Незабываемые дни

Чтобы избежать домогательств своего начальника, Кристи вынуждена бросить работу и уехать из Лондона к родителям, в маленький городок на границе с Шотландией.

Здесь она встречает Доминика Сэвиджа, который когда-то отверг ее любовь.

Как теперь сложатся их отношения?..

Пролог

Доминик вернулся! Кристи Марсден остановилась, словно налетев на стенку, все еще не в силах переварить эту новость.

Отец считает, что Доминик питал к ней слабость. Но только один Бог знает, сколько ей пришлось выстрадать из-за необузданной свирепости этого человека.

Всего лишь несколько его слов разрушили мир ее фантазий, беспощадно расправившись с первым чувством девочки-подростка. Кристи никогда не забыть той боли и стыда, что она тогда испытала.

Конечно, она сама была виновата. Нужно было преклоняться перед Домиником на расстоянии, как зеницу ока лелея давным-давно сложившиеся между ними приятельские отношения. Их родители дружили, и, несмотря на то что Доминик был на восемь лет старше Кристи, они с ранних лет постоянно были вместе.

И нет ничего удивительного в том, что, когда девушке стукнуло шестнадцать, она влюбилась в своего приятеля. Доминик тогда жил с родителями в доме при больнице и уже работал младшим врачом в Олнвике. Наверное, Кристи следовало радоваться тому, что она имеет возможность видеться с ним, вздыхать о нем. Но у нее были школьные подруги…

1

Открыв двери кухни, Кристи вышла в сад. В воздухе пахло свежевыпавшим снегом. Она сделала медленный и глубокий вдох, вбирая в себя бодрящий запах, и обвела взглядом свинцовое зимнее небо.

Дым от костра, разведенного отцом, тонкими кольцами уходил к горизонту и дальше сливался с серыми облаками. За садом раскинулись поля, а за ними – лесистые холмы, убеленные первым снегом. Этот тихий мир под холодным январским небом был до боли знакомым и близким. Первые семнадцать лет жизни Кристи провела среди этих холмов и лишь последующие восемь – вдали от них, в большом шумном городе, изредка и урывками навещая родные места.

Девушка добрела до конца сада и остановилась, наблюдая, как отец бросает обрубленные ветки, палую листву и прочий мусор в костер. Пол Марсден был в стареньком твидовом костюме, знакомом Кристи с детства. За два десятка лет плотная ткань поизносилась и вытерлась, но пиджак сидел на отце так же безукоризненно, как и раньше. Пол обернулся и при виде дочери радостно улыбнулся. Кристи была его единственным ребенком, его счастьем и гордостью.

– Стол накрыт, добро пожаловать на ланч! – сказала она.

– Хорошо, я как раз проголодался. Сейчас затушу огонь и приду.