Наследие древних. История одной любви

Шкутова Юлия

Глава 19

 

Ориана проснулась из-за яркого света, бьющего в глаза. Дверь ее камеры, по-другому и не назовешь, открылась, и в комнату вошел Нирт. Настороженно посмотрев на него, женщина непроизвольно подалась назад, стремясь оказаться как можно дальше от этого садиста. Уткнувшись спиной в прохладную и немного шершавую поверхность стены, она постаралась сохранить спокойствие.

– Ну и видок у тебя! – хохотнул Нирт, даже не пытаясь приблизиться. – У тебя полчаса на сборы. Умойся и причешись. Или надеешься разжалобить муженька своим зареванным лицом?

Не пожелав отвечать, чтобы нечаянно не спровоцировать надсмотрщика, Ори немного растерянно осмотрелась по сторонам. Кроме кровати, в комнате находился небольшой стол, стул, двустворчатый шкаф с немного перекошенной дверцей, и на этом все. Умывальника или хотя бы таза с водой здесь не наблюдалось. Пришлось вопросительно посмотреть на Нирта.

А тот, словно только этого и ждал, медленно подошел к одной из стен и потянул на себя едва заметный выступ. За открывшейся дверцей прятался умывальник с привычными для Ори кранами. В той же нише она нашла и полотенце, свернутое в аккуратный рулон.

Пока целительница умывалась, Нирт положил на стол ручное зеркальце и расческу. Одного взгляда на свое отражение хватило, чтобы Ориана поняла: ее опухшим глазам явно не помешали бы компрессы. Ну или целебная магия, которой она и воспользовалась, не желая появляться перед Вадимом со следами слез. Хватит и того, что ее такой видел Нирт.

– Время вышло, – прорычал тюремщик, хотя, по ощущениям целительницы, у нее было еще минут десять. – Пошевеливайся и не вздумай попробовать сбежать. Отсюда можно выбраться только порталом.

Она об этом даже не думала, так как все поняла еще вчера. Но, конечно, не стала сообщать об этом своему конвоиру. Все, что у Орианы осталось, – это гордость и чувство собственного достоинства. Она знала: живой ей отсюда не уйти. Подозревала: то, что задумал Вадим, ей точно не понравится. И все равно не собиралась униженно умолять мужа о спасении, пусть все внутри и скручивалось от страха. Как бы целительница себя ни уговаривала, но жить хотелось до безумия. И если ей этого не дано, то хотя бы уйдет достойно.

Так она размышляла, пока Нирт вел ее по коридору. В это верила, когда зашла в просторное помещение. На это надеялась, когда ее без лишних слов подвели к кушетке, установленной в центре комнаты.

– Что это такое? – спокойно спросила Ориана, разглядывая тонкие трубки, присоединенные к небольшому насосу.

– То, что поможет мне завершить эксперимент, – ответил Вадим, отвлекаясь от стола, заставленного колбами. – Но для начала подойди сюда.

Нирт тут же ухватил женщину за предплечье и подвел к главарю. Ори поджала губы, но больше никак не выказала, что ей больно. Когда ее насильно усадили на стул, она насторожилась.

– Что тебе от меня нужно? – Ровный голос без малейших оттенков волнения давался с трудом.

– Твоя кровь.

Нирт обхватил ее шею рукой, прижимая голову к своей груди, Кат ухватил за левую руку, задирая рукав выше локтя, а Лерш надавил на ноги, не давая возможности пошевелиться.

– Нет! – закричала Ори, извиваясь в попытке вырваться на свободу.

– Заткнись! – рявкнул Нирт и надавил на шею, перекрывая доступ кислороду. – От тебя не убудет.

– Ну-ну, мне нужно совсем немного, – успокаивающе сказал Вадим. – Пока…

Пережав руку выше локтя жгутом, целитель достал шприц, ватку и бутылочку спирта.

– Если не хочешь лишней боли, не шевелись, – предупредил Нирт, немного ослабляя захват.

Ледяной ужас сковал тело Орианы, наполняя все ее существо и мешая здраво мыслить. В голову начали приходить те истории, которые она читала. Темные века недаром были так названы. Этим названием пугали маленьких детей. И теперь целительница представляла, что могла чувствовать жертва темных магов. Каково это – быть рабой, подчиняющейся хозяину, не в силах противоречить ему, так как сама кровь велит быть послушной?..

– Вот и все, а ты боялась, – раздался веселый голос Вадима, словно ушатом холодной воды окативший объятое страхом сознание. – Я залечил прокол, можешь не волноваться.

Когда ее отпустили, Ори только и сумела порадоваться, что стул был со спинкой. Иначе бы она точно не удержалась на нем. В теле ощущалась противная дрожь и слабость после пережитого стресса.

– Зачем… – прохрипела целительница и замолчала, не находя в себе сил озвучить вопрос.

– Видишь ли, моя милая, – начал Вадим, деловито переливая кровь жены в колбу и надежно запечатывая крышку, – та вакцина не должна была убивать. По крайней мере я надеялся на это.

– Но она убила, – прошептала Ори, сцепив руки в замок.

К ней подошел Лерш со стаканом воды. И она с благодарностью посмотрела на него. Все же мужчина позаботился о ее нуждах.

– Кат, принеси Ориане завтрак! – распорядился Вадим. – Так вот, возвращаясь к нашему разговору. В первый раз он должен был просто закрепиться в организме носителя. А потом постепенно омолаживать его.

– Он и омолодил, – не стала отрицать женщина. – Только не все перенесли бешеный всплеск гормонов. Единственные, кто легко перенес эту встряску, – это дети и подростки.

– Оно и понятно, у них совсем другой гормональный фон. – Муж безразлично пожал плечами и присел напротив Ори. – Я исследовал этот феномен и пришел к выводу, что во всем виноват дефектный ген. Именно он, если можно так выразиться, ставит мне палки в колеса.

– А как же Ринада? Что ты ей давал?

– Укрепляющее средство собственного производства. Я и сам его пью, но разрабатываемая мной вакцина – это нечто другое.

– Астах?

Когда она произнесла имя малыша, то даже испугалась своей дерзости. Вадим ясно дал понять, что не намерен церемониться с женой. Ориана для него как подопытный зверек.

– Я из любопытства воспроизвел ритуал рейтов. Было интересно, что же получится, если оба родителя будут темноволосыми.

– Ты… так легко об этом говоришь?

– А ты надеялась, что я буду страдать? Ориана, я исследователь! В первую очередь меня волнует результат.

– И как? Он тебя удовлетворил? – Помимо воли в голосе женщины проскользнула злость.

– Не совсем. – Вадим упрямо вздернул подбородок. – Астах – пустышка. Он лишен даже зачатков магии.

– Ты этого не можешь знать, – вступилась за ребенка Ори. – Возможно, еще слишком рано судить.

– Может, ты и права, но что-то я сомневаюсь, – не стал спорить муж. – Мне кажется, ему только и достались более светлые волосы. Наверное, он проживет немного дольше обычных людей, но на этом все.

Ориана также решила не спорить, подумав, что малышу уж точно лучше жить подальше от изверга-отца.

– Так зачем тебе моя кровь? – напомнила она.

– Чтобы проверить одну догадку. Кстати, на это меня натолкнули именно вы, когда нейтрализовали действие вакцины при помощи крови тайхов.

– Ты думаешь, что моя кровь будет служить стабилизатором? – охнула Ориана, непроизвольно вжавшись в спинку стула.

– Не совсем… Вернее, не только твоя, а вообще любая кровь, текущая в венах светловолосых целителей! Жаль, я не смог узнать, кому именно кололи вакцину на основе вашей крови, а кому достался шприц с кровью наших бесполезных аристократов. Уверен, всем, кто выжил при второй волне, повезло получить правильные формулы.

– Но этого не может быть достаточно!

– Почему? Твоя кровь насыщена целительской магией. Не стоит и сомневаться, это последний недостающий элемент…

– К твоему величию? – гневно уточнила Ори.

– И к этому тоже, – усмехнулся Вадим. – Почему бы и нет, ведь я это заслужил.

– Интересно, как ты собираешься пожинать плоды славы, когда все считают, что ты погиб? – с сарказмом спросила целительница.

– А зачем мне оживать? – искренне удивился мужчина. – Те, кто желает греться в лучах славы, – настоящие идиоты! Намного лучше оставаться в тени, управляя своими марионетками. Когда я доделаю вакцину, сильные мира сего будут у меня в ногах ползать. Да и обычные жители отдадут душу за возможность вернуть молодость дряхлеющему телу.

– И тебе этого достаточно? – прошептала Ориана, глядя на мужа и не узнавая его.

– Естественно, нет! – высокомерно заявил он. – Далее благодаря значительно увеличившемуся сроку жизни я приступлю к еще более грандиозным исследованиям! Но это все потом. А пока я должен вернуться к своему эксперименту. – Он махнул рукой, и к Ориане вновь подошел Нирт. – А ты топай к себе в комнату. Придешь, когда позову.

Ориана послушно встала со стула и отправилась вслед за сопровождающим. По пути им встретился Кат с подносом. Он без лишних слов проследовал в комнату целительницы. Поставив на стол поднос с завтраком, мужчина некоторое время рассматривал Ори, а потом сказал:

– Не думаю, что у Нирта хватило… терпения показать вам все.

Проигнорировав недовольное сопение садиста, Кат подошел к той стене, в которой была ниша с умывальником, и легонько потянул еще за один выступ. Ориана заглянула за узкую дверь и с облегчением увидела там туалет и небольшую душевую кабинку. Естественные потребности организма давали о себе знать.

– К сожалению, мы не рассчитывали на присутствие здесь женщин, – меж тем продолжил Кат, – поэтому запасного платья для вас нет. Но я могу принести свои штаны, рубаху и жилет. Должно подойти.

– Благодарю, – сказала Ори, раздумывая, с чего бы вдруг он был к ней так доброжелателен.

– Не люблю грязь и неряшливых людей, – заявил Кат, словно прочитав ее мысли.

Пока Ориана завтракала, а затем приводила себя в порядок, заодно постирав грязную одежду, она обдумывала все, что узнала за эти дни. И честно призналась себе, что с удовольствием пожертвовала бы свою кровь для такой, несомненно, нужной и важной вакцины. Но явно не так! А вернее, не для того, чтобы помочь чудовищу, с которым она по незнанию прожила двадцать лет.

Целительница почему-то не сомневалась, что у Вадима все получится. Поэтому когда на следующий день он вызвал ее к себе, чтобы похвастаться первыми положительными результатами, Ори восприняла эту новость спокойно. Скорее даже апатично. И даже не сопротивлялась, когда у нее снова брали кровь.

Вновь вернувшись в свою комнату, женщина долго стояла под горячими и тугими струями воды, вертя в руках вилку. В голове крутились мысли, что это так легко – проколоть себе вены, а потом наблюдать, как ее ценная кровь смывается в водосток. Совсем немного боли, и мучения закончатся. Ведь смерть Орианы помешает планам Вадима. А там уж и Райт обязательно его найдет и накажет!

– Райт… – прошептала она и разрыдалась, выронив вилку.

Упав на колени, Ори громко плакала, совершенно не заботясь о том, может ли ее кто-нибудь услышать. Ощущая себя маленьким и совершенно беззащитным ребенком, она молила богов о спасении. В то же время не веря, что оно возможно.

Райт рвал и метал. Он перевернул весь город в поисках следов пропавшей Орианы. Опросил всех, кто видел целительницу в этот день даже мельком. Заставлял вспоминать малейшие жесты и мимику Орианы, надеясь найти зацепку. Но все впустую. И от этого он только сильнее злился.

К концу второго дня лест Марат насильно заставил виконта выпить успокоительный отвар. А Марк притащил ужин, пообещав кормить с рук, если друг откажется от еды.

– Если ты обессилеешь, то точно не сумеешь ее найти, – увещевал артефакторщик, с беспокойством заглядывая в его глаза.

– Я полностью согласен с лестом Марком, – поддакнул некромант. – Вам нужно отдохнуть и с новыми силами…

– Она не могла совсем не оставить следов, – пробормотал Райт, словно не слыша того, о чем ему говорили. – Ориана – целительница, а не шпион. Значит, кто-то схватил ее и подчистил за собой.

– Или помог ей сбежать, – буркнул Марк и тут же отпрянул. – Прости, ляпнул, не подумав.

– Можно предположить, что ее захватили те, кто хочет добраться до разработок Вадима Канта, – поспешил вернуть разговор в нужное русло лест Марат. – Вот только нара Ориана ничего не знает. И это очень плохо, ведь тогда она не будет нужна похитителям.

Сжав кулаки и закрыв глаза, Райт постарался успокоиться. Его снедал страх за любимую женщину, мешая сосредоточиться на поисках.

– Марк, ты смог усилить «око вызова»? – уточнил он, с надеждой ожидая ответа.

– Да, но все равно не смог обнаружить нару Ориану. Скорее всего ее нет не только в Северге, но и в близлежащих окрестностях.

– Как еще мы можем ее найти? – глухо спросил боевой маг, чувствуя, как надежда тает с каждой секундой.

Кабинет погрузился в молчание. Каждый из присутствующих искал способы решения возникшей проблемы. Вернее, лишь двое из мужчин. Третий же раздумывал о том, что начальство явно не погладит его по головке, узнав что он раскрыл тайные способности некромантов. И лест Марат был готов пойти на это. Маг смерти никогда не считал себя сентиментальным или романтичным человеком, но глядя на тоску, поселившуюся в глазах виконта Таверга… Да и нара Ориана вызывала симпатию.

– Мне нужна ее кровь или кровь ближайшего родственника, – решительно сказал он, прерывая затянувшееся молчание.

– Зачем? – настороженно спросил артефакторщик.

– А еще вы дадите магическую клятву о неразглашении. Прямо сейчас.

– Согласен, – без раздумий кивнул Райт. – Что нужно делать?

– Клятва опять же на крови, – соизволил уточнить некромант.

– Смертельное проклятие, – догадался Марк и, покосившись на осунувшегося друга, добавил: – Согласен.

Теперь, если они поведают то, что сообщит им некромант, то умрут мучительной смертью. Одна из самых надежных и страшных магических клятв.

Подойдя к двери, некромант закрыл ее на ключ, а затем направился к шкафу, где хранилась его сумка. Любой другой человек удивился бы такой небрежности к своим вещам. С другой стороны, никому бы и в голову не пришло попытаться засунуть свой любопытный нос во что-то, принадлежащее магам смерти.

– Закройте шторы, – распорядился лест Марат, достав деревянную чашу, несколько мешочков и небольшой серебряный кинжал. – Вам ничего говорить не нужно, я сам все скажу. Как подам знак, вы должны влить в чашу несколько капель своей крови.

Пока некромант готовился к ритуалу, а затем озвучивал условия договора, маги молча наблюдали за ним, думая каждый о своем. Марк размышлял о превратностях судьбы, заставившей его давать такую жуткую клятву. Покосившись на друга, артефакторщик приподнял один уголок губ в подобии улыбки. Бросать Райта одного он точно не собирался.

Виконт же просто хотел быстрее найти Ориану. Шансов на то, что женщина жива, с каждым часом становилось все меньше. И все же боевой маг не сдавался, ведь потерять любимую во второй раз было смерти подобно.

Когда слова были произнесены, а кровь пролита, лест Марат перемешал содержимое чаши и нанес тонкой кистью на левую ладонь магов руну молчания. Знак на мгновение засветился холодным, призрачным светом и исчез.

– Я вот тут подумал, – медленно сказал Марк, разглядывая свою руку, – а это ничего, что наша кровь смешалась в чаше? Может, нужно было по отдельности?

– А я вам что, не сказал? – удивился лест Марат, посмотрев на собеседников честнейшим взглядом. – Если один из вас нарушит клятву – умрут оба.

Райт безразлично отреагировал на это известие, чего-то такого и ожидая. А вот Марк даже привстал со своего места, собираясь дать наглому некроманту в морду. Нет, нарушать клятву артефакторщик тоже не собирался, но замалчивание некоторых деталей его разозлило.

– Так зачем вам кровь? – напомнил Райт, желая немедленно приступить к поискам Орианы.

– С ее помощью я смогу… – Замолчав, лест Марат некоторое время обдумывал, стоит ли рассказывать все или можно обойтись полумерами. – В общем, я смогу найти ее, даже если нара Кант мертва.

Заметив, как вздрогнул виконт Таверг, некромант отвесил себе мысленную оплеуху.

– Все с ней хорошо, – преувеличенно бодро заверил друга Марк, неодобрительно покосившись на мага смерти. – Только есть одна проблема.

– Какая? – немного обреченно спросил Райт.

– Кровь, полученную столичными целителями, утилизировали в первый день нападения тарков.

– Нужно попасть в Исалию, – тотчас среагировал виконт. – Нара Тарина учится в столичной академии.

– Я смогу выстроить портал, если мне немного помогут, – предложил лест Марат. – Нужны три накопителя.

– С этим я помогу, – пообещал артефакторщик. – Только где вы планируете его открывать? Я бы рекомендовал не светить факт вашего отбытия.

– С этим я согласен. – Некромант вновь полез в свою сумку. – Чем быстрее мы вернемся назад, тем лучше.

– Нужно попросить помощи у капитана Тэранса, – высказал свое мнение Райт. – Я ему доверяю.

Никто не стал возражать. Без помощи им точно не обойтись. Но перед этим Райт отдал распоряжения своей команде. Сотрудникам предстоит отвлекать внимание на себя, пока начальство будет отсутствовать.

Как и ожидалось, виконт нашел Кирина дома. Тот сидел в гостиной рядом с колыбелькой, с умилением глядя на сына. Человек-скала сейчас напоминал огромного кота, готового замурчать в любой момент.

– Можете выстроить портал прямо на заднем дворе, – выслушав просьбу Райта, предложил капитан. – Соседний дом пустует, а из-за высокого забора ничего не будет видно. Вот только как быть с магическим фоном? Всплеск от портала на такое огромное расстояние не удастся скрыть.

– Это мы еще посмотрим! – самоуверенно заявил Марк. – Покажите мне поле деятельности. – И сам отправился в заднюю часть дома, не став никого дожидаться.

– Он гений, – пояснил Райт слегка ошалевшему Кирину.

– Ну да, а они все немного двинутые, – понятливо согласился капитан Тэранс. – Идемте.

Наверное, это было самое долгое выстраивание портала в жизни Райта. Дорога из одного конца дома в другой. Затем уютный дворик, вымощенный плотно подогнанными ромбовидными плитами. И что-то бормочущий себе под нос Марк, выставляющий кристаллы правильной овальной формы по периметру дворика. И, наконец, построение самого портала.

Все это время Райт сдерживал себя, чтобы не начать подгонять.

«Быстрее, что ж ты так возишься?! – билась в голове беспокойная мысль. – Где мы выйдем? Сколько оттуда до академии? А потом еще поговорить с Тариной…»

– Готово, – обратился к нему некромант. – Входите, но как окажетесь на той стороне, оставайтесь на месте.

Виконт Таверг уже практически шагнул в портал, когда его окликнули.

– Вы ведь найдете ее? – тихо спросила миловидная темноволосая женщина, остановившись рядом с мужем.

Райт отметил и темные круги, и бледную кожу, и пальцы, нервно теребящие ткань юбки. Видимо, молодой матери тяжело дались последние дни. А тут еще беспокойство за подругу.

– Обязательно, – пообещал он и исчез в вязком мареве.

Оказавшись на другой стороне, Райт с любопытством огляделся. Но он был в абсолютно пустом помещении. Видимо, это место использовали как раз для таких переходов.

– Сейчас нам предстоит еще одно перемещение, прямо на территорию академии, – предупредил некромант, выйдя из портала.

– А так разве можно? – удивился Райт.

– Мне – да.

Но не успели они исчезнуть, как раздался еще один женский голос:

– Марат, что ты здесь делаешь?

Оглянувшись, виконт увидел красивую миниатюрную женщину с кукольной внешностью. Пепельного цвета волосы спадали пышной волной чуть ниже талии, а серо-голубые глаза цепко смотрели на мужчин. Но больше всего виконт оценил брючный костюм, выгодно подчеркивающий все достоинства фигуры.

– Нэлла, меня здесь нет, – совершенно серьезно ответил маг смерти.

– Обед в «Утренней звезде», – нагло заявила красавица, упомянув название одного из самых дорогих столичных ресторанов.

– И даже ужин, – клятвенно пообещал лест Марат, утягивая виконта в еще один портал.

– И что это было? – спросил Райт, заметив, что они находятся в чьем-то кабинете.

– Я уже два месяца ее на свидание зазываю, – признался лест Марат, вольготно развалившись в одном из кресел. – А тут она сама попалась, не отвертится! А вообще, присаживайтесь, сейчас…

– Марат, у тебя совесть есть? – раздался возмущенный голос ректора столичной академии. – Дождешься, закрою доступ!

К столу быстро прошел маг среднего роста, в развевающейся мантии синего цвета.

– Опять хочешь за мой счет выявить дыры в охранных плетениях? – предположил некромант и добавил: – Саша, мы по делу. Нам срочно нужно побеседовать с одной из твоих студенток.

– С кем именно? – уточнил ректор, присаживаясь в свое кресло.

– Тарина Кант, – ответил Райт.

– Она что-то натворила, раз ею заинтересовались… вы?

– Нет, нам просто нужна помощь в одном деле.

Ректор удивленно выгнул бровь пшеничного цвета, но не стал ничего спрашивать. И вновь потянулись тягостные минуты ожидания. Когда все-таки раздался неуверенный стук, Райт впился взглядом в дверь.

– Войдите, – разрешил ректор и тоже с интересом посмотрел на дверь.

Ему было любопытно узнать, зачем некроманту и главе отдела расследований магических преступлений понадобилась первокурсница.

А Райт жадно разглядывал свою дочь, о которой узнал относительно недавно. Тарина действительно была очень сильно похожа на мать, и только ярко-зеленые глаза напоминали виконту, что перед ним его кровь.

– Лест Леард? – удивилась девушка, так же жадно разглядывая его. – Почему вы… Что-то случилось с мамой? Я опять не могу до нее дозвониться.

А Райт неожиданно понял, что не знает, как ей сказать об исчезновении Орианы.

– Нара Кант, прошу, присядьте, нам нужно побеседовать, – спокойно попросил лест Марат.

Виконт был искренне благодарен ему за это. Потому что сам… струсил. Именно так! И пока некромант описывал сложившуюся ситуацию, Райт пытался взять себя в руки, отметая ненужные сейчас эмоции и чувства. Сначала нужно отыскать Ориану.

– Вы найдете ее? – тихо спросила Тарина, посмотрев почему-то на Райта.

– Найду, – пообещал он, мысленно поклявшись удавить того, кто заставил его дочь плакать.