столько лет притворяться, что я — совсем не я, а другой человек. Я не смела, позволить себе увлечься кем-нибудь, влюбиться… ведь тогда мне пришлось бы все рассказать! — Она с трудом сглотнула. — Вы мужчина. Вам этого не понять. Но тогда, после той ночи и после всего, что наговорил мне Джонатан… после того, как он заставил меня понять, что теперь все остальные мужчины будут думать, что я… что со мной…

— Что ты готова стать игрушкой в их руках, — резко закончил за нее Мэтт. — Неужели ты действительно пытаешься мне сказать, что из-за этого ты лишила себя любви, наслаждений, чувственности? Но ведь ничего же не было! Я и пальцем тебя не тронул. — Мэтт легонько потряс ее и застонал, увидев, что она не может больше сдерживать слезы.

— А утром вы сказали, что…

— А, да, вот ты о чем. Мне вовсе не хотелось, чтобы все так вышло. Но… я был так же потрясен, как и ты, просто мне удалось лучше скрыть это. Знаешь, потом я пытался связаться с тобой, — добавил он, пристально глядя на нее. — Когда я вернулся из Штатов, то попытался найти тебя, но в фирме Матьесона и Хендри мне сказали, что ты не оставила адреса… Скажи, ты именно поэтому порвала с Гордоном? — совсем тихо спросил он. — Потому, что он захотел…

Николь отчаянно затрясла головой, не давая ему договорить, и нервный смешок сорвался с ее губ.

— Нет, не поэтому. Меньше всего на свете Гордону хотелось моей любви.

— Но ведь ты до сих пор любишь его…

— Люблю его? — Она бросила на Мэтта изумленный взгляд. — Я никогда не любила его. Мы были только друзьями, да и то вряд ли. Просто нам было удобно время от времени встречаться. — В голосе ее прозвучала неожиданная горечь. — Это ничем не грозило…

— Потому, что Гордону не нужна была твоя любовь. Ох, Ники, что же я сделал с тобой! Я и представить себе не мог… у меня и в мыслях не было, что…

Она покачала головой.

— Это не ваша вина, во всем виновата только я одна. Прежде всего, мне не следовало вести себя подобным образом, тогда Джонатан ни за что бы… — Она услышала, как Мэтт застонал, и замолчала.

— Ты же была еще совсем девочкой, вот и все. — Он пристально посмотрел на нее и добавил: — И позволь сказать тебе вот что. Если бы мы с тобой действительно занимались любовью, как бы пьяна ты ни была, ты бы этого не забыла.

Что-то в самой потаенной глубине ее тела задрожало, и эта сперва, совсем незаметная дрожь заставила ее напрячься так, что дыхание стало прерывистым, а сердце застучало быстрее.

— Ты знаешь, мне хотелось этого, — услышала Николь. — Наверное, именно из-за этого я так рассердился на тебя, ведь, даже зная, что тебе до меня нет никакого дела, я отчаянно хотел тебя. Собственно говоря, хочу и сейчас…

Она уставилась на него, ощущая, как все внутри у нее дрожит.

— Но это невозможно, — возразила она. — Невозможно после всего, что случилось. Ведь сегодня вечером Джонатан… и конференция…

— К черту и Хендри, и конференцию. Самое важное сейчас для меня — это ты и мои чувства к тебе. Мне нужна твоя любовь, Ники, — с ужасающей откровенностью заявил он.

— Потому, что вам меня жаль? — резко спросила она, готовая защищаться. — Потому, что вам кажется, что…

— Потому, что я испытываю желание, сопротивляться которому, у меня нет больше сил… Меня с самого начала тянет к тебе!

И тут, пока он опускал голову, наклоняясь к ее губам, Николь послышалось, как он произнес:

— Я люблю тебя.

Бесполезно было приказывать себе остановить его. Голос рассудка умолк, а чувства невероятно обострились. Едва он склонился к ней, неутолимое желание затмило все на свете.

Николь вздрогнула, когда его руки нежно прикоснулись к ее волосам, лаская ее, пока он целовал ее — медленно, словно ему хотелось насладиться каждой долей секунды этого блаженного мгновения. Его губы скользнули по ее губам, затем еще раз и еще, и вот уже их уста слились в поцелуе, страстно желая соединения, неистово желая еще большей близости.

— Если ты почувствуешь, что не хочешь меня, ты ведь скажешь мне, правда? — прошептал Мэтт между поцелуями.

Если она не захочет его! Должно быть, ему и так все ясно, и ей стало стыдно, едва она подумала, как очевидно ее желание. Мысль об этом промелькнула в голове Николь, когда она прильнула к Мэтту, вонзая ноготки в его мускулистую спину. Это была мгновенная, непроизвольная реакция на страсть, с которой он целовал ее. Мэтт склонился над ней, и она откинулась на кушетку, чувствуя, как неровно и глухо бьется его сердце, а жар его тела охватывает ее. Закрыв глаза, она представила себе его тело — гладкую шелковистую кожу, сильные тугие мускулы, мужественную фигуру. Дрожь пронзила ее, но, когда Мэтт ошибочно принял ее волнение за отказ и слегка отстранился, она с новой силой прильнула к нему.

И в ту же секунду он отозвался на этот безмолвный призыв, обнимая ее, и прижимая к себе, целуя шею, лаская плавную линию плеч. Казалось, везде, где его губы прикасались к ней, ее кожа загоралась чувственным огнем, и одежда превращалась в преграду, терпеть которую больше не было сил. Ей так хотелось, чтобы он ласкал ее, что, когда кончик его языка пробежал по ее губам, она застонала. Это был едва слышный, почти жалобный стон, но, услышав его, Мэтт вновь поцеловал ее — так крепко, что наслаждение закружило ее в сладостном водовороте блаженства, от которого она вдруг выгнулась дугой, стремясь еще теснее прижаться к Мэтту.

Николь захотелось самой ласкать его, целовать, наслаждаться его телом… Когда он оторвался, наконец, от ее губ и приник к нежной ямочке у основания шеи, она вновь застонала.

Его руки прикоснулись к ее груди, и она почувствовала страстное желание снять разделяющую их одежду. Однако он сам догадался, прочитав ее мысли: осторожно протянул руку и расстегнул молнию у нее на спине. И вот уже, повинуясь движению его руки, тонкая ткань соскользнула с ее плеч, и он хрипло пробормотал:

— Если бы тогда, в день нашей первой встречи, мы были с тобой близки, я бы начал вот так, — медленно и осторожно, стараясь не напугать тебя и не потерять голову по твоей вине… — Мэтт гладил ее, нежно сжимая груди, затем нашел предательски напрягшиеся соски и принялся водить по ним пальцем, шепча: — И ты бы почувствовала именно то, что чувствуешь сейчас, и твое прекрасное, женственное тело желало бы близости так же, как сейчас. Я понял бы, что тебе еще неизвестна эта близость, которой я хочу, неизвестно желание, которое заставляет мужчину ласкать тело женщины, ласкать не только руками, но и губами, и языком…

Говоря это, он осторожно снял с нее тонкий шелковый бюстгальтер, и в полумраке комнаты ее кожа показалась ему полупрозрачной, словно светящейся изнутри, а темные, болезненно напрягшиеся соски безмолвно молили о близости, которую он только что обещал.

— И ты смотрела бы на меня именно так, как сейчас смотришь, и твое тело выглядело бы сплошным искушением, и у меня не хватило бы сил сдерживаться, и я бы притронулся к твоей груди… попробовал ее на вкус…

Николь чувствовала, как волны восхитительной дрожи пробегают по ее телу, а Мэтт осторожно склонился, нежно лаская и целуя шелковистую белую кожу.

Страстное, неудержимое, неистовое желание вдруг зародилось в ней, необоримое желание откинуться назад, обнять его голову, прижать ее к груди, пока… Казалось, каждая клеточка ее кожи начала источать обжигающий жар, и сдавленное рыдание вырвалось из горла. Хотя она и пыталась справиться со своими инстинктами, не поддаваться им, но Мэтт, похоже, почувствовал ее желание, и его губы немедленно обхватили сначала один напрягшийся сосок, а затем другой, и он осторожно, а затем все смелее и жарче целовал их, пока не почувствовал, как наслаждения охватывает все ее тело.

Потрясение от нахлынувших ощущений было так велико, что она слабо вскрикнула. Это был почти резкий, удививший ее саму звук, и Николь почувствовала, как тело ее выгибается дугой, словно она приносит себя в жертву еще неведомому, но неизъяснимо сладостному языческому обряду.

— Ты прекрасна, как ты прекрасна! — услышала она возглас Мэтта. И это прозвучало словно хвалебный гимн, словно он хотел воспеть в стихах ее тело. Николь показалось, что вокруг них заплескались волны теплого, возбуждающе чувственного моря, медленно, но неотступно несущие их к блаженному освобождению.

И когда ее страстное желание ответить ему с такой же нежностью захватило ее всю, Николь попыталась оттолкнуть его и объяснить… Но он обнимал ее, целуя, прося извинить, если испугал ее или причинил ей боль. И она опять лепетала, что ей хочется прикоснуться к нему, понять, так ли его тело отвечает ей, как ее тело отзывается на малейшее его прикосновение.

Наконец Мэтт все понял. Он взял ее руку и поднес к своей рубашке, помогая расстегнуть пуговицы. Он слабо застонал, когда она прижалась губами к его мускулистой груди, очарованная гладкой кожей и гулким стуком его сердца. Ей хотелось знать, будет ли его плоть отзываться на ее ласку, и она благоговейно застыла, почувствовав, что так оно и есть, зачарованная и потрясенная.

В восемнадцать лет такое неистовство страсти испугало ее, но сейчас ей уже не восемнадцать и она вовсе не напугана…

— Еще немного, и пути назад уже не будет, ты ведь понимаешь, да? — охрипшим от возбуждения голосом предупредил ее Мэтт, когда она потянулась, расстегивая ремень на его брюках.

Мэтт поднялся и подошел к креслу, складывая на него одежду. Раздевшись, он несколько мгновений серьезно смотрел на нее, а затем протянул к ней руки, и Николь поняла, что он просит ее сделать выбор: готова ли она добровольно приблизиться к нему или предпочитает отшатнуться.

Он стоял перед камином, всего в нескольких шагах от нее, но, когда Николь поднялась с кушетки и неуверенным шагом направилась к Мэтту, ей показалось, что это самый длинный и сложный путь из всех, что выпадали ей в жизни.

Едва она приблизилась к нему, как его руки сомкнулись вокруг нее, и Николь испытала облегчение оттого, что нашла в себе смелость подойти к нему, что почувствовала себя в полной безопасности в его объятиях. К этому облегчению непостижимым образом примешивалась мысль о том, что, если даже их соединит всего лишь краткий миг, она уже никогда, ни за что не пожалеет о своем решении.

Его страсть такая чистая, искренняя, честная, по-своему невинная… и горячая, что трудно заподозрить какое-либо притворство или обман.

После этого вечера она не будет страдать от чувства вины… Не будет ничего, кроме мысли о том, что она была ему желанна и что это желание было настолько сильным, что освятило их близость… по крайней мере, для нее.

Мэтт нежно обнимал ее, осторожно освобождая от одежды, и теперь они стояли обнаженные, согревая друг друга жаром плоти и страсти. В этот момент Николь испытала такой прилив наслаждения, что буквально содрогнулась под его порывом, инстинктивно поднимая голову и приглашая Мэтта поцеловать ее. Губы ее приоткрылись, уступая напору его языка и приветствуя ласку его рук, воздавая хвалу его возбуждению, его желанию.

Повинуясь упоительным движениям мужских рук, она открывала в себе опьяняющую чувственность. И вот уже нет больше сил, сдерживаться.

Они опустились на пол, на подушки, которые он предусмотрительно стащил с кушетки, чтобы прикрыть жесткий пол, и Николь вновь задрожала, настолько страстно желая его, что, когда он лег рядом, ее словно пронзил электрический разряд, и она громко вскрикнула, заставляя его забыть о всякой осторожности, побуждая его одним могучим рывком слиться с ней. Каждое движение его тела было настолько возбуждающим, что она почувствовала, как ни с чем не сравнимое наслаждение уносит ее, и прильнула к Мэтту, моля не останавливаться. Наконец и ее тело оказалось захвачено волшебным ритмом, и мир кругом, похоже, навсегда исчез…

Чувство освобождения, последовавшее за яростным, страстным восхождением к вершине блаженства, было столь неожиданным, что Николь ощутила, как горячие слезы подступают к глазам. Однако Мэтт вовсе не удивился, он поцеловал ее влажные щеки и веки, а потом и кончик носа, и губы. Николь внезапно почувствовала полное изнеможение, как душевное, так и физическое. Несмотря на всю свою решительность, она поняла, что глаза ее закрываются, и у нее не осталось больше сил сопротивляться сладостной дремоте.

Наблюдая за ней, Мэтт осторожно отодвинулся. Сердце его было настолько переполнено наслаждением, что он почувствовал, как у него самого защипало в глазах.

Все эти долгие годы она была уверена… Она думала, но так и не узнала, что… Он никогда не сможет простить себя за то, что причинил ей такую боль! Конечно, по-своему, по-мужски он не мог не испытывать удовлетворения, думая о том, что стал ее первым возлюбленным, понимая, что наслаждение от только что пережитой близости было ей незнакомо. Но оно было так естественно и так соответствовало его собственному желанию, что временами он опасался, что вот-вот потеряет контроль над собой и все испортит, напугав ее.

Он встал и медленно, осторожно взял ее на руки, отнес наверх и опустил на старомодную двуспальную кровать, занимавшую большую часть его спальни, а затем спустился в гостиную, чтобы собрать их одежду и положить подушки обратно на кушетку.

После этого он поднялся в спальню, поглощенный своими мыслями. Она отдалась ему, проявляя все признаки страсти и наслаждения, но не сказала, что любит его… пока так и не сказала. Он и сам был удивлен той быстротой, с какой влюбился в нее, но теперь, когда ему стало известно, что… Может быть, подсознательно, сам о том не догадываясь, он сразу же узнал ее, и именно поэтому его с такой неудержимой силой влекло к ней. Теперь они стали любовниками, но он хотел от нее больше, чем просто физической близости, гораздо больше.

Он лег рядом с ней, и тут она повернулась к нему, устраиваясь поближе, и на губах ее появилась таинственная улыбка, когда она протянула к нему руки. Он наклонил голову, целуя ее, и понял, что она вовсе не так крепко спит, как ему казалось. Николь удовлетворенно вздохнула и еще крепче прижалась к нему.

А рано утром их любовь была совсем другой, более искушенной и более взаимной. Теперь Николь верила в себя, как в женщину и наслаждалась своим желанием так, как никогда и представить себе не могла.

Теперь она обнаружила, насколько неизъяснимо сладостно прикасаться к его телу, дотрагиваться до него и руками, и губами, как прекрасно узнавать, что ее ласки возбуждают его…

Она быстро поняла, какое это наслаждение — сознавать свою власть над ним, когда одно лишь прикосновение ее пальцев к его телу возбуждает его так же, как и его ласки воспламеняли ее тело… Прикасаясь языком к его соску, она дразнила его нежными, едва ощутимыми движениями, и Мэтт умолял ее не мучить его.

Однако позже, когда разгоравшееся в ее теле желание побудило Николь перейти к более интимным ласкам, она сама затрепетала, почувствовав и увидев, как реагирует его тело на нежные, деликатные прикосновения ее рук и губ. Она готова была уже отшатнуться от него, почти напуганная его неистовым возбуждением и своим собственным стремлением доставить и ему, и себе наивысшее наслаждение, но он мягко остановил ее, шепча о том, какое блаженство он испытывает, как ему нравится, что она ласкает его, — нравится так, что у него буквально не остается сил терпеть это наслаждение.

— Позволь мне показать тебе, — прошептал он ей, — как это прекрасно, когда ты так любима…

Она вздрогнула при мысли о возможности еще большего удовольствия, и у нее перехватило дыхание от удивления и восторга, когда он прикоснулся к ней. Николь испытывала мистический страх перед властью подаренных им ни с чем не сравнимых ощущений. Она попыталась, было сдержать прилив неудержимого возбуждения, до сих пор не уверенная, способна ли она отдаться такой близости, испытать такое наслаждение, и все же не в силах была сопротивляться тому, что происходило с ней.

Когда она вскрикнула, достигнув вершины блаженства и чувствуя неземной восторг, Мэтт обнял ее, успокаивая и нежно лаская, пока пламя страсти постепенно не угасло, превращаясь в обжигающее мерцание нежности. И лишь затем они вновь стали едины и телом, и душой, и он доказал ей, что, каким бы неистовым ни было только что испытанное ею ощущение, есть и другое наслаждение — наслаждение ритмичным, согласованным движением их тел на пути к желанному освобождению.

Много позже, засыпая, Николь представила себе, что было бы, если бы он так любил ее восемь лет назад. Дрожь пробежала по ее телу при мысли о том, что ей было бы нестерпимо тяжело уходить от него утром. Собственно говоря, ей и теперь будет неимоверно трудно оставить его.

Она не вполне понимала, почему он подарил ей эту ночь: может быть, из жалости, или сострадания, или из-за чувства вины вкупе с желанием, которое, как он не раз повторил ей, постоянно испытывает.

Одно она знала наверняка — что любит его. Любит не только чувственно, не только телом, но всей душой и всем сердцем, страстно желая быть с ним одним существом, даря ему все, что есть в ней прекрасного и женственного. Да, она любит его, но достаточно ли она сильна, чтобы уйти от него? Порадоваться тому, что было между ними, не пытаясь обрести нечто большее?

Когда, наконец, сон принял ее в свои объятия, глаза Николь были мокры от слез, и она понимала, что это лишь предшественницы многих и многих слез, которым еще суждено пролиться.

— Ники, просыпайся.

Этот голос, эта рука, прикоснувшаяся к ее плечу, были столь знакомыми, что она произнесла имя Мэтта, еще не успев, как следует проснуться. Открыв глаза, она увидела, что он стоит возле кровати полуодетый, с еще влажными волосами и капельками воды на коже… точь-в-точь, как восемь лет назад.

Даже на столике рядом с кроватью стояла чашка горячего кофе. По серьезному выражению на его лице Николь догадалась, что, возможно, он уже сожалеет о том, что произошло, уже…

Она поспешно отвернулась, опасаясь, что он прочитает правду в ее глазах, но тут его рука нежно коснулась ее подбородка, и он повернул ее лицо к себе так, что она была вынуждена встретиться с ним взглядом.

— Не отворачивайся от меня, — шепотом попросил он.

Голос Мэтта был таким умоляющим, что она неуверенно всмотрелась в его лицо.

— Мне бы не хотелось торопить тебя, заставлять тебя принять решение, к которому, вероятно, ты еще не готова. Однако после этой ночи ты, должно быть, понимаешь, как сильно, как страстно я тебя люблю.

Николь уставилась на него во все глаза, и по их выражению он понял, что она потрясена.

— Ты любишь меня? Но этого не может быть! Ты никогда не говорил… Ты ни разу…

— «Ни разу» что? — мягко поинтересовался он. — Не показывал тебе, как много ты для меня значишь, как сильно я тебя люблю?.. Неужели ты на самом деле могла предположить, что, если бы я не любил тебя по-настоящему, я смог бы… — Он замолчал и покачал головой, с горечью добавив: — Я дал себе слово, что не буду подгонять тебя, не буду умолять и даже отпущу тебя… О Господи, я веду себя, как последний идиот, и даже хуже того. Ники, прости меня! Я не хотел… Просто я так взволнован… так боюсь, что, если позволю тебе уйти, ты навсегда исчезнешь из моей жизни и никогда уже не вернешься! Один раз я уже потерял тебя, позволив тебе уйти. Может быть, тогда я еще не представлял себе, что именно теряю, но теперь-то я знаю! Ники, если тебе все равно… если ты чувствуешь, что я всегда буду тебе абсолютно безразличен, так, Бога ради, скажи мне об этом. Не давай мне показать себя еще большим идиотом, чем ты меня уже считаешь. Если ты не любишь меня…

С ее губ сорвался тихий, сдавленный стон, и Мэтт замолчал, пристально посмотрев на Николь, с беспокойством ища в ее лице ответ на свой вопрос, с жадностью впитывая все, что видел в ее взгляде.

— Ты любишь меня?

Николь кивнула, не в силах заговорить, не в силах поверить, что все это происходит на самом деле.

— Ты действительно любишь меня?

Говоря это, он осыпал ее лицо восторженными поцелуями, и дрожь охватила его тело, когда он опустился на кровать и его руки скользнули под одеяло, обнимая ее, прижимая к себе, а губы ласкали ее, сначала томно и медленно, затем все требовательнее и требовательнее, вновь и вновь повторяя, как сильно он любит ее…

Наконец они спустились с небес на землю и лежали рядом, разговаривая приглушенным шепотом, обмениваясь признаниями и обещаниями, строя планы.

— Я никогда не хотел причинять тебе такую боль, — говорил Мэтт, держа Николь в объятиях. — Я чувствую такую вину… Я виноват в том, что моя неудачная шутка стала обманом, я должен был сказать тебе, что между нами ничего не было. Но кто мог подумать, что это так повлияет на тебя? Мне всего лишь хотелось, как следует напугать тебя, заставить задуматься о том, как ты себя ведешь, о том, какому риску себя подвергаешь.

— Ты здесь ни при чем, — с любовью заверила его Николь. — Если бы Джонатан не…

Мэтт приложил палец к ее губам.

— Шшш… Сейчас мне меньше всего на свете хочется говорить о нем.

— Но ведь, если бы не он, ты так и не узнал бы меня, — поддразнила его Николь.

— Рано или поздно это непременно бы произошло, — твердо возразил Мэтт. — Может быть, не столь быстро и внезапно. Ведь я полюбил тебя задолго до прошлой ночи. Мне хотелось сблизиться с тобой, но каждый раз, когда я пытался это сделать, ты отталкивала меня. И я думал, что это из-за Гордона…

— Я боялась, — призналась Николь. — Боялась ответить тебе взаимностью, боялась того, что случилось много лет назад, потому, что чувствовала себя виноватой… мне было так стыдно…

Мэтт повернул ее к себе, обеими руками обхватив ее лицо, и серьезно сказал:

— Даже если бы в ту ночь мы были любовниками, даже если бы в ту ночь или в любую другую ночь ты была с кем-нибудь еще, это никак не изменило бы мои чувства к тебе. Тогда, восемь лет назад, ты едва сознавала, что делаешь, какому риску подвергаешь себя… Я знал, что тебе хочется только заставить Джонатана ревновать.

— Не совсем, — ответила ему Николь, слегка покраснев. — Да, вначале мне действительно этого хотелось, но потом, когда ты танцевал со мной… — Она замолчала и подняла на него глаза. — Тогда я хотела тебя, Мэтт, и мне кажется, именно это помогло мне поверить в то, что мы стали любовниками. Думаю, в глубине души мне очень хотелось, чтобы это оказалось правдой.

Когда он поцеловал ее, Николь обвила его руками и чуть вздрогнула, когда он снова сказал, что любит ее и хочет, чтобы она была рядом с ним не только сегодня, но и всю жизнь.

— Я так давно искал тебя! — с любовью сказал Мэтт. — И вот теперь, когда, наконец, нашел, не хочу больше ждать. Ники, ты выйдешь за меня?

Она кивнула и на этот раз сама повела его в страну любви, наслаждаясь тем, что он разделяет ее чувство.

— Ну, а сейчас, миссис Хант, полагаю, нам следует выпить за человека, благодаря которому все это стало возможно.

Меньше часа назад они прибыли на виллу, расположенную на одном из уединенных островов Карибского моря, где им предстояло провести медовый месяц. Солнце — громадный оранжевый шар — медленно опускалось в море. Тихо гудел кондиционер, в холодильнике ждал готовый ужин.

Принимая от Мэтта бокал шампанского, Николь лукаво рассмеялась:

— За Джонатана!

— За Джонатана, — с усмешкой повторил Мэтт. Поставив пустой бокал на столик, он протянул к ней руки. — Здесь очень рано темнеет, правда?

— Правда, — ответила Николь, глядя ему в лицо. — Собственно говоря, уже темно, как ночью, и, мне кажется, давно пора ложиться спать…

— Ты просто читаешь мои мысли, — твердил Мэтт, покусывая мочку ее уха.

— А как же ужин? — притворно возразила Николь, когда он подхватил ее на руки.

— По нашей давней традиции ночью мы занимаемся более важными делами, — сделав серьезную мину, заявил Мэтт.

— Гораздо, более важными, — согласилась Николь, тихонько засмеявшись. — И пусть эта традиция никогда не прерывается.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.