Наследник олигарха

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава 16

 

Утром раздавались звонки по всем телефонам. Одновременно звонили два городских и его сотовый. Но он принципиально не подходил к телефонам. Ночью он позвонил Анзору, попросил его отвезти домой певицу и больше не возвращаться. Анзор не стал ничего спрашивать. Он видел, как с интервалом в несколько минут из дома вышли Тамара и Света. Первая уехала на своей машине. Вторая села к Анзору и, по дороге позвонив своему продюсеру, устроила ему скандал. Она кричала, что он не имеет права разглашать детали ее личной жизни. Продюсер оправдывался, все время вспоминая какого-то Константина, который якобы хотел познакомить Свету с каким-то крупным меценатом.

Анзору было тридцать пять лет, и последние восемь он работал с клиентами в качестве личного телохранителя. Поэтому он не очень удивился поведению Светы и, ничего не уточняя, привез ее домой. Она вышла из машины, хлопнув дверцей и не поблагодарив водителя.

Ринат проснулся в мрачном настроении. Он прошел в ванную комнату, принял душ, долго и тщательно брился. Телефоны продолжали звонить. Он посмотрел на часы. Около десяти. Сегодня суббота, они все посходили с ума. Неужели им всем так нужен Ринат Шарипов? Он посмотрел на свой сотовый аппарат, который, казалось, взорвется от звонков. Нужно поменять телефон и сменить номер, в очередной раз подумал Ринат.

Он вышел из ванной и, войдя в спальню, сел на кровать. Огляделся. Что он здесь делает? Почему он должен вести такой непонятный образ жизни? Что с ним было за эти несколько дней? Он как будто постарел лет на пять или шесть. Неужели только в этом счастье обладания большими деньгами? Может, действительно ему лучше уехать отсюда?

Ринат начал медленно одеваться. Потом вспомнил про свой вчерашний разговор с Талгатом. Интересно, сумел ли тот найти кого-нибудь для расследования убийства его дяди? Он взял телефон и позвонил Тамаре. Она сразу ответила, словно ждала его звонка. Она уже знала, что через несколько минут после ее ухода он выставил эту певицу, и была счастлива. Тамара узнала обо всем от дежурных охранников, работавших в доме.

– Доброе утро, – приветливо начала она. – Где вы пропадаете? Иосиф Борисович с самого утра несколько раз звонил к вам домой по всем телефонам. Как вы спали?

– Благодаря вам не очень хорошо. Как вам удалось так быстро все выяснить?

– У меня есть свои каналы и свои источники информации, – загадочно ответила Тамара.

– Не сомневаюсь. Что хочет Иосиф Борисович?

– Нужно посмотреть несколько новых документов. И приедут французы. Они хотят срочно с вами переговорить. Завтра утром они летят в Париж и ждут нашего приезда.

– Для чего?

– Французские адвокаты настаивают на вашем присутствии в Париже. Там нужно подписать и просмотреть столько документов. Формально Глущенко был гражданином Франции. И вы еще должны посмотреть вашу виллу в Антибе. Если разрешите, я полечу вместе с вами.

– Только с одним условием. Вы не будете появляться в моей спальне. И не будете больше говорить мне гадости о моих гостях. Договорились?

– Вы недовольны, что я вам все рассказала?

– Мне было неприятно. Но я не сказал, что недоволен. Когда мы должны вылететь во Францию?

– В понедельник. Я заказала билеты. Шесть билетов первого класса.

– Почему шесть?

– Вы, я, Иосиф Борисович, двое ваших охранников и один резервный билет. Мы всегда так делали…

– А французские адвокаты?

– Они встретят нас там.

– Вчера ко мне подходил мой компаньон. Этот Гребеник. Он хочет со мной поговорить насчет моих акций. Я думаю, мне надо сегодня назначить с ним встречу.

– Вам нужно быть осторожнее, – посоветовала Тамара, – он очень скользкий тип. Имеет две судимости, хотя они сейчас погашены. Ничего ему не обещайте. Если хотите, я пойду с вами на встречу.

– Нет, это неудобно. Он хочет говорить именно со мной. Найдите лучше мне небольшой, но хороший диктофон, чтобы я мог записать нашу беседу.

– У нас есть такие, – ответила Тамара.

– И дайте мне номер Талгата.

– Он вас уже спрашивал. Я дала ему ваш мобильный. Он должен вам позвонить.

– Может, он уже звонил. Дайте мне его номер. И номер Гребеника.

Тамара продиктовала оба номера. Ринат набрал первый номер. Талгат сразу ответил.

– Вы нашли хорошего детектива? – спросил Ринат.

– Мы уже вчера нашли двоих, – сообщил Талгат, – один живет в Брюсселе и в Лондоне, другой в Баку и в Москве. Первого зовут Фредерик Миллер, он бельгиец, но часто работает в Великобритании. Считается одним из лучших частных детективов в Западной Европе. В нашей части света один из самых лучших детективов – Дронго.

– Кто? – не расслышал Ринат.

– Дронго. Это его кличка. Он любит, когда его так называют. Он восточный человек, но много лет провел на Западе. Сочетает западный рационализм с восточным иррационализмом. В Москве его многие знают.

– Мы будем вести расследование во Франции, и нам лучше иметь бельгийского специалиста, – решил Ринат. – Позвоните господину Миллеру и узнайте, может ли он в понедельник приехать в Париж? Я согласен на любой гонорар, лишь бы он нашел, кто и зачем убил моего дядю. И вашего брата, Талгат.

– Я ему позвоню.

– И еще. Я думаю, будет правильно, если вы тоже полетите с нами в Париж. У нас есть одно место для вас.

– Полечу, – решил Талгат.

– У меня к вам несколько вопросов. Сколько лет вы работали с Гогоберишвили?

– Два с половиной года.

– Как вы считаете, он был честным человеком?

Талгат молчал.

– Алло, вы меня слышите? – спросил Ринат.

– Да, слышу.

– Вы не ответили на мой вопрос.

– Я должен отвечать?

– Да. Я бы хотел услышать ваше мнение.

– Нет. Он не был честным человеком.

– Тогда последний вопрос. Он мог решиться убить моего родственника? Ведь в случае смерти Владимира Аркадьевича он получал колосальные дивиденды. Как вы полагаете?

– Он бы не решился. Он боялся вашего дядю. Очень боялся…

– Почему?

Талгат опять молчал.

– Если мы будем играть в молчанку, то я ничего не узнаю, – разозлился Ринат. – Почему вы считаете, что он боялся?

– У погибшего Владимира Аркадьевича были обширные связи, – сообщил Талгат, – в том числе и в криминальных кругах.

– Вы хотите сказать, что он был связан с мафией?

– Я такого не говорил. Но среди его знакомых были и представители мафии.

– Ясно. А ваш брат долго у него работал?

– Четыре года. Он меня и привел в «Астор».

– И последний вопрос. Вы знаете Гребеника, одного из компаньонов моего погибшего дяди?

– Конечно, знаю. Он мошенник и прохвост.

– Исчерпывающая характеристика, – усмехнулся Ринат. – А второй компаньон?

– Более солидный, но я его хуже знаю.

– Иначе говоря, в окружении моего дяди были нечистоплотные люди. Почему вы опять молчите, Талгат?

– Я не имею права так говорить. У меня слишком мало информации для этого. Обо всем знал только мой старший брат, но он погиб…

– Тамару вы давно знаете?

– Два года.

– Ваше мнение? Только искренне…

– Она способна прошибить стену. Очень напористая и уверенная в своих силах женщина.

– А ваш новый директор?

– Я думаю, она настоящий профессионал и порядочный человек.

– Спасибо. Вы дали мне информацию к размышлению, как в том популярном фильме. Я вам очень благодарен. Не забудьте, что мы поедем вместе. До свидания.

Ринат подумал, что ему нужно будет поговорить с Талгатом более подробно о каждом человеке, который его интересует. Если заказчик преступления был среди близких людей, то он вполне может решить нанести удар второй раз, чтобы убрать и наследника погибшего Глущенко.

Он позвонил Гребенику.

– Здравствуйте, Игнат Юрьевич, – сказал Ринат, услышав знакомый голос. – Где мы можем встретиться? Если хотите, я приеду в компанию «Астор». Или в адвокатское бюро Плавника? Я все равно сейчас поеду туда. У меня пока нет постоянного места в Москве…

– У Владимира Аркадьевича его тоже не было. Он считал, что в Москве достаточно иметь «Астор». А его кабинеты были в Киеве, Париже и Сыктывкаре.

– А почему в Сыктывкаре? – не понял Ринат.

– Он владел пакетом акций в местных нефтяных компаниях, – пояснил Гребеник, – но в прошлом году он эти пакеты продал. Давайте встретимся на нейтральной территории. Где-нибудь вместе пообедаем. Вы знаете украинский ресторан «Шинок»?

– Знаю, конечно. Я всегда считал себя украинцем. Хотя бы наполовину.

– Там и встретимся в три часа дня. Только не спутайте. С правой стороны при входе французский ресторан, а с левой украинский. Я буду ждать вас в украинском.

– Договорились – Ринат положил трубку.

Он вспомнил про пакет акций нефтяных компаний в Коми и позвонил своему адвокату.

– Иосиф Борисович, доброе утро. Я хотел у вас уточнить насчет акций нефтяных компаний в Коми. Там даже у моего дяди был свой кабинет. Почему вы мне ничего об этом не рассказали?

– Его сейчас там нет, – удивился Плавник, – он еще в прошлом году продал акции.

– Почему?

– Откуда я знаю. Нужно было спросить у покойного.

– Зачем ему продавать акции нефтяных компаний? – задумчиво спросил Ринат. – Ведь уже несколько лет цена на нефть растет в геометрической прогрессии. Умный бизнесмен, каким, судя по всему, был мой дядя, не будет резать курицу, которая несет ему золотые яйца. Зачем ему продавать акции своих компаний? Тем более в ситуации, когда они растут в цене? Где здесь логика?

– Я сам ничего не понимаю. Но он все продал. Сейчас мы с французскими адвокатами ищем его счета в различных банках. Должен вам сказать, у нас очень много работы, и мы не напрасно получаем деньги за свой труд.

– Чем больше я узнаю про все эти акции и компании, тем больше ничего не понимаю, – признался Ринат.

– Мы сами пока только разбираемся, – ответил Плавник. – Вам уже сказали, что мы должны быть в понедельник в Париже?

– Да. И я возьму с собой Талгата Касымова, руководителя службы безопасности «Астора».

– Для чего он нам нужен? – быстро спросил Плавник. – Вы знаете, что его брат погиб вместе с вашим дядей?

– Именно поэтому я его и возьму.

Ринат раздраженно положил трубку и отправился одеваться. Он еще не мог предположить, что сегодняшний обед не состоится. Одевшись, он спустился вниз. Николай и Анзор уже стояли около автомобиля. Он сел в машину, и они поехали к Плавнику. Анзор все время смотрел в зеркало заднего обзора. Наконец, не выдержав, он обернулся к Ринату.

– Мне кажется, за нами следят, – негромко сообщил он.

– Ты уверен? – мрачно осведомился Ринат.

– Уверен, – ответил Анзор, – я их сразу засек, как только мы отъехали от дома. Двое парней сидят в «Опеле». И едут за нами, немного отставая. Если хотите, я от них оторвусь.

– Оторвись, – кивнул Ринат. – Зачем нам этот дурацкий «хвост»?

– Пристегнитесь, – предложил Анзор, прибавляя скорости.

В одном из переулков он резко свернул направо, проехал около десяти метров против движения и выехал на соседнюю улицу. Дорогу за ними уже преградил грузовик. Анзор развернулся и поехал в другую сторону. Николай улыбнулся, оглядываясь назад. Чужой «Опель» остался далеко позади.

– Хорошо, – сказал Ринат, – очень хорошо.

– Я запомнил номер, – сообщил Анзор, – мы выясним, чья эта машина, через Талгата. У него хорошие связи в милиции.

Им пришлось сделать небольшой круг, чтобы попасть на Остоженку. К тому же везде были большие автомобильные пробки. Пока Ринат сидел в машине, ему позвонил Дима.

– Как провел ночь, счастливчик? – спросил Дима. – Я видел, как ты уходил со Светой. Это была женщина твоей мечты. Все прошло нормально?

– Неплохо, – ответил Ринат, покосившись на своих охранников.

– Я так рад за тебя. Мне интересно у тебя узнать: если людей, выигравших миллион рублей, называют счастливчиками, то как назвать человека, получившего в наследство три миллиарда долларов? Суперсчастливчиком или гиперсчастливчиком?

– Не знаю. – Ему не хотелось даже обсуждать эту тему.

– Держись, наследник. Сегодня во всех газетах твой портрет. В «Комсомолке» даже поместили тебя со Светой. Пишут, что у вас бурный роман.

– Ненавижу всех журналистов, – пробормотал Ринат.

– Вот так тебе и нужно, – рассмеялся Дима, – теперь будешь знать, как тяжело быть олигархом. Ну, пока.

Ринат убрал аппарат, подумав, что нужно купить сегодняшние газеты. На Остоженку они прибыли в двенадцатом часу дня. Николай вышел первым, открыв дверцу. Ринат привычно застегнул пиджак и вылез из салона машины. Анзор обернулся в их сторону. Мимо проходила пожилая женщина. В руке у нее была сумка с продуктами. Ринат сделал шаг в сторону, оказавшись за Николаем. Николай сделал еще один шаг, тоже пропуская пожилую женщину. Они оказались на одной линии. И в этот момент раздались выстрелы. Николай как-то удивленно взглянул в сторону стрелявших и начал медленно оседать на асфальт. На груди у него расплывались два кровавых пятна. Ринат почувствовал сильный толчок в руку и автоматически пригнулся. Анзор достал оружие, крикнув, чтобы Ринат упал рядом с Николаем. Раздалось еще несколько выстрелов. Ринат посмотрел на свой испорченный пиджак. Его огорчила прежде всего дырка на пиджаке, который был безнадежно испорчен. Он увидел расплывающееся пятно вокруг отверстия. И, дотронувшись, с удивлением обнаружил кровь. Пуля пробила мышцу, пройдя навылет и не задев кость. Тем не менее он почувствовал боль. И застонал.

– Потерпите, – озабоченно сказал Анзор, глядя по сторонам, – не поднимайте пока головы.

Рядом лежал убитый Николай.