Наследие древних. История одной любви

Шкутова Юлия

Глава 7

 

Утро началось как обычно – с приготовления завтрака, которого для одной Орианы было явно слишком много. Привычка – это страшная вещь, которая, как выяснилось, тоже может причинить душевную боль. С неприязнью посмотрев на тарелку с горой золотистых оладий, которые так любили Вадим и Ринка, Ори вздохнула и принялась складывать еще горячие кругляши в контейнер.

– Угощу ночную смену, – решила она, понимая, что одна будет неделю уничтожать то, что наготовила. – Может, молока по дороге купить? А то они опять всю ночь кофе распивали, чтобы не уснуть.

Привычка вести разговор с самой собой стала зарождаться на следующий день после отъезда дочери. Вернее, Ори специально начала говорить вслух, чтобы в доме было не так тихо.

А настоящим спасением для женщины была работа, где она крайне редко оставалась одна. Ну и конечно же звонки дочери. Тарина выглядела уже не такой бледной, как раньше, и лишь грустные глаза выдавали ее с головой. Хотя она и старалась казаться веселой, видимо, чтобы не волновать Ориану. Вот и сейчас тишину дома разорвала противная трель смартана, а потом булькнула и резко оборвалась.

Схватив переговорник, целительница открыла крышку и непонимающе уставилась на темный экран. Понажимав на кристаллы, она даже потрясла его для верности, но смартан оставался глух к ее молчаливым мольбам.

– Это же надо так! – в сердцах возмутилась Ориана. – Именно тогда, когда мне идти на дежурство. Что за невезение!

Резко развернувшись в сторону любимого стула Вадима, она уже открыла рот, чтобы пожаловаться на неудачное стечение обстоятельств и попросить мужа купить ей новый переговорник, как тут же его закрыла. Сердце громко застучало, грозя или выскочить из груди, или разорваться от боли утраты. Сжав почивший смартан, Ори принялась глубоко и размеренно дышать, стараясь успокоить разбушевавшиеся эмоции.

– Привычка… Это всего лишь привычка, от которой нужно избавляться, если я хочу двигаться вперед.

Старательно отгоняя мысли об одиночестве, она быстро собралась и покинула дом. Первым делом нужно было зайти в магазин нара Кисира Остара. Он продавал магическую технику и мог посоветовать, какой переговорник лучше всего взять. Старый Кисир точно не стал бы обманывать Ориану, пытаясь всучить самую дорогую модель. Целительница не желала переплачивать за раскрученное имя одного из артефакторщиков. Правда, им с Вадимом пришлось подарить Тарине именно такой смартан. Дочь росла довольно разумным ребенком, но и на нее временами находило нечто заставляющее требовать от родителей дорогие игрушки. Не то чтобы они ее баловали, но иногда позволяли такие маленькие радости.

Пока Ориана шла к нужному магазину, ее то и дело окликали, чтобы поприветствовать. И все бы ничего, но сочувствие во взглядах людей, заговаривавших с целительницей, только раздражало и будило желание как можно скорее избавиться от собеседника. Создавалось впечатление, будто все считают ее чуть ли не немощной сироткой, тогда как Ори уже давно взрослая женщина. Смерть мужа, конечно, ужасная трагедия, но Ориана не собиралась опускать руки, ведь у нее есть дочь, которой нужны поддержка и участие.

Зайдя в магазин, целительница с облегчением увидела, что здесь никого нет. А значит, можно не ожидать сочувствия, от которого ей становилось тошно.

– Нара Кант? – раздался в меру удивленный голос хозяина магазина. – Чем могу быть полезен?

– Доброго утра, нар Остар, – поздоровалась она и протянула свой смартан: – Вот… Совсем перестал работать.

– Удивительно! – воскликнул мужчина, повертев переговорник в руках. – Нара Кант, вы только не обижайтесь, но ваш смартан, наверное, самый старый во всей империи!

– Ну да… Совсем немного до двадцати лет не дотянул, – с огорчением подтвердила Ори и неожиданно хихикнула. – Ему памятник впору ставить. А вернее, тому артефакторщику, который его сделал.

– Если позволите, то я оставлю ваш смартан в качестве рекламы, – тут же предложил хитрый торговец. – А вам за это сделаю хорошую скидку на… Да вот же он! – Нар Остар подошел к витрине и достал оттуда симпатичный новенький смартан жемчужного цвета. – Работа все того же артефакторщика.

Не стоит и сомневаться: он знает создателя ее смартана и стребует с него плату за рекламу.

Ориана потратила минут десять на то, чтобы послушать короткую лекцию о будущем приобретении. Хозяин магазина пообещал лично перенести управляющий кристалл со старого переговорника на новый и перенастроить. А затем его младший сын занесет покупку в больницу.

Вновь выйдя на улицу, Ори довольно улыбнулась и бодро зашагала на работу. Впервые за последнее время женщина испытывала покой и уверенность в завтрашнем дне. Словно покупка новой вещи помогла понять, что она со всем справится.

«И даже с объявившимся в моей жизни Райтом», – подумала целительница, приметив мага, выходящего из здания больницы.

Встреча с ним немного приглушила радостный настрой, напомнив о расследовании убийства Вадима.

– Доброго утра, Ориана, – поздоровался Райт и, пока женщина ничего не поняла, поднес ее руку к своим губам.

– Здравствуй, Райт, – немного заторможенно ответила она, непроизвольно отпрянув. – Не стоило этого делать, я привыкла к более простому обращению.

– Буду иметь в виду. – Маг на несколько секунд прищурился, рассматривая ее, а потом спросил: – Почему ты не сказала мне, что Вадим получил диплом вирусолога?

– Зачем? Ведь у тебя было его дело.

– И в нем отсутствовало это немаловажное упоминание.

– Быть того не может! – Ориана заметно побледнела, а мысли лихорадочно заметались в голове. – Ты думаешь, его кто-то специально выкрал? Но зачем?

– Не знаю, эта кража не имела никакого смысла. – Райт перекатился с пятки на носок и уточнил: – У тебя есть время для разговора?

– Я сейчас заступаю на дежурство. – Ориана посмотрела на входную дверь. – Если пациентов не будет, то мы сможем поговорить в моем кабинете. Только придется все равно подождать где-то с полчаса. Мне нужно поговорить с ночной сменой.

Райту пришлось прождать час, пока Ориана наконец освободилась. За это время маг поболтал с медиками, словно исподволь интересуясь жизнью в таком маленьком городке. Как и ожидалось, лучше всего на контакт шли женщины. Ну не умел Райт очаровывать мужчин! А разговаривать с ним по душам они явно не спешили, в отличие от медичек, с удовольствием болтающих с красавцем-магом.

Так он узнал, что Вадим Кант, в отличие от своей жены, легко заводил знакомства со средним звеном целителей и мог поддерживать с ними приятельские отношения. Оказалось, что Ориану считают довольно холодной и немного замкнутой женщиной, хотя ее профессионализмом все восхищаются. А вот Вадим считался если не душой компании, то очень добрым и легким в общении человеком.

Услышав эти характеристики, Райт только удивленно хмыкнул про себя. В академии Ори, наоборот, была… очень яркой личностью. Он и обратил внимание на целительницу из-за ее лучезарной улыбки и общительности. В ту пору Райту вдруг захотелось, чтобы эта солнечная девушка принадлежала ему. Со свойственной ему в ту пору самовлюбленностью молодой маг поспешил познакомиться с понравившейся студенткой и получил жесткий отпор.

Ориана на тот момент уже продолжительное время встречалась с Вадимом и не желала менять своего парня на взбалмошного сына маркиза. Именно так она тогда его и назвала, с вызовом глядя в лицо отвергнутому ухажеру. Наверное, откажи она ему немного по-другому, Райт понял бы и отступился. Все же он не был таким уж негодяем. Но Ори задела его гордость и юношеское самолюбие, и боевой маг решил во что бы то ни стало заполучить дерзкую девчонку.

Ему понадобилось три месяца, чтобы добиться своего. Где-то ухаживаниями, где-то шантажом и угрозами. Последнего, кстати, оказалось больше всего, но Райта тогда мало волновало, как именно он достигнет своей цели. Когда Ориана была вынуждена сдаться на милость победителя, тот испытал невероятное чувство удовлетворения. И даже строил планы, как он завоюет сердце гордой целительницы, чтобы потом расстаться с ней. В его мечтах она должна была стать примером для всех остальных, как не стоит себя вести с лестом Райтом фор Леардом, если тот соизволил обратить на кого-то внимание. Но проходили дни, недели…

Спустя еще несколько месяцев боевой маг сознался себе, что влюбился в эту гордячку, смотревшую на него с откровенной неприязнью. И тогда он решил попытаться все исправить.

«И ведь искренне поверил, что у меня все получилось, – с насмешливой грустью подумал он, стоя перед широким панорамным окном. – А она отомстила…»

Только сейчас Райт сумел спокойно заглянуть в свои воспоминания и даже признать, что, возможно, вполне заслужил такой кары. И все же тот мальчишка, который до сих пор жил где-то глубоко в нем, продолжал злиться на солнечную девушку, разбившую ему сердце…

– Прости, много дел навалилось, – прервала его размышления Ориана. – Проходи.

Распахнув дверь кабинета, она выжидающе посмотрела на мага, но, увидев светившееся в зеленых глазах упрямство, пожала плечами и вошла первой. Если Райту так хочется придерживаться великосветских правил приличий, что ж, это его дело. Правда, стоило признаться, что все представители немногочисленной аристократии Северга поступали точно так же. Воспитание не позволяло вести себя иначе, пусть даже Ориана не принадлежала к их сословию. Но к магически одаренным людям, да еще с ярко выраженным наследием тайхаров, было совсем другое отношение, нежели к обычным жителям.

Пока маг устраивался на стуле, доставая из внутреннего кармана сюртука неизменные блокнот и ручку, она исподволь его разглядывала. Красивый, уверенный в себе мужчина неожиданно показался целительнице немного потерянным, обескураженным. Почему у нее родились именно такие ассоциации, Ори и сама не понимала. Просто вдруг захотела сделать для него хоть что-нибудь…

– Будешь? – спросила она, снимая салфетку с небольшого контейнера.

– Оладьи? – удивился Райт. – Это у вас в столовой готовят?

– Нет, это я сегодня напекла, – призналась Ориана, почувствовав смущение.

«Вот же дура! – отругала она себя. – И что мне только в голову пришло?»

– Буду. – Райт как-то легко, по-мальчишески, улыбнулся. – Ты ведь… раньше не умела готовить?

– Почему же, умела, – совершенно спокойно ответила Ориана, вставая из-за стола. – Только повода не было. Ты меня все норовил по ресторанам да по кафе поводить. Какой чай будешь? Черный, травяной, цветочный или…

– А можно кофе? – осторожно спросил Райт, почувствовав себя неуютно от слов бывшей возлюбленной.

– Нет! – резко отказала целительница и спросила: – Сколько ты его уже выпил с утра?

– Две кружки всего, – насупился маг, поняв, что вожделенный напиток уплывает у него прямо из-под носа. – Утром за завтраком и здесь, пока ждал тебя.

– Чай, – вынесла вердикт Ориана категоричным тоном. – С кусочками фруктов, тебе понравится.

Пока она кипятила воду и заваривала чай, Райт наслаждался. И той легкостью, совершенно неожиданно появившейся в их общении. И строгостью Орианы, словно он сам был непослушным мальчишкой, которого нужно отчитать за провинность. И спокойствием, поселившимся у него в душе.

А еще в голову пришла мысль, что теперь все будет и проще, и сложнее одновременно. Неделю назад Райт четко представлял их общение, завязанное только на расследовании, после которого он уехал бы в столицу, а она осталась здесь. Все просто и понятно, если бы не вмешались эти оладьи!

Солнечные кругляши, приковавшие мужской взгляд и соблазнявшие еле уловимым ароматом. Виконт Таверг никогда не считал себя способным на сентиментальность, а тут на́ тебе! Простая вежливость, а он уже готов простить Ориане все что угодно.

Их отношения стремительно менялись. По крайней мере магу так показалось. А как ко всему этому относится Ориана, предстояло еще выяснить.

– Угощайся. – Ори пододвинула ему чашку и тарелку, на которую успела переложить оладьи.

– Ты любишь готовить? – поинтересовался Райт, наколов на вилку еще теплый кругляш.

– Скорее люблю радовать домашних. Правда, теперь мне не часто будет выпадать такая возможность. Рина, если поступит, приедет только на каникулы.

– Почему ты не сказала мне? – неожиданно даже для себя самого спросил Райт.

Это было большой ошибкой с его стороны. Более того, совершенно непрофессионально, но назад дороги уже нет. Вопрос прозвучал, и теперь маг хотел получить на него исчерпывающий ответ. А судя по побледневшему лицу Орианы, она прекрасно поняла, что именно он хотел выяснить.

– Как ты узнал? – еле слышно спросила целительница, чувствуя, как по телу разливается предательская слабость.

– Догадался, когда увидел ее глаза, – не стал скрывать мужчина. – Они совсем не похожи по цвету на глаза Вадима.

– Но это… – попыталась что-то возразить Ори.

– А потом я попросил леста Арикана сделать анализ. Тарина тоже сдавала кровь для вакцины.

– Ты не имел права без моего на то согласия!

Откинувшись на спинку стула и не отрывая взгляда от взволнованной бывшей возлюбленной, Райт достал из нагрудного кармана серебряную бляху и молча продемонстрировал. Когда Ори закрыла лицо ладонями, спокойно сказал:

– У меня есть полномочия, благодаря которым я могу значительно облегчить свою жизнь. Но это к делу не относится. Ответь, почему ты ничего мне не сказала? Это была такая изощренная месть – скрыть от меня ребенка?

– Я не знала, – с трудом ответила Ори, так и не отняв рук от лица. – Я не знала, что беременна, когда уехала из академии. Да и поняла только спустя несколько лет, ведь Рина так похожа на меня. А глаза… Они стали такими яркими не сразу.

– Вадим знал? – уточнил Райт, принимая ее ответ.

Почему-то у него не возникло даже тени сомнения, что она говорит неправду.

– Нет! – решительно ответила Ориана, а затем, подумав, добавила: – Мне так кажется… Он всегда безумно любил Рину. А когда наш сын погиб, еще больше сблизился с дочерью.

– Соболезную твоей утрате. – Райт вспомнил, что читал об этом эпизоде в одном из докладов.

– Что ты собираешься делать? – Ориана сжала пальцы в кулаки, мысленно уже представляя, какие проблемы последуют из-за раскрытия тайны рождения Тарины.

– Для начала найти виновных в смерти твоего мужа и его друга. А затем поближе познакомиться со старшей дочерью.

– Прошу… – Ори не смогла договорить, понимая, что он не оставит этой затеи.

– Я не буду ей ничего сообщать. Пока не буду. – Райт спокойно встал из-за стола. – Думаю, сейчас мне лучше уйти. Когда ты вернешься домой?

– Завтра утром, – потерянно ответила целительница, едва сдерживаясь, чтобы не обхватить себя руками за плечи.

Она не могла… Не имела права выказать слабость перед Райтом. Только не сейчас!

– Почему так долго? – Маг недовольно нахмурился.

– Нас всего восемь старших целителей. Было восемь… Пока не пришлют еще двоих, мы решили взять двойные смены.

– Хорошо. Я зайду к тебе завтра вечером, расскажу, если что-то узнаю. А еще хочу послушать твои рассказы о том, как росла наша дочь.

Фраза «наша дочь» из уст Райта хлестнула по напряженным нервам, заставив женщину вздрогнуть. Эти слова прозвучали приговором ее спокойной и тихой жизни, к которой Ори уже начала мысленно готовиться.

Он ушел не прощаясь. А на тарелке так и остались лежать нетронутые оладьи.

Марк хотел ознакомиться с диссертацией, над которой работал Вадим Кант, чтобы к возвращению Райта уже иметь хоть какое-то представление об исследованиях убитого. Мужчина удобно, насколько это было возможно, расположился на немного скрипучем стуле в выделенном ему уголке. Мрачно осмотрев свое временное рабочее место, а затем и все помещение, артефакторщик увидел вошедшего к ним в этот момент помощника мэра.

«Хлюпик», – пронеслась в голове насмешливая мысль-узнавание.

Нар Ирек Веров был худ и… хлипок. По-другому о нем и сказать нельзя. А еще чрезвычайно суетлив, угодлив и боязлив. В общем, в нем были заложены все те качества, которые так не любил лест Марк фор Северский. Поэтому и подшучивал над несчастным помощником всегда, когда видел его, желая узнать, насколько же хватит терпения у молодого человека.

Быстро засунув диссертацию в ящик стола, артефакторщик расплылся в радостной улыбке:

– Нар Веров, у вас к нам какое-то дело?

– Доброго дня, лест Северский, – поздоровался помощник мэра и передернул плечами. – Мне передали в архиве вот это. – Жестом фокусника он достал из папки несколько скрепленных между собой листов. – Не понимаю, как такое могло случиться, но документ, насколько я понял, должен находиться в деле Вадима Канта.

Быстро пробежав взглядом по документам, Марк с удивлением понял, что это и есть исчезнувшее свидетельство о получении убитым дополнительной профессии вирусолога.

– Где их нашли? – уточнил он, обратив внимание на серые разводы.

– Под одним из стеллажей. – Нар Веров виновато развел руками, насколько позволяла зажатая одной из них папка. – После того как леста Сарков сообщила мне о пропаже важного документа, я приказал провести поиски в архиве, прежде чем вызывать стражей. Уже было несколько раз, что некоторые листы из дел выпадали, а просматривающие их ничего не замечали.

– Благодарю за содействие.

– О, не стоит! Надеюсь, вы быстро найдете виновных в смерти наших целителей.

Марк на мгновение замер, а затем впился взглядом в худощавое лицо молодого человека.

– Виновных в смерти? – Он приподнял бровь.

И получил в ответ укоризненный взгляд.

– Я все же помощник мэра, – напомнил нар Веров. – А город у нас – не чета Исалии, скоро и так все станет известно.

– Да, об этом я и не подумал. – Марк криво улыбнулся. – Еще раз благодарю вас за оперативность.

Поняв, что его выпроваживают, молодой человек скомканно попрощался и, ссутулившись, покинул помещение. Сидевший в это время около окна Никал Сторик, незаменимый специалист по взрывчатым веществам, лениво спросил:

– Ты его в чем-то подозреваешь или из вредности третируешь?

– Да что я ему такого сказал? – возмутился Марк, аккуратно вложив документы в дело Вадима Канта.

– Слава богам, ничего. Иначе тебе бы пришлось выслушать часовую нотацию от Алисии на тему того, как нужно общаться с людьми.

– Мужика ей нужно! – грубо ответил артефакторщик.

– Хочешь сам это предложить?

– Ну уж нет! Я еще не выжил из ума.

Если Натару опасались из-за того, что она вполне могла отомстить обидчику, подсыпав что-нибудь неприятное в еду, то Алисия, оскорбившись, профессионально распускала слухи, от которых потом очень трудно было избавиться. И неизвестно, кто из них двоих страшнее, поэтому мужская часть коллектива предпочитала не злить эту парочку.

– Кстати, а ты почему прохлаждаешься? – поинтересовался Марк.

– Жду Алисию, чтобы помочь ей упорядочить все слухи, которые она собрала. – Никал страдальчески поморщился. – Лучше бы я около лаборатории круги нарезал, вдруг что-то стоящее нашел бы.

– Нет в жизни справедливости, друг мой! – патетично заявил Марк и поспешил вновь достать диссертацию, пока следопыту не пришла в голову светлая мысль попросить о помощи.

Вообще, такие специалисты, как Никал Сторик, чаще всего служили в армии. Там их умения более чем востребованы, особенно в таких гарнизонах, как в этом небольшом городе. Мир населяло множество опасных тварей, следы которых могли обнаружить далеко не все люди. Вот Никал и служил, честно, добросовестно исполняя свои обязанности, пока лет пятнадцать назад Райт не приметил его во время одной из своих командировок.

Решив, что ему очень нужен в команде человек, который не имеет ни капли магии, но все равно виртуозно справляется с поставленной задачей, виконт нагло переманил Никала к себе. Как когда-то переманил и Натару, за что его и недолюбливал старый начальник военного ведомства герцог Шагойский.

Открыв заветную папку и приготовившись придать лицу самое задумчивое выражение, Марк прочитал несколько строк и опешил. С полминуты он сидел не двигаясь, а затем вновь перечитал начало, но оно осталось неизменным. Пробежав глазами первую страницу, артефакторщик стал поверхностно просматривать остальные листы, пока не наткнулся на не очень умелый карикатурный рисунок.

– Ничего не понимаю, – пробормотал он и достал из ящика стола небольшую шкатулку.

– Что там у тебя? – лениво спросил Никал, развалившись на стуле и закинув ноги на стол.

– Вот и пытаюсь выяснить, – ответил Марк, достав из шкатулки овальный полупрозрачный камешек, оплетенный искусно выполненной косичкой из тонких золотых прутьев.

Влив в артефакт немного магии, он принялся сосредоточенно водить им над первой страницей. Затем перешел к следующей и вновь повторил эти действия. Следопыт, наблюдавший за ним со своего места, даже шею вытянул от любопытства. Правда, потом вспомнил, что в его возрасте так вести себя неприлично, и встал из-за стола.

– Заставляешь старого человека делать лишние телодвижения, – наигранно обиженно пробурчал он, идя к столу артефакторщика.

Марк оторвался на несколько секунд от своего занятия только затем, чтобы скептически посмотреть на собеседника. Да, у Никала уже появилась седина, хорошо заметная в его черных волосах. Да и вокруг глаз уже давно собрались морщинки. Но никто не дал бы ему пятьдесят семь лет, так хорошо он выглядел.

– Рассказывай, что ты там обнаружил, – напомнил следопыт, склонившись над папкой.

– В том-то и дело, что ничего. Вот, полюбуйся.

Присмотревшись, Никал обнаружил, что читает какие-то непонятные заметки. Больше всего это напоминало черновой блокнот, в который записывались какие-нибудь мысли, если человек не хотел использовать записывающий кристалл.

– Это что? – Никал в недоумении взглянул на Марка.

– По идее, должна быть диссертация Вадима Канта, над которой он работал весь этот год, – ответил тот и вновь провел артефактом над листом, исписанным крупным почерком.

Заметив, что надписи не изменились, а значит, скрывающего заклинания на них не было, следопыт уточнил:

– А твоя отмычка не могла сломаться?

– Еще чего! – обиделся Марк и спрятал артефакт в шкатулку.

– Тогда остается понять, кто подменил папку и где настоящие записи, – подвел итог Никал, выпрямившись. – Я хочу обследовать дом нары Кант. Может, найду что-нибудь интересное.

– Насколько я знаю, она сегодня на дежурстве, – вспомнил Марк.

– Значит, пока только двор, а по возвращении хозяйки – и сам дом.

– Тогда иди, а я дождусь Райта и Алисию.

Посмотрев вслед ушедшему следопыту, Марк пролистал содержимое папки до карикатуры. Чем дольше он на нее смотрел, тем больше ощущал себя обманутым. Казалось, кто-то специально играет с командой, профессионально водя их за нос и не давая ни на миллиметр приблизиться к развязке.