Наследие древних. История одной любви

Шкутова Юлия

Глава 21

 

Первые несколько дней Ориана провела в больничной палате. На этом настояла леста Дария, которую привел в ужас внешний вид ее подчиненной. Все это время целительница отказывалась кого-либо видеть. И даже дочери запретила приезжать, утверждая, что все хорошо. Райт не понимал, что происходит. Его злило и пугало такое поведение Ори. А в голове постоянно крутились мысли о том, что это его вина.

Не выдержав, в ночь перед выпиской он проник в палату. И при помощи бледного лунного света сумел наконец увидеть то, что скрывала женщина. Сорочка с коротким рукавом давала возможность рассмотреть кожу рук и грудь, сплошь покрытую синяками. Казалось, что кто-то специально ставил их, стремясь покрыть большую поверхность тела.

Райт так и не понял, чем сумел выдать свое присутствие, но ему совсем не понравилась реакция Орианы. Резко открыв глаза, целительница подскочила и вжалась в спинку кровати. И в этот момент боевой маг осознал, что готов рвать голыми руками всех тех, кого они захватили в лаборатории. И плевать, что они должны ответить на множество вопросов, интересующих императора и его приближенных.

– Райт? – прошептала Ориана, узнав мужчину.

– Кто это сделал? – спросил он, неотрывно глядя на синяки.

Проследив за его взглядом, женщина вздрогнула, словно сама позабыла о своем плачевном состоянии и теперь была удивлена видом собственного тела. Она натянула одеяло до подбородка и сбивчиво заговорила:

– Я не хотела, чтобы ты их видел. Надеялась… Они уже почти не видны.

– Кто? – повторил вопрос виконт Таверг, не собираясь отступать.

– Нирт, – выдохнула Ориана.

– Кто еще?

– Больше никто. Вадиму нужна была только моя кровь. А Лерш и Кат меня не трогали совсем. – Ори говорила, немного захлебываясь, словно опасаясь, что он уйдет не дослушав. – Да и Нирт ничего страшного не сделал. Только щипал и пинал. Но если я не издавала ни звука…

– Ясссно, – прошипел боевой маг, рванув к выходу.

– Райт!

Этот окрик заставил его остановиться и медленно повернуться. Ориана протянула в его сторону руку, но, вспомнив о синяках, смущенно спрятала ее под одеяло и опустила голову. А виконт и сам не понял, как оказался рядом с ней.

– Прости, – зашептал ей на ухо, бережно обнимая за плечи. – Не уберег… Я так сожалею…

– Неправда! – горячо заверила Ори, прижимаясь к мужчине. – Я сама виновата. Не нужно мне было идти в этот дом. Но, увидев Вадима, так удивилась… Я такая глупая.

Женщине до сих пор не верилось, что все уже позади и больше бояться нечего. Ее спасли, а муж с подельниками находятся под стражей.

– Только не плачь! – попросил Райт, услышав всхлип. – Я больше никому не позволю обижать тебя. Слышишь?

Замерев, Ориана некоторое время еще сомневалась, но затем робко спросила:

– И будешь рядом со мной?

– Всегда! – без раздумий отозвался Райт. – Если позволишь, любимая, я сделаю все, чтобы ты больше никогда не плакала.

На один короткий, страшный миг Ориане почудилось, что это всего лишь сон. Такой желанный, но ненадежный. И стоит открыть глаза, как она вновь увидит опостылевшую обстановку ее личной тюрьмы в древней лаборатории тайхаров.

– Почему ты молчишь? – насторожился Райт, отстранив от себя Ори. – Что случилось?

– Я просто подумала о том, как же сильно люблю тебя, – прошептала целительница, не замечая, как по щекам вновь потекли слезы.

Нежное прикосновение губ стало продолжением сказочно-прекрасного сна. Нет, не так! Волшебной реальности, в которой Ориана очутилась после затяжного кошмара плена. То, о чем она мечтала все последние дни, все-таки сбылось. Ее целует любимый мужчина. А в его объятиях так хорошо и спокойно.

– Я тоже люблю тебя, – прошептал в полуоткрытые губы Райт. – И больше никуда не отпущу.

«Наверное, от счастья действительно можно умереть», – подумала Ори, почувствовав, как замерло, а затем пустилось вскачь сердце. Ведь она и надеяться не смела, что когда-нибудь ее мечты станут реальностью. Даже успела смириться со смертью…

– А теперь ложись спать, – прервал ее размышления Райт. – Завтра рано вставать.

– Что? – опешила целительница от резкого перехода. – То есть – куда?

– Нам нужно уехать в столицу, – пояснил боевой маг, укладывая возлюбленную и укутывая ее в одеяло. – Тебе придется дать показания. И пообщаться с императором. Меня уже поставили в известность, что он жаждет тебя увидеть.

– Но зачем? – Ориана зябко передернула плечами.

– Думаю, хочет задать несколько вопросов. – Райт успокаивающе погладил ее по спине. – Не волнуйся, наш император – справедливый человек. Заодно с дочерью повидаешься. Тарина слишком сильно волнуется. Того и гляди, сбежит из академии, чтобы увидеть тебя.

– Да, ты прав, она вполне может так поступить. Скажи, а ты…

– Я ей ничего не говорил. Попросил подождать, пока ты сама все не расскажешь.

– Спасибо.

– А теперь спи.

– А ты… не останешься со мной?

Райту не нужно было повторное приглашение. Скинув куртку и сапоги, он прилег рядом с Ори. Бережно прижал ее к себе, чувствуя, как напряжение последних дней понемногу исчезает.

На следующее утро Ориану ждало легкое потрясение. Император не желал ждать, пока они прибудут в столицу маг-экспрессом. И для этого он прислал в Северг своего секретаря, который должен был открыть портал прямо во дворец. Да еще и на личную территорию императорской семьи.

– Мне нечего надеть! – всполошилась целительница, мысленно перебирая все свои наряды.

– Женщины! – глубокомысленно выдал Райт, а секретарь невозмутимо предложил свою помощь.

– В смысле? – не поняла целительница, запнувшись о ступеньку, так как поднималась на второй этаж своего дома.

– Я могу помочь вам выбрать подходящий наряд, – пояснил лест Тагар фор Ниркен. – Не нужно ничего торжественного: кроме императора и нескольких советников, вас никто не увидит.

В ответном взгляде Орианы ясно читалось, что этого вполне достаточно, чтобы впасть в панику. Но и от помощи она отказываться не собиралась. Секретарь императора всяко больше знает об уместной во дворце одежде.

И лест Ниркен ее не разочаровал, практически сразу указав на черную закрытую блузку с длинным рукавом и высоким воротом, хорошо скрывавшую усыпанную синяками кожу. Дополнила наряд длинная юбка с широким поясом, насыщенного винного цвета.

– Вам очень идет эта прическа, – сделал комплимент секретарь. – Вы выглядите просто очаровательно, поэтому не меняйте ее.

Недоуменно потрогав свои волосы, заплетенные в свободную косу, Ори пожала плечами. Раз лест Ниркен говорит, что ей идет, – значит, можно оставить все как есть. Ей и так есть из-за чего волноваться!

– А мои вещи? – охнула Ори, когда они приготовились выйти из дома.

– Доставят в мой городской особняк, – пообещал Райт. – Раз мы уходим порталом, то можно воспользоваться грузовыми перевозками. Не волнуйся, к вечеру уже все доставят.

– Но я думала остановиться у подруги, – растерянно сказала Ори.

– Не обсуждается. – Боевой маг упрямо поджал губы, и ей пришлось смириться.

Не устраивать же сцену прямо на улице, да еще и при секретаре императора!

Идя по городу к зданию мэрии, она впервые заметила, сколько на улице военных патрулей. Причем там были и совершенно незнакомые люди. За двадцать лет Ори хорошо успела запомнить лица всех обитателей гарнизона.

– Я что-то пропустила? – тихо уточнила целительница у Райта.

– После того как ты нам сообщила об участии нара Верова в твоем похищении, сюда был направлен еще один гарнизон. На данный момент город на военном положении. Веров был не единственным пособником Вадима. Военные, городская стража, некоторые из купцов. Он создал хорошую агентурную сеть.

– Но как вы так быстро всех вычислили?

– Бывший помощник мэра оказался тем еще храбрецом. – Райт зло усмехнулся. – Стоило ему увидеть меня на пороге своего дома, как он тут же принялся сдавать всех, о ком знал. Помилование себе выбивал.

– И что? Неужели выбьет? – Ори знала, что были такие случаи в судебной практике.

– Это вряд ли, – ответил за Райта лест Ниркен. – Самое большее, на что этот нар может рассчитывать, – поселение каторжан на севере нашей великой империи.

Ориана поймала себя на мысли, что ей совсем не жаль молодого человека. За дни, проведенные в плену, она значительно подрастеряла свое человеколюбие.

Около здания мэрии их встретил комендант крепости. Лест Сарков выглядел замученным и невыспавшимся. Ориана могла ему только посочувствовать. Мало того что на него свалилось еще больше обязанностей, так еще и чистка рядов подчиненных – процедура не из приятных.

Райт не стал останавливаться и целительнице не дал. Лишь приветственно кивнул коменданту и пошел дальше. И вновь Ориана молча подчинилась. Волнение от предстоящей встречи с императором совсем выбило ее из колеи. Даже длинный портальный переход пронесся мимо сознания, настолько она погрузилась в свои мысли.

– Подождите здесь, я доложу о вас, – распорядился секретарь.

И только тогда Ориана очнулась и осмотрелась по сторонам. Окружавшая ее элегантная роскошь лучше всяких слов убедила, где целительница находится. Паркетные полы, прикрытые ассарскими коврами. Тяжелые бархатные портьеры на окнах, перехваченные золотистыми плетеными шнурами. Картины на отделанных шелковым штофом стенах. Хрустальные бра на золоченых подставках… И двое гвардейцев в парадном обмундировании, застывших около двери, за которой скрылся секретарь.

Сама того не замечая, Ориана вцепилась в руку Райта. Желание развернуться и сбежать отсюда в свой привычный маленький мирок провинциального городка крепло в ней все больше.

– Все будет хорошо, – тихо сказал Райт, привлекая ее к себе. – Я рядом.

Не успела Ориана поблагодарить за поддержку, как дверь вновь открылась и лест Ниркен поманил их за собой. Пришлось подчиниться: не заставлять же императора ждать, пока она выговорится.

Их решили принять в рабочем кабинете, а не в тронном зале, как успела навоображать себе Ори. Этот факт почему-то помог ей немного приободриться. Пока она не натолкнулась на внимательный взгляд янтарных глаз. В голове мелькнула паническая мысль: «Император!» – а целительница уже приседала в изящном реверансе. По крайней мере, она искренне надеялась, что это именно так.

– Встаньте, нара Кант, – раздался бархатистый голос, прокатившийся успокаивающей волной по напряженным нервам. – Мне уже доложили, что вам пришлось пережить. Поэтому с моей стороны было бы довольно некрасиво заставлять вас стоять, когда вы еще не совсем оправились. Прошу, присаживайтесь, вы чересчур бледны.

Райт легко направил Ори в нужную сторону и галантно отодвинул ей стул. А целительница судорожно думала: неужели так заметна ее нервозность, что даже лицо побледнело? И только нечаянно заметив удовлетворенный взгляд секретаря, Ориана поняла, кто ради нее постарался. Видимо, лест Ниркен не случайно выбрал темную одежду и попросил оставить прическу неизменной. Припомнив свое отражение в зеркале, женщина пришла к выводу, что действительно выглядела болезненно-хрупкой. И мысленно горячо возблагодарила предусмотрительность секретаря.

– Лест Райт, прекратите изображать памятник самому себе и тоже присаживайтесь, – распорядился император Арван, насмешливо посмотрев на боевого мага. – Я не питаюсь целителями. Особенно такими очаровательными.

Некстати вспомнилось, что император – тот еще сердцеед. Оставалось надеяться, что это была лишь любезность с его стороны.

– Нара Ориана… Вы ведь позволите себя так называть?

«Куда я денусь?» – пронеслась в голове тоскливая мысль, а с губ сорвалось тихое:

– Да, ваше величество.

– Я, как и мои советники, знаю, что вы не были замешаны в делах своего мужа, – продолжил император. – Более того, оказались одной из жертв его бесчеловечных экспериментов. И мне искренне жаль, что вам довелось пережить все это.

«Да с чего бы?» – удивленно подумала Ори. Чем больше император говорил, тем сильнее целительница приходила в недоумение. Их беседа не походила на допрос. Все нужные отчеты, женщина не сомневалась, уже давно были переданы Арвану Второму, и он их тщательно изучил. Да и вряд ли император уделяет внимание всем женщинам, перенесших какие-либо тяжелые испытания. Так почему именно она удостоилась такой чести? Чем особенна нара Ориана Кант, обычная целительница из приграничного городка?

– Ваше прошение о разводе рассмотрено и одобрено, – говорил тем временем император, пока Ориана пыталась разобраться в происходящем. – Бумаги вам завтра перешлют…

– В мой городской особняк, – подсказал Райт.

Император в удивлении выгнул бровь и с еще большим интересом принялся рассматривать симпатичную целительницу. В том, что она хороша собой, не стоило и сомневаться. Даже болезненная бледность не смогла этого скрыть. Но ведь должно же быть нечто еще, так увлекшее неприступного виконта Таверга! Арван Второй почувствовал непреодолимое желание докопаться до сути. И только тихое покашливание, раздавшееся с правой стороны, вернуло его к сути сегодняшней встречи.

– Так вот, развод – уже дело решеное, – продолжил вещать он, словно и не было паузы, так напрягшей пугливую гостью. – Более того, венец подарит вам землю и дом с приличным содержанием, чтобы помочь поскорее забыть о тех ужасах, которые вам довелось пережить.

«Вот оно! – наконец поняла Ориана, испытав невероятное облегчение. – Им нужно мое молчание. Конечно же, ведь тут и правда о наших предках, и чудесный эликсир, и древняя лаборатория. Понятно, почему они засуетились. Пытаются подкупить подарками!»

Выдохнув и понадеявшись, что ее слова будут достаточно вежливы для столь высокородных особ, она ответила:

– Благодарю вас, ваше величество, за понимание и участие в моей судьбе. Это очень приятно и лестно, но мне ничего не нужно, кроме развода и выполнения одной небольшой просьбы.

Раздалось тихое фырканье, и Ориана обратила внимание еще на двух человек, находящихся в этом кабинете. Поначалу ей было не до них, слишком волновалась из-за встречи. Зато теперь она узнала советников и близких друзей правителя. Один из них как раз и пытался подавить смех. Правда, целительница не понимала, что же такого смешного было в ее словах.

– И что же вы хотите? – уточнил император, с веселым любопытством посмотрев на собеседницу.

С каждой минутой она нравилась ему все больше и больше. А легкий флер тайны, окутывающий женщину, только прибавлял интереса.

– Я хочу, чтобы моя дочь никогда не узнала о том, что творил Вадим, – спокойно сказала она. – Для Тарины он был терпеливым и любящим отцом, пусть таковым и останется. А для тех, кто его знал, – отличным целителем и добрым, отзывчивым человеком. Нар Вадим Кант погиб два месяца назад во время неудачного эксперимента вместе со своим другом, наром Блезом Нарихом.

– Зачем вам это? – спросил один из советников. – Для чего оберегать доброе имя человека, причинившего столько зла?

– Не хочу, чтобы Тарина страдала так же, как и я, когда узнала правду, – честно ответила Ориана. – Она слишком любила отца.

Император раздумывал совсем недолго, прежде чем согласиться выполнить просьбу женщины. Ведь это ему абсолютно ничего не стоило. Оглашать широкой общественности историю Вадима Канта и так никто не собирался. После допросов ушлого целителя увезут в одну из дальних крепостей, где он продолжит трудиться над своими изысканиями, но уже на благо Арайской империи. А клеймо подчинения поможет ему сделать верный выбор.

– Можете не волноваться, все тайны так и останутся тайнами. – Повелитель благожелательно улыбнулся. – Больше не смею вас задерживать, но буду рад видеть через две недели на балу в честь богини плодородия.

Пробормотав приличествующие случаю слова благодарности, Ориана покинула кабинет так же, как и пришла, – в обществе Райта. Как только дверь за ними закрылась, император откинулся на спинку стула и задумчиво сказал:

– Какая… любопытная нара.

На что начальник внутренней службы безопасности тяжко вздохнул и спросил:

– Арван, а хочешь, я расскажу тебе прелюбопытную историю, которую мне напела одна птичка?

– Эта та, которую ты послал в Северг? – с живейшим интересом уточнил начальник внешней разведки. – Тогда это не птичка, а птиц!

– Не придирайся к словам, – отмахнулся император. – Ну и что там за история?

– Очень запутанная и… романтичная, – хохотнул друг. – А началась она чуть более двадцати лет назад в нашей столичной академии…

Покинув дворец, они отправились к городскому дому Райта в экипаже с гербовым знаком маркизов Лазарских. Как объяснил виконт, его старший брат, унаследовавший титул недавно почившего отца, часто бывал во дворце по делам службы. Поэтому для удобства один из экипажей всегда находился здесь.

– Как думаешь, я…

– Ориана, все хорошо, – заверил Райт, сидя напротив нее в карете. – Ты произвела положительное впечатление на императора. Даже очень.

Удивленно приподняв брови, Ори выжидающе посмотрела на мага, но тот отрицательно качнул головой. Переведя взор на окно, целительница принялась разглядывать столичные улицы и снующих по ним людей. Ей казалось, что они все куда-то спешат. Даже те, кто шел медленным, прогулочным шагом. А воздух Исалии был наполнен совершено особенной энергетикой. Совершенно не такой, как в небольшом Северге. Создавалось впечатление, что сама жизнь бурлит нескончаемым потоком.

– Мы приехали, – прервал Райт размышления целительницы.

Встрепенувшись, Ори с жадным любопытством посмотрела на кованые ворота, за которыми скрывался особняк. Чем ближе они подъезжали к парадному входу, тем неувереннее она себя чувствовала. Только сейчас Ориана задумалась о том, как воспримут ее приезд домочадцы Райта. И особенно его дочь.

– Райт, я… – попыталась сказать она.

– Не обсуждается, – повторил виконт Таверг и, открыв дверцу, спрыгнул вниз.

Он сам опустил ступеньки, помогая Ори выйти. А после даже не подумал освободить узкую ладонь из плена своих пальцев. Так они и вошли в дом, держась за руки. А там их уже встречал высокий, представительный мужчина и пожилая женщина.

– Лест Райт, мы счастливы вашему возвращению. – Мужчина почтительно склонился, а женщина изобразила книксен. – Если бы вы только сказали…

– Не было времени, нар Ватек. – Райт отмахнулся и посмотрел на женщину: – Нара Ватек, подготовьте зеленые гостевые покои для нары Кант. Кстати, где моя дочь? И вызовите управляющего. Ах да, мы с нарой Кант будем обедать на террасе.

Отдавая распоряжения, виконт энергично шагал в глубь дома, утаскивая Ориану за собой. Та честно старалась успеть за ним, пока чуть не споткнулась о ковер.

– Райт! – воскликнула она, заставив мужчину затормозить.

– В чем дело? – спросил он, недоуменно посмотрев на нее.

– Для начала отпусти мою руку, я не успеваю за тобой. И не мешало бы познакомить меня с этими милыми людьми.

– Да, действительно. – Виконт потер лоб, собираясь с мыслями. – Ориана, знакомься, это моя экономка, нара Изира Ватек. И ее сын, служащий у меня дворецким, нар Ледар Ватек. – Дождавшись, когда слуги поздороваются, маг дополнил: – А это Ориана Кант, моя будущая жена и ваша хозяйка.

Только собиравшаяся поздороваться Ори застыла, словно от действия заклинания стазиса. Слуги выглядели не лучше. Они во все глаза рассматривали женщину, претендующую на роль виконтессы Таверг.

– О… – сумела взять себя в руки нара Ватек. – Поздравляю вас, лест Райт, нара Кант.

– С чем? – заторможенно спросила целительница.

– Со скорой свадьбой, – неуверенно ответила экономка.

– Райт? – позвала Ориана внезапно осипшим голосом. – Что все это значит?

– Я все обдумал! – спокойно сообщил тот. – Ты действительно приглянулась императору. А так как мне не очень хочется устраивать бунт против повелителя – значит, мы с тобой поженимся! Арван – достойный человек. Он никогда не выбирал себе фавориток из чужих жен.

– Да что за глупости ты говоришь?! – возмутилась Ориана, совершенно запутавшись в своих чувствах и эмоциях.

Сейчас в ней бурлил невероятный коктейль из страха, сомнения, надежды, неверия и… потоком заполнявшего душу счастья.

– Это никакие не глупости! – не пожелал отступать виконт, совершенно позабыв, что они выясняют отношения перед опешившими слугами. – Я люблю тебя, ты любишь меня, а значит, мы поженимся, и все будут счастливы. Мы будем вместе, а император Арван избежит бунта одного из своих самых верных слуг!

– А меня ты спросил? – Скрестив руки на груди, целительница в то же время мысленно поражалась своему возмущению.

– Ты сама сказала, что любишь меня!

– Но не обещала выйти замуж!

– Я тебя больше никуда не отпущу, даже не надейся!

– Я и не спорю, не отпускай!

– Великолепно! Значит, завтра будет наша свадьба!

– Но ведь завтра только бумаги придут, – опешила Ори.

– Еще лучше! – хмыкнул Райт, поняв, что победил. – Зачем тянуть?

– Что здесь происходит?

Стремительно обернувшись, Ориана увидела еще двух зрительниц. И одна из них, совсем еще юная девушка, напомнила ей кое-кого из прошлого. Только ярко-зеленые глаза выбивались из образа.

– Папа, ты вернулся! – воскликнула девушка, стремительно подлетев к отцу и повиснув у него на шее.

– Арилеса, ты меня задушишь! – притворно возмутился виконт, в ответ крепко обнимая дочь.

– Но я так скучала! – Девушка надула губы в притворном возмущении.

– На меня обратят внимание? – напомнила о себе спутница Арилесы.

– Здравствуй, мама, – спокойно поздоровался Райт, ставя дочь на пол. – Позволь тебе представить нару Ориану Кант, твою будущую невестку.

«О боги, маркиза Лазарская!»

Ори с трудом удержалась в вертикальном положении, ведь ноги заметно ослабли от страха. А когда холодный взгляд зеленых глаз вперился в нее, и вовсе была готова провалиться сквозь землю.

– Быть не может! – воскликнула Арилеса, потрясенно взирая то на отца, то на целительницу и обратно. – Вы… Как вы… Когда вообще?.. О-о-о… Я скоро вернусь!

– Леса! – воскликнул Райт, но дочери уже и след простыл.

– Давайте пройдем в гостиную, – скорее распорядилась, чем предложила леста Ольяса. – Слугам хватит потрясений на сегодняшний день.

Не дожидаясь согласия сына, маркиза величественно пошла в нужном направлении. А Ориана, потерянно посмотрев на возлюбленного, мысленно пожелала себе удачи.