Наследие древних. История одной любви

Шкутова Юлия

Глава 18

 

Оказавшись в кромешной тьме, в которой не раздавалось ни единого звука, кроме ее сбившегося дыхания, Ориана испуганно завертела головой, надеясь найти хоть какой-нибудь источник света. Раздалось шипение, яркая вспышка полыхнула перед глазами, и пришлось зажмуриться, чтобы не ослепнуть.

– Все никак не могу отрегулировать освещение, чтобы лампы загорались не все сразу, а постепенно, – раздался рядом недовольный голос Вадима. – Нужно разбираться в технической стороне, а мне не до этого.

Пока муж ворчал на тему важности своих экспериментов, Ориана жадно разглядывала окружающую обстановку. Они стояли в просторном помещении, лишенном даже намека на окна. Стены, пол и потолок на первый взгляд были выложены из идеально подогнанных друг к другу каменных блоков приятного песочного оттенка. Только целительница никогда не слышала о таком материале, поэтому сомневалась, что права в своем суждении. На стенах, в позолоченных – или все же золотых – чашах размещались кристаллы, излучавшие похожий на дневной свет. Вот в принципе и все, что здесь было.

Заприметив приоткрытую дверь, Ориана решила, что эта комната выполняет роль прихожей. А дальше…

– Вадим, куда ее деть? – прервал размышления женщины Нирт.

– Я покажу ей лабораторию, а ты приготовь одну из комнат, около первой испытательской, – распорядился он, снимая с Ори артефакт и развязывая руки. – Прошу!

Покосившись на мужа, целительница прошла вперед, желая быстрее увидеть внутреннее убранство лаборатории. Страх перед будущим никуда не отступил, но любопытство помогало его немного приглушать. А знание планировки и того, что находилось в помещениях, могло помочь сбежать. К сожалению, она не питала иллюзий насчет помощи извне. Вряд ли Райт сумеет найти ее здесь. А если и найдет каким-то чудом, то может быть уже слишком поздно.

– Этот коридор пролегает через все строение, – тем временем начал свою экскурсию Вадим. – За каждой из этих дверей находится или комната, или еще один коридор, ведущий к другим помещениям. Планировка весьма проста, и заблудиться здесь нереально.

– Я не вижу окон, – нарушила молчание Ориана, пока муж распахивал двери, позволяя ей увидеть, что находится за ними.

– Лаборатория обустроена глубоко под землей, поэтому их здесь нет.

Это стало крайне неприятным известием для Орианы. Получается, ей придется найти выход на поверхность или же сбежать тем путем, которым они пришли.

– Как ты нашел ее? – продолжила расспрашивать она, пытаясь как можно больше узнать об этом месте.

– Совершенно случайно, – признался Вадим и открыл еще одну дверь, пропуская жену вперед. – Смотри, это библиотека, в которой хранятся знания и некоторые любопытные факты из жизни тайхаров.

Ориана даже рот приоткрыла от удивления, жадно разглядывая огромное помещение, заставленное ровными рядами стеллажей. А на их полках – книги, свитки и подставки с кристаллами.

– Невероятно… – выдохнула она, позабыв обо всем на свете. – Это чудесное открытие! Почему ты никому и ничего не сказал?

– Зачем? – искренне удивился Вадим, вальяжно развалившись в одном из кресел, стоявшем прямо около входа в библиотеку. – Я изначально искал это место не для того, чтобы сообщать о нем. Меня сразу бы сослали куда-нибудь, а еще вернее – убили, чтобы не смог никому поведать чудесную тайну.

– Что за глупость?! – возмутилась Ориана. – Кому такое нужно!

– Не разочаровывай меня. – Вадим покачал головой. – Я не думал, что ты настолько глупа.

– И в чем же?

– Власть – вот что значит эта лаборатория, со всем обилием знаний, хранящихся здесь. Кто владеет знанием, сможет владеть миром. И я практически достиг этого!

Ориана недоверчиво решила, что муж сошел с ума. Вот только в глазах Вадима не было видно признаков безумия. Наоборот, его взгляд оставался спокойным, если не считать светившегося в нем самодовольства.

– Ты имеешь в виду тот вирус? – догадалась она и, решив, что и так слишком устала, присела напротив мужа.

– Что вам удалось узнать о нем? – тут же спросил Вадим, с жадным любопытством вглядываясь в лицо целительницы.

А она догадалась, что больше всего он сейчас жаждал признания своей гениальности. Причем именно от Орианы, как бы при этом ни злился на нее из-за слухов о связи с Райтом.

– Твои осведомители так плохо работают? – не сумела сдержаться женщина, почувствовав злость на мужа за всех невинно погибших. – Зачем ты выпустил этот вирус? Почему произошел взрыв?

– Я должен был исчезнуть немного по-другому. В лесу ведь полно диких зверей…

– Значит, ты уже давно планировал уйти, – потерянно проговорила Ори, не понимая причин. – А как же мы? Как же я и Тарина?

– Ты и Тарина? – неожиданно прошипел Вадим, с ненавистью посмотрев на нее. – Достаточно и того, что я принял тебя, когда ты приползла ко мне, как побитая собака! Да еще и вырастил чужого ублюдка, сумев сдержаться и не удавить ее в младенчестве!

– Ты знал? – охнула Ори, сжав подлокотники до побелевших костяшек пальцев. – Когда?.. Как ты…

– Я заподозрил еще с самого начала. А когда она родилась, сделал анализ. – Встав, Вадим быстро подошел к ней и сжал пальцы на горле. – Ты даже не представляешь, сколько раз я стоял ночами над ее колыбелью, представляя, как сжимаю хрупкую шейку. А затем, возвращаясь в спальню, где спишь ты, ненавидел, ненавидел вероломную дрянь, ставшую моей женой!

– Пус… ти! – просипела Ориана, пытаясь отодрать его руку и глотнуть катастрофически недостающего воздуха.

– Но я придумал план намного лучше! – Резко отстранившись, мужчина с садистским удовольствием наблюдал за кашляющей Орианой. – Все эти годы я приручал ее, отдаляя тебя от собственного ребенка! Какое же это было удовольствие – видеть растерянность и обиду в твоих глазах, когда Тарина бежала ко мне, ища защиты и совета, а на тебя не обращала никакого внимания. – Вернувшись в свое кресло, он задумчиво сказал: – Я решил дать тебе еще один шанс, поверив в твою искренность. Это было единственный раз – когда ты родила мне сына. Но потом вновь предала меня, не захотев иметь детей после его смерти!

– Ты же сам… – выдохнула Ориана, но потом поняла, что смысла оправдываться нет. – Думай, как знаешь.

Голос охрип, а горло болело. Ори до сих пор чувствовала железную хватку мужа. На несколько ужасных мгновений ей показалось, что он действительно сейчас задушит ее.

– Мне вот интересно, тебе самой от себя не противно? – спросил Вадим и, увидев непонимание в глазах жены, пояснил: – Он выбросил тебя, как ненужную вещь, а ты вновь с готовностью раздвинула ноги, стоило только поманить пальцем.

Поморщившись от его неприкрытой грубости, Ориана промолчала. Ее слова не сыграют никакой роли, ведь он уже все решил для себя. Сейчас самое главное – не злить Вадима. Умирать целительница еще не собиралась.

Как раз в это время в библиотеку зашел Кат, чтобы сообщить о готовности комнаты для пленницы и… предложить им чай. Целительница была так ошарашена этим гостеприимным жестом, что растерянно промолчала, хотя голод давал о себе знать. Ела она в последний раз утром.

– Неси, а мы пока еще побеседуем, – распорядился Вадим, заметно успокоившись после своего срыва. – Так вот, я должен был исчезнуть не с такой помпой, но вмешался случай. А вернее, Блез Нарих. Он, как выяснилось, давно подозревал меня. Не только в связи со своей женой, но и в незаконных экспериментах, которые я проводил за его спиной.

– И ты хладнокровно убил его? – догадалась Ориана, почему-то даже не удивившись.

– Если честно, я не собирался этого делать. Он сам набросился на меня. Завязалась драка, я отпихнул его, Блез ударился об угол стола… и все.

– И ты таким оригинальным способом решил скрыть следы? Напустив на город вирус?

Ориана забыла о своем обещании не злить Вадима. Не смогла сдержать гнев.

– Нет, сначала я при помощи своих помощников замел следы, раз уж так получилось. – Вадим развел руками, словно показывая, что это не его вина. – И только потом Нирт предложил отвлечь внимание властей от взрыва в лаборатории, заодно проверив вакцину на большом количестве народу.

– Вакцину?! – воскликнула целительница, испытав непреодолимое желание выругаться.

– Да, эта вакцина призвана помочь таким людям, как я!

– Каким именно?

– Темноволосым! Я собираюсь исправить несправедливость, учиненную столь почитаемыми всеми тайхарами!

– Что?

– Что слышала, – самодовольно хмыкнул Вадим и махнул рукой в сторону стеллажей. – Здесь собраны все важные документы. Видимо, свозили сюда все, что можно, когда поняли, что война практически проиграна.

– Какая еще война? – Ориана мигом забыла и о злости, и о страхе, и даже о том, как вообще оказалась в этом месте.

В детстве мама часто рассказывала ей сказки о древних могущественных магах, от которых некоторые нынешние люди получили способности к магии и внешность. Малышка всегда восхищалась тайхарами, и с возрастом ее симпатия к ним только крепла. Она и сама не отказалась бы узнать, куда же они ушли и почему, пусть и не верила предположениям на этот счет.

– О той, которую развязали темноволосые люди, которых вы презрительно называете смерками, – поведал Вадим.

Вернувшийся Кат прервал их разговор. Пока он расставлял приборы на невысоком столике, Ориана с нетерпением ждала его ухода.

– Я никогда их так не называла! – выпалила целительница, оставшись наедине с мужем.

– Ты – нет, а другие – да. – Вадим безразлично пожал плечами и продолжил: – Чтобы ты поняла, из-за чего вообще началась война, я должен открыть одну маленькую тайну…

– Какую же? – не выдержала Ори, когда он замолчал.

– Не только светловолосые, но и темноволосые люди являются потомками тайхаров. И всегда ими были!

– Но как?

– Изначально в нашем мире жили только тайхары. Действительно очень сильная и одаренная в магическом плане раса. И по большей части тайхары были учеными, увлеченными своими открытиями и разработками. В некоторых фолиантах я нашел рисунки огромных строений, магических поездов, повозок, кораблей и даже летающих аппаратов, перевозивших магов по воздуху!

– Невероятно! – не смогла сдержать восхищение Ори.

Она слушала его рассказ, будто сказку, каждый миг ожидая чуда. Только, как женщина убедилась позже, это была страшная, полная крови и боли, сказка.

– Так вот, однажды какому-то гению, имя которого в летописях тайхаров почему-то не сохранилось, пришло в голову создать идеальных слуг. Послушных, исполнительных, сообразительных и даже немного владеющих магией. А натолкнули его на эту светлую мысль новорожденные дети, которых должны были принести в жертву богам.

– Отправить в услужение? – уточнила Ориана и отпила глоток чая.

Она устала за этот долгий, полный потрясений день. И эта усталость притупила все чувства. Женщина даже ощущала некоторую заторможенность в своих движениях, а мысли потекли вяло и размеренно.

– Нет, Ори. Принести в жертву, – усмехнулся Вадим. – Эти дети считались неполноценными, потому что рождались с темными глазами и волосами.

Целительница охнула, руки дрогнули, и горячая жидкость расплескалась, опалив кожу. Отставив чашку, она применила магию, охлаждая и одновременно залечивая покрасневшую кожу.

– Почему они так поступали? – тихо спросила она, не отрывая взгляда от своих рук.

– Потому что внешний вид ясно говорил о том, что эти дети не будут полноценными магами. И ты можешь каждый день видеть справедливость этих утверждений. Мы, темноволосые жители, или имеем довольно скромный резерв, или вообще лишены магии. Лишь немногие выбиваются из этой статистики, но им все равно не сравниться со светловолосыми. Среди вас нет посредственных магов.

– Древним был так важен уровень магии?

– Да, таковы были их законы и традиции. Пока кое-кто не решил изменить их для облегчения собственной жизни. С одной стороны, этот маг был прав. Зачем тратить силы на создание и поддержание магических помощников, если можно поручить работу обычным людям?

– А с другой – это низко и мерзко! – припечатала Ориана, почувствовав разочарование в своих героях.

И это было страшнее всего. Не злость, ненависть или боль отворачивают от некогда значимых людей. Только разочарование способно заглушить все прежние чувства, вычеркивая прежде дорогого человека из твоей жизни.

– Не спорю, но его предложение поддержали. Следующие двести лет ущербных детей отдавали уже не в храмы, а в специальные заведения, где их обучали быть идеальными слугами. Ну и выводили новое потомство, как же без этого. Я, кстати, в одной книге нашел упоминание о законе, в котором говорилось, что рейты должны были иметь не менее четверых детей, чтобы повысить свою популяцию.

– Рейты?

– Так тайхары назвали своих слуг.

– Но ведь это были чьи-то дети, а потом и внуки.

У Орианы никак не укладывалось в голове, что кто-то мог так просто отдать своего ребенка. Сначала – в жертву богам, а затем – для служения тем, к кому судьба оказалась более благосклонна.

– Говорю же, у них были другие законы, отличные от наших. Правда, хочу отметить, не все согласились с этой идеей. Они предрекали несчастья и гнев богов. А еще предлагали найти то некачественное звено во время развития плода, чтобы дети не рождались ущербными. Но тут уж воспротивились все остальные. Вообще, мне сложно их понять. Они готовы были убивать таких детей или же низвергать их до положения слуг, но только не убрать саму причину неполноценности. Возможно, будь здесь какие-нибудь религиозные трактаты, я бы смог разобраться в этом вопросе. Но увы…

– И что же… Что потом произошло?

– Если коротко, то спустя пару тысяч лет рейты развязали войну. Они, в отличие от нас, прекрасно знали, что также являются потомками тайхаров. И считали несправедливым свое положение.

– Но как им удалось победить таких могущественных магов? – удивилась Ориана, вдруг осознав, что понимает этих несчастных.

– Хитростью, – хмыкнул Вадим, польщенный таким интересом к своему рассказу.

Ему давно хотелось поделиться всем тем, что он узнал, но… Тех, кого он к себе приблизил, волновало лишь одно: когда и каким образом они станут такими же долгожителями, как и тайхи. Поэтому беседа с Орианой была для целителя настоящей отдушиной.

– Судя по всему, они готовились не одно столетие, – продолжил он свой рассказ. – Прекрасно понимая, что хозяева намного сильнее своих слуг, рейты тщательно разрабатывали план. И ведь им это удалось! Пусть и не все, но многие были магами, а еще их было значительно больше, чем тайхаров.

– Задавили числом? – догадалась Ори и передернулась, представив, сколько крови пролилось в стародавние времена.

– Да, рейты осознанно шли на смерть, потому что это был единственный шанс победить. В ином случае тайхары бы их попросту уничтожили, чтобы вновь не подвергнуться такой угрозе.

– И им удалось… Но тогда почему сейчас есть светловолосые люди? Неужели рейты были столь милостивы, что оставили в живых некоторых из бывших хозяев?

Неожиданно Вадим расхохотался. Да так громко, что Ориана даже испугалась. Она не понимала причин его веселости.

– О, моя дорогая женушка, тут-то и начинается все самое занятное! – с заговорщицким видом поведал отсмеявшийся Вадим. – Во время войны, уже понимая, что они проигрывают, тайхары спрятали некоторые книги, свитки и кристаллы. Ну, в этом ты и сама можешь убедиться. – Он широким жестом обвел стеллажи и усмехнулся. – А то, что нельзя было спрятать, они безжалостно уничтожали, не желая помогать прогрессу рейтов. А без знаний, как ты догадываешься, некоторые ошибки не исправишь.

– И все же я не совсем понимаю…

– Все предельно просто. Рейты были обычными слугами. Они знали и умели только то, чему их пожелали обучить хозяева. Поэтому тайхары и поспешили уничтожить всю мудрость поколений, желая наказать непослушных слуг. То есть рейтам не оставили шанса найти способ исправить генетический сбой.

– Они хотели, чтобы будущие поколения были такими же светловолосыми? – Ори стремительно наклонилась вперед, а затем, опомнившись, расслабилась. – Да, конечно, хотели.

– И нашли способ! Правда, из-за этого пришлось переписать историю. Кому же хочется, чтобы будущие поколения воспринимали своих предков как насильников?

– Насильников?.. – Целительница поежилась из-за внезапно пробежавшего по коже мороза.

– Ну да. – Вадим пожал плечами. – Они брали в наложницы плененных женщин. Правда, и тут возникла определенная сложность. Гены темноволосых рейтов подавляли гены светловолосых тайхаров, поэтому дети от таких союзов рождались опять же темноволосыми. Ну, может, только иногда со светлыми глазами. В итоге рейты придумали ритуал. Что само по себе невероятно. Видимо, кто-то из тайхаров слишком хорошо обучал своих слуг. То ли ради развлечения, то ли от скуки. Но тем не менее все получилось. Теперь каждый акт соития со светловолосой рабыней осуществлялся только во время ритуала. Кстати, я искренне сочувствую этим несчастным женщинам.

– Их жизнь подвергалась опасности? – уточнила Ориана, хотя сам факт того, что им приходилось терпеть, был омерзителен.

– Хм… – Вадим ненадолго задумался. – Ты слышала о небольшом царстве под названием Морния, которое расположилось на востоке материка?

– Название знакомое, но я не могу вспомнить.

– Исторически так сложилось, что в этом царстве женщин всегда было меньше, чем мужчин. Многомужество там запрещено, зато не считается зазорным одолжить свою жену другу или близкому родственнику, чтобы она родила для него ребенка. Угадай, откуда пошла такая традиция?

Кровь моментально отхлынула от лица, и Ориана почувствовала приступ дурноты. Она тут же подумала, что является далеким потомком именно такого отвратительного союза. А представив себя на месте несчастных рабынь, поняла, что еще немного, и позорно потеряет сознание.

– Откуда… Откуда ты все это знаешь? – с трудом выдавила целительница, прикрыв глаза.

– От последнего тайхара – хранителя этой библиотеки, – ответил Вадим, почему-то почувствовав моральное удовлетворение от вида страданий жены. – Вернее, из его дневников, коих здесь не менее пятидесяти семи томов. Когда война была проиграна, он сумел сбежать и укрыться здесь при помощи рейтов, которые остались ему верны. А затем несколько столетий наблюдал, как мир менялся, возрождаясь из пепла.

– А потом, когда он умер? – спросила Ори, не пожелав выяснять, каково было хранителю за всем этим наблюдать.

– Эта медичка, которая рассказывала детям сказки… Не помню ее имени. – Вадим раздраженно потер лоб. – Так вот, она – потомок верных слуг хранителя. У нее-то я и нашел ключ, благодаря которому можно было открыть портал в лабораторию.

– Она сама отдала его? – Ориана мгновенно напряглась, заподозрив самое худшее.

– Конечно! Мне не составило труда убедить ее в самых честных намерениях. Тем более детей у нее не было, а значит, и передать тайну по наследству она не могла.

– И что, ты так просто попал сюда?

– Не совсем. Чтобы активировать проход, нужна кровь наследника тайхаров. До того как я изучил дневники хранителя, пришлось использовать твою и Тарины…

– Что?! – вскричала Ориана, обезумев от злости.

Ярость и страх за дочь затуманили разум…

И когда она пришла в себя, то сначала не поняла, откуда у Вадима на лице появились царапины и почему ее удерживают двое мужчин.

– Все, хватит, наговорились! – прошипел муж, осторожно дотрагиваясь до располосованной щеки. – Уведите ее в отведенную комнату. Завтра она мне понадобится. Нужно вводить эксперимент в завершающую стадию.

Совершенно опустошенная своей яростью, Ори не сопротивлялась, когда ее вывели из библиотеки. На женщину напала апатия, поэтому она даже не смотрела, куда ее ведут. Слишком много всего она узнала. Страшного, гнусного, изменившего ее жизнь навсегда.

Когда ее оставили одну, а дверь заперли, Ориана не захотела осматривать комнату, в которой оказалась. Лишь добрела до узкой кровати и без сил опустилась на нее. Неожиданно свет погас, но целительнице было все равно. Множество мыслей крутилось в голове, образуя хаос и не желая выстраиваться в логическую цепочку. Но больше всего ее мучил страх за дочь и за себя. А еще она боялась больше никогда не увидеть Райта.

Сейчас Ориане было бы не так уж страшно рассказать Тарине правду о том, кто ее настоящий отец. И сказать Райту, как сильно она его любит. Да и всегда любила. Даже его предательство не смогло окончательно выжечь это чувство из сердца целительницы. А сейчас оно и вовсе не имело значения. Тем более когда Ори с каждой минутой убеждалась, что ей не выбраться отсюда живой.

Перевернувшись на бок и подтянув колени к груди, она тихонько заплакала. В эти мучительные минуты ей, как никогда, не хватало надежных объятий любимого человека и его уверенных слов, что все будет хорошо.