Наследие древних. История одной любви

Шкутова Юлия

Глава 16

 

Шел третий день вынужденного заточения под куполом. Вернее, день уже практически закончился, солнце окончательно спряталось за кронами деревьев, а на небе начали появляться звезды. Весь отряд, не считая часовых, сидел около костра, тихо переговариваясь. За это время все как-то привыкли к соседству хищных насекомых. Даже новобранцы перестали поминутно вздрагивать и уже более философски относились к пребыванию под щитом. Этому способствовала и уверенность в том, что купол выстоит, как бы тарки ни старались его пробить. Правда, во время самой первой волны военным пришлось понервничать. Да и Райт в какой-то момент решил, что им пришел конец, ведь насекомые все нападали и нападали, словно не замечая своих горящих собратьев.

Виконт успел мысленно попрощаться с Орианой, Арилесой и родителями, приготовившись продать свою жизнь подороже, как вдруг все прекратилось. Тарки отступили, а округу наполнила вонь горящих трупов. К сожалению, от запаха щит не спасал. Тут уж пришлось туго всему отряду. Да и весь первый час не получалось расслабиться ни на мгновение, пока стая, выставив несколько сотен стражников, сама не двинулась дальше. Райт тогда подсчитал, что с такой скоростью движения они доберутся до Северга часов за пять или шесть.

Первая радостная весть пришла спустя сутки. Город успели защитить, а гарнизон и фермы – эвакуировать. Марк, приславший сообщение, в свойственной ему насмешливой манере даже поведал, как первое время по окраинным улицам бегала толпа ошалевшей от портального перемещения домашней животины: фермеры наотрез отказались бросать своих питомцев. В итоге Марку буквально на коленке пришлось собирать усилитель портальных тоннелей и по маякам перемещать все в город. Поэтому сейчас на некоторых улицах валялись части заборов, одни массивные ворота, половина крыльца, телега с сеном, ну и так, по мелочи.

Злоключения магов и фермеров знатно подняли настроение небольшому отряду. И морды тарков с большими жвалами, способными перекусить человека пополам, показались не такими уж и страшными. Тем более они больше не пытались пробраться под щит, предпочитая издали наблюдать за строптивой едой.

А на следующий день отряд радостно поздравлял капитана Тэранса с рождением сына. По такому поводу они даже позволили себе выпить воды чуть больше нормы. После этого жизнь вообще начала представляться чуть ли не в радужном свете. Пока к концу третьего дня несколько десятков тарков куда-то не исчезли. Райт, дежуривший в это время, увидел, как они скрываются в глубине леса, и подозвал к себе капитана.

– Что-то намечается, – тихо сказал он, осматривая окрестности.

– Может, на охоту ушли, – предположил Тэранс. – Они же все эти дни ничего не жрали, сколько ж можно?

– Как далеко от нас ближайшая деревня?

– День пути. Ты же не думаешь, что они пойдут так далеко?

За эти дни Райт с Кирином откинули ненужные сейчас условности. Не до того им было, да и смотрелось глупо.

– Надеюсь, что нет. – Райт прошептал заклинание, усиливая зрение. – И все же надо быть наготове.

Спустя час ушедшие тарки начали возвращаться назад. Капитан был прав, они действительно охотились. Райт отвернулся, не желая лицезреть их трапезу, но удивленный вскрик одного из часовых заставил его вновь посмотреть сквозь щит.

Один из тарков сбросил с себя какой-то куль недалеко от щита. И тут же люди увидели, что это сухонький старик. Заметив военных, он протянул к ним руки и открыл рот в немом крике, но несколько насекомых придавили его к земле.

– Что они… – испуганно попытался спросить один из новобранцев.

На глазах всего отряда твари принялись демонстративно рвать старика на части. Лес огласил громкий крик несчастного. Позади Райта раздался шум упавшего тела и звуки рвоты.

– Куда?! – рявкнул Кирин, перехватывая рванувшего к краю щита солдата.

– Надо помочь! – вскричал тот, пытаясь вырваться из могучей хватки капитана.

– Ты ему ничем не поможешь, – просипел следопыт, отворачиваясь от кошмарного зрелища. К сожалению, это не помогло заглушить крики несчастного, пока он не умер.

– Знаешь, капитан, – глухо сказал младший лейтенант, не отрывая взгляда от страшной трапезы, – я не подписывался смотреть на то, как они убивают и пожирают людей. Поэтому жду предложений по уничтожению этих тварей.

– Я придумаю, – глухо сказал Райт, прикрывая глаза. – Только дайте мне немного времени.

Кирин не стал возражать, как и весь отряд. Они не знали, где насекомые нашли этого старика, ведь поселения находились далеко от места их стоянки, но точно больше не желали наблюдать за мучительной смертью. И в то же время военные прекрасно понимали, что на данный момент все зависит от двух магов. Тарков слишком много для двенадцати человек, а значит, здесь помогут только заклинания. Поэтому все терпеливо ждали, когда Виконт что-нибудь придумает.

– Свист, – наконец обратился Райт, и все встрепенулись, – вся надежда на тебя как на воздушника.

– А что так? – полюбопытствовал младший лейтенант, но, судя по горевшему решимостью взгляду, был готов выполнить даже самый невероятный план.

– По силе дара ты всего лишь на ступень ниже меня, – пояснил боевой маг, вычерчивая что-то на земле. – Свой огонь мне применять нельзя, могу устроить неконтролируемый пожар. А у остальных магии или вообще нет, или совсем мало. Скажи, ты когда-нибудь применял веерные заклинания?

– Конечно же! – обиделся маг. – Изначально они были придуманы магами воздуха.

– Это хорошо… – Дочертив свою схему, Райт ткнул в нее палкой. – А так сможешь? Только нужно это делать одновременно.

Внимательно осмотрев рисунок, Свист растерянно потер затылок.

– Я слышал о таком и даже попытался повторить, но не смог, – признался воздушник. – Так до конца и не понял, в чем хитрость. Маг, придумавший его, – настоящий гений.

– Я передам ему твои слова при встрече. На самом деле там нет ничего сложного… – начал говорить Райт, но замолчал и посмотрел на прислушивающихся к ним людей. – Мне надо, чтобы вы выкопали яму. Достаточно просторную и глубокую, чтобы мы могли в ней спрятаться.

– Зачем? – спросил следопыт, а сам уже начал осматриваться в поисках лопаты.

– Чтобы этот горе-маг не поотрубал нам ничего.

– Ты уверен, что все получится? – Капитан подозрительно покосился на своего подчиненного.

– Да, – подтвердил Райт. – Просто пока он не овладеет хорошенько этим заклинанием, лучше нам куда-нибудь спрятаться.

– Я сделаю, – неожиданно подал голос один из военных, носивший позывной Молчун. – Моей силы мага земли на такое простое задание точно хватит.

Пока он выкапывал яму, а вернее, поднимал тонкие пласты земли, углубляя широкую выемку, огненный и воздушный маги вернулись к обсуждению рисунка заклинания. Остальные не мешали, разойдясь по своим делам, а часовые вернулись на посты.

– Забеспокоились, гады, – процедил Тэранс, глядя, как засуетились насекомые.

Они то подходили к щиту практически вплотную, то отбегали назад. Их явно заинтересовали действия мага земли. Все пространство заполнилось противным писком, заставляя людей передергиваться от страха и омерзения.

– Ты точно все понял? – спустя некоторое время уточнил Райт.

– Да, – подтвердил младший лейтенант, не отрывая взгляда от схемы. – Просто мне понадобится больше времени, чтобы набрать и раскрутить нужное количество лезвий.

– Сколько угодно! – великодушно разрешил виконт Таверг. – А мы пока соберем все необходимое. Слушайте меня! – обратился он к отряду.

Все вновь собрались вокруг столичного мага, волей провидения оказавшегося вместе с ними в этой западне. Каждый из них уже не раз возблагодарил богов за это, а иначе… Вполне вероятно, что они не выжили бы и город не спасли.

– Я не думаю, что Свист сумеет убрать тарков одной волной, – пояснил Райт, оглядев отряд. – Поэтому нам тоже нужно будет потрудиться. Вы же понимаете, что ни одна из этих тварей не должна уйти отсюда живой?

– Все сделаем в лучшем виде, – заверил Кирин Тэранс, отвечая сразу за всех. – Главное, чтобы нам предоставили такую возможность.

– Тогда собирайте оружие и припасы. – Виконт посмотрел на мага земли и уточнил: – Надеюсь, они там поместятся?

– Еще и моя теща со всеми своими фарфоровыми безделушками влезет, – скупо пошутил Молчун.

На сборы и обсуждение операции ушло полтора часа. И когда все уже были готовы залечь на дно ямы, капитан неожиданно все отменил.

– Посмотрите на солнце, – невозмутимо сказал он в ответ на недоуменное недовольство подчиненных. – Скоро стемнеет. Вы точно хотите биться с этими тварями в лесу, да еще и ночью? – Увидев, как члены отряда растерянно переглянулись, осознавая правоту его слов, Тэранс удовлетворенно хмыкнул. – Сегодня все без изменений, а вот завтра с утра, да на свежую голову…

Пришлось согласиться, хотя все рвались в бой. Дни вынужденного заточения уже порядком надоели. А когда появился реальный шанс исправить ситуацию, ожидание еще больше давило непомерными грузом.

В эту ночь они практически не спали, думая каждый о своем. Райт тоже не мог уснуть, да и не пытался. Лежа на спине и разглядывая звездное небо, он вспоминал о дочери. Вернее, о двух дочерях. О той, которую лично вырастил и души в ней не чаял, и о той, о которой узнал совсем недавно, так и не успев с ней познакомиться. И это была одна из причин, по которой виконт Таверг собирался выжить в завтрашней битве.

А еще он думал об Ориане. О женщине, которая вновь сумела разжечь в его сердце еле тлевшие чувства. И Райт поклялся, что на этот раз никуда ее не отпустит. Даже шанса не даст сбежать! Тем более он прекрасно видел, что и ее тянет к нему. А значит, его чувства ответны, и нужно сделать всего несколько решительных шагов, чтобы обрести долгожданное счастье.

Рассвет они встретили все вместе, сидя у костра и тихо переговариваясь. Даже часовые покинули свои посты, чтобы еще раз обсудить план действий.

– Значит, так. – Капитан обвел взглядом своих подчиненных. – Если вам кажется, что тарк мертв, все равно протыкаете его или отрубаете голову. Их слишком много, а нас, наоборот, мало, чтобы бездарно рисковать. Всем все ясно?

В ответ раздалось строевое «да», а некоторые любовно погладили свое оружие. Сейчас вся надежда была на хорошую заточку, твердую руку и меткий глаз. Ну и еще на воздушника, которому предстояло как можно сильнее проредить насекомых, а в идеале вообще всех их выкосить одним ударом.

Спустя час, когда все вещи были надежно спрятаны в вырытой Молчуном яме, оружие в десятый раз проверено, а Свист – в двадцатый раз проинструктирован Райтом, капитан решил, что время пришло и оттягивать больше не стоит. Военные быстро спустились в яму и прикрыли головы руками. Правда, зачем они это сделали, сами не смогли бы себе объяснить. Если заклинание их коснется, то такая поза точно не спасет. Последним спускался Райт, но на полдороге замер и задумался.

– В чем дело? – обеспокоенно спросил младший лейтенант, и так испытывавший волнение из-за отведенной ему роли.

– Да вот подумал, что не мешало бы их взбудоражить, – ответил боевой маг. – Чтобы они все ближе к куполу подтянулись.

– Зачем? Я сумею распылить заклинание метров на сто – сто пятьдесят.

– Не забывай, что мы встали лагерем на небольшой возвышенности. А дальше начинается низина. Ты можешь не задеть многих из них, а нам этого не нужно. Погоди, сейчас я их растормошу.

Выбравшись из ямы, Райт ненадолго задумался, а затем запустил через щит сноп искр в следивших за ними тарков. Заклинание не несло насекомым смертельной опасности, зато больно жалило, заставив их засветиться и запищать. Как маг и рассчитывал, спустя минуту вокруг щита было не протолкнуться. Он довольно усмехнулся и посмотрел на Свиста.

– Прячьтесь, тяжело удерживать, – прохрипел тот, и Райт увидел магические завихрения.

В тот же миг он спустился в яму. А потом воздух заколыхался, писк тарков достиг невообразимых высот и резко затих. И эта тишина оглушила лучше всякого крика.

– Ну и чего разлеглись? – крикнул Свист, заставив насторожившихся людей встрепенуться. – Быстрей, быстрей, быстрей!

Они выбрались из ямы и настороженно огляделись. Их взору предстала неприятная картина из перерубленных тел и заляпанной зеленой жижей земли. И все это было завалено сверху срубленными стволами, листьями и ветками. Тарки не подавали признаков жизни, но расслабляться определенно не стоило.

– Я открою проход, но полностью щит убирать не буду, – предупредил Райт, подходя к границе купола и доставая из ножен короткий меч. – Предлагаю раскраивать им головы, чтоб уж наверняка.

– Принято, – пробасил капитан Тэранс и махнул рукой, призывая подчиненных следовать за ним. – Смотрите в оба глаза, иначе сами свои части тела домой понесете.

На такой радостной ноте отряд покинул защитный купол. Стараясь сильно не шуметь, люди методично обходили каждый труп и, по совету Райта, раскраивали головы насекомых. Пока все было спокойно и относительно легко. И военные уже начали надеяться, что совсем скоро управятся, когда Молчун неожиданно рявкнул:

– Назад!

В ту же секунду земля с правой от него стороны вспучилась, разбросав выскочивших из укрытия насекомых. Райт тут же запустил в одного из них огненным шаром, и пока тарк пищал, сгорая заживо, успел отбежать к своим. А вот Свист, наоборот, выскочил вперед.

– Я смогу еще раз, но уже обычным способом, – протараторил он, сплетая нужное заклинание. – Держитесь позади меня!

Его послушались, при этом зорко следя за перемещениями насекомых. Веерное заклинание сорвалось с рук воздушника, вновь перерезая невидимыми лезвиями все на своем пути. Молчун вспучил землю, встряхивая не попавших под удар тарков. И пока те, пронзительно пища, скатывались с образовавшихся валов, солдаты их добивали. Чтобы полностью покончить с тарками, им понадобилось несколько часов. И что самое удивительное, никто из военных не пострадал. Даже новобранцы получили царапины лишь из-за бурелома.

– Нужно их сжечь, – распорядился капитан Тэранс, когда военные убедились, что в живых не осталось ни одного насекомого. – Не надо, чтобы эта падаль здесь разлагалась.

И вновь закипела работа. Только на этот раз останки тарков стягивали в центр поляны, значительно увеличившейся в размерах усилиями воздушника. Туда же складывали порезанные магией деревья и кусты. Когда местность была очищена, Молчун сделал по кругу импровизированного могильника земляной вал, чтобы огонь не перекинулся дальше.

Поджигая трупы тарков, Райт испытал непередаваемое чувство удовлетворения от проделанной работы. Даже не верилось, что вынужденное заточение окончилось. И как только он об этом подумал, к нему прилетела магическая весточка.

– Мы можем возвращаться в город, – сообщил Райт, когда прочел послание. – Они уничтожили стаю.

Лес огласили радостные крики уставших, но счастливых людей. Пока отряд спешно разбирал поклажу, Райт отправил ответное послание, предупреждая, что им не требуется помощь. Судя по настроению, военные преодолеют сегодня большую часть пути, хоть на ночь придется становиться лагерем. Расстояние за сутки им точно не покрыть.

– Виконт, мы готовы, – окликнул его Кирин, поправляя лямки походного рюкзака. – Можем отправляться.

Кивнув, Райт проверил, везде ли погас огонь, опасаясь, что тот может перекинуться на лес. Затем установил вешки и закрыл место кострища щитом, чтобы лесное зверье не растащило трупы. Потом сюда нужно отправить сильного мага земли, чтобы он захоронил остатки. Только после этого Райт отправился вслед за военными.

Обратная дорога проходила быстрее и легче, словно лесные тропинки сами ускоряли их путь. Люди тихо переговаривались, не забывая смотреть по сторонам. Пусть с тарками покончено, но воспоминания о неприятном соседстве были еще свежи. Может быть, поэтому один из новобранцев успел среагировать, когда на него набросился недобитый тарк. Видимо, он был на охоте, поэтому и избежал печальной участи своей стаи. В итоге Райт запустил поисковое заклинание, не желая больше неприятных сюрпризов. Но им никто так и не встретился, что вселяло определенную надежду.

Ночь прошла спокойно, но отряд все равно выдвинулся с первыми лучами солнца, стремясь скорее попасть в Северг. Еще на подступах к городу военные увидели огромные кучи, от которых в небо поднимались тонкие струи дыма.

– Тоже спалить решили, – озвучил очевидное Свист. – Может, после этого тарки наконец исчезнут.

– Сомневаюсь, – отозвался капитан Тэранс. – Такие стаи уничтожали уже много раз, а они все равно появлялись. Виконт правильно сказал, что это одна из тайн нашего мира.

Младший лейтенант что-то буркнул себе под нос, но ничего говорить не стал. А около городских ворот и вовсе отпросился, спеша проверить, как пережила осаду его тетка с маленькими детьми. Капитан не стал удерживать и остальных, прекрасно понимая их беспокойство. Сам с удовольствием поспешил бы домой, но нужно встретиться с комендантом, который, как сообщили стражники у ворот, сейчас находился в здании мэрии.

Пока шли по улицам города, не заметили ничего необычного. Прохожие спокойно направлялись по своим делам, магазины работали как обычно, дети весело носились друг за другом, играя.

– Нет, теперь я буду лестом Марком! – неожиданно возмущенно крикнул один из мальчишек.

– Ты и так уже был им два раза! – не захотел сдаваться его оппонент, прижав к груди деревянную бляху.

– Кажется, у города появились свои герои, – усмехнулся капитан Тэранс. – По крайней мере у детей.

– Лучше бы это было не так, – уныло вздохнул Райт, уже представляя реакцию друга.

– С чего бы это? – не понял Кирин, ускоряя шаг, увидев здание мэрии.

– Да мне этот герой теперь житья не даст своими подколками! – Виконт скривился, как от зубной боли. – Даже знаю, что эта зараза скажет. Пока я на природе отдыхал, среди милых и добрых плюшевых зверушек, он практически грудью закрывал бреши в обороне города! Не удивлюсь, если продемонстрирует боевую рану – порезанный палец или оцарапанный локоть.

Не сдержавшись, Кирин расхохотался, из-за чего некоторые прохожие испуганно шарахнулись в сторону. Даже Райт еле сдержался, чтобы не вжать голову в плечи, и только многолетняя привычка помогла остаться внешне спокойным. Зато ему очень захотелось посмотреть на жену человека-скалы. По его представлениям, там должна быть женщина под стать капитану. Высокая, с крепко сбитой фигурой и громким голосом.

– О чем задумался? – поинтересовался Кирин, отсмеявшись.

– Да ничего особенного, – покачал головой Райт и легко взбежал по ступенькам к входной двери в мэрию.

Он не стал рассуждать, куда ему пойти в первую очередь, а просто махнул рукой капитану, призывая следовать за собой. Самые важные новости им расскажет Марк, а потом можно пообщаться с комендантом и начальником городской стражи. Нара Верова Райт в расчет не брал, толку от временного мэра будет не много.

Когда они вошли в выделенное столичной команде помещение, виконту Тавергу сразу не понравились те напряженные взгляды, которыми окинули его присутствующие. Не стоило и сомневаться, у них что-то опять успело случиться за то время, пока отряд капитана Тэранса возвращался в город. Вздохнув и приготовившись вновь решать кучу проблем, Райт устало спросил:

– Что на этот раз?

– Нара Ориана пропала, – ответил некромант, виновато посмотрев на виконта.

Все эти дни Ориана старалась оказать посильную помощь. В основном она заключалась в заботе о подруге и ее ребенке. Правда, Карина значительно облегчила ее жизнь, также временно переселившись в дом Ори. Как объяснила медичка, она в этом городе все равно одна, а леста Дария приставила ее в помощь Ориане. И целительница вдруг осознала, что ей очень комфортно работать с этой девушкой, словно они знакомы уже давным-давно. В отличие от Ринады, с которой Ори поначалу пришлось притираться.

Как бы там ни было, но благодаря Карине она теперь могла ходить к окраинам города, чтобы наблюдать за сражением магов с тарками. Первое время они делали это легко и просто, находясь под защитой магического купола. Магам только и оставалось, что посылать разящие заклинания в стаю хищных насекомых. Но иногда им все же приходилось рисковать жизнью, чтобы тарки не потеряли интерес к городу и не направились еще куда-нибудь в поисках более легкой добычи. И в такие моменты Ориана с замиранием сердца следила за смельчаками, хотя мысленно называла их безумцами. А иногда ей приходилось исцелять их раны, если маги оказывались не столь расторопными, чтобы увернуться от острых жвал и наростов на ногах насекомых.

Целительница даже не хотела думать о том, что бы случилось с Севергом, если бы Райт не прислал известие. Или что бы случилось с самим Райтом и отрядом военных, если бы не чуйка Кирина Тэранса. Такие мысли вызывали нервную дрожь и желание как можно скорее увидеть боевого мага, чтобы лично убедиться: он действительно цел и невредим. А еще лучше обнять его и никуда не отпускать, пока все глупые мысли не испарятся из головы, а сердце не прекратит сжиматься от страха за человека, ради которого вновь начал разгораться огонек любви.

Известие об уничтожении стаи застало Ориану, когда она шла к одной из своих пациенток. Женщина простыла, а в больницу идти боялась, вот ее дочь и упросила Ори прийти к ним домой. Целительница тут же согласилась, прекрасно понимая страхи жителей. Особенно если те жили на окраине. Тут хочешь не хочешь, а будешь опасаться за свою жизнь, видя полчища хищников под боком.

Ориане уже немного оставалось пройти, когда в одном из проулков она нечаянно заметила знакомый силуэт. Поначалу женщина решила, что ей привиделось из-за напряжения последних дней. Да и не мог этот человек находиться в городе, потому что… Просто не мог! Потоптавшись в нерешительности, Ори все же решила пройтись в ту сторону, чтобы окончательно убедиться: это была ошибка. Осмотревшись по сторонам и никого не увидев, она быстро свернула в проулок и тщательно его осмотрела. Как и ожидалось, тот был совершенно пуст. Правда, он заворачивал за угол и заканчивался тупиком. Поэтому было непонятно, куда делся тот, кого Ориана видела.

Она уже хотела уйти отсюда, когда рука сама потянулась, чтобы на всякий случай проверить ничем не примечательную дверь в стене дома, около которого стояла женщина. Та легко поддалась, даже не скрипнув, что указывало на хорошо смазанные петли. Теперь отступать было некуда, и Ориана, движимая любопытством, осторожно прошла внутрь, очутившись в небольшом, плохо освещенном коридоре с тремя дверьми. Одна из них была приоткрыта, и из образовавшейся щели выбивалась полоска света.

– Долго нам тут еще сидеть? – раздался недовольный мужской голос, и Ори испуганно замерла, боясь пошевелиться и выдать свое присутствие.

– Пока этих вирховых тарков не перебьют, – донесся другой, хриплый, словно простуженный, голос. – По тоннелю уходить нельзя, слишком близко заканчивается от города. А я не желаю становиться едой для этих тварей.

– Как же неудачно все сложилось! – недовольно пробурчал первый. – Мы уже давно могли пересечь границу империи, а приходится прозябать здесь, в этом доме. А ты что думаешь…

О чем хотел спросить мужчина, Ориана так и не узнала. Голова вспыхнула от боли, и женщина тяжело осела на пол.