Наследник олигарха

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава 4

 

Утром Плавник прислал за ними свой автомобиль. Дима уселся в «Мерседес» и сразу спросил, можно ли здесь курить. Водитель извинился и сказал, что его хозяин обычно не курит. Дима разочарованно хмыкнул.

В офисе Плавника их уже ждали французские адвокаты. На этот раз молодая женщина, которая принимала их на первом этаже, была сама любезность. В этот день она была в другом костюме, серого цвета. Юбка была чуть выше колен. Сегодня она даже представилась.

– Меня зовут Тамара, – сказала она Ринату, – я помощница Иосифа Борисовича.

– Очень приятно. – Ринат подумал, что ему действительно стоит переодеться. Заехать куда-нибудь и купить более приличный костюм, обувь, рубашку, галстук, даже плащ. Но это можно будет сделать потом.

В кабинете Плавника ждали французы с новой кучей бумаг. Пришлось заново все читать и подписывать. Все документы были на двух языках. Русском и французском. Ринат в который раз подумал, что ему понадобится собственный адвокат. Или юридический советник. Дима от нечего делать разглядывал кабинет адвоката, подмигивал его симпатичной секретарше, пил кофе с коньяком. К трем часам они наконец закончили.

– Я прикреплю к вам своего сотрудника, – предложил Плавник, – чтобы вам могли показать квартиру и дачу на Рублевке. Ключи вам передадут. В квартире все нормально, туда можно переехать уже сейчас, а на даче какие-то проблемы. Но вам все расскажут. И завтра у нас будет совместный ужин в «Национале». Ровно в семь часов вечера. Мы будем вас ждать… У нас будет полуделовой ужин, мы собираемся пригласить на него двух ваших партнеров, которые совместно с Глущенко владели акциями некоторых предприятий на Украине.

– Я обязательно приеду, – пообещал Ринат. – Что-нибудь еще?

– Ваша чековая книжка, – передал ему большой пакет Плавник, – здесь и номер вашего счета в местном отделении швейцарского банка. Пока только на три миллиона долларов. Остальными деньгами вы сможете воспользоваться во Франции. Или мы переведем их сюда. Как вам будет удобно.

– Спасибо.

– И еще, – добавил адвокат, – вам нужен телохранитель. Или какой-нибудь охранник. Даже лучше, если их будет несколько человек. Поймите нас правильно. Вы наследник огромного состояния, и мы пока точно не знаем, почему убили вашего дядю и его семью. Французские власти установили, что в вертолет, который прилетел на виллу Владимира Глущенко, кто-то заложил бомбу. Погибли все. Он сам, его супруга, сын, начальник его охраны и пилот. И пока не будут найдены убийцы, некоторая гипотетическая опасность сохраняется и по отношению к вам. Я не хочу вас пугать, но телохранители вам нужны.

– Откуда я их возьму? – удивился Ринат. – У меня есть Дима…

– Этого явно недостаточно, – улыбнулся Плавник. – Если хотите, мы все уладим. Есть специальная компания, созданная вашим дядей, которая как раз и занималась этими вопросами. Мы позвоним в службу безопасности и попросим выделить нескольких проверенных сотрудников. Я думаю, для начала двоих будет достаточно. У вас есть автомобиль?

– Нет. – Он посмотрел на Диму.

– У нас есть машина, – быстро сообщил Дима.

– Прекрасно. Значит, теперь они будут вас возить. И все время находиться рядом с вами. Завтра утром они приедут к вам на квартиру.

– На какую квартиру? – не понял Ринат.

– Я же вам говорил. Вам сейчас покажут бывшую квартиру вашего родственника, где вы можете пока проживать. Ключи вам передаст наш сотрудник. Подчеркиваю, что вы будете жить там исключительно как племянник хозяина квартиры. А когда все будет переоформлено, вы сможете поселиться там как владелец квартиры. И так же в остальных местах.

– Не понимаю разницы.

– Если вы владелец квартиры, то вы можете ее сдать, продать, подарить. А если живете в качестве родственника, то можете только оставаться в квартире и ничего не продавать из дома.

– Я не собираюсь ничего продавать, – сразу сказал Ринат, – и вообще я с большим трудом слежу за вашими рассуждениями. Делайте, что считаете нужным. Когда я могу туда поехать?

– Прямо сейчас. Вас отвезет Тамара. У нее есть ключи, и она уже успела там побывать. Поедете с моим водителем.

– Хорошо. – Он устал от этих бесед и адвокатов.

– Потом они повезут вас на дачу вашего дяди. Там сейчас никого нет. И мебели нет. Очевидно, он собирался ее продать или переделать. Но не успел…

– Понятно.

– А завтра мы ждем вас в «Национале». До свидания, господин Шарипов.

Он пожал руки адвокатам, устало кивая им на прощание. Внизу Тамара уже ждала их, успев надеть длинный серый плащ. Очевидно, верхнюю одежду она покупала по принципу совместимости с костюмами. Судя по всему, Плавник хорошо платил ей.

Тамара села рядом с Ринатом на заднем сиденье, и Диме пришлось разместиться на переднем. Водитель мягко тронул машину.

– Это новый дом в элитном районе с видом на Москву-реку. – От Тамары пахло чем-то необыкновенным. – Квартира имеет два уровня, восемь комнат, четыре санузла, джакузи, большую кухню. Она была куплена четыре года назад. Судя по всему, сам хозяин квартиры и его семья там почти не появлялись. Личных вещей не нашли, только какие-то сувениры. В квартире обнаружены четыре картины, стоимость каждой превышает сто тысяч долларов. Очевидно, они были куплены для украшения квартиры.

– Сколько стоила сама квартира? – поинтересовался с переднего сиденья Дима.

– Недорого для квартир такого уровня. Она была куплена еще на стадии постройки, поэтому и обошлась ему сравнительно дешево. Всего полтора миллиона долларов.

– Пустячок, – согласился Дима, поворачивая голову.

– А сколько она стоит сейчас? – спросил Ринат.

– Около четырех, – деловито ответила Тамара. – Хотя с учетом ценностей в доме сумма может дойти до пяти миллионов.

– Это совсем приятно, – снова не удержался Дима. – Целых восемь комнат.

– Да, – кивнула Тамара, не обращая внимания на его сарказм, – и дача на Рублевке. Сейчас там каждая сотка стоит от пятидесяти до ста тысяч долларов. Каждая сотка, – с ударением подчеркнула она. – Рядом ваши соседи, которых вы наверняка видели по телевизору. Или хотя бы про них слышали. С правой стороны от дачи поместье нынешнего вице-премьера правительства, с левой стороны – руководителя крупной нефтяной компании. У каждого примерно по тридцать соток.

– Или три миллиона долларов? – свистнул Дима. – Ничего себе дачи.

– Некоторые дачи расположены на территориях более чем в один гектар, – хищно улыбнулась Тамара, – а некоторые стоят до пятидесяти миллионов долларов. Вы журналисты и должны знать цены в Москве.

– Нам просто о них не говорили, – нашелся Ринат. Он вспомнил о своей чековой книжке. – Подождите, – попросил он, – прежде чем мы туда поедем, может, мы заедем куда-нибудь и обновим мой гардероб?

– Конечно, – сразу согласилась Тамара, – я хотела вам подсказать. Куда вы хотите заехать?

– В какой-нибудь универсальный магазин.

Тамара снова улыбнулась. Ей нравился этот наивный молодой человек, который вдруг стал обладателем неслыханного состояния.

– Степан, поедем в Петровский пассаж, – предложила она водителю. – Там вы сможете выбрать себе все, что захотите, – добавила она, обращаясь к Ринату, – от обуви до пальто.

– Говорят, там невероятные цены, – заметил Ринат.

– Какие цены могут быть высокими для такого человека, как вы, – пожала плечами Тамара. – Вы имеете право выбирать себе самое лучшее!

Их «Мерседес» подъехал к пассажу со стороны Неглинки. Тамара вышла из автомобиля и первой вошла в здание. Было заметно, что походы в такие магазины доставляют ей удовольствие. На одной из витрин они прочли предупреждение о том, что мужские костюмы, продаваемые здесь, стоят от трех до пяти тысяч долларов, и любопытных посетителей просят не входить, если они не располагают подобными деньгами. Дима изумленно оглянулся. Про такие объявления он даже не слышал.

Тамара быстро отобрала для Рината два костюма, несколько рубашек, пять превосходных галстуков.

– Надо выбрать и для Димы, – решительно сказал Ринат.

Она пожала плечами. Нужно привыкать к чудачествам миллиардеров. Для Димы с трудом нашли костюм по его фигуре. Да и тот следовало немного перешить. Зато цветные рубашки ему очень понравились. А когда он примерил кожаную куртку, о которой давно мечтал, то стиснул Рината в объятиях. Затем они прошли в обувной магазин, и Диме пришлось расстаться со своими ботинками. Здесь Тамара отобрала сразу пять пар обуви, три для Рината и две пары для Димы. Она купила носки, кремы, даже рожок и пару тапочек.

– Ты знаешь, сколько здесь стоят тапочки? – вдруг спросил Дима у своего друга.

– Долларов двадцать или тридцать? – ответил Ринат. – Это дорогой магазин.

– Сто восемьдесят девять, – ответил Дима. – Здесь можно разориться.

– Не нужно покупать эти дурацкие тапочки, – разозлился Ринат, но Тамара уже попросила выбить чек.

– Здесь есть бар, и мы можем немного отдохнуть и закусить, – сообщила Тамара, – а пока нам нужно оплатить покупки в обоих магазинах. Я договорилась, и они принимают чек.

– Мы, наверное, отоварились на несколько тысяч долларов, – растерянно произнес Ринат.

– Да, – радостно кивнула Тамара, – на тридцать восемь тысяч долларов. Они все пытаются вычислить, кто вы такой? Известный шоумен, бандит или нефтяной барон?

– Господи, – прислонился к стене Ринат, – что вы сказали? Верните к чертовой матери все покупки. Я не могу тратить столько денег за один раз. Это невозможно…

– Привыкайте, – посоветовала Тамара, – это только начало. Впереди у вас покупки машин, яхт, бриллиантов и даже понравившихся вам женщин. Идемте в бар, Ринат, и не стойте у стены, на нас обращают внимание. Выпишите два чека. А ребята отнесут все в машину.

Они прошли в бар, и она заказала им три стакана свежевыжатого апельсинового сока. Молодой человек быстро выполнил заказ и положил чек на столик.

– Почти полторы тысячи рублей, – чуть не вскрикнул Ринат, – что это такое? Это сок из апельсинов или из другого фрукта?

– Стакан свежевыжатого сока здесь стоит двенадцать или пятнадцать долларов, – пояснила Тамара. – В хороших ресторанах стакан свежевыжатого сока тоже стоит пятнадцать долларов. Нормальная цена.

– За целый обед, – зло сказал Ринат. – Ненавижу всех миллионеров. Как можно пить сок за такие деньги? В любом магазине можно купить сок за полтора доллара. Целый литр или два.

– Это все химия, – снисходительно пояснила Тамара, – сок из пищевых концентратов, из порошка. А здесь совсем другое качество. Это нормально. За хорошее качество нужно платить.

– А обед здесь будет стоить тысячу долларов? – окончательно разозлился Ринат. – Мне говорили, что в Москве есть подобные цены и заведения, но это уже вне всякой логики.

– Иногда обед обходится в пять или шесть раз дороже. – Тамаре явно нравилось говорить о подобных вещах. Это ее возбуждало и доставляло ей удовольствие. – Если вы не просто обедаете, а заказываете к обеду бутылку хорошего французского вина. Оно может стоит несколько тысяч долларов.

– Надеюсь, что мы не будем здесь обедать, – мрачно предположил Ринат, – иначе я проем свой миллиард за несколько лет.

– Это невозможно, – возразила Тамара, – но некоторым нравится так обедать. Рассказывают, что многие чиновники из правительства любят подобные походы в ресторан. И все считают это нормальным.

– За них, наверное, платят их посетители. – Ринат посмотрел на часы. – Давайте закажем какое-нибудь блюдо, но сначала посмотрите, сколько оно стоит. Если эти устрицы или крабы готовила сама английская королева, собственноручно отбирая их для этого бара, то мне они не нужны. Или здесь нет нормальной еды?

– Сейчас закажу.

Тамара искренне не понимала, почему он так нервничает. С его миллионами можно не думать о деньгах до конца жизни. Вчера, когда он уехал, Иосиф Борисович вышел в приемную и немного растерянно сказал, что «дуракам всегда везет», имея в виду этого полутатарина-полуукраинца, рано потерявшего отца, оставшегося без матери совсем молодым, успевшего развестить, нигде не работавшего и с трудом сводившего концы с концами. В этом была какая-то чудовищная несправедливость: деньги получал человек, который менее всего о них мечтал, даже не осознавая, какая неслыханная удача ему выпала.

Тамара с удовольствием подумала, с каким мастерством потратила бы деньги этого типа. Кажется, она ему нравится. Нужно воспользоваться моментом и стать очень полезной этому молодому человеку. Ему необязательно знать, что у нее было два мужа, есть десятилетний сын и она получает у Плавника не только зарплату, но и надбавку за «особое обслуживание». Всем было известно, что Иосиф Борисович не любит уголовных дел, предпочитая не связываться с бандитами. Он вел в основном гражданские дела, представлял интересы крупных банков. Когда нужно было произвести впечатление на приехавших иностранных гостей или очаровать богатого провинциала из Сибири, в дело вступала Тамара. После знакомства с ней все контракты подписывались и все договора заключались в нужный срок. Секрет ее обольщения был прост, она знала, какой именно секс предпочитают мужчины, часто боявшиеся даже сказать об этом. Но пять или десять тысяч долларов в месяц были явно не теми деньгами, какими мог при желании одарить ее этот журналист. И поэтому она старалась изо всех сил.

Через час они уже подъезжали к внушительному зданию, выстроенному известной московской строительной компанией прямо на берегу реки. Всем было известно, что эта компания получала особые подряды и особые участки в городе, возводя роскошные здания бизнес-класса, которые взвинчивали и без того невероятные цены на московскую недвижимость.

Пришлось долго объяснять охране, кто и зачем приехал в квартиру погибшего олигарха. Наконец их пропустили на восемнадцатый этаж, где находился вход в бывшую квартиру Владимира Глущенко. Ринат невольно испытывал смущение, словно должен был захватить чужую квартиру и подсмотреть чьи-то секреты.

Тамара открыла дверь, и они вошли в квартиру. Женщина взглянула на их ошалевшие лица и улыбнулась, довольная произведенным эффектом, словно это была ее собственная квартира. Громко стуча каблуками, она прошла дальше, показывая все невероятное пространство этой огромной квартиры, расположенной на двух этажах. Ринат и Дима, притихшие и немного испуганные, молча следовали за своим гидом. Их поразили двадцатиметровые ванные комнаты и зимний сад, выходивший своими окнами на реку. Из окон спален открывался изумительный вид на весь город. Во всех ванных комнатах лежали упакованные зубные щетки и неоткрытые тюбики с зубной пастой, словно в ожидании хозяев. В одном месте лежала даже детская зубная щетка. Увидев ее, Ринат нахмурился. Он помнил, что эта квартира и все деньги принадлежали трагически погибшей семье его родственников.

Кухня напоминала выставку достижений нового века. Некоторые приборы им были непонятны, но они не стали переспрашивать. В холодильнике ничего не было, но в специальной морозильной камере находились запасы минеральной воды и кока-колы. В кабинете Тамара показала им бар, в котором выстроились в ряд бутылки. Ни одна из них не была открыта, словно здесь был небольшой магазин, а не квартира, принадлежавшая некогда живому человеку и его семье.

Они вернулись в гостиную и расселись в глубоких кожаных креслах.

– Вот и все, – произнесла Тамара, сделав своебразный жест рукой, словно указывая на будущие владения Рината, – теперь вы можете здесь остаться и даже жить, пока все не оформят. Сейчас уже поздно, а завтра утром мы поедем на Рублевку. У вашего погибшего родственника был хороший вкус. Раз в неделю сюда приходит домработница, которая все убирает. Ей переводят деньги из компании, созданной вашим дядей, и она получает их автоматически каждый месяц. Ключи она берет внизу у дежурного консьержа и ему же сдает их, когда уходит. Безопасность квартиры обеспечивает охрана дома, которая также получает деньги автоматическим переводом из той же компании. Больше здесь никого не бывает.

Кто-то позвонил в дверь. Оба вздрогнули, словно в этот неурочный час здесь могла появиться домработница. Тамара поднялась и пошла к двери. Оказалось, это водитель поднял все пакеты и коробки в квартиру. Они сложили их в коридоре, и Тамара вернулась в гостиную. Она не хотела признаваться, что ее страшно раздражал Дима. Если бы не этот толстый увалень, на которого потратили столько денег и времени, она могла бы остаться наедине с Ринатом. И, возможно, ей удалось бы убедить его в необходимости иметь рядом нужного человека. Тем более в момент, когда он вступал в обладание подобным наследством. Но Ринат смотрел на нее так равнодушно, словно ей было лет пятьдесят. Это было обидно. Наивный мальчик не мог и мечтать о встрече с подобной женщиной. Ей было только тридцать два года, и разница между ними была в несколько лет, но Ринат казался ей совсем молодым человеком. Сказывалась разница в опыте человеческого общения. Ринат, будучи журналистом, еще не стал законченным циником, какой давно была сама Тамара.

– Мы уже сделали свое дело и теперь можем поехать домой. – Она все еще надеялась, что увезет Диму и вернется к богатому наследнику. Но этот толстый негодяй все испортил.

– Останемся вместе, – благодушно предложил он Ринату, и тот согласно кивнул.

Тамара с трудом сдержалась, чтобы не выругаться. В конце концов, она не может навязываться этому молодому кретину, если он сам ничего не хочет. Деньги не дают большого ума. Даже такие невероятные. Она со вздохом поднялась с дивана.

– Будьте благоразумны, – пожелала она им на прощание, – ничего не ломайте и не трогайте. Пока это всего лишь место, где вы можете появляться и жить.

– Мы будем жить здесь вдвоем, – гордо заявил Дима.

– Надеюсь, ваш друг захочет иногда оставаться один, – ядовито прошипела Тамара, проходя к входной двери.

Она вышла из квартиры, захлопнув за собой дверь. Друзья даже не подумали ее проводить. Уже в кабине лифта она взглянула на себя в зеркало. Все было в порядке.

– Плебеи, – гневно произнесла она, отворачиваясь от зеркала.