Наследие древних. История одной любви

Шкутова Юлия

Глава 22

 

Секунды медленно, но неумолимо растягивались в минуты, а тишину никто так и не спешил нарушать. Маркиза Лазарская восседала на софе, словно императрица на троне перед своими подданными. Ориана присела на краешек кресла, старательно держа спину прямо и мысленно напоминая себе не опускать голову. Она ведь не маленький ребенок и ни в чем не виновата. И только Райт чувствовал себя вполне комфортно, облокотившись о каминную полку и с веселым любопытством поглядывая то на мать, то на возлюбленную.

– Итак… – прервала молчание леста Ольяса, поняв, что сын точно не будет первым ничего говорить. – Когда вы собрались пожениться?

Ори, не ожидавшая от маркизы такого вопроса, слегка нахмурилась. Она приготовилась к чему угодно, но только не к этому. А судя по изумлению, промелькнувшему в глазах возлюбленного, он тоже был обескуражен.

– Завтра, – с оттенком вызова в голосе ответил Райт.

– Почему так быстро? – Маркиза недовольно сощурилась и… уставилась на область талии целительницы.

Непроизвольно Ориана прикрыла живот руками, а затем спешно убрала их. Прошло столько лет, но она почему-то до сих пор робела перед материю Райта.

– Ори понравилась императору.

– Когда только успела? – искренне удивилась леста Ольяса и оценивающе посмотрела на целительницу.

– Мы только что вернулись из дворца, – поведал виконт и ободряюще улыбнулся Ориане.

– Это связано с тем делом, из-за которого ты уехал в несусветную глушь? – уточнила маркиза.

– Да, мама, но я тебе ничего не расскажу.

– Я и не настаиваю. Вот только свадьба будет через месяц. И это не обсуждается!

Последние слова сразили и так не знающую, что думать, Ориану. Леста Ольяса совсем не напоминала ту женщину, голос которой преследовал целительницу на протяжении двадцати лет. Нет, мать Райта не светилась от удовольствия, но и не выказывала враждебности. И таким своим поведением еще больше настораживала Ориану.

– И вы… не будете против? – не выдержав, спросила она. – Ведь я не пара вашему сыну.

– Ори! – предостерегающе воскликнул Райт, но та не обратила на него внимания.

Впрочем, как и его мать.

– Когда-то давно мы с моим мужем уже выбрали статусных невест нашим сыновьям, – спокойно ответила леста Ольяса. – И ни одному из них это не принесло счастья.

– И все же я…

– Я знаю, кто вы такая. Это ведь вас Райт хотел представить нам на званом вечере. И, признаюсь честно, я была не в восторге от его решения.

– Но не сейчас, – догадалась Ориана. – Почему?

– Как я уже сказала, наше с мужем решение не принесло счастья сыновьям. Все эти долгие годы меня терзала мысль, что было бы, поступи мы по-другому. Как бы сложились судьбы наших детей, если бы они последовали зову сердца. К сожалению, нам этого уже никогда не узнать.

Стук в дверь отвлек их от разговора. Пришла экономка. Вкатив в гостиную тележку, она извинилась и ловко расставила на столе приборы для раннего чаепития. А в центре установила блюдо с аппетитно пахнущими пирожками.

– Вот как Ката узнаёт о моем приезде? – изумился Райт, имея в виду свою повариху.

– Она говорит, что у нее чуйка на вас срабатывает, – пояснила нара Ватек и быстро покинула комнату.

Как только дверь закрылась, гостиная вновь погрузилась в тишину. Ори вопросительно посмотрела на маркизу и наткнулась на выжидающий взгляд. Догадавшись, чего от нее хотят, целительница слегка смутилась, в то же время почувствовав прилив благодарности. Леста Ольяса предложила ей разлить чай, так признавая право нежданной невесты среднего сына на главенство в его доме. Этот жест лучше всего показал намерения маркизы.

– Возвращаясь к прерванному разговору, хочу в заключение сказать еще кое-что. – Леста Ольяса с удовольствием приняла чашку с горячим напитком. – Когда Райт уехал в Северг, а потом всплыло ваше имя, я приняла это как знак свыше, сразу поняв, с кем он встретится в том городе. Когда моя внучка совершенно случайно познакомилась с вашей дочерью и подружилась с ней, я уже не могла игнорировать такого явного намека. Ну а сегодняшняя новость о вашей свадьбе окончательно развеяла все мои сомнения. Воспротивиться этому значило бы прогневить богов. А я уже не так молода, чтобы поступать столь безрассудно.

Ориана скептически посмотрела на маркизу, выглядевшую, как и целительница, максимум лет на двадцать. Еще одна представительница тайхов, никогда не познающая старости. Да и не так она стара на самом деле. Лесте Ольясе было максимум лет семьдесят. А учитывая, что продолжительность жизни составляет четыреста – пятьсот лет, – можно сказать, что это юность.

И все же Ориане было сложно поверить. Слова из прошлого до сих пор отдавались легкой душевной болью. Сложно забыть обиду, когда ее причинили родные люди любимого человека.

– Вижу, что вы не верите мне, – с легкой улыбкой заметила маркиза. – И не могу винить вас в этом. Со временем вы поймете честность моих намерений. Ну а пока… Я отправлюсь домой, чтобы начать составлять план предстоящей свадьбы. – Заметив, что сын собрался возразить, она величественно взмахнула рукой и повторила: – Не обсуждается.

В этот момент целительница еле сдержалась, чтобы не хихикнуть. Она поняла, как сильно похожи сын и мать.

– Я только хотел сказать, что Ори тоже захочет поучаствовать, – все же вставил свое веское слово Райт, подойдя к креслу, в котором сидела возлюбленная.

– О, несомненно! – легко согласилась леста Ольяса. – Я лишь собираюсь составить список гостей. Ты же сам понимаешь, какое это ответственное дело. Нужно присутствие тех, кто не только не испортит торжество невесте, но и поможет ввести ее в высший свет. А ты пока найди свою дочь и побеседуй с ней.

Когда вдовствующая маркиза отбыла домой, им вновь не дали спокойно поговорить. А ведь сказать хотелось так много! В основном говорить собиралась Ориана, слишком взбудораженная встречей с матерью Райта. Но когда в дом вслед за Арилесой вошла и Тарина, целительница испугалась того, что может за этим последовать. Она совсем упустила из виду одну существенную деталь. Ее дочь может совсем не одобрить отношения Орианы с Райтом. Ведь Рина еще совсем недавно стояла у погребального костра человека, которого считала своим отцом.

– Тарина? – неуверенно произнесла целительница, не представляя, чего ожидать.

– Мама! – Девушка стремительно подбежала к ней и крепко обняла. – Мама, я так испугалась, когда лест Райт прибыл в академию. С тобой все хорошо? Тебя не ранили? Ты сильно испугалась? Тех людей поймали?

– Рина, девочка моя! – Ори прижалась к дочери, почувствовав, как глаза защипало от слез. – Все хорошо… Со мной ничего не случилось. Прости, что заставила поволноваться.

– Ты ведь расскажешь мне, почему тебя похитили? Это как-то связано с… папой?

– Нара Тарина, вы обязательно все узнаете, но в свое время, – пришел на помощь Райт, так как Ориана еще не успела придумать достоверную историю, чтобы не выдать истинное положение вещей. – Пока идет следствие, вашей маме запрещено распространяться об этом деле.

– Да-да, я все понимаю, – согласилась Рина, отстраняясь от матери. – И конечно же подожду. А пока у нас есть и более важная тема для разговора. Леса мне все рассказала.

– Ох, Рина, если ты против, то я никогда…

– Мама, подожди! Ты кое-чего не знаешь.

Тарина отошла от матери и встала рядом с подругой.

– Не понимаю, о чем ты говоришь? – Ори нахмурилась, глядя на странное поведение девушек.

Те были заметно напряжены. А дочь Райта и вовсе что-то прятала у себя за спиной.

– Вы оба кое-что должны узнать, – сказала Арилеса наконец, показав тетрадь в толстом переплете. – У нас с Риной было много времени, чтобы обдумать прочитанное.

– Что это такое? – Райт протянул руку к тетради, но дочь не спешила отдавать ее.

– Это дневник мамы, который она начала вести незадолго до смерти, – пояснила Леса и с нежностью провела пальцами по переплету. – Пусть она в нем обращалась ко мне, но писала его для тебя, папа.

– Дневник? – Виконт недоуменно рассматривал коричневую обложку. – Не знал, что Ванесса вела дневник.

– Я его нечаянно под кроватью в маминой комнате нашла, – вздохнула Арилеса, – когда… хм… проверяла работу слуг!

Райт ей, разумеется, не поверил, но и настаивать на правде не стал.

– И вы хотите, чтобы мы вдвоем с Орианой его прочитали? – уточнил он.

– Да, это касается вас обоих. – Сунув тетрадь в руку отцу, Арилеса ухватила подругу за локоть и потянула к выходу. – Мы… по магазинам пройдемся. Будем вечером!

Выйдя на улицу, девушки дружно перевели дух. Словно им пришлось выдержать нелегкую битву, а не поговорить с родителями.

– Рина, скажи, ты действительно не будешь против, если они поженятся? – спросила Арилеса, немного настороженно посмотрев на подругу.

– Нет, не буду. – Тарина подняла взгляд к небу. – Знаешь, мой папа… Тот, другой, который вырастил меня, был замечательным человеком. И я никогда его не забуду, но… Прочитав дневник, я много думала и поняла, что моя мама тоже заслуживает счастья.

– Но она же обманула Вадима Канта, когда приехала к нему.

– Да, обманула. Наверное, я могу попытаться понять, что ею двигало. Хоть мне и обидно за папу. Правда, все эти годы я была свято уверена, что родители поженились по любви. А значит, мама была предана папе, пусть, скорее всего, и не любила его.

– Ну почему же? Может, и любила, просто не так сильно, как моего папу. – Арилеса встала плечом к плечу со своей подругой. – Так все запутано… Я всегда мечтала, чтобы у меня была мама. А оказалось, что есть старшая сестра.

Посмотрев на Лесу, Тарина потрясенно выдохнула:

– Слушай, а ведь я незаконнорожденная!

– Это еще почему? – удивилась Арилеса. – По бумагам ты – дочь нара Вадима Канта. Все по закону!

– Только мой настоящий отец – совсем не он, – заметила Рина, вспомнив, какое потрясение испытала, прочитав дневник Ванессы фор Леард.

Девушка еще долго не могла поверить, что все это не жестокая шутка и написанное в дневнике – правда. Узнать такое о своей матери… да и о себе… было слишком тяжело. Сначала ее охватил порыв позвонить маме и вытребовать у нее правду. Но неожиданно Тарина испугалась. Поэтому позвонила Арилесе, чтобы потребовать никогда и никому не рассказывать о дневнике, и… не смогла. Изображение смартана показало ей испуганное и напряженное лицо пятнадцатилетнего подростка, будто ожидавшего приговора о смертной казни. И, глядя в такие же, как у нее самой, зеленые глаза сводной сестры, Рина вдруг поняла, что не может предать эту девушку. Она даже не могла представить, как переживала Леса, не имея возможности ни с кем поделиться.

– Рина, о чем задумалась? – отвлекла ее от воспоминаний Арилеса.

– О том, что наших родителей ждет сильное потрясение, – уклончиво ответила будущая целительница. – Ну что, идем гулять?

– Да, сегодня им явно будет не до нас.

Когда они дочитали исповедь Ванессы, солнце уже клонилось к закату. Сидя рядом на софе, Райт и Ориана молчали, не зная, как начать разговор. То, что они узнали, не только потрясло, но и принесло немало мук совести. Осознавать, что их любовь оказалась настолько хрупкой и ненадежной, раз обоих так легко сумели обмануть, было неприятно и стыдно.

Столько лет злости, обиды, ненависти, и все это по их вине. Да, не зная истинного положения вещей, они оба считали, что Ванесса лишь отчасти приложила руку к их расставанию.

– Ты действительно слышала наш с мамой разговор? – спросил Райт, посмотрев на женщину, которую любил половину своей жизни.

– Да, я тогда пришла к тебе, потому что волновалась из-за предстоящего знакомства с твоими родителями. – Ори несмело подняла на него взгляд, прошептав: – Прости.

– А я все эти годы считал, что ты специально заставила меня поверить в твою любовь. – Виконт порывисто обнял возлюбленную, прижавшись губами к ее виску. – Когда нашел твою записку, то как безумный искал тебя. Сначала думал: а вдруг кто-то похитил или угрозами заставил написать те слова. И все равно поехал в Северг, чтобы проверить. Так, на всякий случай. А ты…

– Не знаю как, но я тогда почувствовала тебя, – призналась Ори и устало прикрыла глаза. – Поэтому и поцеловала Вадима. Хотела… Даже не знаю чего. То ли доказать себе, что смогу начать жизнь с нуля, то ли сделать тебе больно.

– И у тебя это получилось, – пробормотал виконт. – Оба варианта.

Отстранившись, Ори заглянула ему в глаза и сказала:

– Мы были такими глупыми. Правда?

– Да. Слишком юные, слишком гордые. Поэтому Ванессе все и удалось. Правда, она не рассчитывала, что ты услышишь наш разговор. Да и прогулка у пруда была с ее стороны чистой импровизацией. Но и перекладывать всю вину на мою жену не стоит. Зато теперь я повзрослел и больше никуда тебя не отпущу.

– Я… Тарина знает! – воскликнула Ориана, вскакивая с софы.

– И Арилеса знает, – сказал Райт, поняв, что ее так взволновало. – И если наши дети еще не прокляли нас, значит, все в порядке.

– О боги, как стыдно! – Целительница закрыла лицо руками, тихо застонав.

– Если только из-за своей глупости! – не смог не поддеть ее виконт. – А в остальном же мы обычные люди, совершающие ошибки и исправляющие их. А еще – любящие друг друга. – Подойдя к женщине, он вновь заключил ее в свои объятия. – Разве этого недостаточно?

Отняв руки от лица, Ориана слабо улыбнулась:

– Прости, слишком много событий за один день.

– Давай я провожу тебя в комнату. Ее уже должны были подготовить. И если хочешь, ужин принесут туда же. А завтра мы поговорим. С дочерями тоже нужно многое обсудить.

– Да, ты прав.

И она честно собралась лечь спать. Пока они поднимались по лестнице и шли по длинному коридору, целительница даже представила, как ляжет в кровать, закроет глаза и уснет. Сегодня ей не хотелось ни о чем думать. Слишком много событий, мыслей и рассуждений.

Позже Ориана так и не смогла себе ответить, кто из них первый потянулся к другому, когда они оказались в спальне. Не было времени ни подумать, ни осознать свои действия. Только голые инстинкты и желание обладать. Поцелуями и ласками они вновь узнавали друг друга, изучали и запоминали. Стряхивали с себя всю горечь, боль и страх прошедших дней. Учились доверять и просто любили друг друга. Жарко, неистово и до безумия нежно. Отдавая себя любимому без остатка.

Проснувшись утром и увидев спящего на соседней подушке Райта, Ориана вдруг почувствовала, что готова расплакаться от переполнявшей душу щемящей нежности и любви к этому мужчине. А еще подумала о том, что хотела бы просыпаться так каждый день. И Райт, словно услышав ее мысли, каждую ночь оставался с возлюбленной, оберегая ее покой и сон.

Все в доме знали о том, что хозяин проводит ночи со своей невестой. И даже не думали осуждать. Ориана как-то слишком легко и естественно вошла в их жизнь. Слугам очень нравилось, что эта белокурая красавица совершенно не кичится своим положением, находя доброе слово для всех, кто жил в доме виконта Таверга.

Единственный раз, когда Ори пришлось поволноваться, случился на следующий день после прибытия в столицу. Этот момент конечно же был связан с дочерями. И пусть в некоторой степени беседа вышла тяжелой, восторг в глазах Арилесы и спокойное одобрение во взгляде Тарины помогли женщине унять свои страхи. Она в очередной раз отметила, как сильно повзрослела ее дочь. И на миг глубоко в душе вспыхнула злость на Вадима за его желание отдалить Ориану и Тарину друг от друга.

Не обошлось и без казусов. Ори все же пришлось давать показания. Для этого она посещала дворец, так как с ней беседовал лично глава службы внутренней безопасности. Обычно целительницу всегда сопровождал Райт, но в тот раз его вызвали куда-то по неотложному делу. Поэтому Ориана осталась на попечении Марка, увлеченно рассказывающего ей еще об одном своем изобретении. Они уже вышли из дворца, когда им наперерез бросилась какая-то женщина.

– О, лест Марк, как хорошо, что я вас встретила! – воскликнула она, оттерев Ори от артефакторщика. – Вы уже вернулись из ссылки?

– Леста Фиона! – Марк склонил голову в знак приветствия. – О какой ссылке вы говорите?

– Вы же уезжали в какой-то городишко? – Аристократка неопределенно повела плечом, умудрившись при этом кокетливо заправить за ухо короткую прядку пшеничного цвета.

– Да, мы уезжали по делам. – Марк заметно напрягся и покосился на Ориану.

– Но вы ведь уже вернулись. И лест Райт тоже? Мне нужно с ним переговорить. Не подскажете, где я могу его найти?

На лице артефакторщика промелькнуло сомнение, сменившееся озорством. Обойдя аристократку, он остановился рядом с Ори и спокойно ответил:

– А об этом вы можете поинтересоваться у его невесты.

– Невесты? – Леста Фиона заметно побледнела, а взгляд голубых глаз переместился на целительницу.

– Знакомьтесь, нара Ориана Кант, невеста леста Райта, – торжественно заявил Марк и ободряюще улыбнулся целительнице.

– Нара? – удивилась аристократка и презрительно поджала губы. – Это глупая шутка? Как невестой виконта Таверга может быть всего лишь какая-то нара? Где он вообще ее нашел?!

Ориана почувствовала, как краска стыда бросилась в лицо. А еще она впервые задумалась о том, что таких хамок среди аристократов будет полно. Ведь простая целительница – действительно не пара для сына маркиза.

– Не какая-то, а самая лучшая, – холодно парировал Марк. – Леста Маренд, я бы попросил вас следить за своими словами. И научитесь достойно принимать поражение. Вам ведь к нему не привыкать.

И пока леста Фиона ошарашенно таращилась на него, артефакторщик быстро увел Ориану. Некоторое время они просто молча шли рядом по усыпанной гравием дорожке. Потом Марк резко остановился и с сожалением произнес:

– Простите, мне искренне жаль, что вам пришлось стать свидетельницей такой некрасивой сцены.

– Отнюдь. Мне стоило это увидеть. – Ори немного криво улыбнулась. – Я совсем забыла, что Исалия – это не приграничный Северг, а дворец – не оранжерея, в которой обитают тепличные цветы. Я так понимаю, эта леста имела какие-то виды на Райта? Возможно, у них были определенные…

– Нет-нет! – спешно заявил Марк. – Никаких договоренностей между ними не было и быть не могло. Леста Фиона – известная охотница за мужьями. Только ей постоянно не везет. Райт был четвертой попыткой, так же с треском провалившейся, как и три предыдущие. Он совсем не такой.

– Не какой? – переспросила Ори, неожиданно развеселившись.

– Райт, конечно, не жил как жрец-отшельник, но и не имел толпы любовниц, – серьезно ответил артефакторщик. – Он вообще старался не афишировать свои связи. Мне кажется, это потому, что Райт всегда любил вас. Пусть и злился, но так и не смог забыть.

Ориана смолчала, не зная, что на это сказать. Да и зачем, если можно по возвращении домой просто обнять любимого мужчину, так выражая свою привязанность. И только мысль о том, как же тяжело будет ей при дворе, немного портила хорошее настроение. Ори бы с большим удовольствием вернулась в милый сердцу городок. И пусть последние несколько месяцев дались совсем нелегко, но ведь были и хорошие воспоминания! А еще там остались ее друзья и любимая работа.

Понимая, что жизнь Райта как раз сосредоточена в Исалии, а она уже не сможет отказаться от него и уехать, Ори старалась привыкнуть. С удовольствием готовилась к свадьбе, обсуждая с будущей свекровью фасоны и ткани для платья, меню, украшение зала, кого и куда из гостей посадить и еще тысячу разнообразных мелочей. Во время бала, посвященного празднику богини плодородия, Ориану официально представили двору как невесту виконта Таверга. И, наверное, ей было бы трудно влиться в столь высокое общество, если бы не император, ясно давший понять своим подданным, что он благоволит очаровательной целительнице. Ну и двум советникам, по совместительству лучшим друзьям повелителя, решившим сыграть в тот день ее верных рыцарей.

Они практически неотступно находились рядом с Орианой, попутно знакомя с наиболее влиятельными аристократами. Судя по удовлетворению в глазах вдовствующей маркизы, она не могла и надеяться на такую удачу. И, как потом со смехом вспоминал Райт, это стало последней песчинкой в чаше весов, помогшей ему принять единственно верное решение. А именно – сбежать из столицы вместе с любимой женой. Как говорится: чем дальше в глушь, тем меньше соблазнов!

А сообщил он ей о своем гениальном решении в день свадьбы. Ори как раз осталась в комнате одна, полностью готовая к выходу. Свадебная церемония проходила в главном храме Исалии. И доставить целительницу к нему должна была белоснежная карета, запряженная четверкой отменных рысаков.

Подойдя к большому напольному зеркалу, Ориана еще раз проверила, все ли в порядке с ее внешностью, переживая за любую деталь. Но волосы были заплетены в косу, уложенную короной вокруг головы и переплетенную тонкими золотыми лентами. Платье из золотистой парчи с открытыми плечами и пышной юбкой ладно облегало фигуру. Из-под более короткого верхнего слоя кокетливо выглядывала белоснежная нижняя юбка. Туфельки в тон платью из атласной ткани удобно сидели на ногах. Отсутствие украшений было данью традициям семьи маркизов Лазарских. Испокон веков считалось, что в семью входят только самые красивые девушки империи. Так зачем им украшения, отвлекающие внимание от настоящей драгоценности?

Неожиданно дверь в комнату приоткрылась, и вошел Райт.

– Что ты здесь делаешь? – удивилась Ори, любуясь невероятно красивым женихом.

По случаю бракосочетания виконт Таверг облачился в парадный мундир алого цвета, расшитый золотым шнуром по манжетам и воротнику. Золотые пуговицы с выгравированным на них гербом виконта Таверга практически сияли, отполированные старательным камердинером. С правой стороны в кожаных ножнах висел короткий меч, который Райту придется снять перед входом в храм. И довершали образ черные ботфорты, любовно начищенные все тем же камердинером до зеркального блеска.

– Я только на минутку, – заверил маг, пожирая глазами возлюбленную. – Хотел предупредить, что во время свадебного пира мы сбежим.

– Интересно, куда же? – игриво спросила Ориана, подойдя к мужчине и положив ладони ему на грудь.

– В наш новый дом. – Голос Райта приобрел соблазнительную хрипотцу, и он склонил голову, собираясь поцеловать свою невесту.

– А чем тебя этот не устроил? – Ори прижала указательный палец к его губам.

Вздохнув, виконт отстранился и ответил:

– Тем, что он находится далеко от моего нового места службы. Прекрасная нара, позвольте представиться. Новый мэр города Северга лест Райт фор Леард, виконт Таверг!

– Быть не может! – Целительница охнула и прижала руки к запылавшим щекам. – Но как?.. Почему?

– Императору нужен надежный человек на этом посту, – охотно пояснил новоиспеченный мэр. – Ведь охрану единственной лаборатории наших предков и всей имеющейся в ней информации нельзя доверить непроверенным людям. Вот я и предложил свою кандидатуру.

– Но почему? – все еще не понимала Ориана, хотя ее сердце пело от радости.

– Родная, я видел, как тебе тяжело находиться здесь. – Райт нежно провел пальцами по ее щеке. – Ты привыкла к другой жизни. Да и мне нравится этот город. А какие там виды!

Не удержавшись, Ори прижалась к любимому и быстро поцеловала, так выражая свою благодарность. Она не могла и надеяться на такой подарок! Поэтому, когда спустя полчаса целительница вошла в храм, где ее ждал не только Райт, но и жрец с гостями, все увидели на ее губах лучезарную улыбку. Потом в дворцовых будуарах еще долго обсуждали эту свадьбу, единогласно решив, что Ориана достойна звания самой счастливой невесты года.

А пока она стояла рядом с возлюбленным, внимательно слушая речитатив жреца, читающего слова брачного обряда. Чуть позади стояли Тарина и Арилеса, держа жертвенные гирлянды, которые после церемонии нужно будет возложить к ногам статуй пантеона богов. Вдовствующая маркиза Лазарская вместе со старшим сыном стояла в первом ряду приглашенных гостей и как-то слишком подозрительно иногда шмыгала носом. Райт даже решил, что она сдерживает слезы, но затем быстро отогнал от себя эту крамольную мысль. Его мать была настоящей аристократкой, умеющей держать лицо на людях. Ведь так?..

Когда пришло время обменяться обручальными кольцами, молодожены одновременно прошептали: «Я люблю тебя». Изумленно переглянувшись, они прильнули друг к другу, соединяя губы в поцелуе. Чем значительно нарушили церемонию, ведь жрец только собирался провозгласить заключительную часть обряда. Но разве может быть какое-то дело до старика, посвятившего жизнь богам, когда находишься в объятиях самого дорогого человека?