Незаряженное ружьё

Медведев Валерий

 

Валерий Владимирович Медведев

Незаряженное ружьё

Пьеса

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Лесник Егор Егорыч.

Нина - школьница, член зелёного патруля.

Коля - школьник, член кружка "Юный охотник".

Юра \

Саша / их одноклассники.

Сергей Петрович - отец Коли, председатель спортивного общества "Охотник-рыболов-спортсмен".

Дядя Вася первый \

Дядя Вася второй }браконьеры.

Дядя Вася третий /

Лосёнок.

Медвежонок Гоша.

Зайчонок.

Действие происходит в наши дни в каком-то городе, в

какой-то лесной и гористой местности сказочной красоты.

Действие первое

ЗАГАДОЧНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ

Пролог

Темнота. В темноте звучит тревожная музыка. В

наступившей внезапно тишине слышится плеск волн и

нарастающий рёв лодочного мотора. Затем шум обрывается,

снова плеск волн.

Голоса. - Здесь?

- Здесь...

- Охрану не заметил?

- Вроде нет...

- А вроде лодка в кустах мелькала?..

- Давай динамит... Зажигай...

Пауза.

Раздаётся оглушительный взрыв. Пауза.

- Сейчас начнёт всплывать рыбка.

- Кверху брюшками... (Смех.)

- Всплыла...

- Ого, сколько!..

- Поддевай сачком...

Плеск волн. Шум падающей на дно лодки рыбы.

Пауза.

Скрип лодочных уключин. Плеск волн.

Голос. Руки вверх! Здесь рыбная ловля запрещена! Браконьерством занимаетесь? Динамитом рыбу глушите?!

Пауза.

Звук взревевшего лодочного мотора.

Голоса. - Попались...

- Не подходи, гад, стрелять будем.

- Не подходи, говорят.

- Не пугай, видали мы таких отчаянный!.. Улов конфискован, лодка тоже... Будете отвечать по закону...

Выстрел. Ещё выстрел. И ещё. Пауза. Плеск воды. Шум

какой-то возни.

Голоса. - Кажись, наповал...

- Убили...

- Документы возьми...

Внезапно вспыхивает сильный свет, и приближающийся

раскат грома обрушивается на землю неправдоподобно

громким взрывом. После взрыва тишина и темнота ночи

сгущаются как бы ещё больше.

Голоса. - Свят, свят, свят!

- Это что ж такое?..

- Сначала свет небывалый... Потом взрыв небывалый... Люди про какие-то летающие предметы говорят... Может, и пролетел предмет...

- А может, в нас метил?..

- А угодил в лесника... Соображаете?..

- Соображаем...

- Соображаем...

- Ну раз соображаете, то и концы в воду... Бросай его в озеро...

Раздаётся громкий всплеск, и снова тишина ночи и темнота

как бы сгущаются...

ДАВАЙТЕ ПОЗНАКОМИМСЯ

Просцениум

На театральном занавесе наклеено множество ярких

цирковых афиш. На афишах фокусники и акробаты, воздушный

полёт и дрессированные медведи. В центре два самых

больших плаката, на одном из них большими буквами

выведено: "Сегодня в цирке выступают цирковые артисты

школьники!.. Добро пожаловать на цирковое

представление!" На другом: "Последнее выступление

медвежонка Гоши. Дрессированный Гоша проведёт каникулы в

лесу.

Счастливого пути, Гоша!"

И снова звучит музыка. На просцениуме появляется Нина.

На ней большая фуражка с зелёным околышем и со

скрещёнными листьями дуба. На шее висят сразу два

фотоаппарата.

Нина. Ну, здравствуйте, ребята! Все уселись?! Так... Хорошо... А теперь давайте знакомиться. Вы, значит, читатели, а я, значит, участница пьесы, а пьеса наша как называется? "Незаряженное ружьё"! Правильно! Ну, незаряженное ружьё я вам потом покажу. У нас в пьесе будет много ружей, и заряженных и незаряженных. Причём заряженные не будут стрелять, а незаряженные будут стрелять. Как в сказке. У нас недавно такое несчастье произошло. У нашего одноклассника Юры дядю убили при загадочных обстоятельствах. На Птичьем рынке всякое болтают. Взрыв у нас над озером Долгое произошёл ужасной силы... Кто говорит, что летающая тарелка взорвалась, кто метеорит, кто, что дядю Юры браконьеры убили. Только мы после этого убийства всем классом в кружок молодых лесников записались и фотоохотников. Поэтому я такую фуражку ношу. А это у меня (указывает на фотоаппараты) два фоторужья... А ещё вот что нового: на днях к нам в город нового следователя прислали, потому что старый не справился... Теперь вся надежда на нового... Между прочим, мы все - и Коля, и Саша, и Юра, и я - тоже ведём следствие, и кое-какие улики у нас уже есть, но мы взрослым об этом не говорим, а то они ещё, чего доброго, нас на смех поднимут... А сейчас я вас всех приглашаю в гости в цирк. Там сегодня говорящий медвежонок Гоша последний раз выступает. А потом его в лес отпускают на каникулы. Он в лесу у лесника Егорыча будет жить, а после того, как отдохнёт, опять к нам в школьный цирк вернётся. Ну и, кроме Гоши, там много учеников выступают из нашего школьного цирка... Ой, заговорилась я с вами!.. А у меня скоро начало представления в цирке. Мы у Птичьего рынка все собираемся!.. За мной, ребята! (Убегает.)

Картина первая

У ПТИЧЬЕГО РЫНКА

С противоположных сторон на сцену выходят Нина и лесник

Егорыч. Нина бросается ему навстречу, повисает у него на

руках. Егорыч кружит Нину вокруг себя.

Нина. Ну как, Егор Егорыч, получили пригласительный билет?

Егорыч. А как же!.. (Опускает Нину на землю, достаёт из кармана пригласительный билет.) Да какой красивый! Да какой настоящий! Ну, поздравляю с премьерой!.. Поздравляю! А ты мне откроешь секрет, как вы научили медвежонка Гошу по-человечески разговаривать?

Нина (смеётся). Если я открою, какой же это будет секрет?.. Вы думаете, что только медвежонок Гоша умеет по-человечески разговаривать?

Егорыч. А кто же ещё?

Нина. Все звери, и все птицы, и все рыбы, но люди так плохо к ним всё время относились, что они просто не хотят с ними общаться.

Егорыч. А ты молодец! Здорово это придумала, что не хотят. И то верно... наверно...

Нина. Лучше скажите, дядя Егор, найдёт новый следователь того, кто дядю Юриного убил?

Егорыч. Должен найти, а... пока не нашли. Не знаем, кто... И тело в воде пролежало почти две недели...

Нина. А летающая тарелка?

Егорыч. Исключается. Нет никаких летающих тарелок. Плод воображения. И метеорит исключается... Хотя, по теории вероятности, мог осколок пробить голову... в нескольких местах. Сдаётся мне, что это браконьерова работа. Много врагов было у Юриного дяди, ох, много. А вот кто из них стрелял и сколько было этих, кто стрелял, тоже не знаем. Может, этот "кто" и не один стрелял три раза. Может, их двое было. Один два раза выстрелил, другой один раз. А может, их и трое было, и каждый сделал по выстрелу. А ещё слухи какие ходят или нет? В нашем деле слухи тоже имеют значение.

Нина. Да вроде ничего нового не слыхать... А мы медвежонка Гошу в тайгу отпустим, а вдруг браконьер его убьёт?

Егорыч. Ты, Нина, раньше времени не плачь. Гошу в обиду мы не дадим. Наши леса обещают заповедными объявить, а в заповеднике только из фоторужья можно будет стрелять. Ну, пойдём за Гошей, скоро в цирке начало представления.

Нина и Егор Егорыч уходят. Следом за ними на просцениуме

появляется невзрачный старик дядя Вася. Его сопровождает

Саша. Он держит в руках две порции мороженого и с

аппетитом уплетает их. В руках дядя Вася тоже держит,

только не мороженое, а два загадочных предмета, один из

которых напоминает то ли старинный фотоаппарат с

гармошкой, то ли старинную гармошку, в другой руке у

него странная двустволка с короткими стволами. За

плечами рюкзак. Дядя Вася провожает взглядом Егора

Егорыча.

Дядя Вася. Ну, подожди, Егорыч, ты у меня ещё поплачешь, а звери от меня в тайге хором взвоют. (Смеётся.) Пиф-паф!.. И ой-ой-ой! (Саше.) А того, кто Юриного дядю убил, ищут?

Саша. Ещё как ищут!..

Дядя Вася. Ишь ты, сколько месяцев прошло, а они всё ищут... Дела... Прежний следователь постановил: погиб лесник при загадочных обстоятельствах... Матеворитом его прибило. Безбожник был, партейный, вот его бог и покарал матеворитом с неба.

Саша. Раньше только милиция нашего города искала, а теперь и милиция Москвы, и Нинка втайне от взрослых целый отряд из себя и из Юрки сформировала по розыску убийцы.

Дядя Вася. И Нинка, говоришь?.. Ишь ты какая шустрая! А кого подозревают-то, кроме матеворита?..

Саша. У одного, которого подозревали, отсутствие на месте убийства, а другой, которого тоже подозревали, умер, а третий на Сахалин уехал. Так что не знают, кто убил.

Дядя Вася. А Нинка комиссию, говоришь, организовала?.. И чего же эта комиссия выведала?

Саша. Не знаю. Нинка меня в это не посвящает... А я Кольке сказал, может, это инопланетяне Юркиного дядю убили...

Дядя Вася (перебивает). Комиссию, вишь, организовала... Кина надо меньше смотреть и детективов меньше читать, вот и глупости в голову лезть не будут. Все следователями стали. И в цирке на голове стоять ни к чему... А насчёт убийства, ты, Сашка, говори всем, что матеворит его убил, а если не матеворит, значит, человек убил, а какой человек?.. А тот, который умер... Кто умер, тот и убил. Убил, а потом испугался и умер. А подозревать меня тоже подозревали, только у меня тоже отсутствие на месте... Я в тот вечер бражничал как раз в Нинкином дворе, у них под окнами как раз, а ночевал в вытрезвителе. Вот у меня и справка. (Достаёт из кармана бумажку и показывает её Саше.)

Саша. Точно... ночевали...

Дядя Вася. Ты, Сашуня, что я тебе про убийство говорю, ты всем слово в слово пересказывай... И про матеворит, что своими глазами видел, и про тарелку летающую, что в тот же день тоже своими глазами видел, только говори, что не тарелка это была, а нимб святой - нимб, значит, а на нём ангелы со стрелами и что бросали они эти стрелы во все что есть стороны, в грешников, ну, одна, значит, и в Юриного дядю попала...

Саша. Хорошо, дядя Вася, я всем буду говорить.

Дядя Вася. Вот так... Ну, а термометры и книги продал на рынке?

Саша. Продал... (Достаёт из кармана деньги и передаёт их дяде Васе.) Пять термометров по два рубля - десять рублей, и пять книг по рублю - пять рублей.

Дядя Вася. А почему книги по рублю? Я же тебе велел по полтора продавать?

Саша. По полтора?.. Книга-то тридцать копеек стоит?! Кто же её за полтора купит? По рублю и то еле брали.

Дядя Вася. Ну ладно. Держи рублёвку. (Протягивает Саше деньги.)

Саша. Ещё рублик добавьте. Я ведь в милицию мог попасть.

Дядя Вася. А ты не попадай!.. Ну ладно, вот тебе ещё полтину... (Отдаёт Саше полтинник. Затем достаёт из рюкзака ещё пять книг и с десяток больших термометров для аквариумов.) Книги продашь по полтора. Редкая книга: "Разведение декоративных рыб". Термометры по два рубля.

Саша (прячет книги и термометры в школьный ранец). Ладно.

Дядя Вася. А корма для птиц твой отец достал?

Саша. Обещал достать.

Дядя Вася (разглядывает афишу). А-а-а... Гошка! Старый молодой знакомый.

Саша. А вы разве его знаете, дядя Вася!

Дядя Вася. У меня с этим медвежонком свои счёты. Мне его отец пять рёбер переломал, и я в тюрьму из-за него угодил. Я ему вместо живого уголка такой мёртвый уголок устрою! Пусть только в лесу очутится. (Смотрит на афишу.) И из медведей артистов сделали! Тьфу, срамота какая! Из них, из этих медведей, надо котлеты делать, а не артистов. Шкуры с них надо драть, а они цветы им подносят. Верно, Сашок?

Саша. Шкуры с них надо драть и котлеты из них делать! Ох, я люблю котлеты из медвежатины!..

Дядя Вася. Ну ничего, Сашок, мы ещё поедим медвежатинки! И этого Егорыча обведём вокруг пальца. Мы в своём деле тоже не промахи. Вот как только уйдёт этот Гошка-артист на отдых, так мы его в лесу как подкараулим да как влепим ему пулю в лоб! Да как поджарим! Да как поедим от пуза! Они бы вместо того, чтобы из медведей артистов делать, вывели бы такого медведя, чтобы у него вместо одной шкуры семь шкур росло. Чтоб я бы одного медведя убил и семь шкур с него содрал...

Саша. Семь шкур, как же! Жди, выведут! Они теперь и одной-то шкуры не дадут содрать! Всякая охота запрещена! Стрелять ни из чего, ни в кого нельзя! И вообще, говорят, что наши леса скоро заповедником объявят.

Дядя Вася. Пока сделают заповедником, мы с тобой своё возьмём.

Саша. Дядь Вася, а правду Нинка говорит, что ты с дружками можешь перестрелять в лесу всех зверей и всю дичь?!

Дядя Вася. А что их не перестрелять? Пусть мне только руки не держат, я всё изничтожу.

Саша. А я, когда вырасту большой, мне, что ж, и медвежатины на котлеты не останется?..

Дядя Вася. А ты не боись, Сашок, на мой и твой век зверья хватит, а после нас...

Пусть всё бурьяном порастёт!

Пусть пересохнут реки!

А звери все наперечёт

Исчезнут пусть навеки!..

А что ни из чего нельзя стрелять, говоришь, а из этого всегда будет стрелять можно. (Достаёт из-под полы охотничье ружьё и показывает Саше растянутые мехи гармошки.)

Саша. А это что?

Дядя Вася. Что?! То самое, о чём я тебе давно рассказывал, смотри! Двухлейка моей конструкции. Смесь фотоаппарата с двустволкой и гармошкой. (Объясняет.) Ружьё прячется в мехи гармошки, вместо ствола два объектива и... кто перед вами?.. Фотоохотник дядя Вася, бывший Браконьер Браконьерыч.

Саша. А патроны как же?

Дядя Вася (распахивает плащ. Под плащом у него патронташ. Он извлекает из патронташа два патрона). Читай...

Саша (читает надпись на одном патроне, затем на другом). "Проявитель... Закрепитель..."

Дядя Вася (подносит патроны к Сашиному носу). А чем пахнут?

Саша (внюхиваясь). Порохом, кажись...

Дядя Вася. Не кажись, а точно... Пиф! Паф! Ой-ой-ой!..

Саша. Умирает зайчик мой.

Дядя Вася (смеётся). И медведь тоже!..

Саша. Ну, дядя Вася, ох и голова у вас! А я, дядь Вася, тоже хочу такое ружьё!.. Я тоже хочу такую двухрядку.

Дядя Вася. Это не двухрядка, это двухзарядка! Сделаю я тебе такое же. Сделаю. Подарю. Я тебе, Сашок, всё со временем подарю: и все силки, и все капканы, и все верши. Вот состарюсь и всё тебе по наследству отпишу. Ты у меня верный помощник и смена моя.

Саша. Спасибо, дядя Вася. Вы, дядя Вася, приходите сегодня в цирк. Там будет Нинка как раз всех желающих в кружок фотоохоты записывать!.. И в зелёный патруль!.. Я уже записался туда и сюда. Я, дядя Вася, на вас контрамарку выписал... Там ещё и клоунаду про браконьеров будут показывать.

Дядя Вася. Это хорошо! Это я обязательно сегодня в цирк приду! Тем более, что бесплатно! Кловунов это я люблю, пусть показывают браконьеров. Я посмеяться люблю. А что, Сашок, ты в зелёный патруль записался для отвода глаз? Это хорошо, я тоже сегодня во все кружки запишусь! (Прячет патроны в карманы, при этом роняет на землю какую-то бумагу. Саша незаметно подбирает её.) На той неделе поможешь мне силки, верши и капканы очистить.

Саша. А где они у вас стоят?

Дядя Вася. Много будешь знать - окачуришься скоро. Пойдёшь со мной и увидишь. Ну, я ещё на Птичий рынок, кормом поторгую. (Уходит.)

Саша (разворачивает листок бумаги, разглядывает его). Так вот где дядя Вася силки, верши и капканы наставил?! Сейчас я эту карту срисую и сам без него на этой неделе всё очищу. (Достаёт из ранца тетрадку и ручку. Срисовывает карту.)

Появляется Юра. В одной руке у него картонная коробка, в

другой - сачок, на шее большая лупа и бинокль, сбоку на

ремне сумка с красным крестом.

Юра (заметив Сашу). Привет! Нина не приходила?

Саша (прячет перерисованную карту). Привет! Что это у тебя в коробке?

Юра. Мне кажется, что я нашёл не известное никому на свете насекомое...

Саша. Прославиться хочешь?

Юра. Почему прославиться? Просто я хочу обогатить науку и посвятить своё открытие своему дяде. Пусть он в истории останется.

Саша. Подумаешь какой обогатитель нашёлся! Ну-ка, покажи своё неизвестное насекомое? (Юра приоткрывает крышку коробки. Саша разглядывает и смеётся.) Да это ж обыкновенный комар...

Юра. А вот и необыкновенный. Обыкновенные комары водятся на болотах, а этот развёлся в подвале нашего дома. У нас там лопнула труба, и в луже развелись комары, неизвестные науке. И лапы длинные, и нос, и крылья...

Саша. Открытие... А хочешь, я сейчас твоему открытию сделаю закрытие? (Закрывает крышку коробки, смеётся.) И вообще зря стараешься. На нашей земле всё уже открыто и без тебя.

Юра. Как это всё? На днях показывали фильм, как молодой учёный на озере Иссык-Куль открыл новый вид чаек.

Саша. Это был последний молодой учёный, которому повезло.

Появляется Нина. У Нины висят на шее два фотоаппарата.

Увидев Юру и Сашу, она подбегает к ним.

Нина (поёт). Пусть дождик льёт, пусть вьёт снежок. С утра бежим в фотокружок. И всем кружком в ближайший лес с фоторужьём наперевес! Саша, Юра! Вы давно здесь? Сейчас Коля придёт и пойдём в цирк. (Юре.) Роль подучил?

Юра. Конечно, подучил.

Саша (продолжая смеяться). Нина, а наш Юрка, оказывается, первооткрыватель! Ой, я этому очкарику памятник своими руками поставлю. Он на этом памятнике будет открывать своих комаров, а я их буду закрывать. (Нине.) Он, знаешь ли, нового комара открыл! Нового! Да комары все старые. Новых не бывает.

Юра (открывает крышку коробки, задумчиво смотрит на комара, к нему подходит Нина и заглядывает в коробку). Совершенно новый комар... Лично я такого в природе еще не встречал.

Нина. Нет, Юра, этот комар уже описан, этот комар...

Саша (перебивает Нину). Комарикус подваликус болотикус обыкновенный... (Поясняя.) Он его дома в подвале обнаружил! Лучше напиши заметку в газету, чтобы трубы чинили и болота в подвалах не разводили!..

Нина (Саше). А ты, Саша, не смейся над Юрой. Я, например, верю, что он когда-нибудь обязательно сделает какое-нибудь научное открытие... (Задирает голову вверх и кричит.) Коля, выходи! В цирк пора!

Голос Коли: "Сейчас выхожу!.."

Саша (Нине). Ты волнуешься?

Нина. Ещё бы! То на сценах в клубах выступать, а то здесь, в настоящем цирке! Да ещё по телеку будут показывать! На арене - школьный цирк! У ковра клоуны - Нина Косичка, Саша Булочка и говорящий медвежонок Гоша! Ура! Мне весело и грустно. Мы же сегодня Гошу в лес провожаем... Пора расставаться!.. Пора на отдых в лес... У нас каникулы, и у него каникулы.

Саша (достаёт из кармана листок бумаги). Вы лучше посмотрите, что я нашёл!.. (Хочет показать Нине и Юре вырванный из тетради листок, на который он перерисовал карту дяди Васи, но в это время из-за кулис появляется Коля.)

Коля (весело). Салют...

Саша. Ну что, нашёл в космосе братьев по разуму?

Коля. Ищу. А в смысле НЛО - неопознанных летающих предметов или тарелок, вот... (достаёт из кармана тетрадь) переписал статью: "Одиноки ли мы во Вселенной? Разум. Факты и гипотезы". Могу дать почитать. Кто интересуется?! Короче: НЛО - это объективная реальность, данная нам в ощущении, восприятиях и так далее.

Саша (горячо). Ребята, я же вам говорил, что в день, когда Юриного дядю убили и метеорит взорвался, я своими глазами НЛО видел, то есть не НЛО, а нимб вроде такой круглый, а на нимбе ангелы стояли с горящими стрелами. И эти стрелы бросали на землю. Своими глазами видел! Ну, ей-богу!

Коля. И листки с нимба они тоже бросали?

Саша. Какие листки?

Коля. А вот что у тебя в руке?

Саша (презрительно). Ах, это? Да это знаешь что такое? Да это самая настоящая браконьерская карта...

Коля. Ангельская-инопланетянская? (Разглядывает.)

Нина. И правда... карта... Ну, пошли, на ходу всё обсудим.

Коля. Подождём папу, он ещё наши ружья приводит в боевую готовность... Он взрослый, а волнуется перед выступлением, как маленький. Он мне настоящее охотничье ружьё обещал подарить, если я хорошо номер отработаю. Я тогда всем браконьерам покажу, где раки зимуют. Ну, дядя Вася! Ну, погоди!

Саша. Он мне хоть и вроде родственника, а я тоже не посмотрю на это. Ишь наставил сколько капканов и силков!..

Нина. Молодец, Саша! Если все, как твой дядя, начнут без разбора истреблять птиц, рыб и зверей, нашим потомкам на земле ничего не останется... Ну ничего, мы сегодня этого дядю Васю на всю страну ославим. Будет знать. Это тоже всё загрязнение среды, только не снаружи, а внутри человека.

Саша. Я ему и сам всё время об этом говорю. Даже книгу вслух об этом читал. А можно эту карту сначала твоему папе показать? Всё-таки он у тебя председатель общества "Охотник-рыболов-спортсмен" и взрослый. Дядя Вася, он знаешь какой злой!.. Он не посмотрит, что мы невзрослые.

Нина. Ещё чего! Сегодня у нас представление в цирке. Завтра мы дежурим в зоопарке, а на той неделе пойдём с этой картой в лес и обезвредим все капканы и сами, без взрослых, своими руками обезвредим твоего дядю.

Саша. Он ещё сказал, что как этот медведь Гоша в лесу очутится, так он его тут и прихлопнет...

Коля. Так и сказал?

Саша. Так и сказал! Жалко, говорит, что у медведя одна шкура, а не семь, а то я бы, говорит, все семь с него...

Нина. Замри!.. Я частушку придумала. Сегодня в цирке споём. (Поёт.) Браконьеры точат зубы и мечтают-бредят: вот бы семь бы шкур содрать бы с одного медведя!..

Саша. Здорово! Молодец! Только я вам самим всё равно с ним не советую связываться. Он... Он... (Думает, сказать или нет.) Он раздваиваться умеет. Я сам его видел однажды, сразу в двух местах... Смотрю - он в пивной пиво пьёт, иду дальше, смотрю - он на Птичьем рынке зерном торгует, а лесник Егорыч сказал, что в это же время видел его в лесу...

Коля. Чепуху городишь.

Юра. А ты не смейся. Сашка не врёт. Я однажды на велике ехал по лесу, смотрю - под деревом стоит дядя Вася растроенный-растроенный.

Коля. Чем расстроенный?

Юра. Не в этом смысле, а в том, что он растроился на трёх человек, таких же, как он. Меня Как эти браконьеры увидели, так сразу и разошлись в разные стороны.

Нина. Вообще-то тут что-то подозрительное... И когда только эти ружья перестанут на заводах делать?

Коля. По-твоему выходит: совсем не стрелять. А зачем же мне отец, после выступления в цирке, настоящее ружьё обещал подарить? Он говорит, мужчины всегда были охотниками.

Нина. Всегда... когда магазинов не было, а если магазины есть, зачем же охотиться?..

Коля (Нине). А ты вчера смотрела передачу по телеку?

Нина. О чём?

Коля. О том, как в одном районе решили волков и пальцем не трогать: пусть, мол, живут как хотят.

Нина. Ну и что?

Коля. Ну и то. Их столько развелось, что людям прохода давать не стали.

Юра. Точно! Один волк на женщину напал, а она не растерялась и схватила его за язык...

Коля (подхватывает). И потащила, а язык у волка самое уязвимое место...

Юра (смеётся). Женщина его в деревню тащит, а он и не сопротивляется... Умора...

Коля. Так что зверей охранять надо тоже с умом.

Саша отводит Нину в сторону.

Саша. Вот с тобой, говорят, звери разговаривают, а пещеры с тобой могут разговаривать?

Нина. С пещерами я ещё разговаривать не пробовала, а что?

Саша. А то, что, может, одна из таинственных пещер знает, кто Юриного дядю убил, да помалкивает...

Нина. А ты знаешь такую пещеру?

Саша. А может, и знаю...

Нина (недоверчиво). А показать можешь?

Саша. Сам не знаю, могу показать или нет...

Нина. А ты подумай. Хорошенько подумай...

Юра (трогает Нину за руку). Нина, отойдём, мне с тобой надо поговорить.

На несколько шагов отходят от Саши и Коли.

При этом Саша незаметно приближается к ним, стараясь

подслушать разговор.

Он вообще всегда подслушивает все разговоры.

(Нине, тихо). Ты, наверно, думаешь, что я соврал, что видел сразу трёх дядей Васей?.. Про трёх соврал, а двух сразу видел. Я как увидел, что их двое совсем одинаковых, так решил проследить за одним из них. Один зашёл в дом рядом с Сашиным домом, а другой сел на трамвай. Я за ним. Доехали до конечной остановки. Он слез, я за ним. Зашёл в дом на самой окраине города. Отпер дверь, вошёл в дом, зажёг свет. Я в огород. Смотрю - сидит чай пьёт. Я записал адрес и к Сашке, говорю: "Где твой дядя Вася живёт?" Он мне дал адрес, я поехал, но совсем на противоположный конец города. В домике горит свет. Я заглянул в окно. Смотрю - ещё один такой же дядя Вася сидит и чай пьёт.

Нина (тихо). Давай мне оба адреса...

Юра достаёт из кармана бумажку и передаёт Нине.

Молчи и никому об этом ни слова.

Юра. Может, этот второй и делает, что дядя Вася вроде не виноват.

Нина. А может, второй - это загримированный под дядю Васю?.. Сам браконьерничает, а вину на дядю Васю сваливает...

Юра. Может, и так... Только ты об этом никому ни слова. Саше тоже молчок. Особенно ему ни слова. Он хоть и твой друг по выступлению в цирке, но я ему не верю.

Нина. А ты взрослым - ни слова. Мы поклялись найти убийцу твоего дяди и найдём. А про Сашу ты, может, не зря, а может и зря...

Юра. Доказательства?

Нина. Если он их предоставит, будут и доказательства. Во всяком случае, я всё сделаю, чтобы Сашины доказательства были.

Из-за дерева быстрым шагом выходит Егорыч.

Ребята со всех сторон окружают его.

Здороваются.

Егорыч. Вот ещё какие новости, ребята. Сейчас мне по рации (достаёт из кармана маленький передатчик-приёмник) передали: там только что двух лосей убили...

Юра (тихо, Нине). Что я тебе говорил?

Нина. Как же мы с Гошей расстанемся, его там тоже могут убить!..

Егорыч (Коле). Отец дома?..

Коля. Дома. Сейчас выйдет.

Саша. Значит, вы в цирк не пойдёте с нами?

Егорыч. Какой тут цирк... Эх, а так в цирке хотелось на вас порадоваться...

Появляется отец Коли. За плечами Сергея Петровича

охотничье ружьё в чехле, в руках две духовые

малокалиберки, на шее маленький

радиоприёмник-передатчик, такой же, как у Егорыча.

Сергей Петрович (озабоченно бормочет).

Пострелять можно в тире

по птицам,

По орлам, по куропаткам,

по синицам.

Застрелить можно в тире

и утку,

Но не так, не всерьёз,

просто в шутку! Это я роль учу. Представляешь, в двух номерах участвую: в весёлых стрелках с сыном и в цирковой пьесе сам себя играю. А всё Нина! Артиста из меня сделала, но я не жалею. Чертовски интересно. Только волнуюсь. Зубы так и стучат. М-да... Вот тебе и цирк, Егор Егорыч. Слыхал? Двух лосят, значит, положили опять?

Егорыч. Опять, значит, положили.

Сергей Петрович (Коле). Держи. (Протягивает ему малокалиберку.) Счастливого вам выступления. Ни пуха ни пера!.. (Отводит Егорыча от ребят.)

Саша снова незаметно приближается к разговаривающим.

Егорыч. Может, ребят позвать?

Сергей Петрович. Стоит ли при них?

Егорыч. Очень даже стоит. С ними надо как со взрослыми... Значит, что московский следователь?..

Сергей Петрович. Что?.. Такой всем разнос устроил. Столько времени, говорит, с делом об убийстве возитесь, а толку чуть. Ни следов, ни улик, одни алиби.

Егорыч. Так ведь всё на воде произошло, а на воде, сам знаешь, какие следы остаются... Лодка была утоплена. Вода все следы смыла. Как говорится, и концы в воду. А тут ещё этот взрыв загадочный.

Сергей Петрович. Вот и мы ему об этом, а он и слушать не хочет. Все списки и дела подозреваемых и оправданных снова затребовал. Завьяловым особенно заинтересовался.

Егорыч. Дядей Васей?

Сергей Петрович. Дядей Васей. Говорит, что уж больно у этого дяди Васи много алиби набралось. Чуть что случится - у него алиби, и какое всё железное - вот что подозрительно... Иногда, говорит, и алиби улика.

Егорыч. Что ж теперь будет?

Сергей Петрович. Что будет?.. Будет всё сначала: проверяем всех охотников, срочно выехавших из нашего города после убийства. Часть запросов пришла, часть ещё нет... Ясно, что было их несколько. Если уехали, то могли уехать в разные города... Подозреваемый один, Антипов, даже аж на Сахалин подался... А на Сахалине его нет. Проверяли.

Егорыч. Главное, что по документам Юриного дяди может этот гад скрываться...

Сергей Петрович. Не скроется. А на Антипова следователь всесоюзный розыск объявил. Но пока всех проверят... Уж больно фамилия-то распространённая... Ты только ребят не посвящай в эти дела, а то по молодости чего сболтнут и спугнут, если ещё есть кого пугать. (Помолчав.) Теперь ещё с лосями этими...

Егорыч. А насчёт ребят, это ты зря. (Зовёт.) Эй, ребята!

Нина, Юра, Саша и Коля подходят к Егорычу.

Может, ребята, вы нам в чём и поможете разгадать эту загадку с убийством Юриного дяди?..

Нина (переглянувшись с Юрой многозначительно). А мы и так уже помогаем.

Егорыч. Так уже и результаты есть кое-какие?

Нина. Будут результаты, тогда и сообщим.

Из-за щитов с цирковыми афишами появляется, охая и

вздыхая, дядя Вася. На плече у него фотоаппарат с

треногой, в руке туесок с мёдом. Идёт он медленно,

прихрамывает.

Егорыч (дяде Васе). Идёшь ты вроде медленно, а на ногу быстрый.

Дядя Вася. Это в каком смысле, товарищ начальник, Егор Егорыч?

Егорыч. По рации мне передали, что только что тебя, дядю Васю, по всем приметам, вроде в лесу видели, а ты уже на Птичьем рынке?

Дядя Вася. Вот мой двигатель в одну здоровую ногу. Пока он тянет, я иду.

Егорыч. В лесу двух лосей убили, слыхал?.. Опять за своё берёшься?!

Дядя Вася. Так ведь, товарищ начальник, Егор Егорыч, лоси там, а я здесь, это же чистое отсутствие на месте преступления - алиби, одним словом.

Сергей Петрович. Вот, вот, вот. (Переглядывается с Егорычем.) Это и подозрительно. И самое подозрительное, когда ты ходишь по лесу, ничего такого не происходит. Как только у тебя появляется алиби, то наши драгоценные звери гибнут один за другим. А в лесу то там, то здесь замечаешь какого-то похожего на тебя старика.

Дядя Вася. Что же я, за всех стариков в ответе должен быть?

Егорыч. Нога болит, а по тайге шатаешься, в запретных зонах тебя видят.

Дядя Вася. Так ведь травки полезные ищу, как раз для ног. Как болезнь отпустит немного, так я в лес.

Егорыч. А чего ж ты свои ноги не вылечишь, если травками других лечишь?

Дядя Вася. Есть травы сильнее болезни, а бывают и болезни сильнее травы. А насчёт, что лосей кто-то убил, на меня зря грешите. Я старое после тюрьмы бросил. Ружьишком больше не балуюсь. Это ведь туда рот широкий, а оттуда узкий. Одно слово - пенсионер. Эх, и много ли мне, старичку, надо-то?

Егорыч (прощается с ребятами). Всем вам, ребята, как охотникам: ни пуха ни пера!

Ребята. - Спасибо!

- Ни пуха ни пера!

- Счастливого пути!

- Вам, чтоб браконьера поймать!..

Нина, Коля, Саша, Юра и Сергей Петрович уходят.

Дядя Вася. Ну, Гоша, скоро мы из тебя отбивные котлеты сделаем, и будет после представления светопредставление ему...

Саша (возвращается). Дядя Вася, вы тут листочек потеряли... (Протягивает ему браконьерскую карту.)

Дядя Вася (разворачивает листок бумаги). А-а-а... Старый я стал. Поставлю капканчик или вершу, а сам не помню, где поставил. А ты никому не показывал?

Саша. Никому, дядя Вася.

Дядя Вася. Никому?.. А себе-то показывал? Показывал, а говоришь, никому? А про летающих ангелов рассказал ребятам, рассказал?

Саша. Конечно, рассказал.

Дядя Вася. А что они промеж собой-то говорили, Егорыч с этим?..

Саша (воровато оглянувшись). Колькин отец, значит, говорит, что следователь из Москвы говорит, что уж больно у этого дяди Васи много "отсутствий на месте преступления" набралось. Чуть что случится - у него отсутствие, и какое всё железное - вот что подозрительно... А Егорыч, значит, говорит: так ведь всё на воде, говорит, произошло, а на воде, мол, какие следы остаются... А Колькин отец говорит... (Неожиданно.) Дядя Вася, а вот если человек знает, кто убил, а не говорит, ему за это что будет?..

Дядя Вася. А с чего это ты об этом меня спрашиваешь?..

Саша. Да так... просто знать хочу... (Нерешительно.) А если те, кто убил, узнают, что тот, кто знает, кто убил, рассказал про тех, кто убил... ему от тех, кто убил, что будет?

Дядя Вася. "Что будет, что будет"!.. И его убьют... А ты что это всё расспрашиваешь про что будет, да про кто убил?.. Разговор слышал, что ли, какой?.. Слышал, так расскажи.

Саша. Ничего я не слышал... Ничего... Просто так расспрашиваю, и всё! Мне в цирк пора, а то опоздаю! (Убегает.)

Дядя Вася. Надо за ними за всеми последить... Что-то мне эти разговоры не нравятся... (Грозит вслед кулаком Саше.) Ну, смотри, если ты что разнюхал - не поздоровится!..

Картина вторая

В ВЕСЕЛОМ ЦИРКЕ

Звучит весёлая музыка. Гремят аплодисменты. На манеже в

клоунских костюмах Нина, Юра и Саша.

Нина. А теперь мы продолжаем наше представление! Для нас улыбки, смех ваш - лучшая награда!..

Юра. Что это ты всё сама объявляешь, дай нам с Булочкой сказать хоть два слова.

Нина. А вы умеете с Булочкой подбирать рифмы?

Саша. Если кто уронил, то мы обязательно подберём!..

Саша и Юра ищут на манеже рифмы.

Нина. Рифмы подбирают не на полу, а в уме.

Юра. Можно и в уме...

Нина. Тогда попробуем. Я буду читать стихи, а вы подбирайте рифму.

Мы продолжаем наше представление.

Для нас улыбки, смех ваш - лучшая награда!

Сейчас для вас мы на манеже разыграем

Большую цирковую...

Юра и Саша (хором). Лотерею!..

Нина. Ну, какую же лотерею? Вам же нужно было найти рифму к слову "награда". Эх вы, горе-помощники. Вот как надо. Сейчас для вас мы на манеже разыграем большую цирковую клоунаду!

Саша. Можно, мы ещё раз попробуем подобрать рифму? Только ты её нам, пожалуйста, заранее дай.

Нина. Хорошо... Ну-ка, поищите рифму к слову "волненье".

Юра. Волненье?.. (Шепчется с Булочкой.) Булочка говорит, что подобрать рифму к слову "волненье" - это нам пара пустяков.

Нина. И если встретятся знакомые вам лица,

Вы отнеситесь к ним с вниманьем и волненьем,

В пословице недаром говорится,

Чем дальше в лес, тем больше...

Юра и Саша (хором). Чем дальше в лес... Тем больше дров!..

Нина. Опять не нашли рифму.

Чем дальше в лес,

Тем больше... приключений!..

В весёлой клоунаде:

Три! Четыре! Пять!

В которой вышел зайчик...

Юра и Саша (хором). По-гу-ля-ть!..

Нина. Вот теперь всё в порядке!..

Юра, Саша и Нина (поют). Раз, два, три, четыре, пять! Вышел зайчик погулять...

Гаснет свет и снова зажигается. Теперь манеж

представляет собой опушку леса. Звучит весёлая музыка.

Хор детских голосов (поёт).

Вы нам поверьте и проверьте,

Мы с детства с лесом дружим

И потому, поверьте, мы

За фото за оружие!

Пусть дождик льёт,

Пусть вьёт снежок,

С утра бежим в фотокружок,

И всем кружком в ближайший лес

С фоторужьём наперевес.

Снимать речные пляжи

Иль зимние пейзажи!

Снимать и зайцев, и лисиц,

Ужей, лосей и певчих птиц!..

На манеже появляется браконьер, он в маскхалате с

ружьём, рюкзаком за плечами и старинным фотоаппаратом на

треноге. Его играет Саша Булочка. Чтобы быть высоким,

Саша играет браконьера, сидя на плечах Юры. Чтобы этого

не было видно, Саша одет в длинный плащ, до самой земли.

Голос Нины: "А я и Коля, мой дружок, с утра бежим в

фотокружок!.."

Браконьер прячется в кустах. Выходят Егорыч и Нина. На

плече у Егорыча двустволка, в руках фанерные щиты с

надписями: "Всякая охота запрещена до первого сентября".

Егорыч укрепляет щиты на лужайке. Нина щёлкает

фотоаппаратом, поёт: "А я и Коля, мой дружок, с утра

бежим в фотокружок! Весёлая работа для нас фотоохота!.."

Нина. Вот звери обрадуются, что охота запрещена!.. Только этот проклятый браконьер никаких запрещений не послушается. Всё равно будет убивать бедных зверюшек.

Егорыч. Послушается. Он мне слово дал в фотокружок записаться и вообще перестать разбойничать!..

Нина. В фотокружок?.. Как же!..

Егорыч. А мы его за нарушение да в милицию!

Нина. Чем запрещать охоту до первого сентября, объявили бы весь наш край заповедником, вот было бы здорово!..

Егорыч. Колин папа обещал этого добиться.

Нина. А зачем он тогда Коле обещал ружьё подарить?

Егорыч. Ружьё обещал подарить?.. Ружья тоже разные бывают... У тебя твой фотоаппарат тоже ведь называется фоторужьём.

Нина. Коля фотографировать не любит, он любит в тире стрелять. И отец его тоже охотой на лис занимается.

Егорыч. В тире это можно. А охота на лис, это знаешь что такое?.. Это бег по лесу с компасом. Вид спорта такой по ориентированию.

Нина. Правда? А я и не знала! Вот хорошо-то! Ну, мне пора Колю с его отцом встречать.

Егорыч и Нина расходятся в разные стороны. К щиту из

леса сбегаются звери.

Заяц. Неужели опять охота разрешена?

Медведь. Не разрешена. (Читает по складам надпись на щите.) "Всякая о-хо-та за-пре-ще-на до первого сен-тяб-ря!"

Лось. А ты откуда читать умеешь?

Медведь. А я пока в цирке работал, там всему и научился.

Заяц. А как же ты снова в лесу очутился?

Медведь. Меня отпустили на каникулы.

Заяц. Охота отменяется!

Лось. Ура!

Вокруг щита идёт весёлый хоровод, звучит песня:

Раз, два, три, четыре, пять,

Вышел зайчик погулять.

Вдруг охотник выбегает,

Но он в зверюшек не стреляет.

Три, четыре, раз и два,

Достаёт он "Киев-2",

Фотоплёнкой заряжает

И зверюшек всех снимает!..

Солнце! Солнце! Ярче свет!

И... готов фотопортрет!

Из кустов вылезает браконьер с ружьём. Целится. Звери с

криком разбегаются.

Браконьер (хохочет, достаёт из рюкзака кисть и банку с краской, исправляет надпись на щите: "Всякая охота не запрещена до первого сентября!"). Ишь чего захотели: из меня, старого браконьера, фотографа сделать!.. Сейчас я их всех вокруг пальца обведу! Из двустволки такую двухлейку сделаю... Любого егеря объегорю!.. (Отпиливает у двустволки оба дула, вставляет ружьё в фотоаппарат.) А ну, звери, кто хочет на фотокарточку сняться?.. А ну, звери, кто хочет на фотокарточку сняться?.. (Уходит.)

На опушке леса появляются Нина, Коля и его отец. В руках

у Колиного отца футляр для ружья, через плечо патронташ

с патронами.

Коля. Папа, ну ты же обещал подарить ружьё, а сам всё не даришь?..

Сергей Петрович. Я где тебе обещал его вручить? В самой гуще леса. А где эта самая гуща? Вот здесь. Ну, вот. Поздравляю тебя с днём рождения, и прими от меня этот скромный подарок! (Торжественно вручает Коле ружьё в футляре и патронташ с патронами.)

Коля. Ура! Раньше я любил стрелять в тире, а теперь буду в настоящем лесу! Ура!

Нина. Вот в тире и продолжал бы стрелять! Эх, дядя Серёжа, дядя Серёжа, зря вы всё это!.. Лучше бы баян ему подарили!.. А то ещё и патронташ и патронов сколько!

Коля (раскрывает футляр и достаёт из футляра фотоаппарат с длиннофокусным объективом, разочарованно). Какое же это ружьё, это же фотоаппарат!

Сергей Петрович. Фотоаппарат?.. Это фоторужьё. (Протягивает Коле патронташ.) А вот и патроны к нему. Держи крепче!

Коля (хватает патронташ, вынимает из него два патрона, сердито). Какие же это патроны? Это же проявитель, а это закрепитель?!

Нина (смеётся, подпрыгивает, хлопает в ладоши). Вот красота! Ну, дядя Серёжа! Вот спасибо, дядя Серёжа.

Коля. А я так хотел пострелять!..

Сергей Петрович (поёт).

Пострелять можно в тире по птицам,

По орлам, по куропаткам, по синицам.

Застрелить можно в тире и утку,

Но не так, не всерьёз, просто в шутку!

Застрелить можно льва и удода

И без всякого вреда для природы. (Продолжает.) Ну, всё, ребята, меня ждёт охота на лис, а вас ждёт фотоохота. Ну, Ниночка, учи Колю по-снайперски стрелять из фоторужья.

Нина. Научу, дядя Серёжа, не беспокойтесь!

Сергей Петрович. Встретимся в избушке у егеря. (Убегает. Раздаются звуки выстрелов.)

Нина. Это браконьер охотится. Сейчас мы его поймаем на плёнку. Не отопрётся потом!

Нина и Коля убегают на звук выстрелов. С противоположной

стороны леса появляются бегущие в панике Лось, Заяц и

Медведь.

Заяц. Ой, браконьер нас сейчас всех перестреляет!

Медведь. Да нет, не будет он в нас стрелять! Он же говорил, что записался в кружок фотолюбителей.

Лось. Я тоже об этом слышал. Да и в руках у него я видел не ружьё, а фотоаппарат под названьем двухлейка.

Заяц. Как же двухлейка, это у него двустволка под фотоаппаратом замаскирована.

Медведь. А может, ты, Заяц, и действительно зря на него. Я в цирке такой фотоаппарат видел и сам сколько раз снимался. Вот у меня в сумке есть такая реклама с моим портретом. (Достаёт из сумки цирковую рекламу, разворачивает.)

Из леса появляется браконьер.

Браконьер. А ну, зверятушки-ребятушки, кто хочет сняться на вечную память?

Лось, Заяц и Медведь прячутся в кустах.

Зверятки, ну кто хочет сняться на карточку?.. Ну, кто смелый?..

Медведь. Я смелый! (Выходя из кустов.) Я хочу сняться. Только ты... Как тебя... фотоохотник, что ли? Сначала объясни, почему у тебя так громко хлопает затвор у двухлейки, если это фотоаппарат?

Браконьер. Старая конструкция, вот и хлопает!..

Заяц (выбегает из кустов и тут же прячется). А почему дым идёт из объектива, когда снимаешь?..

Браконьер. Смазка горит.

Лось. А почему из объектива что-то вылетает и свистит над ухом?

Браконьер. Это птичка вылетает и свистит. Ну, хотите, докажу? Вот утка летит, сейчас я её сниму! (Целится, стреляет.)

На поляну падает сбитая выстрелом утка.

Пауза.

А, черт! Когда надо, не попадёшь, а когда не надо, попал.

Лось. Убил, да?

Браконьер. Да это она от счастья, что я её сфотографировал, в обморок упала.

Внезапно утка улетает.

Слава богу, я её только контузил!..

Лось. И вправду в обморок упала.

Браконьер. Я же говорил.

Заяц. А покажи уткину карточку.

Браконьер. Пожалуйста. (Достаёт из рюкзака большой фотопортрет утки. Показывает.)

Лось. Похожа!

Медведь. Она самая.

Заяц. Врёт он всё! Это карточка другой утки!..

Браконьер. Ну, будете сниматься у меня или нет, последний раз спрашиваю?..

Лось. Уж больно хочется цветную карточку. А я всё-таки сфотографируюсь, ни разу в жизни не снимался, а портрет в лесу на дереве повешу.

Заяц. Я тоже, пожалуй, ведь утку этот фотоохотник не убил.

Браконьер. Не убил, не убил.

Медведь. Ну и я за компанию. Хочу в цирк вернуться, соскучился. Вернусь с новой фотокарточкой для рекламы. (Лосю.) А как сниматься будем?

Лось. Сначала поодиночке, а потом все вместе.

Браконьер. Зачем же так? Лучше наоборот: сначала я вас всех, а потом, если что, поодиночке доснимаю. (Устанавливает двухлейку на треноге и начинает заряжать.)

Лось, Медведь и Заяц устраиваются возле пенька.

Голос Утки: "Кря-кря-кря! Зря вы поверили этому

браконьеру! Зря! Зря! Я ведь с неба не в обморок

свалилась, это он меня дробью оглоушил и карточку вам

показывал не мою! Кря-кря-кря! Я не я, и карточка не

моя!.."

Лось, Медведь и Заяц с криком окружают браконьера,

отбирают у него его подозрительный фотоаппарат.

Заяц. Ах ты старый разбойник!

Лось. Ах ты душегуб проклятый!

Медведь. Вот мы сейчас тебя самого из твоей двухлейки как снимем на карточку!..

Браконьер. Не снимайте меня! Не снимайте! Я не люблю фотографироваться, и потом... вы не знаете, где и что нажимать. Нажмёте не то, и всё взорвётся!..

Медведь. Я знаю, где и что нажимать, я медведь дрессированный!..

Браконьер (падает на колени). Ой, мама, я больше не буду! Не снимайте меня! Не снимайте! Я жить хочу!

Медведь. Ты жить хочешь, а мы, значит, не хотим?.. Вот я сейчас тебя как сниму?!

Браконьер. Это не фотоаппарат, это ружьё! Не стреляйте!

Вбегают Коля и Нина.

Нина. Не стреляйте! Не стреляйте в него, ребятушки-зверятушки!

Медведь. Не боись, Нина, мы не такие звери, как он!.. А эту двухлейку я на всякий случай сломаю! (Ломает двухлейку.)

Заяц. А я сейчас проверю, что у него в рюкзаке?!

Браконьер. Ой, не надо! У меня там плёнка - засветится!

Нина. Открывай рюкзак, Коля, посмотрим, что у него там за плёнка?!

Коля развязывает рюкзак, достаёт оттуда трёх убитых уток

и двух зайцев.

Так вот какая у него там плёнка?! (Фотографирует "трофеи" браконьера.) Всё, злодей-браконьер, попался!

Заяц. И объявление не забудьте к делу приложить!

Медведь. Какое объявление?

Заяц. Которое он переправил, что охота разрешается!..

Медведь. Верно. (Вытаскивает из земли палку со щитом и передаёт Нине.)

Нина. Ещё одна улика! Свяжите ему руки, мы его сейчас в милицию отведём.

Браконьер. Не надо меня в милицию. Я больше не буду! Честное слово!

Коля. Ты уже сколько раз слово давал?!

Браконьер. А в последний раз! Отведите меня в ваш фотокружок! Я хочу научиться фотографировать. Я уже и песенку выучил. (Поёт.) Раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик погулять, вдруг охотник выбегает, он в зайчишку не стреляет, аппарат он вынимает...

Заяц. Знаем мы твои песенки!

Медведь. Твоя песенка, браконьер, спета!

Коля, Медведь и Заяц связывают браконьера. Невдалеке

снова раздаётся выстрел.

Браконьер. Ага! Наши стреляют! Всех не поймаете, я вам и сам ещё покажу! Я ещё такую шестилейку сделаю - всех перестреляю.

Вбегают Егорыч и Сергей Петрович.

Егорыч. Куда же он скрылся?!

Нина. Кто?

Егорыч. Да браконьер?!

Коля. А мы его поймали! Вот он!

Сергей Петрович. Ну что, старый лис, попался?..

Высоко в небе слышен стрекот вертолёта и звуки далёких

выстрелов.

Егорыч. Значит, это ещё кто-то разбойничает?! Ничего, от вертолёта никуда не уйдёшь!.. Всё равно поймаем!

Шум вертолёта нарастает. С неба на лужайку опускаются

листовки. Нина и Коля ловят листовки.

Нина (прочитав листовку). Ур-ра! Наши леса объявлены заповедными! Охота запрещена навсегда!

Егорыч (с листовкой в руках Колиному отцу). Ну что, Сергей Петрович, добились мы своего?

Сергей Петрович. Добились!

Лось. Неужели никто и никогда не будет в нас стрелять?

Медведь. Не будут, Лось, не будут!

Заяц. Ну, теперь меня никто никогда трусь-трусом звать не будет, потому что теперь я никого и ничего не буду бояться!

Лось, Заяц, Медведь, Коля и Нина пускаются в пляс. На

лужайку выбегают участники представления, одетые

зверюшками.

Все веселятся, фотографируют друг друга и поют.

А у нас на земле одна забота:

Нам не надо на земле вообще охоты!

Чтоб выстрел прозвучал скорей

последний бы

И земля бы стала вся бы заповедником!

И пусть слова все эти

Звучат на всей планете,

Пусть взрослые и дети

Слова запомнят эти:

Вы нам поверьте и проверьте,

Мы с детства с лесом дружим,

И потому, поверьте, мы

За фото за оружие!

Пусть дождик льёт,

Пусть вьёт снежок,

С утра бежим в фотокружок,

И всем кружком в ближайший лес

С фоторужьём наперевес!

Снимать речные пляжи

Иль зимние пейзажи,

Снимать и зайцев, и лисиц,

Ужей, лосей и певчих птиц!..

Звучат аплодисменты. На манеж летят букеты. Медвежонка

Гошу окружают Нина, Коля, Юра и Саша. Все поздравляют

Гошу, преподносят ему цветы и конфеты. На манеже среди

участников клоунады появляется Егорыч.

Егорыч (вручая букет Нине). Ну, поздравляю! Ну, от всей души!

Сергей Петрович (отводит его на авансцену, тихо). Ну, как там? Поймали?

Егорыч. Поймали, Нинин подшефный патруль из села Семёновка помог. Теперь пусть милиция ими занимается! (Пожимает руки Сергею Петровичу.) И тебя поздравляю! Молодец! Хорошо роль сыграл. (Подходит к медвежонку Гоше, обнимает его.) И ты молодец! Ни одного слова в роли не забыл. Теперь можно и на отдых ко мне в избушку. (Обращается к зрительному залу.) Дорогие ребята! Дорогая Нина! Спасибо тебе и твоей ватаге от всех зверей и птиц в наших лесах! Дай я тебя поцелую, дочка, как говорится, от имени и по поручению. (Целует Нину, жмёт руки ребятам. Отходит в сторону с Сергеем Петровичем.)

Сергей Петрович. А браконьер-то кто?

Егорыч. Завьялов, тот, что в следствии по убийству проходил. Только мы его всё найти не могли, а тут сам объявился. В пьяном виде много раз грозился убить лесника... Может, он и есть тот преступник?..

Сергей Петрович. Может, и он... Кстати, о следствии: из Москвы на помощь следователю специалист по метеоритным взрывам прибыл. (Сергей Петрович и Егорыч уходят за кулисы.)

Вслед за ребятами к медвежонку Гоше подходит и дядя

Вася.

Дядя Вася. Прими, Гоша, и от старика Васи, от бывшего охотника, подарок. (Протягивает ему туесок с мёдом. Гоша зло урчит и замахивается на дядю Васю лапой.) Зря сердишься, Гоша, на старика. Зря злобу держишь. Это я раньше стрелял из ружья, а теперь буду стрелять из фотоаппарата. Вот моё новое оружие (поднимает над головой фотоаппарат на треноге) и вот мои новые трофеи (достаёт из сумки увеличенные фотоснимки). Вот... Бородатая неясыть... Вот глухарь на току... Вот вальдшнеп... Вот теперь какие мои трофеи... Вот чего дядя Вася, бывший браконьер и злодей, настрелял в лесу. Это представление передают по телевидению, поэтому я обращаюсь к тем, кто ещё продолжает безобразничать в лесу. Бросайте это зверское дело! Записывайтесь, как я, дядя Вася, бывший браконьер, в фотокружок! А я, ребята, для вас, для фотоохотников, буду проводником - лучше меня наши леса никто не знает. Я вам такие красивые места покажу!.. И ещё я вам, ребятки, скажу: бросайте, ребятки, бросайте рогатки... Сначала рогатку, а потом и ружьё! Сначала баловство, а потом и преступление. Я вот даже стихи о себе написал:

Целил белке пулькой в глаз,

Зверя бил под рёбра...

Злой был, как дикобраз,

А теперь стал добрым!.. Поэтому, дочка Нина, запиши меня в фотоохотники и в общество лесных дружинников!

Звучат громкие аплодисменты.

Нина (Коле). Я же говорила, что дядя Вася хороший!..

Дядя Вася (тихо, Саше). Ну, смотри, гадёныш. Я тебе припомню, что ты дяди Васину двухлейку продал...

Участники представления уходят с манежа и тут же снова

возвращаются на поклон.

Нина (Саше). Ну, что скажет твоя пещера, кто Юриного дядю убил?..

Саша (нерешительно). Вроде бы скажет...

Нина. Когда скажет?..

Саша (снова нерешительно). Может, даже... завтра... только дай слово, что пока сама пещера лично тебе не скажет кто, ты никому ни слова!.. Мы в лес идём, как будто бы так... в крайнем случае, капканы и силки обезвреживать.

Нина. Клянусь!..

Саша. Только пусть Коля возьмёт с собой заряжённую двустволку... На всякий пожарный случай!.. А то там в пещере всякое может случиться!..

Действие второе

ГОВОРЯТ ЛИ ПЕЩЕРЫ

Картина третья

ШЛИ, ШЛИ И ЗАБЛУДИЛИСЬ

Просцениум

Появляются с разных сторон Нина и Юра.

Нина (Юре, тихо). Ты, значит, сидишь у того дяди Васи в огороде и не сводишь с него глаз, а мы - я, Коля и Саша - у этого. Если твой выходит, ты за ним по пятам хоть на край света, если наш выходит, мы за ним хоть на край света... Саша сказал, что наш дядя Вася собирается к водопаду. Если кто-то из них двоих будет делать отсутствие на месте преступления, то другой в это время будет законы нарушать... Давай руку.

Юра (жмёт Нине руку). Есть не сводить глаз!..

Темнота. Раскрывается занавес. Глухой лес. Кваканье

лягушек. Пересвист птиц. Поляна. Круто идущая вверх

гора. На переднем плане пригорок. Валуны. На авансцене

появляются Саша, Нина и Коля. В руках корзины, удочки.

За плечами рюкзаки, на груди фотоаппараты. У Коли в

руках двустволка. Саша внимательно осматривается.

Нина (тихо). Ой, я устала... Ну, что?..

Саша (в тон ей). Вроде где-то здесь... Отдохнём... (Продолжая разговор.) Говорю вам, что этот дядя Вася умеет раздваиваться. Один, больной, дядя Вася лежит больной в городе, его стережёт Юра, а другого, не больного, мы недавно видели... Поэтому мы ни силков, ни капканов, ни вершей не нашли. Раздвоенный всё перепрятал, факт.

Коля (передразнивает). "Раздвоенный да разделённый"!.. Глупости говоришь, люди не дошли ещё до этого. А до летающих тарелок дошли инопланетяне. Вот они, может, и умеют раздваиваться. Передают же изображение человека по телеку, значит, со временем и самого человека будут передавать и раздваивать.

Саша. А может, мы одни во Вселенной?

Коля. Вы все Фомы: и ты, Нина, - Фома, и ты, Саша, - Фома, вы все Фомы-неверующие, раз уверяете, что летающие тарелки - это обман зрения. А вот специалист по метеоритам из Москвы дал мне газету. Вот вырезка, и знаете, что в ней написано?.. (Вскочив на пенёк, читает.) "В Валенсии совершил вынужденную посадку испанский самолёт со 119 пассажирами на борту. Как сообщает иностранное агентство, пилот самолёта заявил, что причиной этого послужило появление неопознанных летающих объектов. По его словам, НЛО, излучавшие два ярко-красных луча, следовали за самолётом в течение 15 минут. Пытаясь оторваться от назойливых преследователей, пилот снизил высоту, но НЛО "продолжали висеть в хвосте самолёта". Как всегда в таких случаях, проверить достоверность сообщения пилота не удалось, поскольку, как отмечает Рейтер, неопознанные объекты бесследно исчезли перед тем, как в воздух по запросу экипажа самолёта были подняты истребители испанских ВВС для расследования этого случая".

Саша. А если они есть, тогда, может, они, инопланетяне, и разворовывают нашу планету втихаря. Отец говорит, что, когда он был такой, как мы, и разговоров не было о том, что на Земле может что-нибудь кончиться, а чего-нибудь не хватить. А эти прилетают и потихоньку крадут у нас нефть, уголь и всё такое.

Коля. Это ты такими словами хочешь наших браконьеров выгородить.

Нина. А по-моему, инопланетяне все добрые-предобрые.

Коля (неожиданно). Что я говорил! (Смотрит на землю.) Да вот она!.. Легка на помине.

Саша (испуганно). Кто она?!

Коля. Да не бойся, не змея, а тарелка!.. (Подходит к камню и поднимает лежащие в траве две обыкновенные металлические тарелки. Осматривает их со всех сторон.) Факт, летающие... Вот верх, вот низ... А внутри мотор...

Нина (улыбаясь). Ну, какая же это летающая тарелка? Это самые обыкновенные тарелки для еды, и даже неглубокие.

Коля (хитро прищурившись). А почему они соединены?

Нина. Почему?.. Заржавели или склеились... (Пытается их разъединить.)

Саша (падает на землю). Осторожно! Вдруг взорвётся?

Нина. Эх ты, зайчик трусь-трусь-трусь... (Разъединяет тарелки. Осматривает. Нюхает.) Из этих тарелок мёд ели, вот они и склеились. Я же говорила: обыкновенные эмалированные тарелки для еды... и никакого мотора.

Коля (конечно, шутит, но с серьёзным лицом). А может, это для маскировки, они сейчас такие маленькие и мёдом обмазаны. Может, когда надо, они сразу большими станут, а из-под эмали мотор появится. Ты про расширение газов слышала?

Нина. Это про диффузию? Конечно, слышала.

Коля. А может, эти инопланетяне открыли секрет диффузии металлов? Это она для нас, может, самая обыкновенная, и даже не глубокая, а инопланетянин к ней как подойдёт, а она как начнёт диффузироваться...

Саша. Передохнули?..

Нина. Передохнули.

Саша. За мной... Это где-то рядом... Тихо только... (Идёт в глубину леса.)

Коля и Нина идут за ним.

Тем временем действие переносится к загадочной горе.

Оказывается, у её подножия есть замаскированный вход в

пещеру. Из расщелины появляются два похожих на дядю Васю

старика. В руках у них фотоаппараты.

Дядя Вася второй. А силки переставил?

Дядя Вася третий. Переставил.

Дядя Вася второй. А капканы?

Дядя Вася третий. Переставил.

Дядя Вася второй. А верши?

Дядя Вася третий. И верши переставил.

Дядя Вася второй. А на карте обозначил?.. А то я вчера чуть в твой капкан не попался... Ну ладно... (Разворачивает карту.) Давай Гошкой займёмся. Вот здесь его в лесу высадили с вертолёта (указывает пальцем место на карте). Где дом егеря... Здесь мы его и ухлопаем в отсутствие свидетелей. И зверья сколько и стрелять не моги... Вон какой сохатый в лес тягу дал... (Наводит фотоаппарат и щёлкает затвором.) Старшой пока только сымать на карточки велел зверей. Только сымать. И так, говорит, что мы рыбы наглушили и зверья набили в счёт трёхтысячного года! Теперь, говорит, для отвода глаз, фотографировать их будем... (Щёлкает фотоаппаратом. Наводит аппарат на белку.) Влепил бы я тебе щас по старой памяти, да, вишь ты, нельзя.

Дядя Вася третий. Бежать надо отсюдова, бежать, а не фотографировать, а то дождёмся, что самих сымут как преступников в лицо и в профиль... Старшой сказывал: новый следователь из Москвы приехал, Нинка грозилась: всё равно, говорит, найдём, кто убил.

Дядя Вася второй. Завьялов объявился, тут его и сцапали, двух лосей положить успел. Его и за шкирку!

Дядя Вася третий. А чего ты радуешься?

Дядя Вася второй. Чего? Он же сколько раз грозился убить лесника, и при мне это было. А потом он хоронился где-то, покуда следствие шло. Теперича ему припаяет следователь... Кто грозился, тот и убил... Мы не грозились.

Дядя Вася третий. Старшой сказывал, Сашка-то, стервец, и про двухлейку растрепал, в цирке об том пьесу ставили, и ещё спрашивал, что, мол, будет, если кто скажет, кто убивец лесника... В бега надо подаваться, пока не поздно... Догадывается, видать, Сашка-то... А может, когда ночевал у нас, кто во сне проговорился, а он услыхал - такое бывает, что во сне человек проговаривается.

Дядя Вася второй. Может, и так, а может, и как по-другому... Ну, пойду проявлять портреты, чтоб им пусто было!

Дядя Вася третий. А я покараулю от чего подозрительного...

Второй и третий дяди Васи уходят - один в пещеру, другой

в сторону леса. На авансцене, с противоположной стороны,

появляются Саша, Коля и Нина.

Саша (совсем тихо). Если они здесь...

Нина. Кто они?..

Саша. Сама увидишь. Если они, скажем, заблудились, а когда удобно будет, я ногой постучу в том месте, где пещера заговорить может... (Бросает камешек в пещеру.)

Из пещеры появляется дядя Вася второй. Саша хочет

ползком скрыться в лесу, но дядя Вася второй его

замечает.

Дядя Вася второй. Ты что это здесь змеёй ползаешь?

Саша. Да вот... заблудились втроём... Шли в одну сторону, а очутились вона где.

Нина (растерянно - она не ожидала увидеть здесь ещё одного дядю Васю). Здравствуйте, дядя Вася!.. Вы ведь дядя Вася?

Дядя Вася второй (тоже растерянно). А, Ниночка! Здравствуй, доченька! И Коля, здравствуй, и Саша, всем, значит, здравствуйте. (С недоверием.) Заблудились, так гостями будете.

Нина (тихо, Коле). Если он загримированный, то он не знает, что настоящий дядя Вася больной лежит в городе... (Дяде Васе.) А вы здесь в лесу почему, дядя Вася?

Дядя Вася второй. Как почему? Вот зверей фотографирую... Да вы снимайте рюкзаки-то, разоблачайтесь. (Продолжая разговор.) Что ж я, зря, что ли, к вам в кружок фотоохотников записался?..

Нина. Но вы же сейчас лежите в городе больной? То есть должны лежать.

Дядя Вася второй. Что значит - должен больной лежать?.. Человек должен всегда здоровым быть. Выздоровел я - и в лес...

Нина. Если бы вы выздоровели, с вами бы в лес и Юра пришёл, мы же его оставили вас караулить.

Дядя Вася второй. Ах я старый дурак! Памяти совсем нет. Я ведь сейчас действительно лежу больной в городе, и ваш Юра меня стережёт.

Нина. А как же это вы одновременно и тут и там?

Дядя Вася второй. А я... это самое... раздвоился и ушёл в лес... Один, значит, я остался лежать дома, а, значит, другой я в лес ушёл - зверей поснимать, грибов пособирать да ягодок. Сейчас, если не научишься раздваиваться, нипочём не успеешь ничего сделать. Если по-доброму, конечно, и для добрых дел... Я же в цирке и песню об этом пропел: "Злой был, как дикобраз, а теперь я добрый!.."

Саша (громко). Я же говорил тебе, что он умеет раздваиваться.

Коля. Так... (Иронически.) И как это вам удаётся раздваиваться?

Дядя Вася второй. А очень даже просто. Начинаю сначала сердиться на себя. Сержусь всё больше и больше и до того рассержусь, что выхожу из себя...

Нина. Выходите из себя? А дальше?..

Дядя Вася второй. Выхожу и... иду по делам... А дела сделаю и возвращаюсь обратно, в себя.

На сцене со стороны ручья неожиданно появляется дядя

Вася третий. Все замирают. Пауза. Дядя Вася третий

останавливается. Нина так растерялась, что видит

третьего человека, похожего на дядю Васю, что сразу не

может сообразить, что к чему и как это может быть.

Нина. А это кто ещё?

Дядя Вася второй. А это... это тоже я, дядя Вася. Сегодня столько дел, что мне пришлось даже растроиться... Я к вам как в кружок фотоохотников записался, одна запарка. А раздвоиться или растроиться всё легче. Один я дичь стреляет, другой я её в кастрюлю, а третий я печёт её...

Нина. Как это один стреляет, другой в кастрюлю, а третий печёт?..

Дядя Вася второй (спохватываясь). Я говорю: один, значит, из фоторужья дичь стреляет, другой эту дичь не в кастрюлю, а в это самое... в ванночку с проявителем и закрепителем, а третий их, значит, в печь... то есть в печать... У нас в пещере тут, значит, и фотолаборатория оборудована. Прошу в гости. Только беспорядок там. Сейчас мы там в два дяди Васи быстренько порядок наведём.

Дядя Вася третий, заметив у Коли в руках тарелки,

отбирает их. Два дяди Васи быстро уходят в сторону

пещеры. Оставшись одни, ребята многозначительно

переглядываются.

Коля. А тарелки-то взяли с собой в пещеру?.. Сейчас как диффузнут их, и вместе с этой горой... (Свистит и указывает рукой на небо.)

Гремит гром, и падают первые капли дождя.

Нина. Да загримированные это. Оба загримированные, вот увидите. Сейчас они выйдут, и я вам докажу, что это "артисты" в кавычках.

Саша (не мешает Нине фантазировать). Как же это ты докажешь?

Второй и третий дяди Васи выходят из пещеры и подходят к

ребятам.

(Тихо.) Как проверишь-то?

Нина. А очень просто...

Дядя Вася второй. Прошу к нашему фотошалашу.

Нина. Спасибо, но сначала предлагаю всем сфотографироваться на фоне этой горы.

Дядя Вася третий. Сфотографироваться, это можно...

Дядя Вася второй. А может, не надо сниматься? И так сколько раз меня снимали в "Не проходите мимо".

Дядя Вася третий. Почему не надо?

Дядя Вася второй. Снимали-то одного меня, а не раздвоенного! Не поверят, что один человек может раздвоиться и даже растроиться. У них же в школе это не проходят, верно, дочка?

Нина (это, конечно, всё говорит не всерьёз). А вот мы карточку покажем раздвоенного человека, нам и поверят. И сразу начнут проходить вас на уроках. Жалко, что третьего дяди Васи на карточке не будет, а то нам бы ещё больше поверили.

Саша. А мы с вами устроим встречу в школе с учениками. Вы им расскажете, как можно научиться раздваиваться и растраиваться. А то один мальчик по телеку сказал: "Хочу быть волшебником. Никак не могу догадаться, как им стать?"

Дядя Вася второй. Этому разве научишь? Это волшебство и чудо от бога.

Нина (возится с фотоаппаратом). Бога нет.

Дядя Вася третий. Как это нет? Раз чудо есть, значит, и бог есть.

Коля. Нет бога, а волшебники есть.

Дядя Вася второй. Вас, молодых, не переспоришь.

Оба дяди Васи, Саша и Коля располагаются перед

фотоаппаратом, который Нина установила на треноге.

Нина (командует). Саша, встань поближе ко второму дяде Васе...

Саша выполняет Нинину просьбу.

А вы, дядя Вася номер два, станете вот здесь... (Подбегает ко второму дяде Васе, делает вид, что спотыкается, и хватает его за бороду.)

Дядя Вася второй. Ой, чуть бороду не оторвала! (Старики помогают подняться Нине, но она снова падает, хватаясь на этот раз за бороду третьего дяди Васи.)

Дядя Вася третий. Ой!.. Бороду оторвёшь, дочка!.. Она же настоящая.

Нина. Столько отмахали, что ноги не держат. (Тихо, Саше.) Скорей бы в пещеру...

Саша. Не торопись, пока сами не позовут, а то заподозрят... (Тихо, Нине.) Говорю, что раздвоенные... (Громко, второму и третьему дяде Васе.) А вы не можете, к примеру, не только что растроиться, а растысчевосьмериться?

Дядя Вася второй. Это зачем же нам, к примеру, растысче... Фу, и не выговоришь даже!..

Саша. А мы бы вас всех в зелёные патрули приняли и к каждому зверю по сторожу приставили.

Нина. Я бы за каждую белку была бы спокойна.

Дядя Вася второй. Сыночек, тут на растраивание-то и то еле сил хватает.

Нина (громко.) Так! Успокоились! Сейчас сработает механический фотоспуск!..

Пауза.

Все замерли.

Готово! Давайте проявлять... (Идёт с фотоаппаратом в сторону пещеры.)

Дядя Вася второй (хватает её за руку). Осторожно, дочка, засветишь... У нас там как раз проявка идёт. (Отводит в сторону третьего дядю Васю.) И старшой чтой-то не идёт. Уж не заарестовал ли его новый-то следователь? И этот (кивает на Сашу) не зря, видать, с собой этих-то привёл? Говорили старшому: бежать...

Дядя Вася третий. Выходит, что не зря привёл... Бежать надо и вправду, бежать... А эта (кивает на Нину), глаза, что репейник, всё в пещеру рвётся... (Шепчет что-то на ухо второму дяде Васе. Тот согласно кивает головой, затем подходит к Коле, берёт из его рук двустволку.)

Дядя Вася второй. Хорошее ружьишко...

Коля. Зауэр. Отец подарил.

Дядя Вася второй (елейно). А теперь, дорогие гостеньки, мы вам в пещере фотографии покажем... и проявить ваше чего поможем...

Дядя Вася третий. А потом и за отдых... в волейбол поиграете, грибков жареных поедите, чайку с медком попьёте и в лес все вместе на фотоохоту.

Саша, Нина и Коля направляются в пещеру. Старики идут

следом за ними. Все скрываются в пещере. После небольшой

паузы раздаются крики ребят, через некоторое время крики

стихают. Затем раздаётся грохот обвала, и на поляне

появляются оба браконьера. В руках у них два фоторужья и

Колина двустволка.

Дядя Вася второй (третьему). А ты всё ворчал: зачем завал готовишь, зачем? А вот зачем!.. (Крестится.) Господи, прими их с миром. Господи! Прости нас, грешных, господи! Сохрани и помилуй, господи!..

Дядя Вася третий. Ловко... А не вырвутся?

Дядя Вася второй. Тут им и могила... Чего захотели, в зелёные патрули нас... Сами зелёные...

Дядя Вася третий (смеётся). Ничего, скоро посинеют от страха.

Дядя Вася второй. И посинеют и побелеют.

Старики берут лежащие на земле рюкзаки и скрываются в

лесу. Тишина.

Картина четвёртая

ГОВОРЯЩАЯ ПЕЩЕРА

Пещера, заваленная обвалом. Темнота. В темноте короткий

светлый туннельчик от электрического фонарика. Фонарик

держит в одной руке Коля, а второй рукой помогает

выпутаться из охотничьей сетки Нине и Саше.

Саша (тревожно). Поиграли мы в волейбольчик! Поели мы жареных грибков!.. Попили мы чайку с медком!.. Отдохнули мы!..

Нина. Замолчи! Пусть говорит пещера, хоть и заваленная. Ты обещал.

Саша. Теперь уж всё равно - будет она говорить или нет.

Коля. О чём это вы?

Нина. Саша говорил, что эта пещера знает, кто Юриного дядю убил, и скажет нам.

Саша (дрожащим голосом). Теперь уж всё равно.

Коля. Говорящая пещера, вот глупости!

Саша. Если бы глупости, нас бы здесь не завалили вместе с ней... Да... Показали нам фотографии... двух дураков и одной дурочки... А может, это они так... пошутили?.. Факт, пошутили.

Коля. Пошутили... Хорошо, что я охотничий нож в задний карман положил... Поиграли бы мы в волейбол в этой сеточке.

Освободившиеся Нина и Саша потирают затёкшие руки и

ноги, достают из карманов фонарики, зажигают их. Все

трое ходят по пещере, осматриваются.

Завалили железно. Долго нас здесь будут раскапывать.

Саша. Раскапывать?! Сначала нас найти надо.

Нина. Капканов-то, капканов!

Коля. А здесь сундук, а в сундуке шкурок беличьих навалом. Ещё и фотографии развешаны!

Нина. Точь-в-точь как мы свои уши развесили!

Коля (задумчиво оглядывая пещеру). Да... пожалуй, это не инопланетяне. Те бы это всё сделали по-другому...

Нина. И не загримированные. Бороды у них самые настоящие. Только вот почему они так похожи на дядю Васю?..

Саша. "Почему, почему"! Да потому что они три родных брата-близнеца, только живут в разных местах и под разными фамилиями - вот и все чудеса.

Коля. Ничего, нас найдут, и тогда мы этим близнецам покажем, верно, Нина? Ведь найдут нас, ну, через несколько часов? Разыщут?

Нина (после паузы). Через несколько часов нас, Коля, не разыщут.

Коля. Ну, через несколько дней найдут...

Нина. И через несколько дней могут не найти.

Коля. Почему?

Нина. Потому что никто не знает, куда мы ушли. Никто. И ещё вообще нас искать будут в другом месте. Ты же сам и Юра говорили, чтоб мы всю эту историю с убийством и с браконьерами распутали без помощи взрослых... И про существование этой пещеры тоже никто не знает.

Саша. Конечно, никто. Я только и три этих бандита.

Нина. Так вот, я записку оставила дома, что мы к водопаду пошли... Там нас и искать будут... (Саше.) Саша, скажи пещере, чтоб она сказала, кто Юриного дядю убил...

Саша (истерично). Так вам и надо! Так вам и надо!.. Патрули какие нашлись! О потомках они думают, чтобы им земля красивой осталась! А мне-то за что? Я не ваш! Не ваш. Я никакой не патруль. Я люблю стрелять в животных и не в тире, а в лесу. И деревья люблю ломать и грибы с корнем вырывать из земли. И вообще, мне дядя Вася как родной, он мне отца заменил! И я ему как родной! Я ему сына заменил!.. (Колотит кулаками по камням.) Выпустите меня! Я же дяде Васе на базаре помогал торговать! Я же ему патроны набивал! Я капканы помогал ставить, ямы копал!.. Я же такой, как они, только ростом ещё не вышел.

Пауза.

Нина и Коля поражены.

Коля. Рыл яму для зверей, а сам в неё попал.

Нина. Так ты, может, и карту нам фальшивую показал? Может, ты и браконьерничал с ними? Может, ты и заманил нас сюда нарочно?

Саша (опустился на землю возле заваленного выхода, глухо). Нет, карту я показал настоящую, только я её потом дяде Васе отдал.

Коля. Значит, ты, Саша, и нашим и вашим. Эх, ты...

Нина. Эх, Саша. Раздвоился ты, расчетверился и даже раздесятерился. (Коле.) Ну ладно. Сейчас есть вопросы... поважнее. Погаси свой фонарик будем экономить электроэнергию, чтобы как можно дольше не наступил энергетический кризис. (Коля гасит свой фонарик.) Так. Теперь... теперь подсчитаем, сколько чего, и разделим на как можно больше дней. В общем, с этой минуты садимся на голодный паёк.

Саша. Ишь чего захотела! У вас, может, мало еды, у меня, может, её много. Каждый ест своё...

Нина. Не хочешь вместе, ешь в одиночку.

Коля. Нина, наши рюкзаки... Наши рюкзаки остались на траве... (Оправдываясь.) Я не думал... что...

Нина. Не расстраивайся, я тоже ведь не думала, что... так всё обернётся... Тогда давай подумаем, как действовать и жить дальше без еды...

Коля. Без еды так без еды... Что ж... настроимся на то, что мы и без еды просидим здесь долго, может быть, даже очень долго - пока нас не найдут.

Нина. Нет уж, давай лучше и без еды настроимся на то, что мы сами выберемся отсюда через некоторое время.

Пауза.

Пещера, пещера, скажи, кто Юриного дядю убил?

Тишина. Пауза. И вдруг раздаётся какой-то звук, он

напоминает журчание воды. Все прислушиваются.

Что это?.. Вроде бы... журчит ручеёк... Пещера заговорила...

Коля. Вроде бы журчит... Заговорила...

Саша (быстро сообразил, в чём дело, бежит в глубину пещеры на звук журчащей воды). Вода! Вода! Вода моя! Я её первый открыл!..

В глубине пещеры действительно бежит ручеёк. Саша жадно

пьёт воду. К нему подходят Нина и Коля.

Коля. Вода не твоя. Вода принадлежит всем. Еда твоя, а вода наша общая. (Отстраняет Сашу от ручья, Нине.) Божественный напиток под названием вода к вашим услугам...

Нина (нагибается, пьёт. Напившись, уступает место Коле). Вода есть. А что это значит?.. Это значит, что даже если у нас пропала пища, мы продержимся дней двадцать на одной воде.

Саша (достаёт из заплечного мешка бутылку с молоком и ватрушку с творогом, ест). Это вы голодайте, а я пока подкреплюсь.

Нина (Саше). Не ешь, ты сейчас сыт... Потерпи и учти: мы с Колей и голодные не умрём, а ты и сытый загнёшься!

Саша. Это ж отчего?

Нина. От страха.

Саша перестаёт жевать и прячет бутылку с молоком обратно

в мешок.

(Повеселев.) А теперь что под ногами осмотрим. (Ходит по пещере, светя фонариком.) Капканов-то, капканов!

Коля. Лом, лопаты... Целый ящик беличьих шкурок. В крайнем случае шкурку можно будет съесть.

Нина. Точно! (Повеселев ещё больше.) Теперь осмотрим, что над головой.

Саша. "Над головой, над головой"!.. Что под ногами, то и над головой!.. Кругом камни. Замуровали нас, как в могиле.

Нина. А ты не думай об этом, ты вспоминай и говори о чём-нибудь весёлом и смешном. Хочешь, я тебе спою смешную песенку? (Поёт.) Отец Егору говорил, чтоб зря не жить на свете, пусть каждый дерево взрастит на нашей планете.

Коля (сворачивает большой камень, лежащий в углу пещеры, и начинает рыть землю, подпевая Нине).

Егор родителя почтил,

И, силы свои взвесив,

Одно он дерево взрастил,

А с корнем вырвал десять...

Нина. Помнишь, Коля, мы в прошлом году с тобой в Артеке были?.. Помнишь, наше любимое:

Знает много человек,

Столько и ещё полстолько,

А кто знает, что Артек

Это значит Перепёлка.

Круглый год на берег Крыма

Из Москвы и из Нарыма,

Коля. С берегов Оки, Куры

Прилетают перепёлки

Нашей солнечной страны!

И летят перепельчата,

И летят перепельчонки,

И летят на юг ребята,

И летят на юг девчонки!

Нина. Перепёлок ждут крылатых

Здесь у волн на тёплой гальке

У прибойных волн вздыхалки.

Ждут ребят здесь отдыхалки,

Закалялки, загоралки,

Только не до обжигалки.

Коля. Ждут ребят здесь заплывалки,

И купалки, и нырялки,

Только не до посинелки,

До озноба тряски мелкой,

Ждут здесь всех вас танцевалки,

И гулялки, и плясалки.

Нина. Нет, грустно вспоминать, что было когда-то так весело... Вот действительно смешной случай: один отдыхающий заманил в карман белку и закрыл клапан. А она в отместку ему прогрызла карман и санаторную книжку с процедурами... А в одном зоопарке ушёл на пенсию сторож, а слон так стал переживать, что пришлось сторожа вернуть обратно... А вообще-то если грамотно, то в такой ситуации надо поискать выход из этого капкана, поискать, но сначала обязательно отдохнуть, не двигаясь, не разговаривая, а лучше всего расслабиться и уснуть. Пещера, пещера, скажи нам...

Коля. Под камнем всегда что-нибудь можно найти...

Саша. Ищи здесь (указывает место). Так и есть, что-то здесь есть. (Вытаскивает из земли что-то тяжёлое, завёрнутое в мешковину, разворачивает.) Две двустволки... Так, если на нас нападёт пещерный медведь, есть чем отстреляться... Смотри-ка и шомпол есть и масло. (Чистит ружья.)

Нина. Поспал бы ты, Саша, пока Коля работает, а потом он поспит - ты будешь работать.

Саша (про себя). Чего это она так хочет, чтоб я уснул?.. Наверно, чтоб стибрить во сне у меня еду и съесть её с Колькой... Хитрые... Сейчас всё съем и тогда засну... (Снова достаёт бутылку с молоком, сало, колбасу, хлеб и начинает жевать. Жуёт без всякого аппетита.)

Коля (продолжая рыться в яме, установив фонарик на уступе скалы, разочарованно). А патронов нет... Жалко...

Нина. Саша, ну что же ты в конце концов?!

Саша. Что я?

Нина. Сколько тебе напоминать? Ты говорил, что эта пещера знает, кто Юриного дядю убил.

Саша. Пещера знает, у неё и спрашивайте.

Нина (оглядываясь). Пещера, пещера, скажи, кто Юриного дядю убил?

Пауза. Тишина. Молчаливая тишина.

(Саше.) Не отвечает она...

Саша. И не ответит, пока я ей не прикажу!

Коля. Так прикажи!

Саша. А чего ей приказывать? Всё равно мы здесь теперь все погибнем, скажет она вам или нет.

Нина. Всё равно нас когда-нибудь разыщут, хоть мёртвых, но найдут. И мы должны хоть мёртвые, но рассказать живым... Всё, как ты нам обещал, расскажет пещера.

Саша. Хитрая! Я скажу пещере, чтобы она вам рассказала, вы узнаете, и вдруг с Колей как-нибудь отсюда выберетесь, а меня ещё больше завалите. Вас двое, а я один.

Коля. Как ты можешь подумать даже такое? Нас не двое, а трое, и если мы выберемся, то все вместе, а если погибнем, то тоже вместе...

Саша (решив что-то). Ну ладно! Пещера, пещера! Слушай меня, пещера! Слушай и скажи Нине и Коле, кто убил Юриного дядю!

Напряжённая тишина. Только журчание воды нарушает

молчание.

Нина. И тебя не слушается пещера...

Саша. Сейчас послушается... (Коле.) Копай здесь (указывает на место в самой глубине пещеры).

Коля (начинает раскапывать землю в указанном месте, опускается на колени, разрывая землю руками, и достаёт что-то с самого дна, завёрнутое в полиэтиленовый пакет, и рассматривает. Вскакивает на ноги в сильном волнении, похожем на испуг). Документы, Нина, здесь документы... только расплылось, не разобрать.

Саша. Машины есть, которые всё разберут.

Нина (подбегает к Коле, берёт у него из рук бумаги, рассматривает). Всё дробью пробито... Наверно, дяди Васи его убили! Они! Они!.. (Смотрит на Сашу. Подходит к нему.) Значит, ты об этом знал?!

Саша. Не знал, а догадывался... И слово я своё сдержал.

Коля (торопливо). Это страшные документы... Браконьеры, значит, могут и вернуться за ними, раз спрятали.

Нина. Вернутся, как же! Они уж сейчас, наверное, собираются из нашего города дёру дать, а мы с такими уликами сидим, как в клетке.

Коля. Давай напишем несколько записок, что Юриного дядю, скорей всего, убил браконьер дядя Вася вместе со своими раздвоенными двойниками.

Нина. Зачем?

Коля. А вдруг мы здесь так и умрём с голоду. Напишем и спрячем в разных местах... чтоб наверняка нашли... Спасибо тебе, пещера!..

Нина. А если это не дяди Юрины документы?

Пишут записки и прячут их под камни.

Коля. Раз спрятаны, значит, тут что-то нечисто и надо разобраться.

Саша. Ой!

Нина и Коля прислушиваются.

(Словно бредит.) Андрей Иванович, не выкачивайте воздух из пещеры! Мы здесь и так задыхаемся!.. Не выкачивайте, ну, пожалуйста! (Начинает плакать.)

Коля. Приди в себя и будь мужчиной!

Саша (соображая). Мне вдруг показалось, что я на уроке физики. Учитель про торичеллеву пустоту рассказывал. Потом стал из банки воздух откачивать, а мне показалось, что из нашей пещеры... (Делает глубокий вдох.) А что-то и вправду тяжело дышать?.. А?..

Коля. Объелся, потому и дышать тебе нечем.

Саша (тяжело дышит). Совсем нет воздуха... Дышать нечем... (Светя фонариком, начинает осматривать пещеру.) Конечно, без доступа воздуха... какое уж тут дыхание. (Щупает пульс.) И сердце бьётся как угорелое... Сто сорок ударов в минуту - не меньше... (Подходит к завалу и говорит тихо сам себе.) Отрою патроны, раз Коля сам не нашёл, и незаметно заряжу ружья... Мало ли что... вдруг эти дяди Васи вернутся... Коле будет чем от них отстреливаться. (Уходит в глубину пещеры.)

Коля. Я, Нина, тебе давно хотел сказать... Знаешь, мы в такое-сякое попали - всё может случиться... Так вот, я тебе хочу сказать, чтоб ты знала...

Нина. Я знаю, Коля... Я сама тебе хотела об этом... сказать, чтоб ты тоже знал...

Коля. Я знаю...

Нина (устраиваясь на ящиках). А может, ты, Коля, прав, и они действительно есть...

Коля. Кто они?

Нина. Инопланетяне, только они и вправду совсем не злые, а очень даже добрые и смешные, как гномы в "Белоснежке и семи гномах"... И вправду, ничего они не воруют у нас, у землян, а, наоборот, чем-нибудь даже делятся с нами и помогают нам чем могут... Может, и нам лично тоже возьмут и помогут... Уснём в пещере, а проснёмся на траве: солнышко светит, птицы поют, бабочки летают... а браконьеры все в пещере, а пещера вся камнями завалена...

Коля (засыпая). Нет, лучше если все браконьеры... если все браконьеры на скамье подсудимых...

Саша (появляется из глубины пещеры, светя фонариком над головой). И вот ещё червь... (Нине.) А дождевых червей есть можно?.. (Говорит ещё громче.) А червей едят?

Нина не отвечает, она спит.

(Кричит изо всех сил.) А червей дождевых едят?..

Нина просыпается.

Нина. Чего ты?

Саша. Я спрашиваю: дождевых червей есть можно?

Нина. Дождевых червей?.. А ты где их видел? Во сне, что ли?..

Коля. Насекомые червей едят, вернее, клюют, так что, если нашёл клюй!..

Нина (слезая с ящика, Коле). Подожди, дело серьёзное...

Саша (указывая лучом фонарика). Вон висит над головой...

Нина (подбегает к тому месту, где Саша обнаружил дождевого червяка, светит фонариком и, убедившись, что Саша не соврал, подпрыгивает от радости). Урра! Урра! Дождевой червяк! Урра!

Коля. Чего это ты так радуешься обыкновенному червяку?

Нина. Так ведь дождевые черви, глубже, чем на полтора метра, в землю не уходят! Значит, в этом месте у нас над головой не десятки метров камня, а метр земли!.. Значит, берёмся за лопаты, начинаем рыть спасательный выход!

Саша и Коля (вместе). Урра! Урра! Урра!

Коля подвигает к тому месту, где выполз червяк, ящики и

ставит их один на другой. Поплевав на руки, он берёт

лопату и всаживает её в землю над головой.

Саша (покачав головой). А вдруг там земли-то в глубину, может, и метр, а в ширину всего сантиметров десять...

Нина. Эх ты, и маленькой надежде не даёшь порадоваться... (Неожиданно расплакалась.)

Коля (он не ожидал этого). Ты чего?..

Нина (всхлипывая). А чего он?.. И так... И так... тяжело... А тут ещё он со своими "а вдруг"... (Всхлипнула и улыбнулась.) А ты, Коля, ты не придавай его словам никакого значения. Ты его просто не слушай, Коля. Пусть он говорит, что хочет...

Неожиданно снаружи раздаётся приглушённое медвежье

рычание. Нина, Коля и Саша замирают.

Коля. Медведь...

Рычание усиливается.

Нина (внимательно прислушивается). И не один...

Саша. Может, это Гоша?..

Нина. Нет, это не Гоша. Его бы я сразу узнала... И он бы меня. Это дикие...

Коля продолжает осторожно рыть, звякая лопатой.

Саша. Спятил, что ли? Ты лаз сделаешь, а они сюда к нам и пожалуют и съедят нас.

Нина. Они сейчас уйдут. Медведи не караулят добычу. Они нетерпеливые. Они ищут или преследуют...

Саша. Это точно?.. А вдруг возьмут и не уйдут, тогда что?..

За пещерой раздаётся урчание и шум падающих камней.

Картина пятая

СКОЛЬКО ВЕРЕВОЧКЕ НЕ ВИТЬСЯ...

Глухой уголок леса. Поляна с крутым пригорком. На

пригорке стоят три фотоаппарата на треногах. В стороне

маленькая полуразвалившаяся охотничья избушка. Возле неё

стоит мотоцикл с коляской. Слышны отдалённые раскаты

грома уходящей грозы. И под эти раскаты звучит песня:

...Я от души могу сказать:

Мне на потомков наплевать!

Всё пусть нам достанется,

А им, а им, а им, а им

Пусть ни лисиц,

Пусть им ни птиц

В лесу пусть не останется!

Пусть всё бурьяном порастёт,

Пусть пересохнут реки!

А звери все наперечёт

Исчезнут пусть навеки!..

Из окна избушки высовывается голова второго дяди Васи.

Он осматривается по сторонам, крутит головой и

принюхивается к чему-то. Голос третьего дяди Васи: "Ну,

что? Прошла гроза?.."

Дядя Вася второй. Прошла...

Он скрывается в окне. Через некоторое время выходит из

избушки. За ним появляются дядя Вася третий и дядя Вася

первый.

А тебе, старшой, как удалось от своего шпика избавиться?

Дядя Вася первый. "Как, как"... Через подземный лаз. Весь домишко обложил соглядатаями, стервец. И где он столько пацанов набрал?..

Дядя Вася второй. Бежать надо было сразу же после всего этого... Я говорил.

Дядя Вася первый. Как же! Так тебе сразу и бежать!.. В том-то и беда: и оставаться здесь нельзя было, а бежать было ещё опасней... Сбежишь, сразу схватятся в милиции: почему срочно уехали, кто уехал да куда?

Дядя Вася третий. Теперь хочешь не хочешь надо хоть на край света отсюда... (Крестится.) Господи, прости нам все грехи наши.

Дядя Вася первый. И кто это из вас двоих придумал ребят этих в пещере завалить? (Грозно.) Говорите, кто?..

Браконьеры молчат.

Дядя Вася второй. Сашка привёл за собой. Вот тебе и свой...

Дядя Вася первый. А когда заваливали-то их, на что надеялись? Не найдут, что ли? Найдут ведь, найдут. Отощавших, полуживых, может, но найдут. А если их насмерть завалили, тогда что нам всем троим будет?.. Хотя почему троим? Двоим... Я ребят не заваливал... Вы вдвоём и отвечайте. И в Юркиного дядю я не стрелял! У меня отсутствие на месте преступления.

Дядя Вася третий. В дядю ты не стрелял - это верно. В дядю мы с братом стреляли, а ты в это время пьянствовал. Зато когда ты в Фигурина два года назад стрелял, тогда мы с братом пьянствовали, так что молчи, старшой, одной верёвкой мы повязаны, вместе и отвечать будем.

Дядя Вася первый. Дуры, в пещере-то вместе с ребятами документы убитого завалили. Найдут ребят - всё там перероют... Да и Сашка, по-моему, догадывается об чём-то.

Дядя Вася третий. Не найдут. Про пещеру никто не знает.

Дядя Вася второй. Может, и Сашку не стоило заваливать?

Дядя Вася первый. Сашку стоило. Сашка подлец. Предатель. И нашим и вашим он. С Сашкой я бы сам расправился. Из Москвы следователь новый приехал. Снова все дела перекапывать начал. Мною, говорят, особо интересовался: видите ли, отсутствие на месте преступления ему моё не понравилось.

Дядя Вася третий. Едем, что ли? Золотишко ещё надо откопать.

Дядя Вася второй (задумчиво). А может, не бежать вообще, может, вообще отсюда да прямо в милицию и в ножки... Прости, товарищ милиция, грешных рабов твоих... В убийстве, конечно, не признаваться, а в остальных делах повинимся.

Дядя Вася первый (второму). Молчи, щенок трусливый! Слушайся старшого!.. Кто у нас старшой? Я у нас старшой!

Дядя Вася второй. Подумаешь, на пять минут раньше родился, так уж и старшой... А если уж на пять минут позже, так уж и щенок?!

Дядя Вася третий. А может, брательник и прав, может, и впрямь повиниться: зверей, мол, били, а человека не убивали. Чего не было, того не было... Доказательств всё равно нет...

Дядя Вася первый. Молчи, паскуда!

Дядя Вася третий. На десять минут позже родился, так уж и паскуда?! На всю жизнь же в тюрьму не упекут.

Дядя Вася первый молча идёт по тропинке на пригорок.

Дядя Вася третий. А найдут документы, скажем: испугались - зарыли. А стреляли не по охоте. Скажем, за корягу кто-то из нас зацепился, упал ружьё и выстрелило... На охоте и не такие случаи бывали.

Дядя Вася второй. Один, значит, зацепился, и двустволка у него выстрелила... Три раза одна двустволка стрельнула?.. А кто это один из нас двоих зацепился? Я, что ли?.. Я, что ли, буду нашу вину на себя брать?.. (Дяде Васе третьему.) Или ты возьмёшь?!

Дядя Вася третий молчит.

Дядя Вася первый. Уходить надо, уходить. Всё равно в этих местах заповедник будут объявлять!.. Сумеем разбежаться в разные стороны - ничего не будет. Вы двое в разные города под чужими фамилиями, как и было. Я пока остаюсь, я во время убийства в городе был. Свидетели есть. Потом, как шумиха кончится, к вам приеду. Ребят сам откопаю и спасу... если живы... Документы выкопаю и уничтожу. Про вас что скажут ребята, скажу, мало ли похожих людей на земле, может, кто нарочно маскируется под меня. Подлецов на свете много... Ведь всё уже затихло. Думал, пронесло... Теперь этот новый следователь из Москвы... (Разозлясь, пинает треноги фотоаппаратов, поднимает двухлейку и бьёт её о землю, поёт хриплым голосом). А я и Коля, мой дружок, с утра бежим в фотокружок! Тьфу ты, какую срамоту петь заставили, чисто какого клоуна в цирке!

В это время невдалеке застрекотал вертолёт. Судя по шуму

мотора, он сделал круг и удалился.

Дядя Вася второй. Раньше сверху только бог всё видел, а теперь этот вертолёт проклятый всё сверху узрит. Срамота!..

Дядя Вася первый. Победокурили мы здесь в красоте такой. Били, били, капканы ставили, динамитом рыбу взрывали, да так всё и не перебили, не переловили, не съели всё!.. Другим оставили. Ну ладно, присядем на дорожку, по русскому обычаю...

Где-то вдали снова слышится стрекот вертолёта.

Дядя Вася второй. Вот эту бы птичку на прощанье бы сбить!..

Дядя Вася третий (озабоченно). Уж не ребятишек ли ищут?..

Слышен треск кустарника, медвежье фырканье и урчание.

Дядя Вася второй. Никак, медведь!

Все насторожились и повернули головы в сторону

охотничьей избушки. Из-за избушки появляется медвежонок

Гоша. Не замечая браконьеров, Гоша заглядывает в окно

избушки.

Дядя Вася первый (тихо). Никак, беду учуял?.. Ребят ищет...

Дядя Вася третий (тихо). И двустволка в избе.

Все трое достают из карманов охотничьи ножи.

Дядя Вася первый (поднимает с земли упавший фотоаппарат двухлейку и устанавливает его на треноге. Ласково). Здравствуй, Гошечка, здравствуй, голубчик! Добро пожаловать в наше лесное фотоателье, в нашу таёжную пятиминутку... (Тихо.) Пять минут тебе жить осталось...

Дядя Вася второй. Давай мы тебя, Гоша, сейчас и в лицо и в профиль лица твоего...

Гоша (урчит). Так ведь так только бандитов снимают... таких, как вы, например...

Дядя Вася третий. Чего он сказанул?

Дядя Вася первый. Чего-то вроде того, что в лицо и в профиль только таких бандитов снимают, как мы.

Дядя Вася второй. Грубая зверюга, чего от неё и ожидать, а ещё в цирке учился, в живом уголке учение проходил, а научился чему?

Дядя Вася первый. А кузькину мать тебе в цирке показывали?

Гоша (рычит, но так, что можно разобрать). Кууузькинуууу мать мне не показывали...

Дядя Вася первый (вытянув вперёд руку с ножом и подняв с земли здоровенный сук). На том свете ты её увидишь, Гоша... (Приближается к медведю.)

Медведь пятится и наталкивается на мотоцикл.

Увидишь, привет передавай...

Неожиданно Гоша заводит мотоцикл и вскакивает в седло.

Прибавив газу, он скрывается в лесу за деревьями.

Растерявшиеся от неожиданности браконьеры, ошалело

переглядываясь, забегают в избушку и тут же возвращаются

на поляну с ружьями, прислушиваются к рёву мотоцикла, а

звук его уже доносится с противоположной стороны тайги.

Дядя Вася первый машет братьям рукой: мол, туда бежим.

Вдалеке над лесом затрещал вертолёт.

(Задрав на бегу голову.) Тьфу! Саранча милицейская...

Дядя Вася третий. Лучше бы этого проклятого Гошку ножом, чтоб без лишнего шума.

Дядя Вася второй. Осторожно, братаны. Здесь капканов и силков тьма-тьмущая.

Дядя Вася первый. Сейчас я его с первого выстрела...

Звук мотоцикла разносится по лесу, мечутся по поляне

браконьеры. То и дело прицеливаются, нажимают на курки,

но вместо громких выстрелов в двустволках словно

кузнечики стрекочут.

Тьфу ты, пистоны отсырели, что ли?! (Перезаряжает ружьё.)

Браконьеры целятся. Нажимают курки, извлекая из

двустволок одно цоканье, мечутся по поляне.

(В сердцах.) Дразнится, гад!.. Вон он!.. Палки ему в колёса бросайте, палки!..

Звук мотоцикла внезапно обрывается.

Дядя Вася второй. Кажись, на дерево налетел?! Сейчас мы его ножами...

Неожиданно на пути браконьеров вырастают запыхавшиеся

Коля, Нина и Саша. Вид у них у всех воинственный. Лица в

кровоподтёках и царапинах, видно, успели побывать они,

кроме пещеры, и ещё в какой-то переделке. Коля хромает,

у Саши перевязана рука. Трое стариков отступают от ребят

и в нерешительности останавливаются.

Дядя Вася первый (крестясь). Свят, свят, свят...

Дядя Вася второй. Господи помилуй!

Дядя Вася третий. Чур, меня, чур!

Хотят пуститься в бегство, но Колин голос заставляет их

замереть.

Коля. Стой, ни с места! Не шевелиться! (Кричит в сторону леса.) Гошка, скрывайся скорее в тайге!

Дядя Вася первый (растерянно). И вы... вы тоже... того... не шевелитесь...

Дядя Вася второй. Вы тоже... Стой!.. Ни с места, а то мы тоже стрелять будем!..

Нина (удивлённо). Ещё один дядя Вася?! Ну, теперь, кажется, старики-близнецы в сборе.

Трое браконьеров быстро прячутся, кто за пень, кто за

дерево, кто за камень. То же самое делают Коля, Нина и

Саша. Ружья у всех на изготовку. Все шестеро держат друг

друга на прицеле. Некоторое время все молчат.

Дядя Вася второй. А как же вам самим удалось вызволяться из пещеры?

Нина. А дождевые черви помогли.

Коля. Они тоже на нашей стороне!

Дядя Вася первый (миролюбиво после паузы). А что, ребятишки, закурить-то нам можно? А то, может, скоро и курить будет как загрязнение среды?

Коля. Закурить можно... пока вас не арестовали.

Дядя Вася первый (закуривает). А за что же, ребятки вы мои хорошие, арестовывать-то нас? Что мы кому плохого сделали?..

Дядя Вася второй. Если вы насчёт пещеры, так ведь она сама обвалилась. А мы в город за помощью... чтобы вас спасти... в город вот спешим...

Саша. Что-то больно медленно вы в город спешите!

Дядя Вася второй. Молчи, предатель!

Дядя Вася первый. Так ведь Гошка, злодей, мотоцикл украл... Ваш, между прочим, ученик... Хорошим делам вы его научили - мотоциклы красть... Вот кого под суд надо отдать.

Дядя Вася второй. И у вас ружья вроде бы чужие. Может, ещё чего прикарманили?.. Говорите уж...

Дядя Вася первый. По-хорошему говорите...

Дядя Вася третий. А то обыщем... и отнимем...

Нина. Уж если мы и нашли убийц Юриного дяди, и из пещеры без посторонней помощи выбрались, и в бегство двух диких медведей обратили, то с вами как-нибудь справимся!..

Коля. И не пробуйте сопротивляться!

Дядя Вася первый. А почему бы и не попробовать... Ружья в пещере были закопаны, а патронов там не было...

Саша. А если я патроны в пещере тайком от вас закопал?

Браконьеры переглянулись и задумались.

Дядя Вася первый. Молчи, гадёныш! И нашим и вашим угодить хочешь? На тебя у меня в стволе особый патрон.

Саша (ребятам). Не бойтесь их, ребята, у них патроны проявителем заряжены! Я им всем собственноручно во всю партию патронов проявителя вместо дроби насыпал. (Смеётся.) Поэтому они и Гошку уложить не смогли.

Браконьеры снова переглянулись, а старшой даже затылок

почесал.

Дядя Вася первый. А у вас патроны и проявителем не заряжены!.. И ножей у вас нет, а у нас охотничьи ножи на вас наточены... (Сообщникам.) Кажи ножи...

Второй и третий дяди Васи вытаскивают ножи и поднимают

их над головами.

Коля. Не пугайте! Не на таких напали.

Нина. И зубы нам не заговаривайте!

Дядя Вася первый. Придётся, кажется, проучить несмышлёнышей... (Братьям.) За мной!

Первый дядя Вася переваливается через дерево и ползёт,

посверкивая лезвием ножа, к ребятам. За ним ползут

второй и третий дяди Васи.

Коля (грозно). Стой! Стрелять буду! Раз-два-три!.. (Поднимает ствол ружья в небо.)

Старики в нерешительности останавливаются.

Дядя Вася первый. А вдруг стрельнёт? Он снайпер. Метко в цирке стрелял... Я сам видел...

Нина (тихо, Коле). А вдруг не выстрелит?..

Коля. За справедливое дело выстрелит. (Нажимает курок. Раздаётся неожиданный выстрел, неожиданный для всех, кроме Коли.)

Коля (торжественно). За справедливое дело и незаряженное ружьё раз в год стреляет...

Стреляет ружьё и у Нины, и у Саши.

Браконьеры поспешно уползают обратно за укрытие. Вдалеке

раздаётся стрекот вертолёта.

Нина. Вот сейчас вам будет!..

Дядя Вася второй. Это за что же?

Нина. А за то, что вы Юриного дядю убили. У нас документы есть... Мы их в пещере из земли выкопали.

Дядя Вася первый (тихо). Вот этого я и боялся... Завалили, называется... Дело завалили. А эти следопыты проклятые раскопали документы убитого. Крышка нам теперь.

Дядя Вася третий. Сашка выдал. Факт, Сашка.

Дядя Вася второй. Кончать теперь надо с ними...

Дядя Вася третий. Теперь ничего другого уж и не поделаешь! Надо кончать...

Где-то продолжает стрекотать и тарахтеть вертолёт.

Дядя Вася первый (задирает голову). Темно. Может, и не разглядит в сумерках-то?..

Быстро начинает темнеть.

Саша. Если до вечера нам не придут на помощь, они с нами расправятся им теперь всё равно.

Дядя Вася первый (кричит). Эй, фотографы! Вы нам документы, мы вам золотишко... У нас много золота есть.

Коля. Мы сами чистое золото, нас так Егорыч называет: "Вы, говорит, не ребята, а чистое золото".

Дядя Вася второй. Продать не хотите, задаром возьмём.

Вертолёт пролетает над головами. Ребята кричат, но их не

слышно.

Дядя Вася первый (торопливо). Сейчас... как раздвадцативосьмеримся, да как окружим вас со всех сторон... Двадцати восьми патронов-то против нас у вас нет?..

Расползаются в разные стороны, стараясь окружить ребят.

Коля. Двадцати восьми патронов у нас нет. Чего нет того нет. А что есть... (стреляет патроном-ракетой в воздух) то есть!.. За справедливое дело и незаряженное ружьё сколько надо стреляет! И патронами и ракетами...

Дядя Вася первый. Всё, теперь либо мы их, либо они нас... Кончай скорей!..

Коля. Занимай круговую оборону... (Ещё раз стреляет в воздух патроном-ракетой.)

Вертолёт возвращается.

Браконьеры ползут с разных сторон на ребят. На помощь

Нине бросается неожиданно выбежавший, хромая, из леса

медвежонок Гоша. Подняв в воздух лапами второго дядю

Васю, он бросает его в первого дядю Васю. В это же время

с вертолёта соскальзывают Сергей Петрович, Егорыч и Юра

по верёвке на помощь ребятам. Браконьеры в панике

разбегаются в разные стороны, но первый из них

проваливается в яму для медведя, второй попадает ногой в

капкан, а третий запутывается в сетке. Юра обнимает

Колю. Потом Нину.

Нина (Сергею Петровичу). Сергей Петрович, разрешите доложить вам, что во вверенном нам медвежьем углу лесного массива всё в порядке: деревья растут, птицы поют, ручьи журчат, речки и озёра очищаются.

Сергей Петрович (смеётся). А как с браконьерами?

Коля. А браконьеров, отец, стало ровно на три... чуть было не сказал "человека", а браконьеров на три преступника стало меньше!.. Одним словом, воздух в лесу ровно на трёх браконьеров стал чище! Очищение загрязнённой среды продолжается!..

Сергей Петрович (сидящему в яме дяде Васе первому). Вот видишь, рыл яму для других, а сам в неё попал!

Нина. Это они убили Юриного дядю. Вот доказательства, правда, пока неразборчивые.

Сергей Петрович (рассматривает бумаги). Молодцы, ребята! Только нам всё уже точно известно. Свидетеля одного удалось разыскать, да ещё кто-то из этих трёх дядей вчера следователю покаянное письмо подбросил. Понял, видно, что на этот раз не выкрутиться, и во всех преступлениях признался... А это (прячет документы) тоже следствию поможет. Спасибо, Нина.

Нина. Это всё Саша... Но с ним у нас ещё разговор особый...

Коля. И Гоша тоже молодец! Гошка!

Нина. Высшую школу верховой езды на мотоцикле показал.

Гоша (урчит). На радостях на дерево налетел! Это надо же!.. И без памяти свалился... еле в себя пришёл.

Сергей Петрович. На радостях, Гоша, это можно!

Гоша (заглядывая в яму, начинает смеяться, хватаясь за живот). Обхохотаться можно!.. Ой, браконьер в медвежьей ловушке!

Коля (дяде Васе первому). Ну что, браконьер, попался в свою сетку? Браконьер в авоське! Смехота!..

Дядя Вася первый. Ваше счастье, что Сашка-предатель патроны проявителем все зарядил!

Сергей Петрович. Браконьеры, ребята, они не только истребляют зверей, они и в людях стараются истребить доброту, честность. Вот и Сашу они пытались приобщить к своему чёрному делу...

Саша. Я, Сергей Петрович, к ним, как в капкан, попался. Я то всё хотел рассказать, то боялся... Старшой грозился убить... Вот... я ещё вот... Я карту перерисовал. Золото они нашли, а хранят в тайге. Вот (достаёт из кармана листок бумаги и передаёт его Сергею Петровичу).

Сергей Петрович. Спасибо, Саша! За находку золота, как известно, полагается премия. А премию мы с вами используем на благоустройство заповедника, которым уже объявлен весь наш медвежий угол!

Все кричат: "Урра! Урра! Урра!"

Дядя Вася третий (с ноги которого Коля снимает капкан, незаметно вытаскивает из кармана куртки связку динамитных шашек, поджигает шнур и бросает, словно гранату, на середину поляны). Эх, пропадать, так всем! Сразу!

Егорыч. Ложись!!!

Все падают на траву. Сергей Петрович и Егорыч закрывают

своими телами ребят. Проходит томительная пауза, но

взрыва не последовало. Через две-три минуты раздаётся

смех Саши.

Саша. Ой, я со страху забыл, что я на всякий случай во все динамитные шашки тоже проявителя насыпал!..

Все один за другим поднимают головы и... весёлый смех

оглушает лесную тишину.

Дядя Вася первый. И здесь промашка вышла...

Егорыч (браконьерам). Ну, пошли. Спета ваша песенка! (Уводит браконьеров со сцены.)

Нина. А наша только начинается!

Звучит весёлая музыка. И вся поляна заполняется

действующими лицами этой истории. И цирковой Лось

появляется. И зайцы, и лисицы, и Волк и Медведь.

Продолжает звучать музыка. А на поляне: кто водружает

столб с надписью: "ЗАПОВЕДНИК "МЕДВЕЖИЙ УГОЛ"! Кто

танцует! Кто фотографирует! И все весело поют:

А у нас на земле одна забота:

Нам не надо на земле вообще охоты!

Чтоб выстрел прозвучал скорей последний бы

И земля бы стала вся бы заповедником!

И пусть слова все эти

Звучат на всей планете,

Пусть взрослые и дети

Слова запомнят эти:

Коля, Нина и Юра (вместе).

Вы нам поверьте и проверьте,

Мы с детства с лесом дружим,

И потому, поверьте, мы

За фото за оружие!

Пусть дождик льёт,

Пусть вьёт снежок,

С утра бежим в фотокружок!

И всем кружком в ближайший лес

С фоторужьём наперевес.

Снимать речные пляжи

Иль зимние пейзажи,

Снимать и зайцев, и лисиц,

Ужей, лосей и певчих птиц!..

Одним словом, ура! И да здравствует жизнь! Земля! Природа! Человек!