Наследие древних. История одной любви

Шкутова Юлия

Глава 2

 

Ринада громко рыдала на груди поддерживающего ее леста Саркова, пока жрец храма Триединого ровным речитативом читал молитву по усопшим. Тарина тихо всхлипывала, прижимаясь к матери и неотрывно следя за тем, как несколько солдат обкладывают наглухо забитый деревянный ящик большими вязанками хвороста. После взрыва в лаборатории от Вадима Канта и его друга и помощника Блеза Нариха мало что осталось. Ориана конечно же настояла на экспертизе, чтобы удостовериться в смерти мужа. Из больничного архива были доставлены два кристалла, хранившие слепки аур Вадима и Блеза, которые тут же среагировали, стоило их поднести к останкам. Иных доказательств не потребовалось.

Ориана сжала руку дочери и осмотрела тех, кто явился на похороны. Женщина не проронила ни слезинки за все эти дни. Будто что-то не позволяло выплакать свое горе. И если бы не потухший взгляд и бледное лицо, по городу уже точно поползли бы слухи.

Словно издеваясь над горем вдов, невдалеке раздалось веселое щебетание птиц. Этот день радовал теплой и солнечной погодой. На небе не было ни облачка, а тех, кто пришел проводить усопших в последний путь, обдувал легкий ветерок. Ориана отстраненно подумала, что сегодня идеальный день для пикника. Прикрыв глаза, она тяжело вздохнула и обняла за плечи громко всхлипнувшую дочь.

Тарина тяжело переносила смерть отца, так как была слишком сильно к нему привязана. Даже сильнее, чем к матери. Заглянув в покрасневшие от слез зеленые глаза, Ори неожиданно задалась вопросом: догадывался ли Вадим о том, кто настоящий отец девушки? Не то чтобы Ориана специально решила обмануть его. Просто когда сбежала из академии и приехала сюда, то еще не знала, что носит под сердцем ребенка. Да и когда малышка родилась, то все признали в ней копию матери. Кроме, разумеется, отцовских глаз. Только когда Тарина немного подросла, целительница наконец поняла, чья именно зелень отражается во взгляде малышки. И, видя безграничную любовь Вадима к дочери, так и не смогла сказать правду.

Чтобы сгладить этот обман, Ори захотела родить еще одного ребенка. Она считала это справедливой платой за доброту и понимание, которые дарил ей муж. К сожалению, их малыш погиб двенадцать лет назад, когда на город напала хищная орда севарок – огромных сороконожек с хитиновой броней и острыми жвалами на морде, способными перерубить человека пополам. Тяжело перенеся эту потерю, супруги по обоюдному молчаливому согласию решили больше детей не заводить. И теперь, стоя у погребального костра, Ориана жалела о принятом решении. Выходит, Вадим не оставил после себя потомства.

– Нара Кант, – тихо позвал ее мэр города, вырывая из хоровода мрачных мыслей.

Непонимающе посмотрев на невысокого темноволосого мужчину, она увидела, что тот еле заметно кивнул в сторону погребального костра, вытерев платком вспотевшее лицо. Переведя на него взгляд, Ори заметила протянутый жрецом факел. Пришло время поджечь хворост. Как только целительница взялась за древко, Ринада зарыдала еще громче, а Тарина вцепилась в руку матери.

– Мам… – жалобно прошептала она и прикусила губу, пытаясь сдержать рыдания.

– Все будет хорошо, милая, – ответила Ориана, не представляя, как утешить дочь. – Позволь мне завершить ритуал и… – Горло сдавило невидимыми тисками, из-за чего она не смогла договорить.

Но Тарина и так все прекрасно поняла. Отпустив руку матери и сжав пальцы в замок, девушка потупилась, не желая смотреть, как будет разгораться погребальный костер. А когда ветер донес в ее сторону дым, и вовсе отвернулась. Жена мэра, леста Алеста, тут же приобняла девушку за плечи, протянув ей кружевной платок.

Ориана же, в отличие от дочери, не отводила взгляда от языков пламени, жадно лизавших сухой хворост и стремительно подбиравшихся к ящику. Вадима и Блеза даже похоронили вместе, потому что было непонятно, кому из них принадлежала какая часть тела. А использовать для этого кристалл с их аурами вдовы посчитали кощунством. Как тогда сказала Ринада, их мужья были словно братья, а значит, ничего предосудительного в таких похоронах нет.

Когда пламя понемногу утихло, а люди стали расходиться, неожиданно перед ними открылся пространственный тоннель, из которого буквально вывалился мужчина с всклокоченными волосами. Им оказался помощник Вадима, медик Марас Брайз, оставленный на дежурство в больнице.

– Что случилось? – спросила Ориана, рассмотрев на его лице повязку с прорисованной на ней руной защиты.

Такими повязками целители пользовались, когда в городе начиналась эпидемия.

– Беда, нара Кант! – выдохнул Марас, протягивая руку с зажатыми в ней повязками. – Неизвестная болезнь начала поражать горожан.

Тут же раздался звук упавшего тела и вскрик лесты Алесты. Это мэр потерял сознание. Ориана бросилась к нему на помощь, но медик преградил ей путь.

– Нет, только с повязкой! – напомнил он, протягивая одну из них целительнице.

Пока Ори осматривала леста Виста, Марас раздал повязки всем присутствующим. Ринада присела рядом со своей начальницей и приглушенным из-за маски голосом встревоженно спросила:

– Что с ним?

– Он весь горит, – тихо ответила Ориана. – Не могу понять, в чем дело, но, кажется, эта странная болезнь расползается по внутренним органам, словно обволакивая их.

– Что?! – Ринада испуганно охнула и покосилась на стоявших неподалеку людей. – Вы намекаете, что она может быть магического происхождения?

– Не намекаю, а говорю прямо. – Ориана нашла взглядом коменданта гарнизона. – Лест Сарков, в городе объявляется карантин. Это какой-то магический вирус. Нужно сообщить в министерство здравоохранения и запросить помощь.

– Будет исполнено, – кивнул комендант, доставая из кармана сюртука свой смартан.

– Марас, вы не связывались с главной целительницей? – спросила тем временем Ринада, вставая с колен и отряхивая темную юбку.

– Нет, я сразу поспешил к вам, оставив пациентов на попечение остальных медичек, – ответил мужчина. – И еще… – Он нерешительно замялся, покосившись на догоравший погребальный костер.

– Говорите! – поторопила его Ориана, стараясь помочь мэру. – Сейчас важна любая информация.

– Первым обратился солдат, который обжег руку, когда… – Медик вновь замолчал, но потом решительно договорил: – Он пострадал, когда обследовал лабораторию.

– Хотите сказать, что эта зараза распространилась из-за наших мужей?! – воскликнула Ринада. Она даже покраснела от гнева.

– Тише! – одернула ее Ориана. – Не будем раньше времени строить предположения, но и сбрасывать такую возможность со счетов не стоит.

– Да как вы… только можете так говорить?! – вскричала медичка и вновь разрыдалась.

– Прекратите истерику! – громко приказал комендант. – Никто никого не обвиняет. Даже если зараза начала свой путь из лаборатории, то это совсем не значит, что усопшие специально ее вывели. При взрыве могло случиться что угодно. Сначала нужно остановить распространение и исцелить пострадавших.

Пришедшие на похороны люди согласно загомонили. Им всем выдали повязки, а это вселяло некоторую уверенность. Вдруг магический вирус еще не успел их заразить?

– Тарина, проводи лесту Алесту домой и побудь с ней, – обратилась Ориана к дочери. – Леста Алеста, как только что-нибудь станет известно, я обязательно вам сообщу. А сейчас нам нужно в больницу.

Лест Сарков принялся отдавать приказы по смартану, пока целительница переправляла мэра экстренным порталом. Ринада направилась вслед за начальницей, успев попросить свою соседку присмотреть за детьми. Еще раньше было решено, что малышам не стоит присутствовать на похоронах, поэтому их оставили на попечение старшей дочери соседей.

Когда Ориана разместила леста Виста в палате, в коридоре ее уже ждали пациенты. Кто-то пришел сам, почувствовав недомогание, кого-то привели родственники. Неизвестная болезнь стремительно распространялась. Приемный покой и ведущий к нему коридор были переполнены.

– Размещайте всех по палатам, – отдала распоряжение целительница. – И свяжитесь с лестой Сарков, нам потребуется помощь.

– Но главная целительница в отпуске, – возразила одна из медичек. – А вы прекрасно знаете, как она…

– У нас нет выбора! – перебила ее Ринада. – Или ты собираешься сама всех вылечить?

Медичка смутилась и, пробормотав, что сейчас все сделает, скрылась из приемного покоя. Наблюдавший эту сцену персонал и пациенты предпочли сделать вид, будто ничего не произошло. Первые – потому что и так дел по горло, а вторые – потому что надеялись на скорое выздоровление. Вера в успех целителей не покидала горожан, ведь те уже не раз доказали свою компетентность.

На следующий день вера немного поутихла, уступив место настороженности. А спустя еще два дня, когда стали умирать пациенты, в городе поднялась паника. Лекарство так и не было найдено. Целители выбивались из сил, стараясь поддерживать угасающие жизни. Из столицы прислали помощь – спецотряд, занимающийся именно такими случаями. Но все, что столичные целители смогли выяснить, – длительность инкубационного периода и наличие иммунитета у светловолосых жителей города.

Попросту говоря, светловолосые и светлоглазые жители Северга оказались вне опасности. Защитные механизмы их генотипа были на высоте. А те, в ком кровь тайхаров сильно разбавлена, переносили болезнь значительно легче. Но так долго продолжаться не могло. В группу риска вошли горожане с отсутствием наследия древних магов.

– Он умрет? – тихо спросила леста Алеста у Орианы, когда та пришла проведать мэра.

Мужчина обладал крепким здоровьем, благодаря чему все еще держался. Но если в первый день он чувствовал себя относительно неплохо, то в последующие дни впал в беспамятство, так ни разу и не очнувшись.

– Я не знаю, – честно ответила целительница, вливая в Виста лечебную магию. – Внутренние органы сдают под влиянием вируса. Сколько он еще протянет, одним богам известно.

– Я не смогу жить без него, – призналась леста Алеста, а по ее изможденному лицу побежали слезы. – Машар – любовь всей моей жизни, и я… – Прижав ладони к губам, она постаралась заглушить всхлипы, чтобы не потревожить других пациентов.

Мест в больнице не хватало, поэтому об отдельной палате для мэра не могло быть и речи. Помимо леста Виста здесь лежали еще пять человек. Чтобы создать хоть какое-то подобие уединения, комната была разделена на зоны белыми простынями. Сейчас все они были подняты вверх, чтобы целителям было проще следить за пациентами. И только угол мэра был огорожен, так как с ним пока находилась жена.

– Столичные целители стараются вывести вакцину на основе крови светловолосых людей, – попыталась успокоить женщину Ори. – Как только у них получится, обещаю, вашему мужу одному из первых сделают переливание.

Во взгляде лесты Алесты сразу же зажглась безумная надежда. Схватив целительницу за руки, она быстро заговорила:

– Но почему… Почему так долго? Я ведь знаю, что вашу невосприимчивость к заразе обнаружили еще вчера!

– Потому что сначала надо очистить полученную от добровольцев кровь, – принялась перечислять Ориана, – затем усилить ее некоторыми компонентами, чтобы измученный вирусом организм пережил лечение. И самое главное: вакцина должна делаться с учетом особенностей группы крови определенного человека. То, что подойдет одному, может значительно ухудшить и без того плачевное состояние другого пациента.

– Простите. – Леста Вист смутилась и виновато отвела взгляд.

– Спецы, работающие над вакциной, и так спешат как могут. – Ори ободряюще похлопала женщину по плечу. – Надеюсь, вскоре я смогу вас хоть чем-то порадовать.

Попрощавшись, она ушла к другим пациентам, возле которых дежурили добровольцы из числа горожан. К сожалению, таковых оказалось очень мало. Одни боялись заразиться, по-прежнему не доверяя повязкам, эффективность которых была доказана. Другие приняли на себя роль снабженцев, доставляя в больницу все необходимое. Но большинство горожан находилось здесь в качестве пациентов. А те, кто не вместился в само здание, были устроены в палаточном лагере, организованном военными.

– Мама!

Ори увидела спешащую к ней дочь. Тарина была одним из добровольцев, что и неудивительно. Обладая целительской магией, она заметно облегчала работу остальных. И пусть еще практически ничего не умела, но подпитать пациента могла.

– Что-то случилось? – обеспокоенно спросила Ориана, отведя дочь к окну.

– Я слышала разговор военных, – возбужденно зашептала Рина. – Сегодня или завтра из Исалии прибудет еще один спецотряд, для расследования смерти отца.

– Из самой столицы? – удивилась целительница, сжав руку дочери. – Но зачем?

– А вдруг они думают, что взрыв не был случайным? – предположила дочь. – Вдруг папу… убили!

– С чего ты взяла? – Ориана быстро осмотрелась по сторонам, чтобы убедиться, что их никто не слышит. – Тебе что-то известно?

– Нет. – Тарина печально качнула головой. – Просто… Лучше уж убийство, чем вот так вот все!

– Ох, Рина! – Ориана обняла дочь и погладила по голове. – Я тоже до сих пор не верю, что Вадим мертв, но послушай меня. Какой бы ни была настоящая причина, его это не вернет.

Неожиданно дочь вырвалась из объятий и зло посмотрела на мать.

– Как ты можешь быть такой спокойной и отстраненной? – яростно зашипела она. – Папа погиб и уже никогда не вернется, а ты… Даже слезинки не проронила!

– Риночка! – ахнула Ори и протянула к ней руку, но девушка отшатнулась.

– Не смей меня так называть! – не сдержавшись, Тарина повысила голос. – Так меня звал только папа.

Развернувшись, она устремилась прочь, резкими движениями вытирая текущие по щекам слезы.

Ориана потерянно смотрела ей вслед, чувствуя вину за то, что действительно так и не оплакала мужа. И пусть она не смогла его вновь полюбить, но привязанность и уважение к этому человеку всегда жили в ее сердце. То потрясение, которое женщина испытала, узнав о смерти Вадима, до сих пор, словно невидимая стена, отгораживало ее от других эмоций. Потом на нее свалились заботы о пациентах, и на страдания времени совсем не осталось. Тут хоть бы успеть немного поспать.

За эти дни Ориана совершенно выбилась из сил. Как, впрочем, и другие целители. Усталость наваливалась со страшной силой, и женщина не раз задавалась вопросом, сколько еще она выдержит.

Только это совсем не успокаивало. Если Тарина так сказала, значит, и другие могли так же превратно понять спокойствие Орианы. Недаром Ринада еще на похоронах высказала свое неудовольствие.

Прислонившись к прохладной стене, Ори прикрыла глаза, давая себе немного времени, чтобы отдохнуть и упорядочить мечущиеся мысли. Сейчас не время и не место заниматься самокопанием. Слишком много людей зависит от ее действий. А вот когда все успокоится…

– Ориана, вам плохо? – раздался позади нее участливый голос главной целительницы.

Обернувшись, Ори посмотрела на бледное лицо лесты Дарии фор Сарков и недовольно нахмурилась. Она сама лично полтора часа назад проводила начальницу в кабинет, чтобы та хоть немного отдохнула.

– Леста Дария… – недовольно начала она, но замолчала под укоризненным взглядом начальницы.

– Ориана, вы выглядите не лучше меня. А спали и того меньше.

– Я собиралась уйти отдыхать через пару часов. Вы как раз…

– Вот же они! – воскликнула одна из медичек.

Обернувшись, Ориана немного безучастно скользнула взглядом по незнакомцам, стоявшим рядом с одной из целительниц. На них были защитные повязки, мешающие понять, кто пожаловал в больницу в столь неудачное время.

Заметив, как один из них, высокий и светловолосый мужчина, слишком пристально смотрит на нее, Ори еле заметно нахмурилась. Его ярко-зеленые глаза прожигали целительницу насквозь, будто стремились заглянуть в самые потаенные уголки души. Почувствовав легкое раздражение от излишнего и неуместного внимания, она обернулась к медичке, желая спросить, кто все эти люди.

– Почему вы без повязок? – раздался властный голос, показавшийся ей смутно знакомым.

– Потому что вирус на нас не действует, – спокойно ответила леста Дария, спасая подчиненную от неловкости. – На вас он, кстати, тоже не подействует. Как и на некоторых ваших коллег. – Главная целительница осмотрела пришедших. – Остальным рекомендую не снимать защиту, вакцина все еще не доработана.

Не произнеся ни слова, Ори следила за тем, как незнакомец снимает свою повязку, чтобы в следующий миг с удивлением узнать в нем того, кого совсем не ожидала здесь увидеть. Перед ней стоял Райт фор Леард собственной персоной. Из-за генетики древних магов он не сильно изменился. Все так же молодо выглядел, лет на двадцать пять максимум. И только властность и спокойная уверенность, исходящие от мужчины, делали его более взрослым, нежели запомнила целительница.

– Могу я поинтересоваться, что делает в моей больнице отдел магических преступлений? – меж тем спросила леста Дария, давая понять, что знает, кто перед ней стоит.

– Приказ императора, – коротко ответил Райт, даже не глянув в сторону Орианы. – Где мы можем расположиться?

– Явно не здесь. – Главная целительница нахмурилась и обратилась к Ори: – Ориана, проводите леста Райта к лесте Алесте. А потом идите отдыхать. Как только что-нибудь станет известно, я вам сообщу.

Кивнув, Ори развернулась к прибывшим спиной и отправилась в палату, где лежал мэр. Она даже не посмотрела, следует ли Райт за ней. Удивление от неожиданной встречи смешалось с усталостью и накатившим из-за упадка сил раздражением. Женщина чувствовала, что с каждой минутой, проведенной рядом с ним, теряет самообладание. А этого ну никак нельзя допустить.

Она уже подошла к двери палаты, когда в глазах ненадолго потемнело, а нахлынувшая слабость заставила пошатнуться. В тот же миг сильные руки придержали ее за плечи, а над ухом раздался укоризненный голос:

– Когда ты в последний раз спала? Нужно более ответственно относиться к своему здоровью. Тем более когда от тебя…

Неожиданно его слова разбудили в душе целую бурю негативных эмоций. Прикосновения горячих ладоней были подобны неподъемной тяжести, мешавшей свободно дышать. Ориана с трудом воздержалась от резких слов в адрес бывшего возлюбленного. Распрямив спину, она спокойно убрала его ладони со своих плеч и тихо сказала:

– Мы уже пришли.

Проскользнув в палату, Ориана увидела там Ринаду и Карину, которая недавно устроилась на работу в больницу. Медички совершали обход, проверяя состояние пациентов.

– Нара Ориана, есть какие-то новости? – встревоженно спросила леста Алеста и перевела взгляд на мужчину, маячившего за спиной целительницы.

– Леста Вист, знакомьтесь, это лест Райт фор Леард, – представила его Ориана. – Он прибыл сюда… – Замолчав, она плотно сжала губы, не желая договаривать.

– Леста Вист! – Райт вышел вперед и склонил голову в приветствии.

– Алеста, – представилась жена мэра и вымученно улыбнулась. – Да, я помню, утром нар Веров, помощник моего мужа, упоминал, что вы прибудете со своей командой. Только не совсем понимаю, почему сюда, а не в здание мэрии?

– Я хотел сразу составить мнение о происходящем, – пояснил Райт. – Вы не могли бы…

Договорить ему не дал грохот металлического подноса, вскрик и звук упавшего тела. Стремительно обернувшись, он увидел, что одна из медичек потеряла сознание, а вторая рухнула на пациента. При этом защитная повязка слетела с ее лица. В тот же миг Ориана перескочила через лежащую в беспамятстве женщину, помогая подняться второй, в темных глазах которой плескался ужас.

– Ринада, не паникуйте, все будет хорошо! – быстро заговорила Ориана, укутывая медичку в целебный кокон.

– Я не понимаю, как она… – Женщина всхлипнула и покосилась на свою коллегу. – Лест Леард, пожалуйста, позовите кого-нибудь. Вдруг зараза проникает и через защиту.

– Не думаю, – поспешила успокоить ее Ори, пока маг выполнял просьбу медички. – Карина просто переутомилась. Мы все слишком устали за эти дни. Но я уверена, вскоре все закончится. Вакцина обязательно поможет!

– Ох, мои дети! – всполошилась Ринада. – Ориана, прошу вас, позаботьтесь о них, если я… Если со мной… – Не договорив, она всхлипнула.

– Немедленно прекратите! – возмутилась целительница. – С вами все будет в порядке!

Как раз в это время в палату вернулся Райт, ведя за собой лесту Дарию и целителя из столичного спецотряда. Тот нес с собой бутыль из темно-зеленого стекла, в которой плескалась какая-то жидкость.

– Первая порция вакцины готова, – радостно заявил он, подходя к кровати мэра. – Я пришел поставить капельницу лесту Висту.

– Слава богам! – выдохнула Ориана и ободряюще сжала руку Ринады. – Вот видите, как все удачно обернулось. Вскоре вы увидите своих детей.