Наследие древних. История одной любви

Шкутова Юлия

Глава 5

 

– Ориана… Ори, посмотри на меня.

С трудом выйдя из ступора, целительница сфокусировала взгляд на Райте. Он обхватил ее лицо руками, с беспокойством заглядывая в глаза.

– Только не плачь! – взмолился Райт, еще сильнее приблизив к ней свое лицо.

Ориана возмутилась такому предположению. Она бы никогда не выказала подобной слабости перед посторонним человеком. И особенно перед ним – мужчиной, когда-то причинившим столько боли. Целительница открыла рот, чтобы холодно поставить мага на место, но… К своему стыду, она осознала, что из горла вырвался всхлип.

– Ори, пожалуйста… Все хорошо, – сумбурно принялся успокаивать ее Райт, попутно вытирая слезы с щек. – Может, стоит выпить успокоительного?

– Нет-нет, я в порядке! – Ориана отстранилась и быстро провела ладонями по лицу, стирая предательскую влагу. – Скажи, ты уверен…

– Да, сомнений быть не может, – ответил мужчина, правильно поняв ее вопрос. – Заряды закладывались с таким расчетом, чтобы в лаборатории вообще ничего не осталось. Было бы хорошо обследовать тела, но похороны уже состоялись.

– От них практически ничего не осталось, – пояснила Ориана, сумев справиться с эмоциями. – Мы их даже похоронили вместе.

– Да, мне докладывали об этом. Прости, что не сказал раньше, но я сочувствую твоей утрате.

– Спасибо.

Пристально всмотревшись в его глаза, Ори задалась вопросом, сказал ли он правду или же это простая формальность? И умеет ли лест Райт фор Леард на самом деле испытывать сочувствие к другим людям?

– Скажи, ты не замечала за Вадимом каких-либо странностей в последнее время? – Райт достал из кармана блокнот и ручку. Поймав удивленный взгляд Орианы, немного смущенно пояснил: – Так и не избавился от этой привычки.

Целительница вспомнила, что еще в академии Райт удивил ее именно этой чертой. Тогда как все студенты применяли записывающие кристаллы, он использовал обыкновенную бумагу. Утверждал, что не желает терять время, прослушивая все, что записано, когда можно просто перелистнуть страницу.

– Сейчас есть возможность выбрать нужную запись на кристалле, а не слушать все подряд, – не удержалась Ори.

– Знаю, – кивнул Райт. – Так что насчет странностей?

– Не припоминаю. – Целительница пожала плечами и слегка нахмурилась. – Вроде бы все было как всегда. Если не считать того, что Вадим и Блез могли сутками находиться в своей лаборатории, когда были увлечены какой-то новой теорией. Они прекрасно дополняли друг друга.

– В смысле? – Райт сосредоточенно делал пометки в блокноте.

– Блез был больше теоретиком, а Вадим – практиком, – пояснила Ори и неожиданно зябко поежилась. Говорить о муже в прошедшем времени оказалось тяжело.

– И часто они так увлекались?

Кинув быстрый взгляд на Райта, Ориана испытала легкое чувство стыда. За последние несколько лет они с Вадимом заметно отдалились друг от друга. Он был увлечен исследованиями, а она… Не мешала ему, спокойно занимаясь своими делами.

– Каждый раз по-разному, – безразличным тоном поведала Ори. – В последние месяцы такое случалось чаще, Вадим начал писать диссертацию по своему исследованию, но я не знаю, о чем она. Не то чтобы он прятал ее, просто просил потерпеть немного, пока не наработает более обширную базу.

– Где он хранил бумаги?

– В своем кабинете. Я провожу тебя.

Кабинет Вадима располагался на первом этаже солнечной стороны дома. Просторная комната была сплошь заставлена стеллажами с книгами и свитками по целительскому искусству. Около окна, сейчас зашторенного плотными гардинами, стоял широкий стол, заваленный бумагами и папками. Включив свет, Ориана неодобрительно осмотрела творящийся беспорядок. И вдруг поняла, что не хочет ничего здесь менять. Хотя раньше она часто уговаривала Вадима сделать ремонт или хотя бы сменить потертую ковровую дорожку, бывшую некогда коричневой с золотистыми узорами. Или купить новую настольную лампу, с аккуратным абажуром, а этого монстра, с перекошенным колпаком выгоревшего бежево-золотистого цвета, выкинуть на помойку!

– Вадим ругался, когда я пыталась здесь убрать, – сказала Ориана, словно оправдываясь. – Первое время мы часто спорили по этому поводу, а потом договорились. Я имела полное право делать с домом все, что пожелаю, но при этом не входить в кабинет, чтобы прибраться.

– Я тоже не люблю, когда трогают мои вещи, – ответил Райт, осматривая помещение. – Но Арилеса ужасно упряма, поэтому иногда устраивает набеги на кабинет и все там убирает.

– Арилеса? – переспросила Ори, почувствовав… Она предпочла отмахнуться от странных эмоций, на которые не имела права.

– Моя дочь. – В голосе Райта послышалась нежность, все же заставившая Ориану испытать приступ недовольства. – Кстати, а твоя где?

– Сегодня уехала к моей подруге в столицу. – Ори постаралась скрыть тревогу и подошла к столу. – Она собиралась поступать в академию, вот я и решила, что смена обстановки Рине не повредит. Смотри, Вадим хранил важные документы именно здесь. – Целительница указала на встроенный в стол сейф. – Только я не знаю, как его открыть. На нем магическая печать на основе слепка ауры Вадима.

Отодвинув Ориану в сторону, Райт присел на корточки и принялся изучать сейф. Тот имел очень мощную защиту, последнюю разработку артефакторов, и просто так его не вскроешь. Вернее, создатели утверждали, что его вообще невозможно открыть нечестным путем, но, как известно, прогресс не стоит на месте не только у законопослушных граждан. Медвежатники, судя по слухам, уже начали экспериментировать с созданием отмычек.

«И все же им далеко до талантов Марка», – мысленно усмехнулся он.

Лучший друг был великолепным артефакторщиком. И если бы не вовремя подсуетившийся начальник тайной полиции, дядя Марка, парень мог бы стать выдающимся взломщиком. А так лест Лавр фор Мерсек, опасаясь, что в голову молодому таланту придут дурные мысли от скуки или еще от чего, попросил предшественника Райта устроить племянника к себе в отдел. Впоследствии никто из них об этом не пожалел. Марку была предоставлена возможность экспериментировать сколько душе угодно, а отдел заполучил первоклассного специалиста.

– Ты не будешь против, если заберу сейф с собой? – уточнил Райт у хозяйки дома.

– Да пожалуйста, – согласилась Ориана, с сомнением подумав, что это все равно ничего не даст.

Райт надел перчатки из тонкой воловьей кожи, на которую были нанесены руны. Последняя разработка Марка давала возможность владельцу перчаток значительно уменьшить вес некоторых объектов. Груженую телегу Райт, конечно, не поднял бы, а вот с сейфом определенно справится. Открыв пространственный карман, он активировал перчатки и осторожно достал металлический ящик из выемки стола. Сейчас сейф ощущался килограммов на пять. Хотя на самом деле весил раз в десять больше.

– Никогда о таком не слышала! – поразилась Ориана, наблюдая за работой мага. – В таких случаях всегда выстраивали специальный круг, в его центре находился объект, вес которого требовалось облегчить. Но эта разработка значительно упростит жизнь…

– Медвежатникам. – Райт хмыкнул, посмотрев на женщину снизу вверх. – Поэтому пока такие перчатки получают работники военных и полицейских ведомств.

– Целителям они тоже не помешали бы, – смущенно буркнула Ори. – Это весьма помогло бы и нам, и пациентам.

– Я обдумаю твои слова, – серьезно пообещал маг. – Но для вас потребуется немного другая разработка. Я не вникал в объяснения, но знаю, что перчатки настроены на неживую материю. Вполне возможно, что магические потоки могут ухудшить состояние нуждающегося в исцелении человека.

– Да, тут ты совершенно прав. – Ориана, воспрянувшая духом в самом начале, теперь заметно погрустнела.

– Если есть хоть малейший шанс на успех, уверен, такая разработка появится, – приободрил ее Райт и закрыл пространственный карман.

Целительница хотела поблагодарить его, когда по дому разнесся противный скрежет, иначе и не назовешь. Ори смутилась, опознав свой смартан, и, извинившись, спешно покинула кабинет. Как назло, переговорник оказался на кухне, почему-то запрятанный за поднос с грязными чашками.

«Менять, срочно менять этого монстра!» – твердо решила она, отвечая на вызов.

Как всегда, звонили из больницы. Сегодня из старших целителей никто не дежурил, поэтому медики звонили им на дом при необходимости. И, конечно, никаких серьезных проблем там не оказалось. Потратив двадцать минут на утрясание мелких неурядиц, Ори наконец вспомнила о своем госте.

Райт нашелся в гостиной. Он терпеливо дожидался, пока хозяйка дома освободится. И как только она вошла, встал со стула, чтобы попрощаться.

– Уже довольно поздно. – Он поцеловал кончики ее пальцев, даже не стремясь задержать ладонь дольше, чем предписано правилами приличия. – Если еще что-то вспомнишь, свяжись со мной. Это значительно облегчит расследование. – Протянув ей листок, на котором был записан его номер, Райт покинул дом.

Стоя на крыльце, Ориана смотрела ему вслед до тех пор, пока маг не скрылся из виду. Только после этого она вошла внутрь и закрыла дверь, а потом с тоской осмотрелась по сторонам. Целительница никогда не боялась одиночества, даже наоборот, ценила его. Но не сейчас, когда стены пустых комнат буквально давили на нее.

Утром Ори и вовсе еле встала, чувствуя себя разбитой и невыспавшейся. Вся ночь была словно разорвана на куски. Женщина то засыпала, то вновь просыпалась и прислушивалась к тишине. Иногда ей казалось, что кто-то ходит по дому, но стоило только напрячь слух, как все исчезало.

Впервые за долгое время Ориана не знала, чем себя занять. Вставать и готовить завтрак семье не требовалось. Или же, не обнаружив мужа дома, звонить ему и напоминать, что отдых тоже необходим. Или напоминать Рине о медитациях, особенно важных для юных магов, только начавших постигать целительское искусство.

– Может, остаться в кровати на целый день? – спросила Ориана у тишины, чтобы хоть немного заполнить звуками ставший одиноким дом. – Никогда ведь не получалось заняться ничегонеделанием.

На ум тут же пришли выцветшая краска на заборе, заросшие клумбы, подгнившая доска на крыльце и еще куча всего. И Ориана даже улыбнулась, испытав облегчение. Работа определенно поможет ей отвлечься от грустных мыслей. А еще не мешало бы вспомнить и проанализировать поведение Вадима за этот год. Если Райт уверен, что это было спланированное убийство, значит, в силах Ори хоть чем-то помочь следствию.

И она честно вспоминала, пока занималась домашними делами, до которых раньше руки не доходили. Только, как выяснилось, ничего подозрительного в поведении мужа не было. Все как всегда, кроме, пожалуй, погружения в исследования в последние пару месяцев. И теперь Ориана корила себя за то, что не поинтересовалась, чем же так увлечен Вадим. Даже вчера, пока Райт не спросил о записях, она о них и не вспоминала.

– Хорошая из меня жена вышла! – недовольно проворчала Ори, смахнув пот со лба. – Если бы Вадим и подавал мне какие-то знаки, я бы ничего не заметила!

Чувство тоски и сожаления по мужу медленно, но уверенно сменялось чувством вины. Теперь женщина начала думать, что могла бы помочь предотвратить беду, будь она внимательнее.

– Нет, так дело не пойдет! – Отложив в сторону тряпку, которой протирала пыль, Ори решительно направилась в спальню. – Нужно немного прогуляться и развеяться. На свежую голову и думается лучше.

Райт специально выбрал обеденное время, чтобы посетить спецотряд целителей. Возможно, он бы и не решился сделать то, что задумал, если бы так не сложились обстоятельства. Однако медлить было нельзя, вскоре целители отправляются назад в столицу.

Зайдя в выделенное им больничное крыло, а вернее, в полуподвальное помещение, маг на некоторое время задержался у входа. Он сюда еще ни разу не спускался, поэтому не знал, где искать нужного специалиста. Но тот сам нашелся, выйдя к нему на встречу.

– Лест Арик, я как раз ищу вас! – Прежде чем целитель сумел понять, что происходит, Райт подхватил его под руку и вернул в комнату, из которой тот вышел. – Мне нужно с вами поговорить.

– И вам всего доброго, лест Райт, – с иронией в голосе поздоровался худощавый целитель. – А разговор не может подождать? А то очень кушать хочется.

– Это не займет много времени, – заверил маг, окинув комнату заинтересованным взглядом, и, приметив колбы для забора крови, заметно обрадовался: – Скажите, та кровь, которую пожертвовали целители и другие горожане для вакцины, все еще у вас?

– Пока да, но сегодня мы ее утилизируем. – Лест Арик подозрительно сощурился. – Мы хранили ее на всякий случай, если вдруг вирус не будет окончательно уничтожен. Теперь же, когда стало ясно…

– А кровь нары Тарины Кант у вас тоже имеется? – перебил его Райт, из-за чего серые глаза целителя наполнились недовольством.

– Я точно не помню, – ответил он, с независимым видом скрестив руки на груди. – Вроде бы была такая особа. А вам зачем?

Подойдя к столу с колбами, Райт взял лежащий рядом скальпель. Повертев его, маг пропустил по металлической поверхности свою магию, и по скальпелю пробежали красно-оранжевые искры. Затем Райт порезал палец и принялся деловито сцеживать кровь в одну из колб.

– Что вы делаете?! – поразился целитель, качнувшись в сторону незваного гостя, но так и не сдвинувшись с места.

– Я хочу, чтобы вы узнали, являюсь ли я родственником нары Тарины, – пояснил Райт и, удовлетворившись количеством отданной крови, прижал к пальцу платок. – Кровь всегда признаёт родню.

– Но я не имею права сделать это без разрешения ее матери! – возмутился лест Арик. – Да и сама девушка совершеннолетняя.

– Еще нет. – Спокойно достав из внутреннего кармана куртки серебряную бляху, на которой был выгравирован сокол, окруженный вязью рун, Райт спросил: – Теперь ваша совесть будет спокойна?

– Вы превышаете служебные полномочия. – Целитель еле заметно скривился. Знаку, который давал его хозяину возможность повелевать магами разных служб, лест Арик воспротивиться не мог.

Безразлично пожав плечами, Райт протянул ему колбу. Целителю ничего не оставалось, кроме как принять ее.

– Результаты будут завтра ближе к обеду, – сказал он, запечатывая узкое горлышко.

– Замечательно, – одобрил Райт и напомнил: – А теперь клятву.

В глубине души шевельнулись досада и легкая обида, но лест Арик усилием воли подавил эти чувства. Когда он, еще будучи студентом, выбирал направление в целительстве, то знал, что будет нелегко. И не из-за трудной работы, а из-за недоверия к тем, кто работает напрямую с кровью. А самое забавное, что, по сути, все целители сталкиваются с ней. Раны, женское недомогание, роды… И только исследовательскому отделу приходится ловить на себе подозрительные взгляды.

– Да, конечно, не беспокойтесь, – спокойно отозвался целитель и подвернул рукав рабочего халата.

На запястье с внутренней стороны был вытатуирован рунический круг с заложенными в него словами клятвы о неиспользовании крови дающего во вред. Мужчине оставалось только влить в татуировку каплю магии и произнести полное родовое имя того, у кого делался забор. Когда все формальности были исполнены, Райт пообещал зайти в оговоренное время и быстро покинул целителя.

Все эти дни, занятый расследованием, а точнее, изучением личных дел и лазаньем по развалинам и близлежащей местности, маг редко вспоминал Ориану и Тарину. Но вчера, поговорив с Ори и узнав, что девушка уехала, тут же решил докопаться до правды. Райт и сам не знал, чего он больше хочет: подтвердить свои предположения или же убедиться в ошибочности выводов. Так или иначе, завтра он все узнает и только тогда будет решать, что делать дальше. А пока его вновь ожидали отчеты и допрос всех, кто хоть немного знал погибших.

Город небольшой, и команде Райта придется опросить каждого. Ну, может, кроме младенцев.

Он как раз направлялся к вдове Блеза Нариха, когда столкнулся с ней при выходе из больницы.

– Нара Нарих, приветствую вас! – поздоровался Райт, кивнув женщине. – Я как раз собирался идти к вам.

– Доброго дня, лест Леард! – Медичка изобразила что-то отдаленно напоминавшее книксен, так как на руках у нее сидел беспокойно крутящийся ребенок. – Можете обращаться ко мне по имени. Астах, посиди спокойно хоть пять минут! – попыталась она призвать сына к порядку.

– Гулять! – возмущенно пискнул тот и недовольно насупился.

Виновато посмотрев на мага, женщина попыталась уговорить малыша немного потерпеть. Но тот еще больше расхныкался и принялся вырываться из рук матери.

– Может, выйдем в парк? – предложил Райт, когда мальчик громко разревелся. – Ваш сын сможет побегать по траве, пока мы беседуем. Ну как, малыш, пойдем гулять в парк? – Маг обезоруживающе улыбнулся, показывая, что его совсем не стоит бояться.

– Гу-улять! – повторил за ним ребенок, всхлипнув.

Матери ничего не оставалось, кроме как проследовать за Райтом на улицу.

– Простите, так неудобно получилось, – смутилась нара Нарих, опустив сына на землю. – Астах обожает бегать по улице и совершенно не терпит замкнутых пространств.

– У вашего сына русые волосы, – задумчиво произнес Райт, наблюдая за резвящимся ребенком. – Кто-то из ваших предков обладал большим процентом крови тайхаров? Вы ведь с мужем темноволосые.

– Если это и так, то мне ничего не известно, – ответила женщина, присаживаясь на скамейку. – С моей стороны точно все были темноволосыми. А вот о родословной Блеза я мало что знаю. Как-то раньше не интересовалась этим, а теперь… – Замолчав, вдова сжала пальцы в кулаки.

– Нара Нарих, я сочувствую вашему горю, но мне нужно задать несколько вопросов.

– Да-да, конечно, я слушаю вас!

Несколько мгновений помолчав и успев за это время оценить эмоциональное состояние женщины, Райт спросил:

– Вы можете мне рассказать о последних месяцах вашей совместной жизни? Были ли какие-то странности в поведении нара Блеза?

– Нет, не припомню. – Женщина нахмурилась и бросила обеспокоенный взгляд на сынишку. – Если только не считать за странность то, как много он работал. Но Блез всегда был таким, сколько я его знала.

– Он ведь на двенадцать лет старше вас? – уточнил Райт, достав блокнот и ручку. Перехватив удивленный взгляд собеседницы, коротко пояснил: – Привычка.

– Да, мы познакомились, когда я проходила преддипломную практику. Мне даже кажется, что я влюбилась в него с первого взгляда. Но Блез ни разу не показал, что что-то чувствует ко мне, пока я не получила диплом. Он потом говорил, будто не хотел, чтобы кто-то сомневался в моих профессиональных качествах.

– Почему? – спросил Райт, хотя и так уже знал ответ. Досье на погибших лежало у него на столе.

– Потому что Блез был руководителем практики, – пояснила нара Нарих и грустно улыбнулась. – Кстати, на нашей свадьбе присутствовала только его младшая сестра с мужем и детьми. Оказалось, что их родственники живут в восточной части империи. А вы ведь прекрасно знаете, как там размывает дороги по весне. К сожалению, ждать мы не могли, я уже носила под сердцем нашего первенца.

– А потом вы переселились сюда?

Задавая вопросы вдове, Райт поймал себя на мысли, что с бо́льшим удовольствием послушал бы рассказ Орианы о ее жизни. А еще выпытал, за что она с ним так поступила и почему настолько ненавидела, раз решилась провернуть весь этот спектакль с влюбленностью. Правда, не похожа Ори на холодного и расчетливого человека. Или же он снова пытается обмануться на ее счет? Поверить, что бывшая возлюбленная лучше, чем есть на самом деле?

– …а я работаю с нарой Кант, – сказала женщина, вырвав Райта из задумчивости. – Но с ней у нас только деловые отношения. Нара Кант придерживается старого правила, что старший целитель не должен опускаться до панибратских отношений с медиками.

– А как вы к этому относитесь? – Маг вновь сделал пометку в блокноте.

– Конечно же поддерживаю! – слишком горячо, по мнению Райта, заверила нара Нарих. – Иногда от ровных отношений устоявшейся целительской пары зависит жизнь пациента. Поэтому мы никогда не отмечаем вместе праздники и вообще не проводим совместно время, кроме как на работе. Но это совершенно не мешало Блезу и Вадиму быть лучшими друзьями.

Райт удивился, как свободно нара Ринада назвала чужого мужа по имени. Даже если он был другом ее супруга, это выглядело довольно странно. А потому решил прояснить для себя этот момент:

– Наверное, нар Кант был частым гостем в вашем доме?

– Нет, что вы! – Женщина даже руками взмахнула, подчеркивая абсурдность вопроса. – Они с Блезом или работали в лаборатории, или же могли посидеть в ресторане. А такие случаи, когда нар Кант оставался у нас на чай, я могу по пальцам пересчитать.

Сделав еще одну пометку в блокноте, Райт пристально осмотрел вдову, пока та отвлеклась на сына. Нара Нарих была довольно симпатичной женщиной. Даже он, всегда предпочитавший блондинок, обратил бы на нее внимание. Мог ли Вадим Кант также заинтересоваться миловидной женой лучшего друга?

«Нужны сплетни», – решил Райт. Он тут же подумал об Алисии Мирской, являвшейся мастерицей по части сбора разнообразных слухов, и вновь вернулся к беседе с вдовой.